Мужской монастырь Николо-Берлюковская пустынь Епархиальный мужской монастырь

Адрес:
Московская область, Ногинский район, деревня Авдотьино, 12
Телефон:
+7(968)374-11-07
E-mail:
berluki@mail.ru
Сайт:

История

Место для монастыря выбиралось всегда очень основательно. Подвижники долго ходили по лесам и болотам пока, наконец, не обретали ту спасительную пустынь, где, успокаивалась их душа. Избранность, где была основана обитель, сохранялась за ней навсегда. Именно поэтому люди, приезжая сегодня в разоренные обители, продолжают чувствовать здесь особую благодать. Примерно в IX – X веках территорию современного Богородского района Московской области заселяли славянские племена. Ведомые легендарным вождем Вятко, вятичи поселились в бассейне реки Оки. В «Повести временных лет», - говорится: «А Вятко седе с родом своим по Оце, от него же прозваша вятичи». Продвигаясь с юга, вятичи достигли Московской земли. Река Воря разделила владения двух славянских племен – вятичей и кривичей. Отличительной чертой вятичей было наличие родового строя, сооружение жилищ в недоступных лесах. Религиозные верования: языческие идолы, явления природы, поклонение душам усопших и захоронениям родичей.
С середины XII века начинается большая колонизация этих мест, провидимая великим Киевским князем Юрием Владимировичем Долгоруким, а в особенности его сыном, Святым русским князем Андреем Юрьевичем Боголюбским, который сам всю Белую Суздальскую Русь городами и селами великими и многолюдными учинил. Люди с большой охотой переезжали в Залесскую землю с Киевской Руси, страдавшей от постоянных набегов кочевников. Переселенцы получали землю, льготы и право основывать поселения. Они не только расширяли дороги, но и построили в Залесье много новых городов и укреплений.
    Начиналась эпоха христианизации края, требовавшая не только простых миссионеров-проповедников, а великих мужей, молитвенников, просветителей, ораторов, богословов, которые бы могли словом, делом, но главное личным примером своего жизненного пути обратить заблудших язычников ко Христу. Так большое участие в этом деле приняла Великая Киевская Успенская Печерская Лавра. Обитель преподобных Антония и Феодосия Печерских обладала целым сонмом просветителей и учителей слова Божия: «мнози бо монастыри от князь и от бояр и от богатства поставлени, но не суть таци, каци суть поставлени слезами, пощением, молитвою, бдением». Киево-Печерский монастырь стал центром духовного просвещения и христианской академией для всей Руси.
  При Святом благоверном князе Андрее Боголюбском на северо-востоке происходило широкое патронирование церкви светскими властями, оказывалась реальная материальная поддержка, шло развернутое строительство храмов и основание обителей.
  Обращение вятичей ко Христу происходило на рубеже XI-XII веков трудами преподобного Кукши Печерского Чудотворца и его учеников. Самой актуальной для образованных русских людей того времени была идея особенной избранности Руси, «в последние времена» пришедшей к Богу. Глубокое осознание своей личной ответственности перед Богом влекли православных монахов-миссионеров в области, населенные язычниками (Кукша и Пимен Печерские, преподобный Авраамий Ростовский, святители Леонтий и Исайя, епископы Ростовские и преподобный Герасим Вологодский). Преподобный Кукша был убит ревнителями язычества, но успел посеять среди воинствующих племен вятичей семена веры Христовой.
  На месте обширного лесного массива на берегу реки Вори у Стромынского тракта находилось крупное славянское поселение, а на вершине над рекой Ворей на холме, располагался культовый языческий центр. Живописность этого места, удобное географическое положение, могучий лес над рекой, глубокие карстовые пещеры – безусловно, привлекли сначала христианских миссионеров, а после христианизации края монахов-скитников.
  Стромынский тракт – древняя дорога, которая начиналась в городе Суздале и шла на запад-юго-запад. Владимир Мономах в своем «Поучении детям» писал, что прошел в Залесскую Русь сквозь вятичей. Происходило это в 1101-1102 годах. Благодаря Владимиру Мономаху она получила продолжение в город Киев, а в XII-XIII веках дорога – превратилась в оживленную артерию северо-восточной Руси.
  Сегодня нам достоверно неизвестно, когда именно поселились здесь монашествующие, имена первых отцов-основателей обители Берлюковской, но вернее всего это произошло в конце XII – начале XIII века.
  Обитель Святого Николая Чудотворца возникла при пещерах и заняла обширную территорию леса над ними. Скорее всего, в то время в обители было два храма: пещерный во имя Святого Иоанна Предтечи и Святителя Николая Чудотворца на месте сброшенных языческих истуканов. Рядом располагалось поселение Берлино, благодаря чему обитель и стала называться Свято-Николаевская Берлинская пустынь (скит).
  Интересное упоминание, на которое никто из исследователей до сих пор не обратил внимания, существует во всех исторических описаниях Николаевской Берлюковской пустыни. В перечне настоятелей обители указан строитель Феодорит. Он единственный из всех, кто написан в рукописном описании пустыни. О нем говорится, что в последствии был епископом Тверским около 1572 года (следовательно, когда Берлюковской пустыни не было – автор описания пустыни Л. И. Денисов). В результате проведенных тщательных исследований обнаружилось, что Феодорит с 1571 по 1573 год был настоятелем Макарьевского Калязинского монастыря, а с 1573 по 1578 года – епископом Тверским и Кашинским, а вот в Калязин монастырь прибыл из обители Святителя Николая Чудотворца, где был строителем. Рукописное описание пустыни и рукописный синодик до нас не дошли или еще не обнаружены, но крайне интересно, из какой Николаевской обители был епископ Феодорит. При подтверждении данных это будет верный факт, доказывающий существование Берлюковского монастыря в XVI веке.
  В начале XVII века Русь Святую постигло Божие попущение. Нашествие иноплеменников, гражданская война внутри страны. Казалось, страна должна погибнуть, но из подвалов Московского Чудова монастыря раздался призыв патриарха Гермогена. Призыв был обращен ко всем русским людям. Сила Духа победила. Страна была освобождена, воцарилась династия Романовых.
 На крутой берег реки Вори из разоренного поляками Стромынского Троицкого монастыря пришел иеросхимонах Варлаам. Предание добавляет, что отец Варлаам пришел около 1606 года. Была им сооружена часовня деревянная, куда был водружен древний образ Святителя Николая Чудотворца. После ухода польско-литовских завоевателей вернулись сюда и монашествующие. Приходилось строить все заново: и монастырь, и поселение, которые были в равной степени сожжены и разорены захватчиками. По каким-то неизвестным для нас причинам новые поселенцы стали строиться по другую сторону монастыря – так появилась деревня Авдотьино. В первые годы после Смутного времени, следовательно, после 1613 года, Господь благословил намерение отца Варлаама построить новый храм. Его старанием и при содействии местных жителей был воздвигнут каменный храм во имя Святителя Николая Чудотворца. Вскоре иеросхимонах Варлаам отошел в вечность.
   Более подробных сведений об иеросхимонахе Варлааме предание до нас не сохранило. Сокрытой от нас осталась и могила старца, но с того времени лес, в котором находился храм, стал называться Черничьим.
   В Писцовых книгах Московского уезда и Замосковных волостей за 1631 год значится: «В Черноголовской волости пустошь, что было сельцо Берлино на речке на Воре, пашни паханные да земли церковныя что был храм Николы Чудотворца…». В приходных книгах Патриаршего приказа за 1680 год значится: «Николая Чудотворца церковная земля, в пустоши, что было сельцо Берлино на речке Воре…».
  После смерти 15 октября 1700 года Патриарха Адриана, местоблюстителем Патриаршего престола император Петр I назначает епископа Рязанского Стефана (Яворского). В этом же году церковные земли храма Николая Чудотворца отошли к угодьям Московского Чудова монастыря. На жительство в обитель были присланы несколько человек братии под начальством настоятеля Пахомия. Вскоре нашелся боголюбивый мирянин, купеческий человек Викул Мартынов, изъявивший желание выстроить вновь храм во имя Николая Чудотворца. На строительство храма был выдан указ Московской Духовной Дикастерии за подписью архимандрита Златоустовского монастыря Антония.
   Итак «… 1714 года, мая в 31 день, по указа Великого государя, а по челобитью мещанской слободы Викулы Мартынова со вкладчики, велено им на вешеписанной церковной Николаевской земле построить вновь церковь Николая Чудотворца, а покаместа та церковь станет строиться из той земли имать с него, челобитчика, оброчными деньгами…».
   В 1719 году встречается интересное сообщение в резолюции Преосвященного митрополита Стефана Яворского по делу о построении вновь церкви во имя Иоанна Богослова на месте часовни, приписанной к Николаевской Берлюковской пустыни, - где сказано: «дать указ против челобитья о строении и освящении церкви Божии и антиминс выдать, устроения той церкви быть монаху Питириму, токмо с благословения Николаевской пустыни строителя Василия».
   Может быть, этот строитель Василий и был тот самый Викула Мартынов. Таким образом, в 1719 году церковь Николая Чудотворца была уже обителью. Вскоре обитель была отчислена от Чудова монастыря и приписана к Стромынскому Успенскому. Настоятелем обители назначается иеромонах Диодор.
    Сегодня в обители от этих времен чудесным образом сохранился колокол, отлитый при настоятеле Диодоре.
   В октябре 1731 года новым строителем пустыни стал иеромонах Иосия (Самгин). Он происходил из древнего купеческого рода. В 1708 году поступил в Саровскую пустынь и в 1711 году был в ней пострижен. Поручителями Иосии были царевны Мария и Феодосия сестры Петра Великого. Это был истовый аскет и бесстрашный защитник православия. Особенно отрицательно относился Иосия ко всему иностранному. Не одобрял он и западного влияния на православие. Всегда ставил всем в пример преподобных киево-печерских отцов и их твердость в вере. Был дружен с московскими юродивыми, жившими во дворце царицы Прасковьи Федоровны. В 1730 году он уходит в пустынную келью, находившуюся в лесу в нескольких верстах от монастыря. Здесь им образуется небольшой скит, где поселяются некоторые братии. Его уход был обусловлен тяжелой болезнью. В 1731 году он получил указ о назначении его в должность настоятеля Николаевской Берлюковской пустыни. Вместе с Иосией прибыла часть Саровской братии. Так Промысел Божий соединил воедино эти две великие обители. Иеромонах Иосия стал духовным отцом многих известных деятелей своей эпохи: Анастасии Ермиловны Матвеевой, семей Долгоруких и Одоевских, а также Алексея Васильевича Макарова - действительного тайного советника и бывшего канцлера Петра Великого. Строитель Иосия мудро вел братию по пути спасения и не боялся голоса правды, где это требовалось в защиту православия и монашества, и Господь попустил ему тяжкий путь страданий за веру.
    Правление императрицы Анны Иоановны отличалось большим тяготением ко всему иностранному. Иосия бесстрашно обличал это положение в государстве. « Ныне, как видно, почитай, многие знатные персоны в научения странна и различно уклонилися». Эти слова показывают, что о. Иосия был истинным патриотом, он не боялся резко и жестко выступать во имя правды. Совершал настоятель и постриги в монашество, не отказывая желающим восприять ангельский образ. « Что на то смотреть, что ныне указами постригать запрещено. То тверже нам, что в Евангелии написано, грядущего ко мне не изжену вон». В апреле 1734 года строитель иеромонах Иосия был отрешен от должности и выслан на Камчатку на поселения вечныя, с ним вместе в гонения было отправлено несколько человек братии. Остальные были распределены по монастырям, а пустынь закрыта высочайшим указом. Незадолго до этого один из братии скажет великие слова: « Бог милостив, иногда по падении будет и возстание, да еще такое, что паче прежнего».
   В 1742 году настоятель Саровской пустыни иеромонах Досифей в одном из своих писем написал об отце Иосии:«… жительство он имел многолетнее в добродетельном житии и безпорочно и нерушимо».
   Совершение чуда дается по милости Божией, тем людям, которые жизнью своей во Христе достигли всей полноты веры. Никогда их великий мученический подвиг не пропадет.
   15 марта 1779 года по указу Московской Духовной Консистории обитель была утверждена как заштатная пустынь. Строителем был назначен иеромонах Иоасаф, человек строгой и подвижнической жизни. 17 сентября 1779 года Преосвященный Платон написал постановление строителю Иоасафу, что следовало сделать. Он просил настоятеля делать все строения из камня, прилагать все усилия к широкому возобновлению обители. Своей рукой Владыка начертал: - «Все сие исправит Бог своею свыше помощью, старанием Строителя и боголюбивых вкладчиков. Иде же бо хощет Бог, побеждается естества чин».
   Новый Строитель верою и любовью, строгой монашеской жизнью и своей обходительностью сумел приобрести расположение местного населения и тех из соседствующих владельцев, которые тогда жили в своих поместьях рядом с обителью. Они своими вкладами способствовали началу эпохи строительства. Семьи: Лопухиных, Долгоруких, Тюфякиных, Салтыковых и графа А.Р. Брюса, содействовали обновлению обители. В декабре 1779 году последовал Указ Синода об утверждении Берлюковской пустыни в числе восьми заштатных монастырей на своем содержании в Епархии состоящих.    В 1780 году к пустыне были приписаны две часовни:
   1-я в деревне Псарьки, в 10 верстах от обители;
  2-я в Москве, во имя Николая Чудотворца у Каменного мост, где образовалось подворье.
    В 1786 году в обители был разобран старый храм во имя Святой Троицы и заложен новый по плану, начертанному лично Преосвященным Платоном. Собор был быстро отстроен и освящен митрополитом Платоном, приславшим для него из Москвы книги, утварь и много вещей в ризницу.
   В 1787 году к пустыни была приписана часовня во имя Николая Чудотворца в Москве на Немецком рынке в Елохове.
   Всеми силами старался ревностный и деятельный строитель Иоасаф оправдать доверие своего Архипастыря и при содействии благотворителей, число которых возрастало его стараниями в продолжение его 15-летнего правления. Были возведены новые каменные настоятельские и братские келии и в обители собралось большое количество монашествующих.
   1 апреля 1794 года строитель Иоасаф отошел в вечность. Провожал его в путь владыка Платон. 28 августа 1796года Преосвященный Платон посетил пустынь и освятил памятник над могилою старца.
   Его дело продолжил родной брат новый строитель – иеромонах Николай (1794-1806). Его стараниями была построена каменная ограда вокруг обители с каменными вратами и братская трапезная со всеми ей принадлежностями. По распоряжению Преосвященного Платона на кладбище пустыни из села Топоркова была перенесена церковь во имя Казанской иконы Божией Матери.
  Последующие годы не оставили не большого строительного следа в архитектуре обители, но это был крайне важный духовный этап. Его название "Пешношский период". По благословению митрополита Платона в течение этого периода строителями в пустыни были иеромонахи из Николаевского Пешношского монастыря:
   Пахомий 1806-1811
   Иоанникий 1811-1827
   Николай II 1827-1828
  В пустыни было заведено строгое общежитие. Эти строители много и славно потрудились во славу Божию, братии и обители Святой. Воспитали они достойных мужей. XIX век можно назвать « золотым веком » - эпохой строительного и духовного делания в пустыни. Было положено начало берлюковского пещерокопания. С 1806 года в пустыни подвизается иеромонах Максим (в миру купеческий сын родом из Твери Никита Васильевич Погудкин). Именно он стал основателем пещерокопания « Любя безмолвие начал копать себе пещеры ». Ведь в России наиболее полным воплощением христоподрожательного смирения являлся именно пещерный монастырь.
  28 марта 1828 года настоятелем стал постриженик и бывший казначей Соловецкого монастыря иеромонах Антоний. Молитвенно и размеренно текла жизнь обители до тех пор, пока Всевышнему не стало угодно прославить пустынь особым духовным образом. 24 мая 1829 произошло обретение великой святыни-чудотворной иконы « Лобзание Иисуса Христа Иудою» и исцеление от образа слепой женщины Татьяны Ивановны Кузнецовой. 16 июня 1829 года совершено было торжественное перенесение чудотворной иконы «Лобзание Иисуса Христа Иудой» из хлебни в Троицкий храм. Перенесение состоялось при многочисленном стечении народа крестным ходом и при колокольном звоне всех монастырских колоколов.
  29 июля 1829 года на должность настоятеля пустыни был назначен иеромонах Венедикт (Василий Семенович Протопопов). Будучи человеком решительным и деятельным отец Венедикт сумел приобрести участие и доверие, как митрополита Московского Филарета, монастырской братии, так и окрестных жителей. Время настоятельства отца Венедикта стало эпохой большого строительства в монастыре.
   С 1830 по 1832 год шло строительство каменного келейного корпуса «…в коем устроено шестнатцать келий…печи с лежанками изращатыя…», а с 1832 по 1833 год в городе Москве, за Большим Каменным мостом, была выстроена новая каменная часовня с каменным корпусом «…над часовней крест и яблоко медные вызолочены». При сей часовне во имя святителя Николая Чудотворца, было устроено подворье.
  В 1834 году, после опустошительных пожаров в городе Богородске, граждане прибегли к заступничеству небесному и просили принести чудотворную икону Спасителя из Берлюковской пустыни. Святейший Синод разрешил, и икона участвовала в большом крестном ходе 1 октября 1834 года в день Покрова Богородицы. Так было положено начало Берлюковских крестных ходов с утверждения Святейшего Синода и благословения митрополита Московского и Коломенского Филарета. Настоятель иеромонах Венедикт с самого начала возглавил большую работу в монастыре по прославлению и составлению всех описаний обретения иконы, и чудотворений от образа. С 1829 года при большом участии митрополита Филарета отец Венедикт составил подробное документальное описание всего, что происходило в пустыни знаменательного и касалось чудотворного образа. Тщательно с большой точностью он записывал все происходящее, все случаи исцелений, подписывая эти бумаги с собором монастырских старцев. В дальнейшем настоятель иеромонах Венедикт положит много усилий на устроение крестных ходов, расширит их географию до соседних уездов.
   С августа 1835 года в пустыни начинается строительство соборного храма во славу чудотворного образа Спасителя. Инициатором, благодетелем и меценатом строительства выступит московский купец Афанасий Емельянович Щекин. С благословения митрополита Филарета иеромонах Венедикт выпустил «Воззвание к православным христианам любящим благолепие храмов Господних», в котором говорилось «…Довольное число чудес привлекает богомольцев из Москвы и других весей и городов…решаюсь приступить к построению новаго Соборнаго Храма во имя Христа Спасителя, лобзаемаго Иудою…Малы зерна пшеницы, но из совокупности многих из них составляется хлеб…». Во время строительства храма отец Венедикт благословляет ношение чудотворной иконы по всем местным уездным храмам для того, чтобы все желающие могли поклониться сему образу. С 1835 по 1837 год ведутся работы по сооружению каменного корпуса для трапезы с поварней, пекарней и кельями. В мае 1840 года начинается сооружение храма над святыми воротами пустыни во имя Василия Великого, оконченное на деньги оставшегося неизвестным благотворителя в том же 1840 году «…На ней глава из белаго железа, крест, яблоко, репьи и ложка под главою вызолочены по кремень на меди». Вместе с сооружением храма была выстроена новая каменная ограда монастырская с восточной и северной стороны.
    19 сентября 1840 года «Строитель Венедикт в уважение трудов, успехов и благостроении Обители и братства произведен во игумена…».
   В 1828 году в пустынь пришел Макар, крепостной человек московских купцов Куманиных, за добрую жизнь, отпущенный на волю. В 1837 году он был пострижен в монашество с именем Афанасий, а 9 марта 1841 года в Троицком храме пустыни пострижен в схиму с наречением имени Макарий. Духовный советник настоятеля Венедикта, схимонах Макарий много потрудился над делом строительства храма Христа Спасителя. Имея репутацию наичестнейшего человека, знал многих представителей купечества в городе Москве. Эти знакомства способствовали большим пожертвованиям на строительство храма династий Куманиных, Лепешкиных, Желудевых и Морозовых. Многие представители этих династий вступили в братство пустыни. В свободные часы он копал пещеры на берегу над рекой Ворей у обители. Там схимонах Макарий чудесно обрел святой источник, устроил несколько келий и последние годы часто там находился. Много людей приходило к нему за советом, всех он принимал, утешал, наставлял.    Скончался схимонах Макарий 1 апреля 1847года.
   В 1842 году вчерне закончилось строительство храма Христа Спасителя, в 1844 году выстроена каменная часовня в деревне Новые Псарьки. Октябрь 1844 года ознаменовался началом построения храма во имя Всех Святых на месте явления чудотворной иконы Спасителя с каменными больничными и настоятельскими кельями «Братская деревянная трапеза с пекарнею, пришедшая в совершенную ветхость, в которой прославилась Чудесами Икона Христа Спасителя, в память сего благодатного события, устроена церковь во имя Всех Святых…ежедневное чтение по усопшим кладчикам чтение Псалтиря…».
    В 1848 году завершилось строительство холодного собора во имя Христа Спасителя. Каменный 36 – метровый «храм о пяти главах, из коих средняя вызолочена на меди под кремень, крест и яблоки чрез огонь, а четыре главы из белаго железа…ступени и амвон из белаго камня. Собор покрыт железом…олтарь, купол и своды расписаны живописью и арабесками, стены покрыты колером…». Храм был в 1848 году освящен митрополитом Филаретом.
   В 1851 году начата и окончена колокольня «для большаго колокола…в 1005 пуд…и при ней ограда с западной стороны…». На большом колоколе в 1005 пудов была сделана надпись «Устроен в царствование Благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича Самодержца Всероссийского и по благословению Его Высокопреосвященства Филарета митрополита Московского при игумене пустыни Венедикте 1851 года октября 3 дня». В том же 1851 году окончилось формирование большой гостиницы для паломников с магазином и лавкой для потреб богомольцев и духовных нужд. В 1852 году была полностью перестроена часовня во имя святителя Николая Чудотворца в городе Москве на Немецком рынке с каменным домом и кельями. 29 июня 1853 года митрополитом Филаретом была освящена достроенная на жертвы купца Федора Федоровича Набилкова церковь во имя Всех Святых. Церковь Всесвятская «каменная, одноглавая, с шатрообразным куполом и с хорами, на кои ход из настоятельских келий; в ней иконостас двухъярусный, покрытый тюлем и вызолоченный на полимент с резьбой…».
   Игумен Венедикт в 1853 году возведен в сан архимандрита, а в декабре сего года начались большие ремонтные работы в храме Казанской иконы Божией Матери. Был перебран иконостас в храме, проведены большие работы по благоустройству территории монастырского леса, где была расположена Казанская церковь и где находились старческие пещеры для молитвенного предстояния «…монастырский лес, в конце котораго находится означенная Казанская церковь, неагорожен; живущие на фабрике и в деревне за лесом, в летнее время всегда ходят чрез лес, проложили по оному много дорожек, от чего корни деревьев обнажились, а многие деревья уже засохли. По сему, как для сбережения леса, так и потому, что Трапезный корпус с одной стороны окнами обращен к означенному лесу, а особой ограды не имеет, необходимо около онаго лесу, с трех сторон, начиная от углов каменной монастырской ограды, сделать бревенчатую из заостренных кольев…». Эти работы в монастырской роще, стали последними крупными работами при архимандрите Венедикте. Но хочется указать не только на строительство архитектурное, но и на большую духовную жизнь, протекавшую в обитель Берлюковской при сем «могучим духом настоятеле».
   Чудесную и интересную жизнь прожил иеромонах Феодорит. Он родился в 1783 году и в 1815 году поступил в Троице-Сергиеву Лавру, где принял монашество. В 1827 году он перешел в Берлюковскую пустынь, где прожил 36 лет. Он был свидетелем чуда явления иконы. Ученик, друг и собеседник схимонаха Макария, он был подобен ему по силе подвигов и жизни. В конце жизни, удрученный летами и страдавший от тяжелой болезни, он шесть лет пролежал на спине, не в силах двигаться. Все это время творил он молитвы и духовно окормлял братию и многих приходивших к нему людей. Был добр ко всем и незлобив. Он умер 27 февраля 1863 года и был похоронен рядом с Макарием у Казанского храма.
   В эти годы в пустыни трудится немалая плеяда старцев высокодуховной жизни, иеросхимонах Иринарх, схимонах Варлаам, схимонах Николай – слепец, иеромонах Порфирий - афонец, иеромонах Вонифатий, схимонах Арсений.
   1 июня 1855 года архимандрит Венедикт отошел в вечность и был погребен в склепе своего детища, под собором Христа Спасителя. На надгробной плите была написана эпитафия:

    Он сердцем, словом и делами
    Творцу и ближнему служил,
    Господь, видя его труды
    Во имя Свое, великолепный храм соорудил
    И прах его усталый
    Под сводами храма сего почил.

   Вскоре после погребения настоятеля Венедикта были назначены временно управляющие пустынью соборный иеромонах пустыни Вениамин и иеромонах Гефсиманского скита Троицкой Сергиевой Лавры Парфений.
   24 июня 1856 года последовал официальный указ Консистории

«В Строители Берлюковской пустыни назначен Гефсиманскаго скита иеромонах Парфений». Детство провел в семье старообрядцев, обучился грамоте. По совершеннолетию принял постриг у старообрядцев под именем Паисий, посетил все знаменитые старообрядческие скиты. Осознав свои заблуждения, и искренне раскаявшись в них, в 1839 году присоединился к Православной Церкви Христовой в Молдавии в монастыре Ворона. В 1839 году принял монашеский постриг на Афонской горе с именем Памва, а в 1841 году схиму с именем Парфений. В 1843 году побывал в Иерусалиме, Палестине и в Константинополе. В 1847 году по благословению афонских старцев он прибыл в Сибирь в город Томск. Там в Томском Архиерейском доме по благословению Преосвященного Афанасия епископа Томского и Енисейского он писал свои заметки о странствованиях. В 1856 году вышла его книга «Сказание о странствии и путешествии по России, Молдавии, Турции и Святой Земле». Она имела колоссальный успех, ее заметили все великие писатели того времени. Свои положительные рецензии дали историки С.М.Соловьев и М.П.Погодин, писатели М.Е.Салтыков - Щедрин, Ф.М.Достоевский, И.М.Тургенев и многие другие выдающиеся литераторы и критики.
    Много и плодовито потрудился отец Парфений и на благо устроения Берлюковской пустыни. Занимался в обители переплетными работами, устроил иконописную мастерскую, учил братию колокольному звону, писал книги и апологетические сочинения. Главной его заботой стал монастырский лес над пещерами старцев, где настоятель задумал устроить скит для иноков, ищущих большего уединения. Начал строительство деревянного келейного корпуса.
    В 1858 году полностью перестроил Казанскую церковь на кладбище из прекрасного дерева, на каменном фундаменте, и на ее колокольне, на деньги благотворителей повесил колокол в 120 пудов. В этой церкви находился древний список иконы Божьей Матери Казанской, окруженный житием и очень почитаемый окрестным населением как Чудотворный «…церковь сия, кроме пожертвованных священником села Чашникова по Петербургской дороге, Тихона Васильевича Пермскаго 1000 рублей серебром выстроена на монастырский счет, окончена постройкою при строителе Парфении и освящена Его Высокопреосвященством Филаретом митрополитом Московским и Коломенским в 10 день сентября 1857 года…».
Привел отец Парфений в порядок ризницу и библиотеку обители, занимался лично переплетами книг, писал много апологетических и обличительных сочинений по обращению раскольников в православие. Завел в пустыни обучение греческому языку, колокольному звону. Очень уважительно относился к Парфению и митрополит Филарет. В 1860 году был награжден золотым наперсным крестом.
   Много сделал для обители и строитель иеромонах Иосиф (1860-1865), постриженик Троице-Сергиевой Лавры. Им были проведены работы в Троицком соборе. В течение 1860-1864 годов был поставлен новый великолепной работы иконостас из розового дерева с резьбой из ореха, с позолотой и резными фигурами херувимов и серафимов наверху. Он был выполнен московским мастером Павлом Варфоломеевичем Алексеевым, им же резаны клиросы из розового дерева. В 1863 году на Чудотворную икону "Лобзание Иисуса Христа Иудой" возложен хитон из золота, вклад московского купца Ивана Степановича Кулаева. Сам образ пребывал в чеканной серебреной вызолоченной ризе. Венец на Спасителе в виде сияния убран бриллиантами, на образе круг убран крупными стразами, а по углам крупными каменьями. Вверху надпись на финифти в каменьях. Местная икона Христа Спасителя сидящего на престоле была в ризе серебреной и чеканной. Венец и сияние обрамлены стразами и каменьями. В руках Спасителя скипетр серебреный. Риза была даром в обитель от Ивана Семеновича Соловьева. Перед иконой Спасителя на престоле висела массивная серебреная лампада старинной работы. На верху шара Ангел с крестом серебренный, внизу кисть виноградная. Лампада была богато украшена. Три цепи, на которых она висела, были из серебра. На лампаде надпись, что это дар обители от графа Димитрия Николаевича Шереметьева. Серебра было в этих творениях 3 пуда 18 фунтов 70 золотников. Иконы в храме Троицы выполнил известный иконописец из Сергиевой Лавры иеромонах Симеон. Иконостас же этот был замечателен тем, что был он двухсторонний, то есть был обращен и в алтарь. Местные иконы в нижнем ярусе были все в серебреных ризах, украшены каменьями и поставлены были в бронзовые рамы.
   Берлюковская пустынь за свою историю собрала большое количество старинных икон в своих храмах. Икона Вседержителя, с припавшими в молении митрополитом Филиппом и патриархом Никоном, второй половины XVII века, древний образ святого Николая Чудотворца, именно она была еще в часовне иеросхимонаха Варлаама в XVII веке, интересный образ византийского письма – икона Эммануила, образ Казанской иконы Богоматери с Николаем Чудотворцем и Параскевой Пятницей.
   В храме Василия Великого икона Нерукотворный Образ в серебряной ризе с подписью, что писана Ларионом Ушаковым, и там же икона Курская Знамения Богоматери в серебряной ризе, московской работы 1735 года и есть вклад княгини Ольги Михайловны Кольцовой-Мосальской.
   Выстроил строитель Иосиф и храм над пещерами старца схимонаха Макария во имя Собора Иоанна Предтечи Крестителя Господня. Этот храм был соединен с пещерами старца. В храме был установлен в 1863 году уникальный чугунный иконостас с иконами на медных листах на пожертвования московского купца Никиты Васильевича Щенникова и его супруги Маргариты Григорьевны. Иконы были посвящены египетским отцам церкви, Марии Египетской и Киево-Печерским преподобным. Освящение храма состоялось 15 ноября 1865 года.
    В ноябре 1865 года был назначен новый настоятель пустыни. Им стал постриженик Соловецкой обители и бывший там наместником игумен Иона (1865-1870).
   Это был человек очень строгих правил, отмеченный очень многими наградами за свои труды. Он имел от Высочайшего кабинета золотой наперсный крест, второй наперсный крест от Святейшего Синода, третий бронзовый на Владимирской ленте и бронзовую медаль в память военных событий 1853-1856 годов на Андреевской ленте и за отражение от Соловецкого монастыря нападения английских кораблей. Он внес в пустынь строгое житие и правило Соловецкой обители.
   В 1866 году полностью довершил отделку собора Христа Спасителя и все отделочные работы в подвале под собором. Подвал был устроен архитектором Николаем Ильичом Козловским. Все финансовые работы взял на себя Иван Семенович Соловьев с братьями. Братья Соловьевы пожертвовали в собор серебро - позлащенные хоругви. В 1867-1868 годах между угловым корпусом гостиницы и угловым конным двором в глубине был выстроен 2-х этажный дом с каменным первым этажом для приходящих неимущих странников. Здесь же была устроена безвозмездная трапезная, подаваемая каждодневно.
    В 1869 году был выстроен для проезда деревянный мост на сваях через реку Воря. Внутри пещер над колодцем старца схимонаха Макария был устроен гидропульс для поднятия воды, подаваемой в чашу, стоявшую под образом иконы Божией Матери Живоносный источник. При храме Иоанна Предтечи над пещерами были окончательно доделаны и обустроены келии.
  В 1870 году игумен Иона, почувствовав недомогание телесное и много потрудившись во славу пустыни, испросился на покой и уехал на жительство на Афон, а в последующее время стал настоятелем во Введенской Макарьевской Жабынской пустыни.
  Строителем пустыни стал иеромонах Нил (1870-1880) из Николаевского Угрешского монастыря. Родом он был из рязанских купцов Сафоновых. Он ревностно продолжил благолепное устроение обители, за что уже 8 апреля 1873 года получил наперсный крест от Святейшего Синода.
   В 1878 году был разобран старый храм Святой Троицы и заложен новый.
  От времени строителя Нила сохранились воспоминания о посещении пустыни архимандрита Николаевского Угрешского монастыря Пимена. «29 июня 1876 года, в Петров день, я служил в Берлюковской пустыни праздничную всенощную и литургию. На всенощной облачение на всех было парчевое, а на обедне бархатное: мне подали шитое, на всех прочих было бархатное гладкое. В пустыни ризница очень хороша, так что и в весьма богатых монастырях едва ли есть такое множество различных облачений. Обитель очень благоустроена: в черте ограды везде дорожки, цветы, чистота; поют хорошо: по праздничным и воскресным дням пение партесное, а в будничные столповое. Трапеза братская и одежда достаточны. О местоположении я не распространяюсь: оно превосходное, и представляет все выгоды для хозяйства и жительства: горы, вода, леса, луга, а для монашества уединение».
   Конец XIX века принес в историю пустыни много насыщенных событий. Они были связаны временем настоятельства игумена отца Адриана (1880-1902). Это был первый настоятель, прошедший путь от послушника в самой обители.
Человек деятельный, прекрасно образованный, целеустремленный, любивший обитель всей душой. В 1884 году был окончательно достроен новый одноглавый Троицкий собор с подвальными помещениями с духовой печью. В храме было три престола. Был сооружен великолепный вызолоченный иконостас. В Троицком соборе иконы были облачены в серебреные ризы. Главный престол был освящен 29 июня 1884 года митрополитом Московским Иоанникием, а иеромонах Адриан произведен в игумены. Построен был собор по проекту архитектора Николая Васильевича Никитина.
    Главное дело его времени – самое примечательное сооружение пустыни – 90 метровая колокольня.
  Она была выстроена всего за 4 года. Проектировал ее известный московский архитектор Александр Степанович Каминский. Начата была сия колокольня 22 июня 1895 года и закончена 30 июля 1899года.
  Средства дали на ее строительство московские купцы Ф.Н. Самойлов, братья А.И. и И.И. Ляпины. Освящение колокольни состоялось 11 июня 1900 года. Верхний ярус колокольни был выстроен по проекту архитектора Василия Михеевича Борина. Построение такого дивного творения оказало огромное впечатление на современников.
   Колокольню венчал огромный крест из красной меди весом 38 пудов, изготовленный 14 сентября 1899 года мастером Иваном Федоровичем Шуваловым. На металлической доске, укрепленной к основанию колокольни, была начертана надпись "Начата сия колокольня постройкою 22 июня 1895 года. Закончена кирпичною кладкою благоспешением Всечестного игумена Адриана и прочей братией на средства, пожертвованные Ф. Н. Самойловым, И. И. и А. И. Ляпиным и благотворителями обители сия в 1899 году июля 30 дня."
  16 декабря 1897 году игумен Адриан был избран в почетные члены Богородского отделения Кирилло-Мефодиевского братства за плодотворную деятельность и сочувствие к нуждам церковно-приходских школ.
   Во второй половине XIX века в обители начинает работать своя иконописная мастерская. Особое благоговение и почитание уделяется образам: " Лобзание Иисуса Христа Иудой", "Николая Чудотворца", "Великомученика Мины". С 1893 года мастерскую возглавляет монах Викторин (дворянин Виктор Федорович фон - Рентель). С 1905 года иеромонах Палладий (Петр Васильевич Величкин), закончивший до монашества Московскую школу живописи, ваяния и зодчества.
  13 января 1898 году игумен Адриан избран в члены в Миссионерском обществе Святой Равноапостольной Марии и Святителя Николая Чудотворца, был награжден медалями за постоянное попечение о бедных и нуждающихся.
  B 1902 году пустынь возглавил игумен Тимолай (1902-1909). Он прошел длительный монашеский путь. Был много лет в Почаевской Лавре, членом ее Духовного Собора, бывал в паломничестве на Афоне, потом был духовником Московской Духовной Академии, духовником в Троице-Сергиевой Лавре у приходящих богомольцев. Много потрудился он и в Берлюковской пустыни, энергично продолжил дело строительства. Выстроил новый корпус для братии, провел в обитель водопровод, выстроил из вековых сосен новый Казанский храм на кладбище, в 1909 году его освятил митрополит Московский Владимир.
    Близко было уже время испытаний. И выпало оно на долю двух последних настоятелей пустыни. С 1909 года управление пустынью принял на себя иеромонах Петр. Эта личность столь высока, что пока в полной мере увидеть и осознать его жизнь и подвиги не возможно.
   Это было очень трудное время для обители, требовало оно от настоятеля огромной воли, энергии и силы духа. Отец Петр всем этим обладал. С неимоверной быстротой увеличивалось людское горе, страна напрягала все свои силы в борьбе с очень сильным врагом. Первая Мировая война принесла большое количество тяжелейших проблем. Беженцы, хлебнувшие много горя, потерявшие свои дома и сбережения, дети, оставшиеся без родителей, раненые и изувеченные воины, люди, прошедшие все ужасы войны. В обитель приходило множество писем с просьбами, прошениями, мольбой о помощи. Практически каждый день регистрировались в журналах входящих бумаг такие прошения. И каждый день приходили указы от благочинного монастырей с указаниями кому надо оказать помощь. Приходили воззвания и обращения от различных обществ, с просьбами внести свою лепту. Одно лишь перечисление этих обществ может занять целую тетрадь. Это Красный крест, Марфо-Мариинская обитель в Москве, Общество помощи слепым, Спасения на водах, Всероссийский Земский союз и многие другие. Шла постоянная финансовая помощь фронту. Целыми сотнями пудов закупалось зерно и овес, огромными партиями оплачивались медикаменты, закупаемые у К.И.Феррейна для нужд армии. Начиная с первых дней войны, обитель ежедневно отправляла на станцию Щелково подводы с молоком для рабочих, трудившихся для нужд фронта.
  На протяжении многих лет своей истории пустынь принимала очень деятельное участие в большой беде – пьянстве. Пустынь была большой духовной больницей по лечению этого недуга. В ней на полном иждивении проживали люди, страдающие этой страстью. Архив пустыни сохранил до наших дней сотни имен таких поселенцев. Особенно выделялись на этом поприще настоятели Венидикт, Адриан, Тимолай и Петр. Их опыт в этой проблеме был огромный. Игумен Петр был почетным членом Богородского общества трезвости. Он старался нести свет любви Господней, слово душевной радости, кротости, смирения и утешения страждущим душам. Принимала участие пустынь и в делах детской преступности. Частыми гостями обители были дети из неблагополучных семей, приютов, вставшие на путь нарушения закона. На их спасение и вразумление прилагала братия большие силы и средства.
  К началу XX века пустынь имела огромное и прекрасно отлаженное хозяйство и очень большая часть его даров шла людям. Большое попечение имела пустынь о церковно-приходских школах. Многие настоятели и иеромонахи отмечены были наградами и наперсными крестами за эти труды. Все это обитель делала из года в год, целенаправленно и планомерно. Помогала она и другим монастырям. В обитель приезжало большое количество паломников, особенно в дни празднования Чудотворной иконы «Лобзание Иисуса Христа Иудою» и Николая Чудотворца. Всем предлагался ночлег, трапеза и чай с угощениями. В обитель приходили многотысячные крестные ходы, приезжали целые группы из различных приютов и обществ. Есть письма от их руководителей, священников полные слов благодарности за тот радушный прием и теплоту при нахождении в обители. Игумен Петр был инициатором больших крестных ходов с чудотворной иконой Спасителя.
  И вот наступили тревожные дни. Страшная атмосфера всеобщего отречения, измены и предательства, духовная и историческая катастрофа и люди, вовлеченные в расправу над Церковью, под своим народом и страной. Великая Православная Русь, жившая во Христе, встретилась лицом к лицу со злом. Великое воинство святых мучеников противостало злу.
   До 1920 года пустынь продолжала существовать как монастырь. 29 июня 1920 года все строения Берлюковской пустыни были переданы Дому инвалидов № 4. У братии оставался лишь храм Всех Святых с кельями. По воспоминаниям местных жителей любимым развлечением комсомольских дружин было постоянное глумление над верой, выражавшееся в невероятных по изощренности актах вандализма. Постоянно происходили показательные процессы с глумлением над иконами и монашествующими. Храм Христа Спасителя был превращен в приходской. В феврале 1921 года оборвалась традиция Берлюковских крестных ходов с чудотворной иконой «Лобзание Иисуса Христа Иудой». 5 апреля 1922 года в пустыни началось изъятие ценностей, проводимое большой комиссией из города Богородска и представителей милиции. В монастыре было изъято 9 пудов 4 фунта 51 золотник серебра, а также 11 бриллиантовых камней, 2 бриллиантовые броши, 1 бриллиант большой, 5 хризолитов и жемчуг. Были изъяты все серебреные оклады, серебреные напрестольные кресты, оклады богослужебных книг и многое другое. Свое полное несогласие с проводимой акцией заявил настоятель архимандрит Петр. В это самое время отец настоятель Петр был уже в сане архимандрита. Эта акция думается, была последней чашей в жизни отца настоятеля. Его большой авторитет среди всего окрестного населения пугал власти. Его судьба пока не известна. К великому сожалению не имеем мы и фотографии отца Петра и не можем описать его облик, но твердо мы знаем одно, как выглядели его глаза. Они были очень глубоки, очень полны любви, заботы о людях, жили и смотрели в этот мир только ради них. В Москве у обители были отобраны обе часовни. 5 января 1923 года было закрыто Берлюковское подворье с часовней Николая Чудотворца, а 13 января 1923 года была закрыта часовня Николая Чудотворца на Немецком рынке.
    В 1923 году пустынь возглавил её последний настоятель игумен Ксенофонт (1923-1930). Ксенофонт Герасимович Косенков, боевой офицер, в 1898 году решает посвятить свою жизнь Богу и уходит послушником в Троицкую Сергиеву Лавру, а в 1912 году переходит в Московский Данилов монастырь и принимает там постриг с оставлением имени. Годы настоятельства отца Ксенофонта пришлись на крайне трудное время. Сейчас нам даже трудно все понять и осмыслить, что приходилось испытывать братии в течение этих лет. Жизнь обители проходила под постоянным вниманием богоборцев и их карательной власти. Но самое главное, что в обитель горели лампады, проходили службы. Большую помощь оказывали своему родному монастырю жители деревни Авдотьино. Храм Христа Спасителя держался на церковном совете во главе с его председателем Григорием Афанасьевичем Ольховым. Жизнь во имя и для обители стало делом его жизни.
   9 февраля 1930 года состоялась последняя Божественная Литургия в стенах монастыря. На молитвенное предстояние собралось 200 человек. После службы с проповедью к людям обратился игумен Ксенофонт. Это была проповедь человека большого мужества, веры, и любви к людям. "Православные, до коле вы терпеть будете, вы голодны, вас собирают в колхоз для того, чтобы легче отобрать, вы верите этим лжепророкам коммунистам, это власть не от Бога, не слушайтесь её и не ходите в колхоз... Мы теперь отживаем последние дни и даже не взойдем в храм Божий, вам нужно поисповедоваться и причаститься... " 18 февраля 1930 года игумен Ксенофонт, иеромонах Горгоний, послушник Григорий Архипович Аверьянов и председатель церковного совета Григорий Афанасьевич Ольхов были арестованы и увезены в Москву в Бутырскую тюрьму. Им было предъявлено обвинение по статье 58/10 УК РФ и 22 марта 1930 года они получили разные сроки.
  Монастырская жизнь и многовековая история в стенах Берлюковской пустыни завершилась. Мученичество - есть доказательство истинности веры Христовой. Обитель и её насельники показали, что они готовы пожертвовать всем, даже своей жизнью, дабы доказать веру и свою сопричастность к Христу.

В 1993 году власти отказались вернуть хорошо сохранившийся монастырский ансамбль Церкви. В этом же году с монастырской колокольни бурей сорвало крест, который не был снят даже при Советской власти.

Положительные перемены для обители наступили лишь в XXI веке. Осенью 2002 года при монастырском храме Христа Спасителя была зарегистрирована община. Указом митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия её настоятелем был назначен иеромонах Евмений (Лагутин). В 2004 году Церкви были переданы храм Христа Спасителя, монастырская колокольня и территория кладбища, где располагался пещерный скит. 19 декабря 2004 года в подклети храма Христа Спасителя была отслужена первая Божественная Литургия. Зимой 2006 года на заседании Священного Синода под председательством Патриарха Алексия II приход храма Христа Спасителя официально преобразован в мужской Николо-Берлюковский монастырь. В августе 2006 года на колокольне монастыря была установлена пятнадцатиметровая позолоченная главка с крестом.В стенах обители была возобновлена монашеская жизнь. В 2015 году все здания, ранее занимаемые психиатрической больницей, были переданы Николо-Берлюковской пустыни.

игумен Евмений (Лагутин)

Праздники и чтимые даты

25 декабря / 7 января
1 / 14 Января, 30 Января / 12 Февраля
21 Мая / 3 Июня

Святыни и святые источники


Храмы и Богослужения

Надвратный храм в честь святителя Василия Великого
1840 г.
восстановлен в 2016 г.

Церковь во имя святителя Василия Великого, надвратная, каменная, одноглавая, была заложена весной и окончена осенью 1840 года.

Сей надвратный храм был выстроен и освящен в правление самого выдающегося Берлюковского настоятеля архимандрита (с 1853 года) Венедикта (Протопопова).

Отец Венедикт сочетал в себе различные таланты настоятельской должности: он был образованным человеком, выдающимся организатором, администратором, мудрым духовником, умеющим утешить как простого крестьянина, так и знатного дворянина.

В дальнейшем облик храма практически не менялся, за исключением мелких и небольших ремонтов, а потому храм к перевороту 1917 года практически не претерпел изменений.

Начиная с 1917 года, началось постепенное притеснение прав верующих, как на территории всего Богородского уезда, так и на территории обители в частности. С начала 1920-х годов на территории монастыря были размещены инвалиды гражданской войны, которые с течением времени и при полной поддержке власти стали захватывать все новые и новые здания.

В 1929 году надвратный храм во имя святителя Василия Великого был закрыт: «О закрытии надвратной церкви бывшего Берлюковского монастыря, Богородского района. Вследствие ходатайства Мособлстрахкассы о передаче для использования под клуб инвалидов помещения надвратной церкви бывшего Берлюковского монастыря, Богородского района и принимая во внимание пригодность для этого испрашиваемой церкви и то, что последняя уже около 12 лет фактически верующими не используется, так как в их распоряжении имеется помещение другой церкви этого же монастыря, — руководствуясь постановлением ВЦИК и СНК от 8-го апреля сего года «О религиозных объединениях», названную церковь закрыть и передать ее Мособлстрахкассе под клуб инвалидов, а с предметами религиозного культа поступить согласно приведенного постановления ВЦИК и СНК от 8-го апреля сего года»35.

В феврале 1930 года монастырь был полностью ликвидирован, монашествующие частью арестованы, а часть выселены в трехдневный срок. Все церкви монастыря закрыты. Дом инвалидов общего профиля был реорганизован в Дом инвалидов войны и труда для туберкулезных больных (система МосГорСо).

Кроме лечебных отделений были открыты рентгенологический, физиотерапевтический и пневмотораксный кабинеты, организованы лечебно-трудовые мастерские и большое подсобное хозяйство, а в годы Великой Отечественной войны при Доме инвалидов вновь были открыты отделения для ветеранов войны на 100 коек. Здесь лечились политэмигранты из Испании, Болгарии и других стран.

В 1961 году Дом инвалидов был реорганизован в туберкулезную больницу № 12 Мосгорздравотдела, а 12 июня 1972 года была открыта Московская городская психиатрическая больница для больных туберкулезом легких.

Долгие годы в надвратном храме во имя Василия Великого располагалась администрация психиатрической лечебницы, в алтаре храма был кабинет главврача. Святые врата под храмом были заложены и там устроено помещение для нужд больницы. Храм был частично перепланирован, лишен главы и креста, и полностью утратил все внутреннее убранство. В советское время к храму была пристроена двухэтажная пристройка, в которой расположилось приемное отделение больницы.

В 2015 году была полностью восстановлена историческая справедливость. Весь монастырский комплекс, включая надвратный храм, передан Русской Православной Церкви. В ближайшее время намечено проведение масштабных восстановительных и реставрационных работ.

Фото




Пещерный скит.
На берегу реки Вори у Стромынского тракта уже в XII веке находилось крупное славянское поселение, а на вершине над рекой Ворей на холме, располагался культовый языческий центр. Живописность этого места, удобное географическое положение, могучий лес над рекой, глубокие карстовые пещеры, безусловно, способствовали выбору вятичей по созданию именно здесь своего языческого капища.Находилось это поселение на территории, расположенной между современными деревнями Громково, Дядькино и Авдотьино. Остатки городища, с курганами и богатыми захоронениями были обнаружены при раскопках 1950-1960 годов археологом Р.Л.Розенфельдом, а также археологическими экспедициями 1964 года Е.И.Дикова и 1976 года А.Б.Варенова.

В результате раскопок были обнаружены остатки укреплений, дома, исследованы курганы (курганная группа «Берлюки» в 500 метрах на север от Николаевской Берлюковской пустыни). В курганах были обнаружены славянские погребения. В настоящее время в коллекции Государственного музея-заповедника «Коломенское» хранятся 27 предметов, обнаруженных в курганной группе «Берлюки». Среди найденных предметов: височные кольца, браслеты, перстни, ожерелье, бусы, а также глиняная посуда, венецианское стекло. Все предметы датированы концом XII века — началом XIII века.

На реке Воре, напротив славянского поселения были обнаружены остатки пристани, до наших дней под водой сохранились крепко вбитые дубовые сваи XII века. Река Воря тогда была судоходной. Река была полноводной даже в середине XIX века: «…мост через Ворю в полную воду разбирается и заменяется большим перевозом». Под современным мостом через реку Ворю, под водой, сохранились остатки дубового моста XII века.Геологи Московского Государственного Университета, проводившие по заказу настоятеля Николаевской Берлюковской пустыни игумена Евмения (Лагутина) исследования карстовых пещер, в своем заключении высказались однозначно, что пещеры эти очень древние, нерукотворного происхождения. В результате обследования установлено, что эти естественные карстовые пещеры образовалась в песчанике, и являются единственными в своем роде на территории Московской области. Карст (от немецкого Karst, по названию известнякового плато Крас в Словении) — совокупность процессов и явлений, связанных с деятельностью воды и выражающихся в растворении горных пород и образовании в них пустот, а также своеобразных форм рельефа, возникающих на местностях, сложенных сравнительно легко растворимыми в воде горными породами.

Сегодня нам достоверно неизвестно, когда именно поселились здесь иноки. Но еще задолго до польско-литовского нашествия на Русь, здесь уже существовала старинная церковь во имя святителя Николая Чудотворца и кладбище при ней.

Археолог Сергей Заремович Чернов, написавший уникальное историческое исследование, посвященное небольшим, так называемым «сельским» монастырям, отмечает, что с XIV по XVI век наблюдался расцвет таких обителей: одни через какое-то время исчезали, другие, угасая, вновь набирали силу. Это была: «Практика стихийного создания пустыней, многие из которых лишь по прошествии определенного времени санкционировались церковными властями»

Некоторые из пустыней и уединенных скитов прошли долгий путь от небольших лесных и сельских обителей до крупных монастырей. Эпоха появления подобных обителей (вторая четверть-середина XIV века), по мнению С.З.Чернова «слабо отражена в письменных источниках»

Церковь пыталась этот процесс регулировать. На Стоглавом соборе при царе Иоанне IV митрополит Макарий поднимал вопрос об упорядочении деятельности таких монастырей. «Тем не менее обычай создания несанкционированных церковными властями пустынножительств в измененном виде продолжал существовать и позднее как элемент традиционн6ой культуры сельского населения XVIII – XIX вв. Речь идет о хорошо известном по этнографической литературе благочестивом обычае келейничества, дававшем возможность встать на путь аскезы, не будучи в монастыре. В случае, если сын или дочь, не вступившие в брак, выражали желание отойти от мирской жизни и жить отдельно от семьи, родственники (благотворитель) возводили им келью. Намерение стать келейником или келейницей обыкновенно встречало благожелательное отношение у жителей селения, поскольку у последних тем самым являлась возможность более глубокого приобщения к церковной жизни. Весьма вероятно, что обычай келейничества можно рассматривать в качестве завершающей стадии в той эволюции, которую прошло пустынножительство как элемент православной культуры сельского населения. Во второй половине XIV – XV в., получив санкцию церковных властей, оно способствовало расцвету монастырского движения»4.Несомненно, что развитие и становление пустынных монастырей стало заметным явлением в жизни страны. Рядом с обителями возникали селения, жители которых занимались обработкой земли, рыболовством, ремеслами и торговлей, происходило активное заселение окружающей местности. Именно благодаря подвижникам, жившим уединенно с небольшим количеством своих учеников в подобных лесных пустынях, вокруг которых селились, жили и духовно окормлялись русские люди, и стал наш народ – народом богоносцем.

Подобным лесным пустынным монастырем была, возможно, и Николаевская обитель на высоком берегу Вори. Правда, все это лишь предположения, исторический процесс становления обители вплоть до начала XVII века практически не известен.

В 1606 году в этих местах поселяется иеросхимонах Варлаам, к которому постепенно собираются жаждущие безмолвного жития. В 1613 году отцу Варлааму удалось с помощью благотворителей и местных жителей выстроить новый каменный храм. Так началось духовное возрождение этих мест, пострадавших от нашествия поляков и литовцев. Храм во имя святителя Николая Чудотворца стал первым храмом Николаевской Берлюковской пустыни.Самое первое, но, к сожалению неудачное, исторически зафиксированное упоминание о Берлюковских пещерах и попытке устроить там жительство, связано с именем известного подвижника благочестия отца Максима (Погудкина). Отец Максим был насельником Николаевской Берлюковской пустыни с 1806 года по 1811 год.

В 1811 году он перешел на жительство в Николо–Пешношский мужской монастырь, где стал настоятелем. Старца Максима отличало глубокое смирение, он стяжал многие благодатные дары от Господа, в том числе и дар прозорливости. Он состоял в переписке с преподобным Львом Оптинским и пользовался глубоким уважением Высокопреосвященного Филарета, митрополита Московского и Коломенского.

В его житии сказано, что он «…любя безмолвие, он хотел было ископать здесь себе пещеру, но песчаный грунт земли и вода заставили его оставить это намерение; пещера обрушилась и осталась в неизвестности».Следующая попытка обустроить пещерное жительство была предпринята известным Берлюковским подвижником благочестия схимонахом Макарием. Несмотря на большую известность, которой пользовался при жизни старец Макарий, а также на не прекратившееся почитание и после его отшествия в вечность, исторических сведений об этом человеке известно крайне мало. Даже в документах, которые сосредоточены в фонде № 709 Центрального исторического архива г. Москвы, встречаются ошибки и неточности. «Схимонах Макарий, в мире был Макар Ермолаевич. Господский человек Московских купцев Куманиных, имел жену и детей, был дятькою детей Куманиных и поваром, за добрую жизнь и услугу отпущен на волю. Поступил в Берлюковскую пустынь в 1828 году, пострижен в монашество с именем Афанасия в 1839 году, проходил должность свечника. В 1841 году облачен в схиму с именем Макария и от должности свечника уволен, тогда он в свободное время от Богослужения начал копать пещеры. Скончался 1847 года Апреля 1 дня»

Также встречается описание старца, и его подвижнических трудов и в книге настоятеля Николо-Берлюковского монастыря отца Нила: «В числе подвизавшихся в обители в последние 40 лет было немало почтенных старцев, но в особенности замечателен был старец схимонах Макарий. Он был крепостной человек благородных купцов Куманиных, был женат, имел детей; находился некоторое время дятькою при детях Куманинских, был поваром, и когда овдовел, отпущен на волю (как это водилось когда еще существовало крепостное право), и в 1828 году поступил в Берлюковскую пустынь. В 1829 году он был пострижен с именем Афанасия, и до 1841 года был свешником. В 1841 году он пожелал восприять схиму, и был снова назван мирским своим именем – Макарий. В часы свободные об богослужения, он уходил в рощу и тайно от братии там копал пещеру в одной горе, что было, конечно, ему очень не легко (ибо почва железистая, твердая) и выносил землю на руках, не имея необходимых на то орудий. Внутри пещеры вырыт им колодезь… Старец схимонах Макарий скончался 1–го Апреля, 1847 года, быв до самой смерти своей примером кротости, смирения и нестяжательности. Память его и поныне чтима в обители, а могилу его многие из богомольцев посещают и по усердию служат панихиды».Так в двух этих описаниях приводятся две абсолютно разные даты пострига в монашество. В результате кропотливой работы с архивными документами удалось установить, что указом Святейшего Синода за № 8772 от 22 июля 1837 года на имя настоятеля Николаевской Берлюковской пустыни игумена Венедикта (Протопопова) было разрешено постричь в монашество послушников Илью Леонтьева и Макария Ермолаева. Указ в пустыни был получен 11 сентября 1837 года. 6 октября 1837 года настоятель игумен Венедикт доложил рапортом в Московскую Духовную Консисторию: «О пострижении в монашество послушников Ильи Леонтьева и Макария Ермолова. Первый пострижен 25 сентября и наречен Леонтий, а второй 1 октября и наречен Афанасий». В этих документах также обращает на себя внимание два разных написания фамилии будущего старца (Ермолаев и Ермолов). На сегодняшний день не удалось пока установить более точно правильное написание его фамилии.

По благословению настоятеля обители отца Венедикта (Протопопова) монах Афанасий исполнял послушание по сбору денег на строительство храма Христа Спасителя Николаевской Берлюковской пустыни. Это можно объяснить тем фактором, что проживая долгие годы в Москве в семье купцов Куманиных, будущий старец заслужил своим поведением положительную репутацию и, несомненно, был на хорошем счету в этой благочестивой семье. 9 марта 1841 года монах Афанасий был пострижен в схиму с именем Макарий.

Свою пещеру отец Макарий стал копать рядом с кладбищенским деревянным храмом во имя Казанской иконы Божией Матери. Этот храм был перевезен в Берлюковскую пустынь по благословению митрополита Платона (Левшина) и установлен на территории монастырского братского кладбища, расположенного над пещерами. В храме находился очень почитаемый образ Казанской иконы Божией Матери: «Среди монастырской рощи на каменном фундаменте деревянная церковь с колокольнею, во имя иконы Казанской Божия Матери, которая внутри и с наружи оштукатурена и освящена Митрополитом Московским Филаретом, на перестройку употреблено 4845 руб. серебром, в этой церкви находится древний список иконы Казанския Божия Матери, который окрестными жителями почитается»

У Казанского храма и был погребен старец Макарий в 1847 году: «Против западной стены Казанской церкви покоится прах схимонаха Макария, отличавшегося святою, подвижническою жизнию и необыкновенным трудолюбием. Его руками выкопаны пещерки несколько вправо от Казанской церкви в косогоре. Надо удивляться трудам и терпению благочестивого старца. Грунт земли, в которой не копал он, а выламывал, или, лучше сказать, выдалбливал пещерки, чрезвычайно твердый, содержащий в себе железную руду».Впоследствии над могилой старца Макария была устроена деревянная на столбах часовня. Эта часовня указана на «Общем плане части владений, принадлежащих Николаевской Берлюковской пустыни, находящейся Московской губернии Богородского уезда 3 стана». Этот план был составлен архитектором Василием Михеевичем Бориным 2 сентября 1907 года. На плане напротив западной стены Казанского храма указана «Деревянная на столбах часовня над могилою схимонаха Макария».

Посетивший пустынь в 1898 году Леонид Иванович Денисов написал: «Бывающие в обители богомольцы посещают также могилу схимонаха Макария (умер в 1847 году), берут оттуда песок и кусочки от каменного надгробия на исцеление от зубной боли, которое и получают по вере своей».

Почитание старца Макария среди братии пустыни и приходящих в обитель паломников, а также среди местного населения всегда была велико. Так неизвестный под псевдонимом «Пилигрим», посетивший пустынь в 1912 году отметил, что надгробная плита на могиле старца – есть достопримечательность: «Она вся изъедена зубами, так как существует поверье, что камень этот избавляет от зубной боли. Монахи запрещают грызть камень и, если бы не надзор, памятник давно бы съели без остатка».

В 1855 году территория монастырского леса, расположенного над пещерами с храмом во имя Казанской иконы Божией Матери и монастырским кладбищем была обнесена деревянным забором.В 1858 году при настоятеле монастыря иеромонахе Парфении (Агееве) рядом с Казанским храмом был выстроен деревянный на каменном фундаменте братский корпус, для братии, желающей более строгого подвижнического образа жизни.

Строительство каменного храма во имя Собора Предтечи и Крестителя Господня Иоанна началось в 1861 году.В 1861 году к настоятелю монастыря иеромонаху Иосифу (Иванову) обратился Московский купец Никита Васильевич Щенников и объявил, что желает он устроить во обители церковь во имя Святого Иоанна Крестителя Господня: «… на юго-западной стороне, за оградою монастыря внизу горы, покрытой еловым и сосновым лесом, с двумя при ней келиями»

Никита Васильевич стал купцом в 1851 году. Справочная книга о лицах, получивших купеческие свидетельства (на 1872 год) в разделе «Купцы 2-й гильдии» о Н.В.Щенникове сказано: «53 лет, в купечестве с 1851 года. Жительство Пятницкой части, 2 квартала, в Климентовском переулке, в доме жены. Торговля ленточным товаром, Городской части, в холщовом ряду, под № 59. Имеет лавки Городской части в Холщовом ряду, под № 8, 9, 10, 11 и 12»

На строительство храма Никита Васильевич пожертвовал три тысячи рублей серебром. Свое желание устроить храм на пещерах, Никита Васильевич объяснил неоднократными сновидениями, в которых являвшейся ему Иоанн Предтеча, самолично указал на это Божие веление. Строительство храма велось с 1861 по 1864 годы по проекту известного архитектора Николая Ильича Козловского.

Николай Ильич Козловский родился в 1791 году в Москве в дворянской семье. В марте 1802 года поступил в архитектурную школу Экспедиции кремлевского строения учеником 3-го класса с чином подканцеляриста. В декабре 1808 года получает чин коллежского регистратора. С мая 1815 года определен в Комиссию строений в Москве архитекторским помощником. В марте 1832 года получил звание архитектора. Работал в Пятницкой, Якиманской, Городской, Серпуховской, Хамовнической, Арбатской и Пресненской частях Москвы, а также сочинение фасадов для обывательских построек в Звенигороде, Можайске, Серпухове, Богородске, Коломне, Бронницах и Воскресенском посаде. С 1852 года старший архитектор и член Правления 4-го округа путей сообщений и публичных зданий в Москве. В 1857 году избран почетным вольным общником Императорской Академии Художеств. Скончался 12 мая 1878 года в Москве в чине действительного статского советника. Похоронен на территории Московского Донского монастыря.

В 1864 году по рисунку архитектора Н.И.Козловского на Сибирском Каслинском заводе был изготовлен чугунный вызолоченный иконостас весом 180 пудов с иконами на меди. Иконостас был изготовлен на пожертвования Никиты Васильевича и его супруги Маргариты Григорьевны Щенниковых и обошелся в тысячу рублей серебром.

Окончательная отделка храма была довершена весной 1865 года. Храм был освящен 15 ноября 1865 года настоятелем монастыря иеромонахом Исайей (Морозовым).
Храм имел фасадную часть, выходящую на реку Ворю, алтарная же его часть была пещерной и была устроена на месте кельи схимонаха Макария. В 1867-1868 годах при настоятеле монастыря игумене Ионе (Белобородове) был выстроен каменный келейный корпус, соединенный с пещерным храмом и пещерами. Над источником схимонаха Макария был устроен гидропульс для поднятия воды. Рядом с храмом, имелся отдельный вход в пещеры, которые усердно посещались богомольцами. Над входом в пещеры находился образ святителя Николая Чудотворца и стихи, написанные в память старца Макария.

Здание храма представляло собой кубический объем с четырехскатной кровлей, на которой возвышалась одна глава на высоком восьмигранном основании с крестом наверху.

Таким образом, к 1868 году полностью был обустроен пещерный скит при Николаевской Берлюковской пустыни. Скит имел два храма (каменный во имя Собора Предтечи и Крестителя Господня Иоанна и деревянный во имя Казанской иконы Божией Матери) и два келейных корпуса (каменный, пристроенный к храму во имя Собора Предтечи и Крестителя Господня Иоанна и один деревянный, расположенный рядом с храмом во имя Казанской иконы Божией Матери). На площади, перед входом в храм во имя Собора Предтечи и Крестителя Господня Иоанна был устроен еще один святой источник, над которым была выстроена деревянная сень.
В 1869 году, при настоятеле монастыря игумене Ионе (Белобородове) были изданы две литографии (А.В.Морозова и И.А.Белобородова), на которых вместе с монастырем был изображен и пещерный скит.В разные годы насельниками Иоанно-Предтеченского скита были многие известные Берлюковские старцы, среди которых особо хотелось бы выделить пострижеников Святой Горы Афонской иеросхимонаха Порфирия и схимонаха Сосипатра. Они прибыли в обитель при настоятеле отце Парфении, оба были с ним хорошо знакомы, стали насельниками обители.

Но история скита не была долгой. Жительство в келейных корпусах, а также пещерожительство просуществовало до середины 1870-х годов, когда в результате жесткой политики настоятеля пустыни иеромонаха Нила (Сафонова) было ликвидировано.

Большинство насельников, придерживающихся крайне аскетических взглядов, были вынуждены покинуть пустынь. Так один из самых уважаемых насельников скита, исполнявший послушание братского духовника иеросхимонах Порфирий в 1872 году был вынужден оставить обитель и перейти на жительство в Серпуховской Высоцкий мужской монастырь. Покинул монастырь и схимонах Сосипатр.

Отец настоятель Нил, придерживающийся отрицательных взглядов на пещерожительство, проводил политику, направленную на создание мощного общежительного монастыря. Поэтому историю скита можно ограничить 1840-1870 годами.

Храм с келейным корпусом просуществовал до конца 1950-х годов, когда обрушился в результате разбора его стен местными жителями.

2 мая 2007 года в праздник преподобного Иоанна Ветхопещерника были начаты исследовательские работы на крутом берегу реки Вори на месте пещерного храма. Место это представляло собой огромную свалку мусора. Все это было предпринято нами с исключительной целью — спасение уникального чугунного вызолоченного 180–пудового иконостаса. На работу выходили все: начиная от настоятеля и братии, и заканчивая прихожанами и жителями деревни Авдотьино.
И вот открылся удивительный вид на иконостас, стоявший на церковном полу, пещерный храм, подземные переходы. В результате работ были частично открыты и расчищены подземные пещеры, служившие жилищем для монахов-отшельников. Картина былого скитского храма раскрыта, но предстоят еще детальные исследовательские и археологические работы.

  
Собор в честь Пресвятой Живоначальной Троицы
1786 г.
Каменный трехпрестольный собор во имя Святой Живоначальной Троицы был поставлен и освящен на месте старой обветшалой церкви в 1786 году по плану, утвержденному лично архиепископом Московским и Коломенским Высокопреосвященным Платоном (Левшиным), приложившим много усилий к устроению и процветанию Берлюковской обители.В теплом зимнем соборе во имя Святой Троицы имелось еще два престола: во имя Святителя Николая Чудотворца и Великомученика Мины.

В этот храм перенесли 16 июня 1829 года чудотворную икону «Лобзание Христа Иудою» из деревянной монастырской пекарни, в которой свершилось чудо исцеления слепой женщины Татьяны Ивановны Кузнецовой.

В 1859-1864 годах при настоятелях иеромонахах Парфении (Агееве) и Иосифе (Иванове) в Троицком соборе были проведены большие ремонтные работы. В соборе был заменен купол, храм был расписан мастерами Троице-Сергиевой Лавры и устроен новый 5-ти ярусный иконостас на пожертвования купца Ивана Пименовича Тюляева.

В 1878 году при настоятеле иеромонахе Ниле (Сафонове) собор был разобран, так как уже не мог вместить всех богомольцев и паломников в своих стенах.

Новый собор был заложен летом 1878 года по благословению митрополита Московского и Коломенского Высокопреосвященного Иннокентия (Вениаминова) и по проекту известного московского архитектора, реставратора и археолога, одного из основателей Московского архитектурного общества и его председателя, — Николая Васильевича Никитина (1828-1913).

Основные труды по возведению нового собора во имя Святой Троицы легли на плечи настоятеля (управлял обителью в 1881-1902 гг.) иеромонаха Адриана (Разживина).

Новый трехпрестольный каменный собор, с духовой печью в подвале, был выстроен с великолепными хорами и большой ризницей уже гораздо в более обширном размере и без колокольни, которая была при прежнем храме.

Освящение главного престола собора состоялось 29 июня 1884 года в торжественной обстановке и при большом стечении народа. Торжества возглавил Высокопреосвященный Иоанникий (Руднев), митрополит Московский и Коломенский. В этот день за Божественной литургией иеромонах Адриан был возведен Владыкой Иоанникием в сан игумена.

Два боковых предельных престола во имя Святителя Николая Чудотворца и Великомученика Мины были освящены в сентябре 1884 года епископом Дмитровским Мисаилом (Крыловым).

В главном пределе был сооружен новый великолепный трехъярусный вызолоченный иконостас, с наружной стороны обложен розовым деревом, колонны и резьба орехового дерева, резные Херувимы и Серафимы вызолочены. Внутренняя сторона иконостаса была выполнена из орехового дерева.

В соборе весь зимний период вплоть до 1929 года пребывала монастырская чудотворная икона «Лобзание Иисуса Христа Иудою», для поклонения которой в обители притекали тысячи страждущих, получая исцеление по вере своей.

Перед этой иконой неоднократно молился Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков), посвятивший этому образу Спасителя свои проникновенные стихи.

У собора были погребены настоятели обители, а также благотворители и благоукрасители и многие известные люди Богородского уезда.
Зимний каменный собор во имя Святой Троицы в Берлюковской пустыни представляет собой каменную одноглавую эклектическую постройку с элементами византийского и древнерусского влияний в проработке фасадов.

Храм, несмотря на свои внушительные размеры, был построен гораздо ниже главного монастырского соборного храма во имя Христа Спасителя. Крупный барабан, увенчанный куполом, покоится на приземистом четверике, кровля которого украшена кокошниками. Основные части храма: алтарь, собственно храм и трапезная – отмечены на фасаде портиками в древнерусском стиле. Особо разработан западный вход в виде древнерусской звонницы.

Храм представляет собой монолит, прямоугольный в плане, с несколько приземистым объемом. С востока к нему примыкают три раздельные полукруглые апсиды, с запада — двухэтажная паперть. Над четырехскатной кровлей возвышается массивный барабан с высоким куполом.

В декоративном убранстве храма активно использованы разнообразные элементы древнерусского зодчества: кокошники, стрельчатые и полукруглые арочки, перспективные порталы, аркатурные пояса, колонки из фигурного кирпича и прочее, что создает нарядный облик здания. Каждый из фасадов имеет килевидный фронтон, под которым в закругленном киоте располагались иконы. Вертикальное членение фасадов создается за счет стройных колонок, собранных в пилястры. Горизонтальное членение осуществляется несколькими рядами карнизов, перерезающих колонки. Полукруглые окна обрамлены стрельчатыми тягами, паперть оформлена в виде трехлопастного фронтона. Особую выразительность храму придают навесы крылец, украшенные фигурными подзорами и опирающиеся на литые чугунные столбики.

Троицкий собор представляет собой оригинальный образец культовой архитектуры периода эклектики. В конце XIX века архитекторы часто обращались к древнерусскому наследию в поисках нового образного языка, экспериментируя и перемешивая стили. Таких храмов в России достаточно много, но все-таки среди их числа собор во имя Святой Троицы представляется одним из интересных экспериментов в этой области.
В период богоборчества Троицкий собор, как и все другие храмы обители, был разграблен, осквернен, перепланирован и использовался не по назначению. Было утрачено все внутреннее убранство, погибли почти все фрески.

В феврале 1930 года монастырь был полностью ликвидирован, монашествующие частью арестованы, а частью выселены в трехдневный срок. Все церкви монастыря закрыты, включая собор во имя Святой Троицы.

В монастыре расположился сначала Дом инвалидов, а позднее Дом инвалидов войны и труда для туберкулезных больных (система МосГорСо).

Кроме лечебных отделений были открыты рентгенологический, физиотерапевтический и пневмотораксный кабинеты, организованы лечебно-трудовые мастерские и большое подсобное хозяйство, а в годы Великой Отечественной войны при Доме инвалидов вновь были открыты отделения для ветеранов войны на 100 коек. Здесь лечились политэмигранты из Испании, Болгарии и других стран.

В 1961 году Дом инвалидов был реорганизован в туберкулезную больницу № 12 Мосгорздравотдела, а 12 июня 1972 года была открыта Московская городская психиатрическая больница для больных туберкулезом легких.

В соборе долгие годы располагалась столовая для больных людей, а в алтаре была устроена посудомойка. Собор был полностью перепланирован для нужд столовой, с большим количеством мелких помещений для хранения запасов овощей и иных продуктов, а также с устройством иных подсобных небольших комнат и цехов.

В 2015 году была полностью восстановлена историческая справедливость. Весь монастырский комплекс передан Русской Православной Церкви, включая частично перестроенный, перепланированный, с уничтоженным внутренним убранством собор во имя Святой Троицы.

В настоящее время по благословению Высокопреосвященного Ювеналия, митрополита Крутицкого и Коломенского в соборе проводятся большие реставрационные работы.

Храм в честь Всех Святых
1844 г.

Храм во имя Всех Святых с двумя корпусами был заложен в октябре 1844 году на западной стороне обители, на том месте, где в 1829 году была обретена чудотворная икона Спасителя.

Храм заложен тщанием настоятеля игумена Венедикта (Протопопова) и по благословению Высокопреосвященного Филарета (Дроздова), митрополита Московского и Коломенского.

С двух сторон к храму примыкали двухэтажные каменные келейные корпуса. По окончании строительства правый корпус стал настоятельским, в левом была размещена монастырская больница для больной и престарелой братии, аптека, а позднее располагался лазарет для раненых и больных воинов Русско-японской войны (работал с 1905 по 1907 год).

Главным жертвователем строительства храма на месте обретения чудотворного образа Спасителя, выступил известный благотворитель, первостатейный купец и почетный гражданин города Фридрихсгама (ныне город Хамина в Финляндии) Федор Федорович Набилков.

Проект храма с корпусами был составлен архитектором Е.П.Паскалем. Архитектор (уроженец Франции) Евгений (Эжен) Францевич Паскаль (1791 — 1861) известен как автор проекта монументальных ворот Александровского сада в Москве с золотыми двуглавыми орлами и его высокой ограды.

25 апреля 1845 года по указу Его Императорского Величества из Московской Духовной Консистории был утвержден проект на постройку здания больничных келий с особою при них церковью.

Каменная одноглавая церковь во имя Всех Святых 29 июня 1853 года была торжественно освящена митрополитом Московским и Коломенским Филаретом в присутствии многочисленных паломников, братии обители и высоких гостей.

Бесстолпный четверик храма возвышается над боковыми крыльями, завершается рядом полукруглых скрытых закомар, четырехскатная кровля венчается луковичной главкой на граненом световом барабане, основанием которого служат также полукруглые кокошники. Декоративное убранство церкви, как и всего корпуса, довольно скромное, оно построено на характерном для эклектики сочетании элементов классицизма и барокко: строгие классические наличники дополнены фигурными сандриками (декоративное украшение, которое располагается над дверью или окном, выступает из плоскости стены и подчеркивает особый стиль всего дома при оформлении фасада декором), рустованные лопатки членят весь фасад здания на три части. Эклектизм архитектурного облика здания смягчен тем, что арочные элементы заимствованы в основном из московского барокко, а классические — из петровской архитектуры. Тот и другой стиль отличались сдержанностью и строгостью. Можно даже сказать, что в целом образ корпуса и церкви своеобразен за счет изысканности и строгости. Под храмом имеются два подвальных помещения с ажурными решетками на окнах.

До 1930 года храм использовался по своему прямому назначению, в нем протекала молитвенная жизнь, тогда как некоторые другие храмы уже принадлежали Дому инвалидов общего профиля (позднее Дом инвалидов войны и труда для туберкулезных больных, с 1972 года Московская городская психиатрическая больница для больных туберкулезом легких).

Как и другие храмы обители подвергся поруганию, полностью перепланирован и переоборудован для нужд вышеперечисленных организаций. В 2015 году вместе со всеми другими зданиями и храмами передан Русской Православной Церкви.

Храм Христа Спасителя
1847 г.
восстановлен в 2015 г.
Обретение в монастыре иконы «Лобзание Иисуса Христа Иудою» и последущие многочисленные исцеления от сего образа вызвали большой приток боголольцев и паломников в обитель. Монастырский Троицкий собор в котором находился чудотворный образ не вмещал всех желающих и молящиеся были вынуждены стоять вне храма. Такая ситуация натолкнула на мысль Московского купца и близкого друга настоятеля Венедикта Афанасия Емельяновича Щекина о возведении нового соборного храма во имя чудотворной иконы Спасителя. А.Е. Щекин изложил свою мысль писменно настоятелю монастыря и приложил к оному 15-ть тысяч рублей серебром. В августе 1835 года с разрешения Московской Духовной Консистории и по благословению митрополита Московского Филарета (Дроздова) состоялась торжественная закладка храма. Вскоре после закладки было опубликовано «Воззвание к православным христианам любящих благолепие храмов Господних» от имени настоятеля монастыря иеромонаха Венедикта с братией: «Сорадуясь в сем, притекающим в нашу обитель к цельбоносной Иконе мы чувствуем священную скорбь от того, что пламенное усердие поклонников не может быть удовлетворяемо по причине непоместительности настоящего храма обители. Нередко случается, что путники, принуждены бывают во время Божественной литургии стоять вне храма от тесноты народа… по испрошении благословения Высокопреосвященнейшаго митрополита Филарета, решаюсь приступить к построению новаго соборнаго храма во имя Христа Спасителя лобзаемаго Иудою». Храм строился на пожертвования: Афанасия Емельяновича Щекина, княгини Ольги Михайловны Мосальской, княгини Варвары Михайловны Нарышкиной, графини Анны Сергеевны Шереметьевой, графини Марии Сергеевны Зориной, Варвары Сергеевны Кавериной, Давыда Ивановича Широкова, Петра Никитича Желудева, Иродиона Васильевича Воробьева, Ивана Федоровича Болдина, Варвары Гавриловны Тюляевой, Ивана Симеоновича Лабзина, Григория Тимофеевича Татарникова, Веры Михайловны Алексеевой, Василия и Симеона Логгиновичей Лепешкиных, а также купеческих династий Соловьевых и Савельевых и многих православных христиан.

Храм строился по проекту Московского архитектора Федора Михайловича Шестакова. Строительство храма было полностью завершено в 1847 году: «Каменный, о пяти гловах; из коих средняя глава вызолочена на меди под кремень, крест и яблоки вызолочены чрез огонь, а четыре главы из белаго железа; на них кресты, яблоки и ложки под главами вызолочены под кремень. Внутри собор оштукатурен. Пол выстелан Гжельской лещадью, а спупени и Амвон из белаго камня. Собор покрыт весь железом и окрашен медянкою. При соборе три входных крыльца: с западной стороны площадка и на три схода ступени чугунныя, а боковыя устроены из белаго камня… Олтарь купол и своды росписаны живописью и Арабесками до корниза, стены покрыты колером. Иконастас напротяжении 33-х аршин в два яруса вызолочен и с резбою рококо». В храме был установлен иконостас столярный с полуколоннами, с резьбою рококо, вверху с крестом и резным на нем распятием с резными изображениями Серафимов,- весь вызолочен на полимент. Изготовлен на пожертвования купца Давыда Ивановича Широкова, который за сие богоугодное дело получил благословение Святейшего Синода. В алтаре и на стенах вместо стенной живописи были установлены написанные на полотне в вызолоченных рамах священные картины числом десять.

Храм во имя Христа Спасителя был освящен митрополитом Московским и Коломенским Филаретом (Дроздовым) и «с Собором Почетнаго Духовенства Московскаго и братией обители и при многочисленном собрании из обитателей Царствующего града Москвы знатнейших фамилий » 12 сентября 1847 года.

В 1855 году отошел в вечность настоятель монастыря архимандрит Венедикт и во уважение его больших заслуг пред обителью святой погребен в специально устроенном склепе под алтарной частью храма. В 1862 – 1863 годах под храмом Христа Спасителя был построен крестообразный в плане подвал по проекту архитектора Николая Ильича Козловского, что крайне благоприятно сказалось на микроклимате храма. В 1865 – 1866 годах храм был снаружи оштукатурен и покрашен в голубой цвет, а также была довершена его внутренняя отделка на пожертвования Ивана Симеоновича Соловьева с братьями.

Храм выстроен в стиле позднего классицизма с более поздними деталями псевдорусского стиля.Кирпичное оштукатуренное здание покоится на белокаменном подклете. Кубический его объем не имеет апсидных выступов и тем самым ориентирован на все четыре части света; со стороны каждой к нему примыкают плоские притворы. Притворы по фасадам декорированы пилястрами и фронтоном, на котором когда-то было живописное изображение.
В стенные проемы между плоскими пилястрами по всему периметру храма располагаются окна едва света: первый составляют окна с полукруглым завершением и килевидными тягами, над ними — второй свет — круглые окна.

Венчается храм мощным пятиглавием. Высота основного центрального барабана с полусферическим куполом равна высоте четверика, что несколько утяжеляет храм. Над центральным куполом — еще один световой барабан, на котором уже установлена главка с крестом. Остальные четыре главы имеют основания в виде восьмериков, поставленных в два яруса.

Основой для его построения послужил один из проектов, поданный на конкурс Исакиевского собора, проводившийся в России в середине прошлого века.
Храм Христа Спасителя всегда был летним собором обители. Живопись исполнена в академической манере, как это и было принято в церковном искусстве 2-ой половины XIX века.

Фото

Часовня в честь иконы Божией Матери «Казанская»
Храм состоял из четверика, трапезной, пятигранного алтаря и колокольни. Основной объем имел интересную конструкцию: четверик на уровне окон второго света (примерно 2/3 высоты здания) переходит в восьмерик, покрытый граненым куполом, увенчанным главкой. Переход от четверика к восьмерику оформлен в виде угловых нависающих карнизов с фризом.

Декоративное убранство церкви было весьма скромным: небольшие наличники на окнах простой формы, вход со стороны колокольни оформлен двумя колоннами. Колокольня невысокая, граненая, с небольшой главой. Внешняя простота церкви и монолитное единство ее частей придавали ей своеобразие и выразительность.

Решением Президиума Мособлисполкома и Моссовета от 1 февраля 1930 года и вследствие ходатайства граждан селений Мизиново и Громково Щелковского района Московского области Казанский храм был разобран и переоборудован.
Храм был перевезен в деревню Мизиново, расположенную недалеко от впадения речки Любосеевки в Ворю. В храме несколько лет находилась изба-читальня и клуб. На сайте свободной энциклопедии «Википедия» сказано: «В 1970-х ее (бывшую церковь) продали из-за ветхости на своз, а культработа переместилась в клуб военного совхоза».

На месте Казанского храма еще долго сохранялись следы каменного фундамента и даже части стен, о чем свидетельствуют воспоминания местных жителей, а также рассказы известного, к сожалению уже почившего, краеведа Евгения Алексеевича Андрианова (1922-1998).

Восстановить храм в былом великолепии и на прежнем месте уже не представляется возможным, и  по благословению настоятеля обители игумена Евмения (Лагутина) на кладбище построена каменная часовня во имя Казанской иконы Божией Матери.

Богослужение в монастыре


По: пнд., втр., сред., четв., пятн., суб.
время
богослужение
примечание
6 : 00
Полунощница. Утреня. Часы.
8 : 00
Божественная литургия
По: пнд., втр., сред., четв., пятн., вск.
время
богослужение
примечание
17 : 30
Вечернее богослужение
По: суб., праздники
время
богослужение
примечание
16 : 00
Всенощное бдение
По: вск., праздники
время
богослужение
примечание
8 : 40
Часы. Божественная литургия

Служение

Паломническая служба

Паломническая служба Николо-Берлюковского монастыря основана в 2009 году по благословению игумена монастыря отца Евмения (Лагутина).

На регулярной основе организуется посещение многих святынь нашего Отечества и зарубежья: Израиля, Египта, Греции и Афона, Италии, Турции, Грузии и т.д.

Романовская Аллея Славы.

В 2011 году настоятель Николо-Берлюковского монастыря игумен Евмений (Лагутин) и руководители фонда «Возрождение культурного наследия» А.Н. Панин и С.Я. Ваксман приняли решение воплотить в жизнь крупномасштабный проект по созданию на территории монастыря «Романовской Аллеи Славы».

Этот проект был задуман с единственной целью – возрождение патриотического духа народа нашей страны. Немаловажно, что до сих пор, несмотря на благоприятную обстановку в сфере изучения подлинных документов в архивохранилищах, правда о многих выдающихся героях страны сокрыта, оболгана и извращена.

Патриотическое воспитание является источником и средством духовного, политического и экономического возрождения страны, ее государственной целостности и безопасности. Сейчас много говорится о патриотизме, но этот проект не дань моде, работа не ради пафоса или пиара. Это первостепенная и важная задача, задача по популяризации славного прошлого России. Этим проектом мы отдаем дань памяти нашим великим предкам и соотечественникам.

С 2011 года  монастырь и благотворительный фонд «Возрождение культурного наследия» тесно сотрудничают со скульптурной мастерской Михаила Леонидовича Сердюкова из города Кропоткин. Благодаря этому сотрудничеству родилась идея воплотить проект на территории монастыря, в рамках которого открыть аллею с памятниками членам Дома Романовых — Государям, Великим Князьям и Княгиням.

Проект успешно реализуется благодаря совместным усилиям монастыря и различных общественных и патриотических организаций, а также частных лиц, оказывающих этому делу финансовую помощь.

Автором всех памятников на «Романовской Аллее Славы» является скульптор, заслуженный художник России, выпускник факультета скульптуры Московского государственного художественного института имени В.И. Сурикова Александр Алексеевич Аполлонов.

Церковно - исторический кабинет


Контактная информация

Как добраться?

Чтобы добраться до Николо-Берлюковского Монастыря на машине надо выехать на Щёлковское шоссе и, слегка потолкавшись на въезде в Щитниково, ехать из Москвы в сторону города Щёлково. В городках, тянущихся вдоль шоссе, будьте осмотрительны: практически в каждом, установлены камеры контроля скорости.

Перед поворотом на г. Щёлково держитесь правее, так как большинство машин уходят налево, в город. После светофора можно немного разогнаться и обогнать «тихоходов»; дорога прямая, двухполосная. Но будьте осторожны: в конце прямика — здание ДПС, после которого Вы загибаете направо и едете до эстакады через Ярославскую железную дорогу. Езжайте по ней, поглядывая на поезда свысока.

Въехав после эстакады в город Чкаловский, не торопитесь: довольно много пешеходных переходов и люди могут идти по ним, не глядя по сторонам. Пропускайте, так проще!
После Чкаловского без затруднений едем через с. Анискино (на обратном пути улыбайтесь — там работает камера контроля скорости для спешащих в столицу). После моста через р. Клязьма въезжаем в п. Юность, где улыбаться надо уже на пути в Обитель.

Проехав п. Райки, Вы, наконец–то, покидаете тесные улицы городков и оказываетесь на прямике с разрешёнными обгонами, где надо быть осторожными, как, впрочем, везде. После прямика можете не разгоняться, так как, завершив левый поворот, Вы подъезжаете к мосту через реку Воря — нашу благодетельницу. С этого моста уже хорошо видно (с пассажирского сидения) нашу знаменитую Колокольню.

После моста можно снижать скорость и включать поворотник, так как метров через 200 Вам — направо. Там есть указатель, не проедете. И после холмисто–извилистой дорожки Вы попадаете в село Авдотьино — место нашего обитания. С небольшого мостика перед въездом в село Колокольня видна во всей своей красе! Подъезжайте к воротам, что рядом с колокольней, паркуйтесь. Приехали!

На автобусе всё проще: из Москвы от ст. метро Щелковская автобусом 321 до остановки д. Авдотьино.

На электричке: от Ярославского вокзала до станции Чкаловская, далее автобус 321 до остановки д. Авдотьино.

Возврат к списку