Как св.равноапостольный Николай Японский стал небесным покровителем Николо-Угрешской семинарии

Игумен Иоанн (Рубин)

В этом году учащие и учащиеся Николо-Угрешской Духовной семинарии открыли для себя паломнический маршрут на родину св. равноапостольного Николая, архиепископа Японского. Это небольшая деревня Береза (Егорий на Березе) вблизи поселка Мирный Оленинского района Тверской области. Здесь в 1836 году в семье сельского диакона Димитрия Ивановича Касаткина появился на свет будущий апостол Японии. В первый раз – снежной зимой – туда отправилась группа студентов и преподавателей Духовной школы во главе с ректором – игуменом Иоанном (Рубиным). А недавно игумен Иоанн повторил паломничество в Березу вместе с японским священнослужителем иеродиаконом Николаем (Оно), студентом Магистратуры при Общецерковной аспирантуре во имя святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.


Еще ранее, полтора года назад, группа Николо-Угрешской семинарии посетила места, связанные с жизнью и деятельностью св. равноапостольного Николая в Японии, начав свой путь с города Хакодате (о. Хоккайдо), куда в 1861 году молодой миссионер иеромонах Николай (Касаткин) прибыл со Смоленской иконой Божией Матери. Завершилось это паломничество на Токийском кладбище Янака, где под спудом пребывают святые мощи апостола Японии. Своими впечатлениями, полученными в ходе поездок, игумен Иоанн поделился с нами. И все же начали мы наш разговор с самой Николо-Угрешской семинарии. 

– Батюшка, у Свято-Николо-Угрешского ставропигиального мужского монастыря, в стенах которого находится Духовная семинария, нет исторических пересечений с равноапостольным Николаем Японским. В монастыре, как известно, неоднократно бывал святитель Иннокентий, митрополит Московский, – просветитель Камчатки, Якутии, Приамурья и Северной Америки. В обители прошли последние годы жизни просветителя Алтая святителя Макария, митрополита Московского и Коломенского. Но именно создатель и Первоиерарх Японской Православной Церкви избран в качестве небесного покровителя вашей семинарии и актовый день вы стали проводить в день его памяти. Почему?

– Вы правы. История Николо-Угрешского монастыря (изучение которой является одним из направлений научной деятельности семинарии) достаточно тесно связана с упомянутыми Святителями Московскими. Одного из них называют апостолом Дальнего Востока и Америки, другого – апостолом Алтая. Но все же, справедливости ради, скажем, что св. равноапостольный Николай был знаком с преподобным Пименом Угрешским. В своем дневнике за 1880 год (это год смерти преподобного) равноапостольный Николай рассказывает о встрече с ним, которая произошла на подворье Николо-Угрешского монастыря в Москве. Таким образом, узы духовной дружбы связывали двух святых. Однако в нашем выборе небесного покровителя большее значение возымел исследовательский потенциал наследия апостола Японии. Поскольку оно – удивительное, богатое, увлекательное – по-прежнему остается малоизученным. К тому же и саму историю Русской Духовной миссии в Японии можно назвать уникальной: она принесла величайшие духовные плоды в далекой Стране восходящего солнца. Изучение наследия апостола Японии в Николо-Угрешской семинарии происходит уже около 10 лет. Одна из целей, которую мы перед собой ставим, это издание наследия св. равноапостольного Николая. В настоящее время в Японии и России различными издательствами опубликованы его дневники. Также имеются некоторые письма и прижизненные публикации этого поразительно работоспособного святителя-миссионера, – словом, объем довольно значительный. И все же остается большой неизученный пласт, касающийся разнообразных исторических документов и эпистолярного наследия. Многое не выявлено, – как говорят, не введено в научный оборот. Мы составили исследовательскую программу и в течение ряда лет работаем над ее осуществлением. По благословению Священноначалия стали ежегодно – в день памяти равноапостольного святителя Николая (16 февраля) – проводить научную конференцию, а в этом году решили объединить актовый день семинарии и конференцию.

Ведь что такое актовый день? Это ежегодный праздник семинарии, на который собираются гости, в том числе коллеги из других духовных школ, и после Божественной литургии они вместе с учащими и учащимися семинарии собираются в актовом зале, где зачитывается отчет о проделанной в минувшем году работе. Также на заседании годичного акта произносится актовая речь – показательная лекция одного из преподавателей, как правило, посвященная какой-то дате. Прежде у нас в семинарии актовый день проводился 9 октября – в день памяти святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Но святой Иоанн Богослов считается покровителем всех духовных школ – это как бы всеобщий или, иными словами, профессиональный их праздник. Приезжавшие в Угрешскую семинарию представители Учебного комитета Русской Православной Церкви выразили некое смущение по этому поводу, что у нас нет «своего» дня для проведения годового акта. Тогда мы и приняли решение, что такой датой будет день памяти равноапостольного Николая Японского.

– Это решение принято недавно. В то же время серьезными исследованиями духовного наследия равноапостольного Николая Японского преподаватели и студенты семинарии занимаются давно. Что вас на это сподвигло?

– Точнее будет сказать, кто. Однажды, лет 10 назад, к нам в семинарию пришел удивительно творческий человек – историк-краевед, разработчик авторской методики генеалогических исследований Николай Владимирович Садовский. Он поставил перед собой в числе главных жизненных задач сбор информации, касающейся биографии равноапостольного Николая Японского. И не только, разумеется, сбор, но и широкое ее распространение. По его инициативе в стенах семинарии были проведены вечера памяти великого православного миссионера. Николаю Садовскому принадлежит честь открытия «малой родины» благовестника Православия в Японии. Это место для верующих россиян, для нашей церковной среды пребывало как бы в безвестности, что являлось большой исторической несправедливостью. Николай Владимирович начал свою исследовательскую работу с того, что нашел деревню Береза (прежде относившуюся к Смоленской губернии, теперь – к Тверской области), где будущий просветитель Страны восходящего солнца был крещен и где служил в храме его отец. Еще исследователь разыскал потомков по линии родной сестры святителя, которые, к слову сказать, по нашему приглашению приезжали в Николо-Угрешскую семинарию.

– А затем Вы со студентами отправились в тверскую глубинку. Что там увидели?

– Прежде чем рассказать, замечу: наши православные люди любят посещать места рождения святых. Например, многие ездят в село Варницы, где появился на свет Игумен Земли Русской преподобный Сергий Радонежский. Ездят богомольцы и в древний Курск, где прошло детство и отрочество преподобного Серафима Саровского: посещают часовню, выстроенную на месте дома купцов Мошниных – родителей батюшки Серафима. А к месту рождения святителя Николая Японского паломники не ездят, потому что до недавних пор мало кто о деревне Береза знал. Притом что из русских святых не так много прославленных в чине равноапостольных: Креститель Руси святой равноапостольный князь Владимир, его бабушка – святая равноапостольная великая княгиня Ольга, ставшая первой правительницей Киевской Руси, принявшей христианскую веру. Это – X-XI века. И третьим в ряду равноапостольных святых Русская Православная Церковь прославляет святителя Николая Японского, который жил совсем недавно – в XIX-XX веках.

Признаться, ехали мы в тверскую глубинку с неким недоумением: что там найдем? К счастью, нашли очень крепкий православный приход и деятельного настоятеля храма в честь Святителя Николая Японского – протоиерея Артемия Рублева. Он живо интересуется духовным наследием равноапостольного Николая, занимается с молодежью, старается организовать ее досуг. И одно из своеобразных начинаний в этой работе – открывшийся при храме клуб японской настольной интеллектуальной игры «Го».

Приехали мы к 9 утра и смогли принять участие в Божественной литургии, совершавшейся в этой небольшой деревянной церкви в поселке Мирный Оленинского района. Вместе с другим священником – преподавателем семинарии – я сослужил настоятелю, а один из наших студентов управлял хором. После службы мы в сопровождении отца Артемия отправились к месту, где родился великий ревнитель Православия. Там совершили литию и пропели величание святителю Николаю, архиепископу Японскому. Ныне на месте погоста вблизи несохранившегося храма Вознесения Господня и на предполагаемом месте дома семьи Касаткиных водружены кресты. Почти такой же паломнический маршрут (только вначале – деревня Береза, затем – храм Равноапостольного святителя Николая в поселке Мирный) осуществили мы с японским священнослужителем иеродиаконом Николаем. Поначалу у меня тоже возникло опасение, правда, иного рода, чем в первую нашу поездку. Я немного волновался: не помешает ли нам языковой барьер? Но отец Николай, хотя и живет в России всего лишь три года, русский и церковнославянский языки, как оказалось, знает прекрасно. Интересно и то, что в храме тверской глубинки по собственной инициативе верующие изучают японский язык. Еще до приезда отца Николая (Оно) некоторые ектении там возглашали на японском...

Торжественной и красивой была служба на двух языках – церковнославянском и японском. Священнослужителя из Японии приняли как самого желанного гостя. В своем слове протоиерей Артемий Рублев сказал, что произошло «замыкание исторического цикла», «замыкание великого круга жизни»: на этой земле родился мальчик Ваня Касаткин, будущий просветитель Японии, чей прах покоится вдалеке от родных мест, но сейчас сюда приехал верующий человек из «далекой и близкой» Японии. Он участвовал в совершении Литургии, и это дало возможность почувствовать единство Вселенского Православия.

– Отец Иоанн, а во время паломничества в Японию что Вас особенно поразило? Я имею в виду – что-то, связанное с именем равноапостольного Николая Японского.

– Больше всего меня поразило богослужение, от которого остались необыкновенные впечатления. Надо сказать, что православные японцы практически не посещают храм в будние дни – только лишь в воскресные. Поэтому в Хакодате, где мы были в будний день, мы не смогли попасть на общественное богослужение, а попали на Всенощное бдение в кафедральном Воскресенском соборе в Токио уже перед самым отъездом. И сразу почувствовали аскетическую настроенность прихожан, их благоговейное отношение к богослужению. Само богослужение совершалось с исключительной точностью. Развитию такой атмосферы сильно способствует то, что в Японии нет наемных хоров. На мой взгляд, это большая беда нашей Церкви, что у нас во многих больших соборных и приходских храмах поют так называемые профессионалы, которые не вносят в службу молитвы. Они приходят лишь с целью заработать или подработать. Конечно, есть среди профессиональных певцов люди благоговейные, благочестиво настроенные, только их, к сожалению, немного. Так вот в Японии пение весьма достойное, потому что японцы – очень культурный народ. Культурный во всем: в манере одеваться, в манере общения, в уважительном отношении к гостям. Там везде в общественных местах звучит классическая музыка. И для японцев в части церковной жизни очень важно восприятие культуры певческой. В этом тоже осознается присутствие равноапостольного Николая, потому что мы знаем, сколько трудов им было положено, чтобы организовать богослужение, которое японцы с их эстетической настроенностью воспримут. Было такое ощущение, что, находясь на службе в соборе Николай-до, мы чувствовали какой-то старый уклад традиционного московского храма – то, что видимо было в Синодальную эпоху и каким-то образом сохранилось в богослужебных традициях старых московских приходов, а в Японии со времен равноапостольного Николая оказалось буквально законсервировано. Служба велась на японском. Причем, не зная этого трудного для нашего восприятия языка, но прекрасно зная все обиходные песнопения – «Блажен муж...», «Благослови, душе моя, Господа...», – можно было практически все подпевать по-русски, потому что обиход абсолютно тот же.

И еще одна особенность: мы привыкли, что на воскресном Всенощном бдении совершается полиелей и выходит все духовенство. Там же служит один священник, а духовенство собирается в алтаре. Предстоятель Японской Автономной Православной Церкви митрополит Токийский и всей Японии Даниил (Нусиро) тоже всю службу проводит в алтаре, где сосредоточенно молится. Вообще, как рассказали нам клирики собора, митрополит Даниил ведет чрезвычайно аскетический образ жизни. Удивительно, но в самой митрополии нет ни одной машины. У владыки Даниила нет ни телефона, ни компьютера, ни телевизора. Он любит читать и немного читает по-русски, поэтому часто получает в подарок книги из России. Постоянно присутствует на богослужениях.

– Выступавший на научной конференции в Николо-Угрешской семинарии иеромонах Герасим (Шевцов) говорил о перспективах образования православного монастыря в Японии, куда он был приглашен в связи с решением Священного Синода Русской Православной Церкви об основании монашеской общины. Как обстоят дела в этом отношении?

– Начну с того, что святитель Николай, архиепископ Японский, по словам исследователей, сделал за свою жизнь столько, сколько человеку сделать невозможно. Но, пожалуй, единственное, что не осуществил равноапостольный Николай, – не создал в этой стране православный монастырь. Ну тут понятно, почему. Он никогда не являлся насельником обители, то есть у него не было опыта жизни в монастыре и восприятия иноческой традиции, которая для этого необходима. Кстати, быть может об этом и говорили равноапостольный с преподобным Пименом Угрешским на памятной встрече в 1880 году. На время нашего пребывания в Японской Православной Церкви официально существовал один монастырь – при Токийской митрополии. В нем подвизался один насельник – отец Герасим (Шевцов), который теперь уже в сане архимандрита. Он рассказывал, что на первых порах были какие-то кандидаты в послушники, но, к сожалению, ушли. Выступая на нашей конференции, священнослужитель-миссионер попросил молитв всех присутствующих, чтобы это Божие дело – создание православного монастыря в Японии – увенчалось успехом.

– Отче, какое впечатление у Вас сложилось о современных японцах?

– Сложно сказать обобщенно. Тем не менее, очевидным является тот факт, что японцы – это нация трудоголиков. Работа там стоит на первом плане! А вот интерес к религии в наши дни у них минимален... Но есть люди, сердцем воспринявшие Евангельскую истину. Например, в Токийском Воскресенском соборе мы увидели молодого человека, можно сказать, подростка лет 15–16, который активно участвовал в богослужении: прислуживал в алтаре, читал богослужебные тексты. Нам рассказали, что перед принятием Таинства Крещения он прошел 50 огласительных бесед. Там такая практика существует: человека долго и серьезно готовят к принятию Православия. Я спросил, почему бы его не пригласить учиться в Духовную семинарию? Мне ответили, что его отец против. И пока он несовершеннолетний, родители решают за него. Сегодня Токийская Православная Духовная семинария крайне малочисленна. А в свое время в жизни Православной миссии она имела принципиальное значение. В ней преподавал сам равноапостольный Николай. Его миссия шла через педагогику, через образование. К тому же образовательный процесс святитель не мыслил без духовного воспитания, что способствовало привлечению японцев в духовные школы. И второй чрезвычайно важный момент: русский подвижник не стремился делать из японцев европейцев, чем по сути дела занимались католические и протестантские миссионеры, желавшие изменить традиционное сознание людей. А равноапостольный Николай шел иным путем. Через изучение языка, культуры, истории, религий. Подвижник веры, дипломат, ученый-филолог, историк, социолог, этнограф, он не чуждался всего того хорошего, что было накоплено многими поколениями японцев, и высоко оценивал их нравственные и интеллектуальные качества. Это, как нам видится, тоже представляет собой большое содержание для исследовательской работы.

– Что для Вас как для ректора семинарии, что для преподавательского состава важно донести до студентов в отношении восприятия столь масштабной и яркой личности святителя Николая Японского?

– Что нужно в первую очередь учиться его самоотверженности в служении. В стенах семинарии мы готовим будущих пастырей. Кто-то из них пойдет на приход, кто-то изберет монашеский путь. И мы хотим их с юного возраста сориентировать на то, что в дальнейшем своем служении они не должны будут стремиться к какой-то материальной выгоде, а стараться по мере сил и возможностей отдавать себя высокой цели. Пример выдающегося миссионера, великого святого, ставшего одним из небесных покровителей нашей духовной школы, сегодня очень востребован. Востребован богатейший опыт его миссионерских трудов. Добавлю к этому, что у нас есть икона равноапостольного Николая, написанная люберецким иконописцем Сергеем Мелкозеровым, и частица мощей святителя, которую нам передал Предстоятель Японской Церкви владыка Даниил. (Икону святителя Николая Японского с частицей мощей митрополит Даниил подарил и возрожденному приходу деревни Береза). Совершая молитвы на сон грядaущий, семинаристы каждый вечер поют тропари: святителю Николаю Чудотворцу, равноапостольному Николаю Японскому и преподобному Пимену Угрешскому.

 Беседовала Нина СТАВИЦКАЯ

Фото из архива Николо-Угрешской Православной Духовной семинарии

 

 


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Митрополит Горловский и Славянский Митрофан (Никитин)
Монастырь Курская Коренная Рождества Пресвятой Богородицы пустынь
Митрополит Волоколамский Иларион
Игумения Серафима (Ващинская)
Митрополит Горловский и Славянский Митрофан (Никитин)
Монастырь Курская Коренная Рождества Пресвятой Богородицы пустынь
Митрополит Волоколамский Иларион
Игумения Серафима (Ващинская)