«Можно сказать, что все пророчества батюшки Серафима исполняются именно сейчас»

Игумения Сергия (Конкова)

В нашей беседе с настоятельницей Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря игуменией Сергией (Конковой) эта мысль звучала лейтмотивом. Матушка так рассказывала о недавних дивных событиях, приводила столь удивительные факты, связанные с возрождением святыни, что душа ликовала. А еще мы затронули некоторые аспекты сегодняшнего дня, отражающие разные грани жизни монастыря. Например, как развивается такая монастырская структура как Паломнический центр; как построен процесс обучения монашествующих на богословских образовательных курсах; на какой круг читателей рассчитан журнал «Дивеевская обитель», издающийся в монастыре с 2011 года.

Монастырь с особым статусом

Матушка, Вы не раз рассказывали корреспондентам других СМИ, какую неприглядную картину застали, когда Вас перевели сюда из Спасо-Преображенской пустыни Рижского Свято-Троице-Сергиева монастыря. То, что мы видим сегодня, спустя менее чем три десятилетия (по историческим меркам краткий миг!), иначе как чудом Божиим не назовешь. Но чтобы оно свершилось и стало укреплять в вере, воодушевлять многие и многие тысячи людей, чтобы собралась большая монашеская семья, насчитывающая около 500 насельниц, что потребовалось от первопроходцев в лице игумении и горстки сестер?


В первую очередь осознать: главной здесь является не земная игумения, а Игумения Верховная. В Своем четвертом земном уделе Царица Небесная всем управляет, а мы должны быть Ее служками и служками батюшки Серафима. Можно сказать, что все пророчества батюшки Серафима исполняются именно сейчас. Одно из них – не называть Казанскую церковь приходской, так как со временем это будет монастырский собор со множеством пристроек и приделов, наподобие Иерусалимского храма. Когда мы прибыли сюда, Казанская церковь представляла собой сарай с двухскатной крышей, покрытой шифером. Ни купольной, ни колокольной части не было. Поскольку Казанская часть была свободна, мы побелили ее с краскопульта известкой и на сенных матрацах размещали паломников, которые искренне радовались тому, что хоть какая-то крыша есть над головой. После 100-летия прославления преподобного Серафима, праздновавшегося в 2003 году, было решено восстанавливать этот храм. До юбилея большой объем реставрационных работ в монастыре проводился, однако Казанская церковь не была туда включена. И вот внимательно прислушивавшийся к истории монастыря наш попечитель из концерна «Росэнергоатом» Эрик Николаевич Поздышев сказал митрополиту Нижегородскому и Арзамасскому Георгию: «Владыка, что-то мы не то делаем. Первой здесь была Казанская церковь, построенная Дивеевской первоначальницей матушкой Александрой. Надо ею заняться». Занялись. Изучая фундаменты и стены, специалисты увидели, что они – из кирпича местного обжига, очень ослабленного из-за агрессивного воздействия внешней среды. Вывод был однозначный: сохранить здание можно лишь в том случаем, если взять его в футляр. А батюшка Серафим когда еще сказал, что оно будет обстроено?! Причем первые две пристройки появились при жизни преподобного. К паперти была пристроена церковь Рождества Христова, хотя некоторые возражали: как это можно – к паперти, конечной части храма, фактически западной, пристроить алтарь? Но батюшка им отвечал, что эта «паперть эта достойна алтаря».

А вторая пристройка?

Это храм Рождества Богородицы. Батюшка обратился ко своему ученику Мантурову: «Худо мы, батюшка, с тобой сделали; ведь мы храм-то во имя Рождества Спасителя выстроили, а во имя Богородицы церкви-то у нас с тобой и нет!» Михаил Васильевич сказал, что уже негде пристраивать. И все же после размышлений он заметил, что если только подкопать землю под храмом Рождества Христова и сделать в нижней части церковь на четырех столбах. При этих его словах Саровский старец воскликнул: «Во-во, радость моя! Четыре столба – четверо мощей…Четыре столба – ведь это значит, у нас тут четверо мощей почивать будут!» Сейчас в этом храме, по нашим масштабам, конечно, маленьком, почивают мощи трех преподобных жен Дивеевских – Александры (Мельгуновой), Марфы (Мелюковой) и Елены (Мантуровой), прославленных в начале третьего столетия. И мы ожидаем, что, может быть, первую игумению обители – матушку Марию (Ушакову) – тоже канонизируют, тогда полностью исполнится это пророчество батюшки Серафима. К слову, до разорения монастыря Казанская церковь насчитывала пять престолов, а в 2007–2008 годах с северной и южной сторон были устроены восемь новых приделов.

Если называть все тринадцать приделов, это займет много места. И все же два новых, чье появление символично, хотелось бы упомянуть. Это придел в честь священномученика Серафима (Чичагова), составителя «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря», освященный первым из новых приделов. И придел в честь святых Царственных страстотерпцев. Входя туда, сразу вспоминаешь, как упорно настаивал на прославлении Саровского старца последний российский император Николай II и как он с Императрицей Александрой Федоровной и членами Августейшей фамилии принял участие в торжествах канонизации батюшки Серафима, побывав в Сарове и в Дивееве летом 1903 года.

Видите, Казанская церковь действительно получилась обстроенной и стала именоваться собором. Разве я могу говорить, что это я управляю обителью? Господь все устрояет по благословению Царицы Небесной, а ты только диву даешься и понимаешь, что наш монастырь имеет особый статус. Мы лишь исполнители в руках нашей Начальницы – Божией Матери. Если правильно поступаем, значит, хорошие исполнители. Если неправильно – тоже понесем ответственность. Когда представляется тебе возможность сделать что-то для Церкви, для родной обители, а ты этим не воспользуешься, то вина на тебя ляжет…


«Может, это не в нашу бытность произойдет?»

Глядя на всю эту красоту – благолепие храмов, ухоженность территории, обустроенность святых источников, – невольно думаешь, что так было всегда.

Вот-вот, многим так кажется. И я, вспоминая вслух поистине удивительные события из современной летописи монастыря, испытываю чувство, будто сказку рассказываю. Когда только избранный на Патриарший престол Святейший Патриарх Кирилл в 2009 году прибыл сюда, и мы вместе шли по восстановленной Богородичной Канавке, между нами состоялся диалог: «Ваше Святейшество, по пророчеству батюшки Серафима на одной оси с Троицким собором внутри Канавки должен быть собор, посвященный Божией Матери». – «А сейчас что там находится?» – «Столовая школы-интерната для детей с ограниченными возможностями здоровья». (Он, будучи еще митрополитом, освящал здесь новую школу. Внутри самой Канавки до их выселения были средняя общеобразовательная школа, коррекционная школа, да еще два здания, в которых жили люди). Диалог продолжился: «Ну, матушка, вначале надо выселить школу-интернат, а потом докладывать Патриарху». – «Ваше Святейшество, может, это не в нашу бытность произойдет? Но такое пророчество преподобного Серафима есть». Я помню, как велико было удивление Патриарха Кирилла в следующий его приезд: столовой школы-интерната нет, а на месте, где сейчас построен Благовещенский собор (внутри Канавки, на одной оси с Троицким), залита плита под фундамент собора. Переселить за столь короткий срок, всего за один год, коррекционную школу-интернат – это же громадная работа! Единственное – директор школы обратился ко мне со словами: «Матушка, у нас большое неудобство: находясь внутри монастыря, мы зажаты, детям некуда деться. А сейчас расформировалась воинская часть МЧС в Сатисе. Вот бы нам туда, на природу, в березовую рощу!» Стали узнавать и выяснилось: чтобы в Сатисе обустроить все для детского учреждения с особыми требованиями, чтобы приспособить там освободившееся здание к обучению и проживанию детей-инвалидов, нужны немалые деньги – 65 миллионов рублей. И представьте, что губернатор дал их.


С самим Благовещенским собором тоже интересная история вышла. Имелось более шести вариантов проекта, и никакой не подошел. Митрополиту Георгию очень хотелось увидеть воплощенным в жизнь проект типа церкви Покрова-на-Нерли. Однако Комитет охраны памятников отверг и его, поскольку храмы в монастыре были построены в стиле барокко. «Владыка, а что нам мудрствовать? – говорю я потом нашему архиерею. – Может, взять с третьего удела: как вот Матерь Божия дала Свой Поясок греческим строителям и благословила их построить храм в честь монашеской сотницы?» Длина Пояска – один метр двадцать сантиметров. 30 поясков длины, 20 поясков ширины, 50 поясков под крест. Это как раз сто. Когда взяли эту меру Пояса Богородицы, сразу сложилась архитектура. Единственное – владыка говорит: «У нас пять куполов в Троицком соборе, пять куполов – в Преображенском, и если Благовещенский собор тоже будет иметь пять куполов, как-то непонятно...» В тропаре на Благовещение Пресвятой Богородицы поется: «Днесь спасения нашего главизна», то есть одна. «А если попробовать с одной главой?» – спросила я у владыки. Комитет охраны памятников тут же согласился с предложенным вариантом, дело у нас пошло. И еще одно, можно сказать диво дивное, вскоре случилось. Мне передали, будто архимандрит Ефрем, игумен Ватопедского монастыря, сообщил, что он едет в Дивеево на пять дней – везет Пояс Пресвятой Богородицы. Я передала владыке эту новость, он даже надо мной подшутил: «Да вас за пять дней сметут! На вас работает все УВД области в день памяти преподобного Серафима 1 августа. А что будет за пять дней?» Великую христианскую святыню, впервые за 200 лет покинувшую Святую Гору Афон и доставленную для поклонения в Россию, нам привезли в Дивеево на один день. И первым делом ковчег с Поясом Божией Матери был пронесен по Канавке, как будто Сама Царица Небесная прибыла благословить строительство Благовещенского собора.

Современность опережает монастырскую жизнь, но отставать нельзя

Матушка Сергия, дивом дивным можно назвать и мозаичное оформление с богатой цветовой фактурой Успенского храма, устроенного в крипте Благовещенского собора. Житийные композиции, ростовые фигуры святых, их лики в медальонах, орнаменты, фрагменты райского сада – просто дух захватывает! Но позвольте перевести наш разговор в несколько иную плоскость. В начале 90-х годов вы размещали паломников на сенных матрацах в церкви. Сегодня у монастыря 20 благоустроенных гостиниц. Как Вы считаете, удалось ли Дивеевской обители выйти на современный уровень по приему паломников, гостей?


Нет, пока нам это не удалось, поскольку гостиничная служба требует современного подхода, а современность стремительно опережает нашу жизнь. Ведь теперь как? Благодаря современным технологиям многие покупают электронный билет, то есть человеку не надо ехать на вокзал или в аэропорт, стоять в очереди к кассе. Так же через Интернет люди бронируют себе номера в гостиницах, не выходя из дома. Для того, чтобы сделать такое сервисное обслуживание, везде тут необходимо провести оптоволокно и так далее. Иными словами, нам многое еще предстоит сделать в этом направлении. Но снова обращусь к пророчеству батюшки Серафима, говорившему, что до реки вся земля должна быть монастырской. Территория до реки большая. Во время земной жизни старца здесь были огороды. В советское время появились здания прокуратуры, Центробанка, УВД, два здания администрации, ресторан и универмаг. Есть частные дома. И представьте себе, сейчас это включено в федеральную программу передачи обители. Какое-то небольшое село Дивеево в российской глубинке, насчитывающее всего-то восемь тысяч жителей – а в нем применена федеральная программа, которую по уровню можно назвать президентской! Приехав сюда в 91-м году, мы попросили архитектора Наталью Алексеевну Валуйскую сделать генплан развития села Дивеево в связи с открытием монастыря, чтобы можно было очертить монастырскую территорию. Архитектор провела большую работу. И вот когда встал вопрос о территории до реки, мы снова ее вызвали и спросили, как быть – ведь генплан уже на всех уровнях утвержден? Наталья Алексеевна снова провела серьезную работу – сделала дополнения в генеральный план 1991 года, которые легли в основу федеральной программы.

Наш главный ходатай, попечитель и утешитель батюшка Серафим свидетельствовал, что в Дивеевской обители он ни одного камушка по своей воле не поставил, ни одну сестру без воли Царицы Небесной не принял. Пророчествовал он Духом Святым, потому все это осуществляется и исполняется. Например, нашлись доброхоты, которые выкупили для монастыря здание ресторана и универмага. Сейчас ведутся проектные работы, как там устроить монастырские трапезные по типу лаврских. По поводу других зданий: здание Центробанка передали нам почти сразу. Прокуратура, УВД, администрация по федеральной программе получат новые здания, а эти отойдут и будут переоборудованы под гостиницы для размещения паломников. Но сегодня мы даже не можем принять всех архиереев, желающих приехать на дни памяти батюшки в Дивеево. Порядка 20 – ну, может быть, 25 архипастырей с трудом еще как-то разместим. При этом с архиереем приезжает минимум два сопровождающих – водитель, иподиакон. Очень много архипастырей нашей Церкви, игуменов и игумений сотен монастырей хотят побывать в сей святой обители и поклониться ее великим святыням. Нам же приходится с сожалением констатировать: пока нет возможности удовлетворить все просьбы.

Однако истинно верующие знают: что человеку невозможно, то возможно Господу. «А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же всё возможно (Мф. 19, 16-26)». И каждый этап возрождения Дивеева подтверждает евангельские слова.

В этой связи хочу поделиться одним воспоминанием. На каком-то из наших Пасхальных крестных ходов я сказала владыке Георгию о пророчестве батюшки Серафима – земля до реки должна стать монастырской. Сказала и тут же подумала – совсем как в случае с Благовещенским собором, что стоит теперь у начала Святой Канавки: «Может, это не в нашу бытность произойдет?» Но что мы видим сегодня? После передачи монастырю всех названных зданий улица, по которой проходит крестный ход и которую на это время перекрывают для движения транспортного потока, станет пешеходной. Строительство объездной автомобильной дороги уже идет. А монастырь постепенно готовится к тому, чтобы выйти на современный уровень по приему паломников и гостей. Мы не должны отставать от требований времени, игнорировать научно-технический прогресс с его некоторыми, приемлемыми и для монастырей, возможностями. Потому что Дивеево – место, которое Царица Небесная взяла под Свое покровительство. И сюда стремится попасть великое множество людей с разных концов земли. Разве можно не брать это в расчет? Разве можно предать забвению завет батюшки: никто не должен уйти отсюда «тощ и неутешен»?


То, что делается с желанием, дает хороший результат

Не могу, матушка, не задать еще один вопрос, касающийся сегодняшнего дня обители. Распорядок дня сестер чрезвычайно плотный. Находится ли в нем место образовательной подготовке монашествующих, на что, как мы знаем, все больше и больше внимания обращают Святейший Патриарх Кирилл и Священноначалие?

У нас есть двухгодичные богословские образовательные курсы, занятия на которых ведут преподаватели Нижегородской духовной семинарии. Сестрам не надо никуда выезжать – курсы действуют при монастыре. Я была в первых рядах обучавшихся – конспектировала лекции (до сих пор храню общие тетради, куда записывала лекции по Новому Завету, нравственному и догматическому богословию, литургике и другим дисциплинам). 


Помню, что в первые годы даже учебников не было. Но лекции – это ведь квинтэссенция необходимой информации по теме. В какой-то момент нам объявили, что предстоит сдавать экзамены. Кто старательно записывал лекции, оказался в выигрышном положении. Кто ленился, тем туго пришлось. Вместе с другими насельницами я сдавала зачеты, экзамены и в 2010 году получила диплом об окончании курсов. На сегодняшний день у нас из сестер, кто может учиться, – все учатся, все охвачены. Причем большинство, несмотря на то, что график жизни в монастыре очень напряженный, с воодушевлением ходит на лекции. Их желание постичь азы богословия велико. И слава Богу! Когда человек приступает к какому-то важному делу с желанием – результат будет хороший. Если он невольником себя чувствует – мизерный результат будет. Или вообще никакого! Сейчас учебников достаточно много, лекции можно записывать на телефон, но, как мне рассказывают, некоторые сестры предпочитают их конспектировать по старинке: ручка, тетрадь. Лекции хорошие, а записи в тетрадях можно хранить всю жизнь и при необходимости к ним возвращаться. В минувшем году представители Межведомственной комиссии по вопросам образования монашествующих при Учебном комитете Русской Православной Церкви провели экспертизу образовательного процесса наших богословских курсов и выявили пробел, который нам предстоит устранить. Мы не изучали церковнославянский язык. Теперь даже тем, кто имеет дипломы об окончании этих курсов, вновь придется садиться за учебу и потом сдавать экзамен.


И Вам, матушка? Вы тоже будете изучать церковнославянский язык?

Обязательно! Ведь это язык молитвы и слова Божия. Язык православного богослужения. Раньше, до революции, в деревнях сохранялся способ обучения грамоте, когда детей учили по Псалтири и Часослову, – так крестьяне усваивали церковнославянскую грамоту. А мы если не будем знать церковнославянский язык, то какие же мы монашествующие?

Матушка, благодарю Вас за интересную беседу и прошу Вашего благословения на встречу с сестрой, старшей на издательском послушании и с сестрой – старшей Паломнического центра. Хочется взять у них интервью.

Издательская деятельность монастыря включает в себя разные направления, в том числе и выпуск журнала «Дивеевская обитель», который многие любят, просят прислать. И сестры его любят. Каждая сестра получает свежий номер журнала в подарок. Имеются также серьезные наработки и в Паломническом центре. Старшим сестрам, несущим послушание в этих монастырских структурах, есть что рассказать порталу «Монастырский вестник». Возможно, наш опыт в каких-то своих аспектах будет полезен другим обителям.


Беседовала Нина Ставицкая
Фото: Владимир Ходаков
Также представлены снимки из архива монастыря

Материалы по теме

Новости

Публикации

Доклады

Игумения Сергия (Конкова), настоятельница Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского женского монастыря
XXII Рождественские чтения. По итогам круглого стола «Подвижники нашего времени как хранители монашеских традиций»
Игумения Сергия (Конкова), настоятельница Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского женского монастыря
XXII Рождественские чтения. По итогам круглого стола «Подвижники нашего времени как хранители монашеских традиций»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Участники XXVII Международных Рождественских образовательных чтений
Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий
Участники XXVII Международных Рождественских образовательных чтений
Участники XXVII Международных Рождественских образовательных чтений
Участники XXVII Международных Рождественских образовательных чтений
Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий
Участники XXVII Международных Рождественских образовательных чтений
Участники XXVII Международных Рождественских образовательных чтений