«Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне…»

Архипастыри-участники Освященного Архиерейского Собора

Работа с молодежью обозначена в качестве приоритета церковной жизни на состоявшемся Архиерейском Соборе. Принятое Положение о монастырях и монашествующих имеет свой целью упорядочить жизнь обителей, в том числе и для притока новых сил. Что необходимо, чтобы молодежь стремилась в монастыри? – своими размышлениями об этом поделились архипастыри-участники Собора.

Детям важно видеть образ богоустремленного монашеского жития

Митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Иларион, Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей:

Ваше Высокопреосвященство, как сейчас развивается монашеская жизнь в Русской Зарубежной Православной Церкви?

Дело понемногу движется, но сказывается влияние секулярности. Молодежь не слишком охотно поступает сегодня в монастыри. У нас практически нет и старцев, которые могли бы наставлять на монашеский путь молодых. Многие пытаются основать монашеские общины, но не всегда удачно. Однако, слава Богу, те общины, которые существуют, пусть не очень быстро, но растут.

Из американских приведу в пример мужской скит в честь Святого Креста в штате Вест Вирджиния. Знаю, что очень многим верующим и ищущим веру нравится туда приезжать. Почти вся братия там – американцы, принявшие Православие. Развивается у нас на американском континенте и Свято-Троицкий Джорданвилльский монастырь. Старые монахи уже упокоились. Но потихоньку приходят новые. Господь не оставляет Свои обители, всегда кто-то подвизается в них. Приходят и молодые послушники, которые приняли Крещение уже в сознательном возрасте, не будучи с детства воспитаны в Православии.

Что необходимо, чтобы молодежь шла в монастыри?

Думаю, что молодым людям с детства надо быть знакомыми с монастырями, видеть, как монахи молятся, общаться с ними. Сейчас многие узнают о сути монашеской жизни также посредством духовного чтения о внутренней жизни, о молитве. На Западе популярна книга «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу». Такого рода издания, а также рассказы о жизни конкретных обителей в интернете, – тоже помогают молодежи загореться желанием послужить Господу нашему Иисусу Христу и спасаться в более строгом монашеском образе жития.

Тогда и монастыри не должны быть закрыты для детей, молодежи?

Да-да, конечно. У нас есть обители, которые собирают вокруг себя молодых. Женские – девочек и девушек, а, скажем, в Джорданвилле мальчики и юноши по несколько недель или всё лето живут при монастыре, помогают там кому-то из священников. Потом, смотришь, а многие из этих помощников поступают там в семинарию. Потом рукополагаются. Приводят за собой новую молодежь. Это всё очень отрадно. Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное (Мф. 19, 14), – говорит Господь.

Когда валаамская братия возроптала на принимавшего народ святого Антипу, он ответил: «Люди из мира сюда приходят как из ада, а мы здесь, за монастырскими стенами, среди святынь как в раю!»

Да, тем более детям важно видеть образ богоустремленного монашеского жития.

Господь призывает тех, кого нужно

Архиепископ Берлинский и Германский Марк, Русская Православная Церковь Заграницей:

Владыка, сейчас, говорят, молодежь охладевает к монашеской жизни. Почему?

Да, сейчас мало кто идет в монастыри, потому что люди увлекаются материализмом. На его пропаганде строится весь современный мир. Но всегда были и есть избранные. Господь призывает тех, кого нужно. Человек не определяет свое призвание – он только мешает или помогает Богу действовать в своей жизни.

Что необходимо, чтобы услышать призыв Божий в своем сердце?

Молитва и покаяние. Нам всем необходимо постоянное покаяние.

Как стяжать навык каяться непрестанно?

Для этого надо как можно чаще исповедоваться. Хотя бы раз в неделю – насельникам монастырей.

Как каяться сердцем, а не просто осознавать, что сделано что-то не то?

Надо принять всю вину на себя. Чувствовать себя перед Господом виновным. Во всех грехах. Я – окаянный…

Читайте молитву в конце воскресной полунощницы. Во многих монастырях сейчас не служат воскресные полунощницы из-за обилия приходских дел. Но в этой службе покаянный дух непрелестного представления о себе очень ярко выражен.

Наше окаянство... Когда его чувствуешь, тогда и приобретаешь навык каяться сердцем.

Еще важно: посмотри, сколько ты мог бы сделать и сколько всего тобой не сделано! Сколько всего требует твоего внимания и участия, а ты бездействуешь! Много таких моментов в жизни, когда чувствуешь свою немощь, несостоятельность.

Когда перестаешь всё сваливать на других, тогда и ощущаешь в сердце способность покаяться. Тогда собственно и начинается духовная жизнь.

Знаю, что в возглавляемом Вами монастыре Преподобного Иова Почаевского в Мюнхене, как и в окормляемой Вами женской обители Преподобномученицы Елисаветы Феодоровны в Бухендорфе, благословляется частое Причастие?

Да, чаще причащайтесь. И, разумеется, живите по-христиански.

Евангелие – основа нашей жизни. Без него никуда не деться. И это не нечто внешнее, это не просто чтение на досуге. Это проникновение. Евангелие должно пронизывать человека полностью. Это трудно, конечно, для каждого из нас.  Поэтому не удивляйтесь, а трудитесь.

«Жатвы много, а делателей мало»

Митрополит Новгородский и Старорусский Лев:

Владыка Лев, по сравнению со временем Вашей молодости сегодняшняя молодежь меньше или больше стала искать монашеского пути?

По своему детству помню, что все свои каникулы я проводил в Псково-Печерском монастыре. С радостью приезжал туда, нес там все послушания, которые мне поручали.

В этом году насельники Печор не успевали с уборкой сена и тоже приглашали молодых людей потрудиться.

Интересно, многие ли откликнулись? Я помню, когда трудился в обители, меня даже не тянуло за монастырскую ограду. У нас была очень большая потребность именно в трудах во славу Божию. Сейчас молодежь больше приезжает в монастыри в качестве паломников. Я смотрю по своей митрополии: и в Варлаамо-Хутынском монастыре, где мощи нашего великого подвижника Варлаама почивают, и в Иверском монастыре на Валдае – всегда есть молодые люди в числе паломников.

Есть ли в монастырях специальные программы для молодых?

В Иверском монастыре организуются летние лагеря для молодежи. По 2–3 смены за летние каникулы приезжают. Для городских школьников это, конечно, прекрасное отдохновение от суеты мегаполисов. Там очень красивая природа, чистый воздух. Ребятам говорят и про экологию внутренней жизни: как себя очищать от мусора грехов и гари страстей. Молодежь во всех смыслах в монастыре становится здоровее.

Так постепенно наша смена, в том числе и монастырская, и вызревает. Мы просто пока еще живем в постсоветский период: и старое еще не совсем ушло, и новое не в полной мере явилось. До сих пор пожинаем плоды времен эпохи государственного атеизма. Поэтому многое и дается с большим трудом. Но я смотрю в будущее и на нашу молодежь оптимистично. При советской власти люди были крепкими в вере, а делать ничего не разрешалось, а сейчас жатвы много, а делателей мало (Мф. 9, 37).

Что трогает юные сердца?

Епископ Лидский и Сморгонский Порфирий, Белорусский экзархат:

Ваше Преосвященство, стремится ли сегодня в монастыри молодежь Белоруссии или количество молодых людей, поступающих в обители уменьшается?

Скорее второе. Это свидетельствует в целом о состоянии общества. Об этом еще святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: монахи во многом таковы, какими их воспитали еще до поступления в обители, – определяющим является итог подвижничества, но важно и то, каким был старт.

В 1990-е годы, мы помним, был всплеск интереса к монашеской жизни, много молодежи шло в монастыри. Сейчас, к сожалению, спад. Но, может быть, сегодня люди более осознанно выбирают этот путь, не спешат.

«Богу надо отдавать жар юности!» – говорит наместник московского ставропигиального Данилова мужского монастыря архимандрит Алексий (Поликарпов). Юным ведь проще пройти послушнический искус, стяжать навыки иного жития? 

Да, а зрелому человеку подчас сложнее отказаться от сформировавшихся в миру привычек, изменить, как того требует иноческий образ жизни, себя. Человекам это невозможно, Богу же все возможно (Мф. 19, 26).

Все-таки известно много примеров, когда люди, избранные к иночеству, женились, выходили замуж, шли учиться в светские вузы, а потом не без потерь, но всё же возвращались на свой путь. Можно ли помочь человеку как можно раньше осознать свое призвание?

Нужен пример старшего поколения монашествующих, которые, пройдя многолетнюю подвижническую школу, являют благодатные плоды жизни по заповедям во Христе: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, веру, кротость, воздержание (Гал. 5, 22). Когда молодежь видит это подлинное сокровище и встречает искренне доброе, любвеобильное отношение к себе, это трогает их юные сердца. Мне кажется, не стоит делать плачевные выводы о духовном состоянии всего нашего общества. Просто люди стараются сейчас более осознанно подходить к выбору своего пути. Также и многие игумены и матушки игумении отмечают, что надо испытывать человека, прежде чем его постригать.

Призыв 1990-х тоже был не без проблем. Набрали всех, потому что обители восстанавливать надо было. А потом неофиты, соприкоснувшись с тяжкой времен преодоления разрухи действительностью, когда еще не было ни уставов, ни принятого сегодня Положения, понимали, что жизнь в монастыре не соответствует тому, о чем они читали в книгах, и уходили из монашества, обнаруживая таким образом и свою собственную незрелость.

Это большая ошибка: воцерковление в монастыре

 

Архиепископ Женевский и Западно-Европейский Михаил, Русская Православная Церковь Заграницей:

Владыка, еще лет 20–25 назад во времена церковного подъема в России очень много молодых людей устремилось в монастыри, сейчас – не так. В чем проблема?

Проблема как раз была четверть века назад. Это большая ошибка: воцерковление в монастыре. Вчера человек узнал о Церкви, а завтра уже в послушники снарядился? Так нельзя. Воцерковляться надо на приходе. Монашество – это подвиг для утвержденных христиан. В армию же не берут младенцев. 

Вам с детства был явлен образ подлинного благодатного монашества в лике святителя Иоанна Шанхайского. Расскажите, пожалуйста, о нем.  

Да, он приехал в Париж в 1950 году, где мы тогда жили в эмиграции. Мне было семь лет. В основе святости – смирение. Грешный человек к смирению не способен. Мы, дети, как-то особенно переживали явленный святителем Иоанном образ святости – хорошо, когда укрепившиеся монахи не избегают детей.

Помню свою первую исповедь у него. Взрослые мне сказали: «Будешь называть грехи». Я это как-то по-детски понял. Идти на исповедь не хотел, но к святителю Иоанну подошел с охотой.

– Ты почему пришел? – спросил он меня.

– Я пришел исповедоваться, – признаюсь ему.

– Да ты же не знаешь, что это такое!

– Знаю! – уперся я.

– И что это?!

– Называть свои грехи!

– Да ты же не знаешь, что такое грех!

– Знаю...

– Что ты знаешь?

– Не слушался, стремился к объедению…

Тогда владыка Иоанн взял меня под омофор, склонился надо мной и сказал, что грех – это всего лишь отказ от любви Божией. А еще добавил, что так человек оказывается в темноте, а когда возвращается к Богу, находит свет. Это было понятно ребенку.

Что, на Ваш взгляд, является главным в общении монашествующих с молодежью?

Главное, раскрыть не формально-декларативный, а сердечный смысл общения с Богом, прежде всего, примером своей молитвы. Помню, как само появление владыки Иоанна всегда усиливало работу совести, все сразу начинали ясно ощущать изъяны своего внутреннего человека и стремились их исправить. В его лице Бог приближался к нам.

Как рождается благоговение?

Епископ Тарский и Тюкалинский Савватий:

Ваше Преосвященство, что, по Вашему мнению, необходимо сегодня, чтобы молодежь шла в монастыри?

Молодежь, чтобы идти в монастыри, должна видеть примеры благоговейных монахов. Благоговению учатся у благоговейных. А для этого монашеская жизнь должна быть на высоте. У преподобного Иоанна Лествичника сказано: «Свет монахов суть ангелы, а свет для всех человеков – монашеское житие» (Слово 26). Важны, конечно, монашеские традиции.

В Сибири в этом отношении дело обстоит сложно. Монастыри в нашем краю постоянно разорялись то в секуляризацию еще екатерининских времен, то при советской власти.

Как стяжать благоговение?

Нечто родственное благоговению рождается в душе при проявлении жертвенного подвига: милосердия, смиренного перенесения бедности, суровости жития, беззащитности существования, любого страдания. Когда душа победит смущение и как плод победы получит мир, смирение, тогда человеку не надо себя специально обучать молитве – всё свое упование душа обращает к Творцу.

Первые триста лет слова «христианин» и «мученик» были синонимами. «Кровь мучеников – семя христианства». Желание пострадать, потерпеть за ближнего есть зерно любви. Потому, что любовь – это всегда жертва. Ее всходы появляются там, где есть самоотдача. Если нам радостна жертва, то что тогда сделает нас несчастными? Жизнь тогда – это путь радости. Радости не мирской, а райской. Церковь, в том числе монастыри, возрастает подвигом.

Может ли богословское образование стать подспорьем молодым для осознанного выбора монашеского пути?

Конечно, богословское образование укрепляет ум в познании Священного Писания и святоотеческих творений и напитывает сердце образцами святости и подвижничества тех, кто уже прославил своим житием Христа.

Записала Ольга Орлова

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ