Звонкая весть Данилова монастыря

Иеродиакон Роман (Огрызков)
Нынешней осенью стартовал очередной цикл занятий на курсах звонарского мастерства при московском Даниловом ставропигиальном мужском монастыре, действующих в обители более двух лет. Также в монастыре прошел седьмой фестиваль звонов «Даниловские колокола», где лучшие звонари из разных уголков России продемонстрировали свое мастерство. Но все же доминирующей новостью можно назвать открытие собственного литейного производства колоколов, к чему, по словам старшего звонаря Данилова монастыря, руководителя Даниловского колокольного центра иеродиакона Романа (Огрызкова), они шли долго и сложно.

Подростковая мечта

Где-то в 15 лет Сергею Огрызкову, ходившему на богослужения в храм Живоначальной Троицы в подмосковных Люберцах и обучавшемуся азам звона у церковных пономарей Наташинской церкви (так называли этот приходской храм в народе), попала в руки книга «Мастер волшебного звона». Она тогда только-только вышла.

Писательница Анастасия Цветаева рассказывала о своем современнике – известном московском звонаре, музыканте и композиторе, благодаря которому в 1930 году был спасен от уничтожения Даниловский ансамбль колоколов. Этот гений – Константин Константинович Сараджев – мог по звуку определить любой из четырех тысяч колоколов столицы, а даниловские он признавал лучшими в Москве.

И когда к советскому правительству обратился американский промышленник и меценат Чарльз Крэйн с просьбой продать ему набор старинных колоколов, Сараджев порекомендовал подбор Данилова монастыря. Чиновники не возражали. Колокола были отправлены в Америку, в Гарвардский университет, где их установили на башне только что построенного студенческого общежития. Мысли об этих колоколах так разбередили душу люберецкого подростка, что он с горячностью подумал: «Вот бы мне их послушать! Ведь сам Сараджев их аттестовал, сам ездил настраивать их в Гарвард! Наверное, колокола сохранились. Но где тот Гарвард находится?..»

Голос Америки

Мы встретились с иеродиаконом Романом спустя несколько дней после его возвращения из США, куда он летал по приглашению профессоров Гарвардского университета в городе Кембридж (штат Массачусетс). Там гость из Москвы давал мастер-класс ребятам-студентам из Клуба звонарей русских колоколов. Отец Роман предупредил, что после перелета с другого континента он еще не полностью вошел в привычный ритм жизни. Сказал с улыбкой:

– Просыпаюсь в своей келье и не сразу осознаю, где нахожусь. Вижу шкаф с книгами, иконы и думаю: сон это или реальность? А какое, интересно, сейчас время суток? И что я должен делать? В полудреме возникает чувство, будто продолжаю «прыгать» по облакам, то есть авиалайнер попал в зону турбулентности…

Действительно, 11 часов разницы во времени – это вам не час или два. К тому же и разница температур на адаптацию серьезно влияет: улетал рейсом из Сан-Франциско, где было плюс 18 градусов, солнце вовсю светило, а прилетел домой – снег лежит, усеянный, как ни странно, опавшими зелеными листьями, так и не успевшими пожелтеть. А небо серое-серое, хмурое, неприветливое небо.

Но как бы то ни было, к исполнению послушаний надо приступать сразу, и одно из них – очень ответственное, требующее присутствия на месте хотя бы раз, а то и два раза в неделю. Это контроль за литьем колоколов.

Недавно на монастырском подворье в селе Долматово Домодедовского района была создана производственная площадка, и у Данилова монастыря, известного целым рядом замечательных мастерских, появилось еще одно нужное перспективное направление. Мы договорились с отцом Романом, что по дороге туда, как только выберемся из города и, по его словам, можно будет просто держать руки на руле, а пикап сам помчит по трассе (полушутка-полуправда), он поделится свежими впечатлениями о своей поездке за океан и ответит на другие мои вопросы.

И вот Москва с небольшими пробками позади, так что можно спокойно беседовать.

Отец Роман, как приятно слышать, что ваша подростковая мечта осуществилась с лихвой. Вы не раз побывали в Гарварде.

– Эта поездка – десятая по счету.

– Вы были одним из активных участников процесса возвращения исторических колоколов на родину, что наконец-то произошло в сентябре 2008 года. А в Гарвардском университете на каких колоколах даете мастер-класс?

– На отлитых мастерами Воронежского завода «Вера» художественных копиях колоколов Данилова монастыря. Их установили там, где 78 лет находилась святыня из Москвы, – на башне Лоулл-Хаус, одного из двенадцати студенческих общежитий американского университета.

Мы поочередно бываем друг у друга: то студенты из Клуба звонарей русских колоколов приезжают сюда, то я лечу в Гарвард. Конечно, для них, американских студентов разных факультетов, это в большей степени хобби, любимое занятие в свободные от учебы часы. Но они вкладывают в это свою душу, и надо видеть, с каким пиететом и трепетом ребята относятся к русской культуре и к русским звонам, в частности. Каждый вечер мы изучали новые для них композиции, довольно-таки сложные. А итогом тех вечерних занятий стал концерт, состоявшийся в воскресный день. Длился он целый час, слушателей было много.

– Наверное, эти воспоминания согревают Вас? Особенно в те дни, когда Гидрометцентр объявляет «оранжевый уровень опасности» и на улице совсем уныло?

– Согревают и еще как! Вот и сейчас мне становится радостно при воспоминаниях о том путешествии и теплом приеме, который мне был оказан. И поселили меня с комфортом, и заботились обо мне: всюду водили, показывали, что могли.

Также состоялись незабываемые поездки в Бостон, Нью-Йорк, Сан-Франциско. В Нью-Йорке я встретился с выпускниками из Гарварда – бывшими звонарями этого Клуба – и со священнослужителем Свято-Николаевского патриаршего собора, который является церковным и административным центром Русской Православной Церкви в США.

В Сан-Франциско я побывал в кафедральном соборе Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость», где почивают нетленные мощи святителя Иоанна Шанхайского. Господь сподобил поклониться мощам чудотворца (почти нашего современника), которого знавшие его близко называли монахом с рождения, святым при жизни. Так что программа моего пребывания на другом континенте была очень насыщенная и душеполезная.

– Есть какие-то мысли на перспективу, какую программу предложить американским студентам, когда они приедут с ответным визитом?

– Конечно. Скорее всего, это будет конец мая – начало июня, как раз время проведения региональных фестивалей колокольных звонов в Сибири и на Севере. С главными звонницами Москвы американская группа звонарей уже знакома, на исторических звонницах Золотого кольца они тоже побывали. А поехать в Сибирь или на Север – это будет здорово! И выступить перед русской публикой.

Невольно вспомнилось, что восемь лет назад, выступая на колокольном фестивале в Гарварде с докладом, осветившим многие аспекты богатой истории древнейшей в Москве обители, ее наместник архимандрит Алексий (Поликарпов) выразил пожелание, чтобы культурные, духовные, дружеские связи российского монастыря с Гарвардом все более укреплялись и развивались. Слушая рассказ иеродиакона Романа, я подумала, что сегодня это стало реальностью, которая подводит к позитивному доброму диалогу людей разных национальностей, разного вероисповедания, сближая их и взаимообогащая.

Заряд на весь год

Чувствовалось, что отец Роман – водитель со стажем. Водит он машину, по его признанию, бойко. Большую скорость не развивает, но пикап мчится по дороге шустро. Правда, мой собеседник себя раскритиковал: мол, плавности в вождении ему не хватает и это минус.

Но что касается нашей беседы, то она текла плавно. И так же неспешно мы перешли от одной темы к другой, тоже согревающей сердце моего попутчика в течение всего года.

25 сентября 2016 года в Даниловом монастыре состоялся фестиваль русских звонов «Даниловские колокола». Предыдущий, в 2015 году, был приурочен к 30-летнему юбилею возрождения колокольных звонов в Даниловом. Нынче была не юбилейная дата, но, слава Богу, и этот фестиваль прошел с большим подъемом.

– То новшество, что мы применили в 2015 году и повторили в 2016-м, на порядок увеличило число слушателей, ставших одновременно и зрителями, – говорит отец Роман. – Я имею в виду огромный экран, передающий изображение всего, что происходит на колокольне. Хороший эффект получился, люди это оценили. Некоторые прислали свои отклики. Неизвестная нам Галина написала об участниках фестиваля: «С какой любовью они делали свое дело! Их руки, их лица…» То есть человек стоял внизу и не только слышал волшебный звон, но и видел одухотворенное лицо звонаря, следил за руками виртуоза. А Марат Капранов из Санкт-Петербурга (он входит в костяк участников фестиваля в Даниловом монастыре), представьте себе, целое эссе написал. Проникновенное, теплое.

Мы договорились с отцом Романом, что этот отклик он вышлет мне по электронной почте, и на следующее утро я его получила. Привести полностью слова человека, воспитавшего целую плеяду учеников, которые являются теперь звонарями многих храмов в городе на Неве, нет возможности (рамки статьи не позволяют), но небольшой фрагмент процитирую: «Для меня важна возможность прикоснуться к этим удивительным колоколам, исполнить на них звоны, а также послушать и посмотреть, как звонят мэтры своего дела. В этот раз особенно полезным был опыт восприятия звонов снизу в сочетании с отменного качества трансляцией, ведь звонарю редко удается оценить звучание звонов с точки зрения прихожан, спешащих на богослужение…»

И еще: «Это та Москва, где душа радуется, где небо особенно высоко и где тебе всегда рады. Данилов – часть той Москвы, которую я люблю».

– Отец Роман, уже семь фестивалей на Даниловской колокольне, на возвращенных из Гарварда колоколах прошло. Отличаются они чем-то друг от друга?

– Каждый год привносит какие-то свои особенности. К примеру, в 2015-м в фестивале, помимо звонарей, участие принимали и кампанологи, изучающие колокола, колокольный звон. Иными словами, мы дополнили мероприятие научной частью, и все получилось замечательно. Упор был на исторические звоны. При организации последнего фестиваля решили немножко изменить его структуру, сделав акцент на авторские звоны, на региональные традиции.

– А даниловские звонари чем на этот раз порадовали и удивили слушателей?

– Мы представили Годуновский звон, созданный нами после изучения партитур сцены коронации из оперы Мусоргского «Борис Годунов». И знаете, в Гарварде в эту поездку мы также разучивали с ребятами из Клуба  Годуновский звон. Бог даст, на базе нашего монастыря и в дальнейшем будут проходить фестивали колокольного звона, и, конечно, хотелось бы сохранить эту композицию, очень интересную по своей структуре. Ее надо будет детализировать, тщательно проработать и качественней исполнять. Тогда, я думаю, впечатление от нее станет еще более сильным и полным.

Оказывается, понедельник для поездок в Подмосковье – очень даже удачный день, о чем, возможно, не все водители знают. Трафик не загружен, поскольку многие фирмы в этот день не работают, ехать можно, как говорится, с ветерком.

Час езды в разговорах промелькнул незаметно. И все же я успела задать вопрос, относящийся к внутреннему состоянию организатора фестиваля накануне столь значимого для обители мероприятия:

– Вот Вы, отец Роман, производите впечатление спокойного человека. Скажите, а перед фестивалем волнуетесь?

– Признаться, волнение начинает одолевать меня где-то за месяц до начала, потому что такой фестиваль – это всегда серьезная встряска. И психоэмоциональная, и физическая. Нужно провести огромную подготовительную работу, буквально все предусмотреть: от технического обеспечения до встреч с прессой.

К счастью, в этот раз мне помогали сотрудники нашего Колокольного центра, так что было чуть-чуть легче, чем в предыдущие годы. Но в целом ответственность за успешность мероприятия оставалась на организаторе. К тому же в проведении фестиваля нам серьезно помогает Правительство Москвы, а это ко многому обязывает.

– В сам день фестиваля волнение, наверное, нарастает, достигает апогея?

– Фестиваль – это кульминация длительной подготовки. Это квинтэссенция всего. В течение двух дней нужно выложиться сполна, чтобы со всем радушием и гостеприимством встретить мастеров, приехавших из разных регионов России и ближнего зарубежья. Чтобы качественно организовать программу и достойно ее исполнить. Потом, непосредственно во время мероприятия, все пойдет как по накатанному, ведь каждый знает, что ему делать. Но состояние как будто ты на иголках мне хорошо знакомо.

– А состояние радости?

– Оно охватывает тебя, когда чувствуешь: все удалось на славу. И вместе с виртуозами или, как написал Марат Капранов, мэтрами своего дела, расслабившись, идешь в монастырскую трапезную и радуешься не столько трапезе, сколько теплому общению с исполнителями, которых надеешься снова увидеть на будущий год.

Добрые воспоминания не покидают тебя долго. Становятся зарядом. И помогают в несении послушаний, одно из которых – участие в научной работе нашего Центра. Так, например, вскоре после фестиваля состоялась поездка в Великий Новгород на научнопрактическую конференцию, где был прочитан доклад. Чуть позже я прочитал свой доклад на Международном инструментоведческом конгрессе «Благодатовские чтения» в Санкт-Петербурге.

Здесь рождаются колокола

А вот и само село Долматово, где на подворье Данилова монастыря послушание настоятеля несет игумен Петр (Мещеринов), известный в православном мире (да и не только в православном) как богослов, музыковед, переводчик, миссионер-катехизатор, церковный писатель. Зная предельную загруженность батюшки, отец Роман обращается к нему только в особо сложных ситуациях. А по текущим делам все вопросы адресует помощнику настоятеля отцу Захарии (Перминову), который, как и игумен Петр, отличается добротой и отзывчивостью.

Что же касается открытия собственного литейного производства колоколов, это событие стало первоочередной новостью.

– Мы сотрудничали с разными производителями, но желание достичь более совершенных результатов сподвигло нас развивать собственное производство, – услышала я при въезде на подворье и решила временно прекратить свои расспросы, потому что из-за поездки отца Романа в Америку, а еще и по причине надвигающихся холодов, производственных и бытовых вопросов накопилось, что называется, вагон и маленькая тележка.

Это угадывалось по лицу встречавшего нас молодого заведующего производством Андрея Оздобы, который сразу после приветствия перешел к деловой части. А уже на обратном пути отец Роман, взбодрившийся тем, что часть насущных вопросов удалось решить и наметить на ближайшую перспективу кардинальное решение других, с воодушевлением сказал, что сейчас на подворье доводятся до готовности колокола, которые будут отправлены в один из храмов Иркутска. А еще продолжается работа над очень сложным, но не менее интересным заказом: колокола для музея колоколов в Барнауле, в Алтайском центре звонарского мастерства.

– Они воспроизводят древние формы колоколов, которых сейчас уже нет в употреблении, – продолжает рассказ отец Роман. – Нужны они для того, чтобы оценить звук античных и средневековых колоколов и чтобы иметь представление, как те вообще выглядели и звучали. Все колокола отливаются по одному весу, но каждый будет иметь свой тембр и высоту звука, поскольку формы у них разные.

Кстати, в России немало заводов и мастерских по литью церковных колоколов. Знакомясь с анонсом Даниловского колокольного центра на сайте обители, я поняла, что, вливаясь в ряды мастеров-производственников, сотрудники Центра поставили для себя в этом деле высокую планку.

В тот день мы и на литейном производстве побывали, и к всенощной в монастырь успели. Помолившись перед дорогой, обратно летели словно на крыльях. Машин по-прежнему было не так много, как в другие будние дни. К тому же обещанный синоптиками ледяной дождь еще не успел обрушиться на столичный регион, так что беседа продолжалась в спокойном темпе. Перед глазами вставал целый пласт жизни одного из насельников древнейшей обители Москвы, взявшей на себя труд ежегодно устраивать в столице фестивали колокольного звона, приглашая на них людей, для которых, как и для иеродиакона Романа, колокольный звон – это голос Церкви. Передающий эмоциональную нагрузку церковной жизни и призывающий к духовному возрождению и покаянию.

Нина Ставицкая

Фото: Даниил Африн

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Игумения Елисавета (Позднякова)
Игумен Нектарий (Морозов)
Монахиня Неонилла (Фролова)
Игумен Стефан (Дзугкоев)
Игумения Николая (Ильина)