Монашество и сегодня, и в прошлом, и в будущем – это самая большая сила в Церкви

Прошло уже два года с тех пор, как в древнем сербском монастыре Жича состоялся международный симпозиум, посвященный проблемам женского монашества, но выдающийся уровень этого богословского форума, глубина осмысления заявленной темы заставляют вновь и вновь обращаться к его материалам. В преддверии конференции «Монастыри и монашество: традиции и современность», которая начнется в ближайшие дни в Троице-Сергиевой лавре, мы хотим напомнить некоторые высказывания участников симпозиума в Жиче. В живом слове современных опытных наставников монашества можно расслышать и ответ на вопросы и затруднения, которые волновали многочисленных участников обсуждения проекта Положения о монастырях и монашестве.

«Монашество и сегодня, и в прошлом, и в будущем – это самая большая сила в Церкви. В монашестве воспитаны самые великие христианские умы, которые наилучшим образом объяснили и истолковали истину. Они объяснили ее, будучи вдохновлены свыше; им истина была ближе, чем остальным. Их толкование, их слово было словом Духа Святаго, и поэтому оно не теряет своего значения на протяжении всей истории Церкви... Монашество сейчас проходит через многие и великие искушения. Одна из самых главных проблем сегодня – это проблема семьи. Семья перестала воспитывать монахов, давать обществу монахов, как это было прежде. Конечно, есть люди, которые любят и уважают монашескую жизнь, но очень мало тех, которые вдохновляются, воодушевляются принять такой образ жизни. В наше время это действительно совсем нелегко. Пойти в монастырь, принять монашескую жизнь – это революция в личности, это победа, которая равняется величайшим победам в истории. Это победа над самим собой. Но... всегда будут рождаться души, жаждущие и алчущие истины, Бога, пищи Божией. А монашество этот голод, эту жажду может удовлетворить, оно для этого и существует».

Святейший Патриарх Сербский Ириней.
Из Приветственного слова участникам симпозиума

Николай, митрополит Месогеи и ЛавреотикиЧем больше кто-то чужд этому миру, тем больше он может этому миру помочь

Монашеская жизнь представляет для всей Церкви единственное мерило жизни любого христианина. Это указывает на первый значимый вклад монашества в пастырскую деятельность Церкви. Церковь, по сути, руководится монашеским образом мыслей. Не будем забывать, что пост и почти вся совокупность литургической жизни Церкви основывается на твердом фундаменте монашеского предания. Этим преданием Церковь вдохновлялась, она его возлюбила, усвоила его, питалась им в истории, с его помощью творила и плодоносила. Следовательно, само существование монастырей представляет собой существенный пастырский вклад в жизнь нашей Церкви.

Второе. Жизнь верующих обретает поддержку благодаря молитвам монахов. ...Там, где увещания и советы духовных отцов, человеческие усилия не приносят никакого результата, там молитва Церкви, молитва иноческого чина, который непрерывно предстоит перед Богом, молитвы подвизающихся монахов могут принести результат в жизни всей Церкви и каждого верующего в отдельности. Церковь управляется больше молитвой, чем словом и проповедью, покой она подает в большей степени через молитву монахов, чем через слова даже самых талантливых учителей.

...Третий элемент монашеского образа жизни... — это безмолвие и тишина монастырей... В мире, в котором царят большая поспешность, сильное беспокойство, конкуренция, многие заботы, неконтролируемые стрессы, неуверенность в завтрашнем дне, — атмосфера монастыря, где все происходит в свое время, по уже заведенному порядку, где нежность безмолвия и диалект молчания представляют собой природный и размеренный язык жизни; где беспопечительная жизнь, свободная от ненужной информации и бессмысленных стремлений, представляет собой величайшее постоянство; где конкуренция, стресс и неуверенность – неизвестные выражения в повседневном лексиконе; где царит закон, что абсолютно необходимы не столько материальные и тленные блага, сколько лишь духовное и истинное присутствие Бога; где чаяние Царствия Божия — это главное дело жизни; итак, в том времени и мире, в котором мы живем, всего лишь одно посещение монастыря перераспределяет жизненные ориентиры...

Четвертое. По преданию, монастыри отличаются добровольной нищетой, скромностью и простотой жизни. Это предание, правда, несколько поколебалось в наше время, но там, где оно существует, оно дает лучший ответ всем заблуждениям гиперпотребления и гедонистического материализма. Это неоценимое богатство в монашеской жизни, которое ни в коем случае не должно исчезнуть. Узкие и низкие двери келий, недостаток света и мирских удобств, прочная связь с природой и естественными нравами, отсутствие мирского разнообразия одежд, цвета и предметов, ограниченное число слов, улыбок, бурных излияний радости и других чувств, скудость разнообразия во всей монашеской жизни, всегда один и тот же порядок действий — определяют рамки жизни очень тонкой, исключительно далекой от воздействия на чувства... Поэтому каждое посещение монастыря... доставляет человеку редкий отдых и душевную опору: безмолвие чувств пробуждает внутренние движения души...

Пятое. Монашеская жизнь основывается на отречении от мира и потому представляет собой отречение от природы ради достижения того, что находится превыше природы. Другими словами, монашество содержит в себе глубокие элементы высшего героизма, подлинной, истинной жизни. Настоящий монах... выражает то, что приобрел сам ценой своего личного призвания, жизни и опыта... Жизнь в монастыре — это поучение не словами, а делом... Вследствие этого последовательный монах всегда целостен, уравновешен и свободен... Он знает тайны человеческой души, действие страстей и образ действия благодати Божией, тайны и трудности духовного пути. Монах – это тот, кто сам страдал и многому научился. Это лучший психолог, он понимает немощного, враждующего, скорбящего, трудящегося и изнемогающего, голодного и жаждущего, изгнанного и несправедливо обиженного. Разве это не пастырская деятельность?..

Классическое церковное пастырствование обычно основывается на знании обычаев времени и современного мира, и соответственно, на очень хорошей информированности. Напротив, монашеское пастырство может черпать свою силу не из повседневной жизни и ее особенностей, а из своей уже проверенной вневременности, из своего качественного отличия от этой жизни. Другими словами, чем больше кто-то чужд этому миру, тем больше он может этому миру помочь.

...Монастыри могли бы рождать культуру и быть очагами культуры и они это должны делать.

Наше время испытывает нужду в достоверности, безмолвии, скромности, молитве, примерах жизни, чтобы принять истину. ...Мир не доверит отношения с Богом религиозным схемам, которые не имеют храбрости, решительности, мистической силы. Миру это не нужно. Нужна только истина, чтобы она изнутри была убедительна, поэтому мир по необходимости будет обращаться к монастырям, этой последней надежде.

Всё указывает на то, что пастырская деятельность по мере того, как история человечества приближается к последнему дню, в будущем все больше будет осуществляться монахами и монахинями. Следуя своему монашескому призванию, они должны будут столкнуться с воплем мира, желающим хоть малого утешения, руководства и истины. Это явление уже заметно на Западе, где находятся замечательные монастыри — старца Ефрема в Америке, отца Софрония в Эссексе, в Англии, отца Плакиды и отца Илии во Франции и т.д.

Из доклада Высокопреосвященнейшего Николая,
митрополита Месогеи и Лавреотики

Игумения Феоксения, настоятельница монастыря Хрисопиги, о. КритИстинная мать истинных чад

...В монашеской жизни, близкой к образу жизни первохристианских времен, преобладающая роль отводится личности духовного отца, а в женских общежительных монастырях — весьма часто и личности игумении, матери, аммы. Она подвизается вместе с сестрами, несет крест каждой сестры и поддерживает ее с любовью и материнской заботой на пути христианского спасения.

...Св. Василий Великий... упоминает об игумении, как о лице, которому оказывается полное доверие и признание. Смотря на игумению, всё сестринство видит в ней истинную мать истинных чад. Амма, игумения, старица — это лицо, которое обладает неограниченной любовью ко всем, благодаря своей способности наставлять, снисходить и вразумлять, а также, что существенно, благодаря своей зрелости и опытности.

...Игумения призвана стать образцом для своих сестер в следовании по пути спасения и научить их основным монашеским добродетелям.
Конкретнее, она призвана научить своих сестер послушанию, этой основе монашества и тайне духовной жизни, как говорил преподобный старец Порфирий [Кавсокаливит]. Послушание может быть смыслом жизни тогда, когда человек преодолевает свою собственную волю не насильно, но свободно, стремясь уже здесь вкусить жизнь Царства Небесного.

...Как замечает святой Иоанн Златоуст, монахиня должна так сиять чистотой и святостью, чтобы одно ее появление среди людей поражало так, как поражает явление ангела. Игумения ободряет и наставляет сестру ради того, чтобы она достигла чистоты, но это ни в коем случае не бывает насилием, порабощением душевных сил. Напротив, это преодоление земных страстей, радостопечаль, приближение к девственному ликованию святых...

Старец Порфирий Кавсокаливит... говорил, что в руководстве сестринством необходима рассудительность. Самым главным условием для сближения сестер с игуменией он считал доверие, так чтобы сестра чувствовала уверенность и защиту, открывала свои помыслы и погрешности и не боялась, что ее отвергнут. Он уверял, что когда игумения чувствует настоящее сострадание и боль из-за трудностей и борьбы сестер, тогда начинается стадия исцеления души. В этот момент начинается истинное делание, посредством которого, при благодати Божией, человек рождается духовно и устремляется к новым духовным горизонтам. Старец Порфирий говорил, что настоятельница призвана любить сестер духовной любовью, не замечать их ошибок и вести их к свету и красоте рая. Он считал очень важной тайную молитву игумении за каждую сестру и говорил, что ее молитвы объединяют сестринство и приносят радость. Настоятельницам, которые огорчаются из-за ошибок своих сестер, старец советовал не говорить много в трудные минуты и моменты искушений, но призывать души к новой борьбе.

...Относительно строгости в обхождении старец был очень осторожен. Он говорил, что в монастыре может существовать строгий порядок, а монашеской жизни не будет. Он считал ошибочным всех равнять, применять непреклонную строгость, а не держаться индивидуального подхода к воспитанию в соответствии с личностью, характером, особенностями душевного состояния каждой сестры.

...Конечно, старец Порфирий считал, что опыт послушания необходим для настоятельницы. Об этом он высказывался так: нужно самому пройти через послушание, чтобы быть в состоянии встать на место того, кто должен тебя слушаться.

...Во всех ситуациях старец подчеркивал, что радость и свобода дают человеку силу преуспевать на пути монашеской жизни. Чтобы человек в монастыре преуспевал, он должен подвизаться без насилия. Все с радостью, с готовностью, с удовольствием, а не по принуждению — говорил старец. Чтобы ты ни делала, делай из любви к Небесному Жениху, из божественного рачения, а не так, чтобы думать только об аде. Монашество должно быть не бегством из-за того, что человек гнушается миром, но бегством из-за Божественной любви. Монашеская жизнь — жизнь радостная.

...Преподобный старец Порфирий считал здоровье тела столь же важным, как и душевное равновесие. Разговаривая с монастырями по телефону или посещая их (когда ему позволяло здоровье), он часто советовал обращать внимание на влажность окружающей среды, заботился об отоплении келий, питании и здоровье сестер. Он считал полезным для монахинь гулять и двигаться и расстраивался, когда видел, что игумения не понимает, насколько это важно. При помощи данного ему от Бога дарования он видел, что перемена рукодельного послушания на занятие на свежем воздухе помогает сестрам быть более радостными и оптимистичными.

...В настоящее время монахини, приходящие в наши монастыри — это в ос-новном лица с высоким уровнем культуры и образования, некоторые из них побывали во многих странах и изучили много научных дисциплин. Но эти сестры выбирают монашескую жизнь, потому что ищут Христа как Жениха. Уже 2000 лет в нашей Церкви существует духовный опыт, свидетельствующий о том, что для того, чтобы эти молодые сестры смогли с последовательностью идти по высокому, крестному монашескому пути, они нуждаются в атмосфере постоянного духовного воспитания, трезвения; всякому повседневному делу должен быть придан духовный смысл.

...Долг игумении — постоянно укреплять своих сестер, чтобы они хранили ревность и не боялись выбирать трудное, а не легкое, работу, а не отдых, жертвовали собой, а не предъявляли требования и настаивали на своих правах. Всегда сохраняется опасность, что иные монастыри усвоят дух обмирщения, а он может свести на нет монашеские качества, которые истинны только тогда, когда монах хранит верность обету креста и смерти.

Из доклада игумении Феоксении, настоятельницы монастыря Хрисопиги, о. Крит

По материалам сайта http://sestry.ru/


Материалы по теме

Публикации

Доклады