Марфо-Мариинской обители милосердия – 110 лет!

На днях в пресс-центре МИА «Россия сегодня» в рамках проекта «Религия и мировоззрение» прошла мультимедийная пресс-конференция, посвященная 110-летию основания Марфо-Мариинской обители милосердия. В ней приняли участие: викарий Патриарха Московского и всея Руси, председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон, директор Фонда Андрея Первозванного Владимир Бушуев, настоятельница Марфо-Мариинской обители милосердия игумения Елисавета (Позднякова), главный врач Марфо-Мариинского медицинского центра «Милосердие» Ксения Коваленок, директор развивающего центра для детей с ДЦП «Елизаветинский сад» Татьяна Мышатина, руководитель Группы работы с просителями в Марфо-Мариинской обители Виктория Стронина.

Открыл пресс-конференцию епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон. Его Преосвященство напомнил собравшимся историю возникновения Марфо-Мариинской обители милосердия. 110 лет назад ее создала Великая княгиня Елисавета Феодоровна Романова, которую за доброту и милосердие в России называли «Белым ангелом».

Известно, что решение основать обитель милосердия было принято Елисаветой Феодоровной после трагической гибели мужа Великого князя Сергея Александровича, брата императора Александра III, который погиб от бомбы, брошенной террористом. Уже через несколько минут княгиня Елисавета появилась на месте взрыва. Стоя на коленях в снегу, не плача, она своими руками собрала и положила на носилки части тела мужа, разбросанные взрывом, которые потом отнесли в церковь Чудова монастыря и положили перед амвоном. «Для нас всех это – пример того, как надо переживать трагедию, – подчеркнул владыка Пантелеимон. – Как нужно реагировать на то зло, которое пытается сломать наше счастье. После этой трагедии княгиня Елисавета Федоровна выносила в своем сердце великий проект, дошедший до наших дней... Это то, что сделали ее мужество, ее вера, ее любовь. Ничего подобного никогда не было в России. Она великая русская святая, хотя и не была русской по крови. Она не побоялась пойти против течения, которым тогда увлекалась Россия – кровавого разрушительного потока».

Марфо-Мариинская обитель милосердия открылась 23 (10) февраля 1909 года. В этот день Великая княгиня Елисавета Федоровна впервые после гибели мужа сняла траурное платье, облачилась в одеяние крестовой сестры любви и милосердия и, собрав семнадцать сестер основанной ею обители, сказала: «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир – в мир бедных и страдающих». Как заметил владыка Пантелеимон, Великая княгиня Елисавета уже тогда, в начале XIX века предварила многие проекты по социальному служению и милосердию, которыми Русская Православная Церковь занимается в наши дни. «И сегодня эта обитель – образец победы добра над злом, образец любви и красоты».

Епископ Пантелемон особо отметил, что Марфо-Мариинская обитель разделила судьбу своей основательницы: она была поругана, разрушена, практически уничтожена, но сегодня воскресла из руин и живет удивительной жизнью, продолжая благое дело, которое стремилась делать княгиня Елисавета. «Поэтому этот 110-летний юбилей – событие очень радостное и знаменательное», – подчеркнул владыка.

Потом слово взял директор Фонда Андрея Первозванного Владимир Бушуев. Он рассказал о том, как шло восстановление Марфо-Мариинской обители, которое он назвал настоящим чудом. В 2006 году Виктора Владимировича вызвал к себе председатель Попечительского совета Фонда Владимир Якунин. С просьбой помочь в восстановлении Марфо-Мариинской обители милосердия к нему обратился тогда Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. «Когда я вошел туда, где раньше находилась обитель, я испытал трепет, – признался Бушуев. – Почти все здания были в очень ветхом состоянии. Сохранился только Покровский храм и лишь благодаря тому, что в советское время его передали мастерской Щусева».

Владимир Бушуев в красках описал, как в разрушенных покоях княгини Елисаветы происходило первое историческое совещание рабочей группы во главе с тогдашним мэром Москвы Юрием Лужковым, как тот очень внимательно пытался разобраться во всей ситуации, как Лужкова торопил его помощник, говоривший, что их ждут на другом мероприятии, а мэр на это ответил, что ему интереснее здесь и он отсюда не уедет, пока все вопросы не будут решены.

Пока господин Бушуев это рассказывал, на громадном экране мелькали фотографии, иллюстрировавшие картину десятилетней давности: совещание во главе с Лужковым, разрушенные здания Марфо-Мариинской обители, начала первых восстановительных работ…

«Очень хорошо помню то первое наше совещание, – рассказывал Владимир Бушуев. – Полы в покоях Великой княгини Елисаветы провалились, потолок можно было назвать потолком лишь весьма условно. Мы настелили фанеры, из которых сделали условный стол, за ним на шатких стульях сидели члены рабочей группы. Два часа я рассказывал Юрию Михайловичу о том, как, с моей точки зрения, надо выстроить процесс». В итоге каждый объект закрепили за спонсорами и крупными компаниями, потому что времени на восстановление обители отводилось всего полтора года: хотели, чтобы вся реконструкция монастыря была завершена к 2009 году – к 100-летнему юбилею Марфо-Мариинской обители. Многие восстановительные работы шли параллельно. По словам Владимира Бушуева, бывало, что одномоментно на территории обители работали более тысячи человек. Это была серьезная и очень ответственная работа. Мостовую переделывали три раза, чтобы достичь нужного результата. Старый грунт вывозился, и завозился новый. Даже тот забор, за которым сейчас находится обитель, Юрий Лужков распорядился отодвинуть на пять метров, чтобы высвободить пространство, потому что старый забор находился над криптой, где планировалось упокоение сестер милосердия. «Я никогда не встречал такого энтузиазма. Это была поистине симфония – удачное соединение работы общественных организаций, государства и Церкви», – сказал в завершение своего выступления Владимир Бушуев.

Затем слово было предоставлено настоятельнице Марфо-Мариинской обители милосердия игумении Елисавете. Матушка начала его с вопроса, который стоял перед ней, после того как обитель обрела вторую жизнь: «Как сделать, чтобы в монастыре продолжалось дело Великой княгини Елисаветы?» «Мы находились на распутье, – призналась игумения. – Что делать? Восстанавливать ли всё так, как было в начале ХХ века? Приглашать ли женщин, чтобы они были сестрами милосердия? Но это невозможно сделать искусственно. Сегодня время другое, женщины другие. Более того, чтобы сегодня заниматься социальной работой, не надо бросать всё и уходить из мира».

Так родилась интересная модель возрождения обители, которую и благословил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и согласно которой в ее стенах должна была появиться небольшая монашеская община. Сама Великая княгиня Елисавета Федоровна очень любила монашество, стремилась к нему и даже хотела создать скит, в котором могла бы уединиться в конце своей жизни. В результате получился своеобразный симбиоз монашествующих сестер и сестер милосердия, а также тех, кто желает помогать обители в ее социальной деятельности. «С 2011 года эта модель стала реализовываться, и сегодня она себя оправдывает», – заметила настоятельница.

В настоящее время Марфо-Мариинская обитель – это ставропигиальный женский монастырь, но согласно решению Священного Синода в нем сохраняются все те особенности, которые были заложены Великой княгиней Елисаветой Федоровной. «В монастыре живут монашествующие сестры, но при этом на территории, а теперь и за территорией обители, осуществляется порядка 10 социальных проектов, которые созданы для того, чтобы помогать тем, кому, на наш взгляд, сегодня хуже всех».

В конце своего выступления настоятельница Марфо-Мариинской обители милосердия перечислила основные направления, проекты и формы социального служения, которые присутствуют в деятельности монастыря. Удивительно, как много полезного успевают делать сестры, сотрудники и волонтеры всего лишь одной-единственной обители. Ключевыми проектами являются, в первую очередь, медицинский центр милосердия и реабилитационный центр для детей с церебральным параличом, на базе которого существует выездная паллиативная служба. Есть отделение, куда родители могут положить своих детишек, а сами заняться другими делами.

Есть при Марфо-Мариинской обители и детский дом, в котором на сегодняшний день проживает 13 девочек с синдромом Дауна. «Так получилось, – рассказала матушка Елисавета, – что к 2015 году всех других детишек из нашего детского дома нам удалось определить в семьи. Оставались лишь дети-инвалиды. И тогда мы решили взять детей с синдромом Дауна». Есть в монастыре и своеобразный детский сад для детишек с ДЦП и другими патологиями. Родители могут привести сюда своих детей утром и забрать вечером, как это происходит в обычном детском саду. Кроме того, в Севастополе есть монастырское подворье, где сотрудники Марфо-Мариинской обители организовали для детей и их родителей детскую дачу. Туда отправляются волонтеры, которые обеспечивают родителям и их детям и питание, и развлечения, и уход.

Работает при монастыре и небольшая патронажная служба. «Очень сегодня велика потребность в уходе, – говорит настоятельница Марфо-Мариинской обители милосердия. – Мы постоянно получаем просьбы о помощи от пожилых людей, от многодетных семей, от семей с детьми-инвалидами, которые остро нуждаются в нянях и профессиональных сиделках. Это направление мы сейчас активно развиваем».

В этот момент владыка Пантелеимон добавил, что матушка Елисавета окончила Свято-Димитриевское училище сестер милосердия, а потому весьма хорошо знает, как организовывать всё, что связано с медициной и уходом за больными. «Кроме того, матушка постоянно ездит в женское СИЗО, помогает женщинам-заключенным, – добавил епископ Пантелеимон, – Опекает обитель и больницу Рошаля. Мне даже приходится матушку останавливать, потому что уж очень широкой деятельностью она стремится заниматься».

После рассказа настоятельницы Марфо-Мариинской обители слово было предоставлено тем ее сотрудникам, которые ведут отдельные направления социальной деятельности. Главный врач Марфо-Мариинского медицинского центра «Милосердие» Ксения Коваленок рассказала о работе своего центра. Оказывается, своим возникновением он обязан замечательному врачу, профессору-неврологу Ксении Александровне Семеновой, которая первой в России разработала и внедрила систему восстановительного лечения для больных детским церебральным параличом. «Ксения Александровна помогла нам организовать центр реабилитации для детей с ДЦП, – пояснила Ксения Коваленок. – И теперь в нем ведется большая работа. Медики нам очень за нее благодарны. Кроме самого отделения реабилитации, у нас действует выездная служба, которая занимается помощью на дому. Всего ежемесячно реабилитацию получает около 400 детей, и еще 50–70 детьми занимается выездная служба».

О развивающем центре для детей с ДЦП «Елизаветинский сад» коротко рассказала его директор Татьяна Мышатина. Центр существует уже 7 лет, и его главная задача, взяв детей на некоторое время к себе, дать небольшую передышку их родителям. «Чтобы родитель мог передохнуть, посвятить день своим делам, подумать, в каком направлении двигаться дальше, – пояснила Татьяна Сергеевна. – Мы вовлекаем в общий процесс и родителей детей с ДЦП, и их братьев и сестер, бабушек и дедушек».

Есть в Марфо-Мариинской обители милосердия и Группа работы с просителями. Ее директор Виктория Стронина пояснила, как организована его работа: «Люди приходят, стучаться в наши двери, просят о помощи. Когда у человека случается беда, он обращается к родственникам, друзьям, коллегам. Это его ближний круг. Но бывает так, что ближний круг исчерпан. А возможно, человек одинок, и ему не к кому обратиться. Или у него такой характер, что ему не хотят помогать. И тогда эти люди приходят за помощью в нашу обитель. Мы помогаем самым необходимым: продуктами питания (когда у человека нет денег даже на еду), лекарствами, средствами гигиены».

У одних людей, по словам Виктории Дмитриевны, такие трудности временные, и им нужно просто на короткий период подставить плечо, а иные семьи нуждаются в постоянной поддержке. «В месяц мы принимаем порядка 700 человек, которым нужно помочь продуктами или лекарствами, – пояснила Виктория Стронина. – И порядка 400 семей находятся у нас на постоянном попечении. Есть, скажем, чудесная семья: мама, папа и 12 детей. Эту семью мы поддерживаем постоянно... Бывает, что в семье один или несколько инвалидов, и все возможные ресурсы для выживания исчерпаны. Такие семьи тоже получают у нас помощь и благодарят, что мы не даем им умереть с голоду».


После выступления участников пресс-конференции журналисты смогли задать им свои вопросы. На вопрос, обращенный к настоятельнице Марфо-Мариинской обители, планирует ли монастырь делиться опытом социального служения с другими регионами России, игумения Елисавета ответила так: «Мы были бы рады расширить наш опыт, но, увы, наши ресурсы этого пока не позволяют. Хотя за советами к нам приезжают люди из других городов. Так что обмен опытом идет. В большинстве проектов мы достигли «потолка», и, чтобы двигаться дальше, нам нужны дополнительные помещения, дополнительные финансовые вложения. Скажем, недавно мэр Москвы Сергей Собянин выделил нам новое помещение для центра детей с ДЦП, и этот проект будет развиваться…».

Ведущая пресс-конференции поинтересовалась тем, кто финансирует проекты обители: государство, частные компании, отдельные люди? Матушка Елисавета пояснила, что 80% всех привлеченных средств – это пожертвования, плюс небольшое количество денег выделяет Департамент социальной защиты Москвы. «Пока у нас есть ресурсы, действуют и наши проекты, – сказала игумения Елисавета. – Но для нас постоянно стоит вопрос выживания. Слава Богу, у нас есть много друзей, которых я, пользуясь возможностью, хочу горячо поблагодарить. Недавно мы поняли: чтобы выжить, нам нужно организовывать собственные производства. Благодаря нашим друзьям, список этих производств был сформирован, и некоторые уже работают».

Заинтересовавшаяся ведущая спросила, о каких производствах может идти речь. «Скажем, свечное производство, – ответила настоятельница Марфо-Мариинской обители. – Когда мы подсчитали, то оказалось, что даже если мы будем производить свечи только для нужд нашего монастыря, мы получим ежемесячную экономию. Недавно мы запустили полиграфическое производство. Открыли монастырское кафе "Православная трапеза". Скоро начнет работать вышивальное производство, мы его запустим в этом году. Вот и появятся дополнительные средства на наши проекты».   

Одна из журналисток поинтересовалась духовной стороной монастырской жизни: сколько монахинь живет в обители, как они попадают в монастырь, участвуют ли в социальном служении. И отдельным вопросом прозвучало: «Матушка, а случались у вас в обители чудеса?» Отвечая на эти вопросы, игумения Елисавета пояснила, что на сегодняшний день в Марфо-Мариинском женском монастыре проживает 56 сестер, из них порядка 30 – постриженных. Часть сестер приходят в обитель, потому что узнают о подвиге Елисаветы Феодоровны и хотят поучаствовать в работе монастыря, другие приходят по иным причинам: кто-то посоветовал, духовник благословил... Но попасть в обитель, по словам настоятельницы, весьма непросто – все сестры проходят очень серьезный отбор. Игумения рассказала, что сестры живут по общежительному уставу, день монахинь начинается в половине седьмого (если нет отдельного послушания), дальше – сестринское правило, Литургия, трапеза, послушания, вечером – совместная молитва, день заканчивается в 23.00. Монахини не участвуют в социальных проектах, их послушания связаны с богослужебной жизнью обители, кроме того, они выполняют разные административные функции и помогают в трапезной.

«А про чудеса… Я считаю, то, что наша обитель существует, – это уже одно большое чудо», – подчеркнула матушка Елисавета.

Петр Селинов

Фото: Владимир Ходоков

Материалы по теме

Новости

Публикации