Мать Мария (Скобцова) – возвращение на родину

Ксения Кривошеина

С Ксенией Кривошеиной, художником, литератором, общественным православным деятелем во Франции, одним из руководителей официального сайта Корсунской епархии Русской Православной Церкви, мы знакомы давно. Основной темой нашей электронной переписки было исследование ею  живописного и литературного наследия монахини Марии (Скобцовой), закончившей свой земной путь 31 марта 1945 года, накануне Пасхи, в  концентрационном лагере Третьего Рейха Равенсбрюке. Она погибла, пойдя, по одной из версий, в газовую камеру вместо другой женщины, отобранной фашистами…

Первая книга Ксении Кривошеиной  «Красота спасающая», посвященная творчеству матери Марии, была выпущена в Санкт-Петербурге издательством «Искусство» в 2004 году. И вот в нынешнем году в московском издательстве «Эксмо» вышла ее новая книга  «Мать Мария (Скобцова). Святая наших дней», где  впервые публикуется подробная биография монахини Марии – истинной христианки XX века. Мы надеемся, что ответы на вопросы, касающиеся неустанной исследовательской работы многогранной личности этой необыкновенной женщины, принявшей монашеский постриг, чтобы самоотверженно служить Богу и людям, будут интересны многим россиянам.

– Ксения Игоревна, давайте начнем с самого начала. Расскажите, пожалуйста, как, при каких обстоятельствах Вы узнали о матери Марии (Скобцовой)? Что особенно поразило Вас в этой личности?        

– Мне бы хотелось начать с того, что, к сожалению, изучение ее деятельности было значительно затруднено в силу ряда причин. Во-первых, в силу исторических обстоятельств: Елизавета Юрьевна, будущая мать Мария, оказалась в эмиграции, и творчество ее, как, прочем, и вся жизнь, было разрублено пополам. Первая половина – Россия, вторая – исход в 1921 году, эмиграция во Францию с Россией в сердце...

Мой  свекор Игорь Александрович Кривошеин скончался в 1987 году. После его ухода в мир иной остался довольно большой архив. И вот я принялась разбирать доставшиеся мне в наследство чемоданы писем, фотографий  и папки с историческими  документами. Игорь Александрович был единственным и первым репатриантом из Парижа, который после выхода из Дахау в 1945 году (куда он попал как участник движения Сопротивления во Франции), а затем – из Тайшетского лагеря ГУЛАГа в 1954 году (туда же был сослан после своего возвращения в СССР – за «сотрудничество с мировой буржуазией») стал активно рассказывать о матери Марии, которую он знал лично и с которой тесно сотрудничал, помогая жертвам фашизма. Его молитвами и стараниями во многом состоялось  «проявление» матери Марии в бывшем СССР. И по мере того как я перелистывала записи в тетрадях и вчитывалась в старые вырезки газет, то  все глубже и глубже окуналась в жизнь и судьбу одной из самых замечательных женщин русской эмиграции. Она вошла в мой мир неожиданно, обожгла. С ней стало жить интересно, но в то же время неудобно: она волновала и ввергала в совершенно неожиданные обстоятельства, возникало множество вопросов.

Ксения Кривошеина– Когда пришло желание написать книгу о ней? И как Вы стали его воплощать в жизнь?

– В 2000 году я задумала написать ее  символическое изображение (парсунь), затем появился мой сайт в Интернете – «Мать Мария». В 2001 году я задумала устроить выставку работ матери Марии в Русском музее. Мне предстоял огромный труд. Нужно было найти, собрать воедино максимальное количество ее полотен, разбросанных по миру, и привезти в город на Неве. На этом пути меня ждало много разочарований, но и радостей – тоже! В 2004 году вышел мой альбом-монография «Красота спасающая», а в 2012 году крупное французское издательство христианской литературы «CERF » издало мою книгу о творчестве матери Марии на французском языке. В ней много цветных фотографий ее работ – икон, акварелей, рисунков. (Даже в концлагере, умирая от истощения, мать Мария писала и вышивала иконы...) Не могу не вспомнить и о кропотливой работе с архивами Колумбийского университета, которая постепенно свела меня  с интересными людьми,  повела по пути дальнейшего исследования не только творчества и служения Богу монахини Марии (Скобцовой), но также и изучения жизни русской эмиграции во Франции.

Мать Мария была наследницей европейской культуры, а потому и в эмиграции, продолжая любить Россию, в равной степени восхищалась Францией. Точно так же и ее произведения нашли приют не только в России, но и в Европе: гобелены в Англии, собрание вышивок и икон в Париже, ее стихи и богословские эссе изданы теперь в России. В храме на улице Лекурб (в двух шагах от улицы Лурмель, где она устроила церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы и приют и где гестапо арестовало ее сына Юру, мученически погибшего затем в Бухенвальде) мне удалось сделать подобие музея ее работ. Ее иконы, плащаницы и облачения  опять вернулись в храм, а рукописи и рисунки находятся в фонде  Колумбийского университета (США), акварели – в Русском музее Санкт-Петербурга. Многие из работ затерялись или были уничтожены, какие-то попали в частные коллекции. Вполне вероятно, что их владельцы даже не знают, кто автор: мать Мария чаще всего их не подписывала. В прошлом году муниципалитет 15-го округа Парижа (где мать Мария открыла свой первый приход) предложил назвать улицу именем Марии Скобцовой.

Нельзя не почувствовать, что и сегодня, в третьем тысячелетии, ее стихи современны:  в них есть не только пророчество, но и  пламя пожара, и зажженная свеча перед Образом, и любовь к Богу и людям. Так и ее живописные работы, которые в равной степени грешат техническим несовершенством, притягивают к себе. В чем же секрет? Чем больше читаешь ее тексты, рассматриваешь вышивки, иконы, погружаешься в ее мир отверженных и милостивых, тем острее осознаешь, что все активное монашество в миру матери Марии (принявшей монашеский сан в эмиграции в 1932 году с именем преподобной Марии Египетской) пронизано ее трепетом и молитвой. Она жила в тяжелые времена, когда не всегда можно было найти силы, чтобы помочь самой себе, не говоря уже о помощи ближнему и тем более дальнему. А она находила!

– В альбоме-монографии «Красота спасающая» есть краткие, но очень емкие предисловие и послесловие. Предисловие – митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, нынешнего Предстоятеля Русской Православной Церкви. Послесловие – профессора Женевского университета Жоржа Нива. Будущий Святейший Патриарх пишет, что, на первый взгляд, может показаться: путь, избранный матерью Марией, не тот, которым восходили «от силы в силу» великие учители иночества.  «Но истинное монашество состоит в отвержении себя», – подчеркивает он. В послесловии профессора из Женевы мы читаем: в России она была еще Елизаветой Кузьминой-Караваевой, на Западе восстала матерью Марией… И поэтому принадлежит "обоим легким" Европы». Приступая к объемной работе над второй своей книгой, что Вы думали об этих «обоих легких» Европы?

Елизавета Кузьмина-Караваева 1914г– Мать Мария родилась в Риге 8 декабря 1891 года и была человеком своего времени, наследницей европейской культуры, идеалисткой с романтическими представлениями о  «равенстве и братстве на земле». Она много писала о предназначении России и  о ее будущем, верила в возрождение Церкви и слова Божия в России. Не будем забывать, что жила она во времена полного отчаяния и плохих вестей с Родины (ее дочь Гаяна, увлекшись идеями коммунизма, уехала в Советский Союз и там погибла при таинственных обстоятельствах). Митрополит Антоний  Сурожский глубоко почитал мать Марию и  говорил, что: «она сумела, следуя по стопам своего Господа и Учителя, любить "напрасно", "безрезультатно": любить людей пропащих, безнадёжных, тех, "из кого все равно ничего не выйдет", кого "и могила не исправит", потому только, что они ей были "свои", русские, обездоленные, погибающие; а позже, во время войны, просто потому, что они были люди в смертной опасности, в страхе, в гонении, голодные, осиротелые – свои по крови не потому, что они принадлежали той или другой национальности, а потому, что для них Свою Кровь излил Христос, потому, что ею овладела до конца Божественная Его Любовь».

В новой, большой по объему книге (более 600 страниц) впервые публикуется  летопись ее земного пути. Читателю предстоит узнать  много интересного о жизни, творчестве и судьбе  монахини Марии (Скобцовой) в России и в эмиграции, а  также о ее деятельном монашестве, участии в движении Сопротивления и трагической гибели в  фашистском концлагере в 70 километрах от Берлина.

Елизавета Юрьевна Кузьмина-Караваева (фамилия по первому мужу) в СССР была известна, прежде всего, как поэтесса, начинавшая свой творческий путь в эпоху Александра Блока, в тот период истории русского искусства, который получил название «Серебряного века». Однако мало кто знает, что природа и Бог одарил эту женщину еще и подлинным талантом художника, и высшим предназначением – монашества в миру. Сострадая обездоленным, она открывала бесплатные столовые, дома для престарелых и бездомных. Во время войны и оккупации Франции мать Мария спасала и укрывала советских военнопленных. Эта опасная деятельность связала ее с французским Сопротивлением. Имя матери Марии использовали как знамя своих идей представители разных идеологических станов. Например, в СССР ее преподносили обществу как партизанку и большевичку, а на Западе – как борца с  «ортодоксальным косным Православием» и заступницу исключительно евреев. Я постаралась сломать эти  «клише» и раскрыть  богатство личности незаурядного человека той эпохи,  действительно принадлежавшего к  «обоим легким Европы». В равной степени как и  Пушкин, Лермонтов, Блок и многие другие,  рожденные и воспитанные на двух культурах: России  и Европы...

Мария Египетская 1932г написана к постригу самой МM– Спустя какое-то время после принятия монашества мать Мария  сказала: «Все больше убеждаюсь в том, что мне дано жить не во дворце Хозяина, а где-то подальше, на хуторах. Роль моя чисто инструментальная. Когда я постриглась, я думала, конечно, о своей “духовной жизни”, но вот с тех пор, как я стала монахиней, я поняла: Бог сделал меня орудием, чтобы с моей помощью расцветали другие души». Но Вы постарались показать, насколько все-таки богатой и напряженной была ее духовная жизнь...

– Подробно останавливаясь в книге на ее родословной, я стремилась показать, что она родилась именно «во дворце Хозяина»: решительно отказалась от материальных  богатств и обрела богатство сердца, души и  милости к отверженным. Все чаще мы приходим к заключению, что не всегда от гениальных родителей рождаются гениальные дети, но от многоталантливых предков чаще всего рождаются незаурядные личности. Вот и у Елизаветы Юрьевны, урожденной Пиленко, причудливо смешалась кровь старинных русских дворянских родов с французской и украинско-польской  кровью. Наградили предки будущую мать Марию талантами и личными качествами доброты, трудолюбия, смелости, независимостью во взглядах и суждениях.

Христианская свобода личности рассматривалась ею как бесценный дар Божий, и она шла на видимые и невидимые миру жертвы, чтобы сохранить его для тех, кто был рядом. При этом сама оставалась по-настоящему свободным человеком. Ее свобода активно проявлялась в неустроенности земного бытия: в храмах, переоборудованных из гаражей и конюшен; в «стульях», сооруженных из пачек телефонных справочников; в незапиравшейся двери в бедную каморку под черной лестницей. Для многих  она была странной монахиней, которая вызывала много нареканий и недовольства в церковной среде, и до сих пор эти споры не утихают. Но не стоит забывать, что она являлась дочерью своего времени – той Европы и России, которая чаяла катастроф и взрывов.  А вера в Господа монахини Марии была и неугасимой лампадой, и теплом, согревавшим одиноких людей. Это тепло питало и ее творчество.

Мать Мария давно погибла мученической смертью, и в безумной сутолоке жизни, революций и войн многое окончательно стерлось из нашей памяти. Иногда нам кажется, что каждодневные разочарования и горечь затемняют память о вчерашних подвигах и жертвах. Но нет, мы видим: мать Мария и «оттуда» продолжает свой рассказ. Более того: время высвечивает ее имя и облик особым светом, – вероятно, образ ее совсем другой, не похожий на тот, который знало ее парижское окружение, и не тот, который знали в СССР. Этот образ приходит к нам из небытия через десятки лет. Да простит мне читающий эти строки, но скажу так: мать Мария (Скобцова) в наши дни стала и вправду востребованной.

Ангел с кадилом вышитая икона Марии– Было ли у Вас волнение перед получением грифа «Рекомендовано к печати Издательским Советом Русской Православной Церкви»?

– С процедурой получения грифа  Издательского Совет Русской Православной Церкви я не знакома.  Видимо, издательство «Эксмо»  отправило рукопись уже после редактуры и в макете.  Гриф был получен, и книгу можно купить не только в светских магазинах, но и в церковных лавках. Знаю, что  в Москве она продается в Сретенском и Новоспасском монастырях, в магазине «Православное Слово на Пятницкой»,  а также  во всех крупных книжных магазинах Российской Федерации. К моей большой радости, «Эксмо» распространяет тираж хорошо, и я надеюсь, что  эта книга долетит до Риги ( где мать Мария родилась) и  до ее родной Анапы ( где она провела часть своей жизни). В Анапе установлен ей памятник и есть большая постоянная экспозиция в краеведческом музее.   Вместе с издательством мы задумали выпустить эту книгу не как академическое издание, а для широкого круга читателей, среди которых, вероятно, многие даже не слышали  это имя. Книга проиллюстрирована фотографиями и цветными вставками живописных работ матери Марии. Мне удалось найти также неизвестные биографические материалы и пригласить к написанию статей специалистов. Не берусь судить, насколько наш коллектив справился с поставленной задачей, но книга творилась с любовью и большим тщанием.

– Работа над книгой, где впервые публикуется подробная биография монахини Марии (Скобцовой), закончена. Книга издана. Но труды по увековечиванию памяти подвижницы продолжаются, и мать Мария  возвращается в Россию, все больше русских людей узнает о ней, высоко чтит ее подвиг – подвиг любви и жертвенности. Что Вы делаете в этом направлении, какие задачи перед собой ставите?

– Голос и творческое наследие монахини Марии (Скобцовой) и сегодня звучат актуально. События, перевернувшие историю России в 1917 году, и последовавшая гражданская война непосредственно коснулись Елизаветы Юрьевны  – будущей матери Марии. Эти «окаянные дни» стали во многом поворотными в ее дальнейшей судьбе, которая через три года «вынесла» ее за пределы России в исход, и началась ее новая жизнь. Сегодня, пройдя рубеж 70-летия с момента ее гибели, мы знаем о ней очень много и поминаем мать Марию не абстрактно, а как нашу современницу, свидетеля и активного участника трагического XX века. Трагически заканчивая свои дни в Равенсбрюке, она помогала выживать в нечеловеческих условиях солагерницам... Что касается ее отношения к смерти... Вот что написал Игорь Александрович Кривошеин в давней своей публикации, приуроченной к 25-летию гибели матери Марии: «Смерть она уже давно воспринимала как рождение в иной, духовный, мир». И привел слова из ее статьи «Рождение в смерти»: «И мы верим. И вот по силе этой нашей веры мы чувствуем, как смерть перестает быть смертью, как она становится рождением в вечность, как муки земные становятся муками нашего рождения…» Читаем далее: «Она призывала усиление мук, "потому что духовное тело хочет восстать, потому что я хочу родиться в вечность, потому что мне в этой поднебесной утробе уже тесно, потому что я хочу исполнить назначенное, потому что я хочу домой, к Отцу, и все готова отдать и любыми муками заплатить за этой Отчий дом моей вечности"».

Сегодня мать Мария возвращается к нам живой и улыбающейся и говорит, что смерти нет, а есть только любовь к Богу и человеку. Есть надежда на то, что ненависть и злоба будут повержены. Она писала: «Мы безбытны. Что это – случай? Что это – наша житейская неудача? В такую, мол, несчастную эпоху мы родились? В области жизни духовной нет случайностей и нет удачных и неудачных эпох, а есть знаки, которые надо понимать, и пути, по которым надо идти. И мы призваны к великому, потому что мы призваны к свободе».

первый храм открытый ММарией в Париже– На Ваш взгляд, сайт в Интернете, посвященный матери Марии, востребован сегодня? Много людей его посещает? Перепечатывают ли материалы другие сайты?

– Мой сайт, созданный в 2000 году, был первым интернетным ресурсом о монахине Марии (Скобцовой). Постоянно дополняю его материалами: теперь там можно найти тексты на французском, немецком, английском, польском и даже финском языках. Я получаю письма со всего света и радуюсь, что могу  многим помочь. Все тексты в открытом доступе, их можно копировать. Вот только всегда прошу указывать ссылку на сайт, на первоисточник http://mere-marie.com/  Да, сайт очень востребован, а в связи с выходом книги посещаемость его заметно возросла.

В конце нашего разговора хочу сказать, что  волею известного исторического события – Октябрьского переворота 1917 года – этой героической женщине суждено было стать матерью отверженных не в Петербурге и не в Анапе, а в Париже. Но теперь ее мечта сбылась, она возвращается на Родину и говорит:

Кто я, Господи? Лишь самозванка,
Расточающая благодать,
Каждая царапинка и ранка
В мире говорит мне, что я мать.


Беседовала Нина Ставицкая

Снимки представлены Ксенией Кривошеиной





















ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Губкинская епархия Белгородской митрополии
Александро-Невский женский монастырь
Троице-Одигитриевский женский монастырь Зосимова пустынь
Епископ Троицкий Панкратий, игумен Валаамского монастыря