Монахиня-воин

Монахиня Агнесс Мариам Ас-Салиб

Не так давно в Москву по приглашению МИД РФ с официальным визитом приезжала знаменитая сирийская правозащитница, настоятельница Мелькитского греко-католического монастыря Дейр-Мар-Якуб в городе Кара католичка матушка Агнесс Мариам Ас-Салиб (Agnès-mariamdelaCroix) – человек, уникальный во всех отношениях.

С матушкой мы познакомились ровно год назад 27 ноября, в день памяти святого великомученика Иакова Персянина, в честь которого как раз и назван вышеупомянутый монастырь. И познакомились не где-то, но в самом этом монастыре, расположенном буквально в тридцати километрах от логова террористов в Арсале и всего в семи километрах от линии фронта, где шли бои. Несколько дней мы пережидали горячие фазы перестрелок, скрываясь в катакомбах могучей монастырской крепости. Где-то очень близко разрывались снаряды, с потолка сыпались мелкие камни и песок, но страшно не было – рядом была матушка. О чем только мы ни беседовали ночами – двери заперты на мощные засовы, свечи, горячий чай вприкуску с необычайно вкусными сирийскими лепешками…

Для того, чтобы понять, насколько незаурядна мать Агнесс, каким мощным потенциалом она обладает, достаточно было посмотреть, как она общается с военными и с каким благоговейным уважением они ей внимают. О матушке в Сирии знают все: и мусульмане, и христиане; и простые граждане, и самые последние головорезы. Знают о ней и во всем мире. С самого начала конфликта, по ее собственному утверждению, она стала самой обыкновенной «боевой единицей». Однако миссия ее далеко не типична, она уникальна, и террористы уже давно готовы заплатить круглую сумму за голову аббатисы.

С постоянным риском для жизни мать Агнесс бывает в разных регионах Сирии, в местах боевых действий, сопровождает гуманитарные конвои, помогает эвакуировать мирных жителей из опасных мест, но главное, ведет миротворческие переговоры с боевиками. Она идет на переговоры, хотя точно знает, что это именно те самые нелюди, которые охотятся за подобными ей христианами, уничтожают церкви, жгут иконы, жестоко расправляются со священниками. Она всё понимает, но страху, гневу не дает и шанса захватить ее сердце.  Матушка  воюет с террористами своим главным оружием – словом. Она уже выступала в США, в Европе, давала интервью в Сиднее. И после каждой операции возвращалась в свой монастырь, который здесь называют «форпостом», или «Божиим бомбоубежищем».

Монастырь Святого Иакова в Каре – это самая настоящая военная крепость времен римской империи. К концу ХХ века она была почти полностью разрушена, когда в 1995 году матушка Агнесс, монахиня-кармелитка из Ливана, решила основать здесь небольшую общину, открытую для христиан из разных Церквей. Начались восстановительные работы, обитель буквально оживала на глазах. За 2010 год монастырь приветствовал 25 000 посетителей со всего мира. Но пришла война.

Несмотря на то, что от рук террористов Кара была освобождена только в ноябре 2013 года, всё это время монастырь никто не покидал, и это было свободное единогласное решение общины. Сейчас в монастыре проживают около десяти человек, которые приехали сюда со всех концов света: из Бельгии, Америки, Ливана, Франции, Португалии... Большинство приняли постриг именно здесь и именно в военное время. Электричество поступает с перебоями, отопления нет, живут исключительно на своем хозяйстве, еще и местных жителей кормят: и мусульман, и христиан – без разбору.

За годы войны, насельникам пришлось пережить многое: и оборону держали, и в подземных тоннелях скрывались, и под бомбежками были и завалы разбирали, оказывались лицом к лицу со смертью. Матушка рассказывала, как один раз террористы ворвались в монастырь, «…нас спрятали в туалете, приказали сидеть и ждать. Неожиданно зашел один человек, у него был пистолет. Он подошел к одному из нас, приставил пистолет к виску, мы начали молиться, сильно молиться».

*     *     *



Сама мать Агнес Мариам является дочерью матери-ливанки и отца-палестинца, которые бежали из Назарета в 1948 году. Она родилась в лагере беженцев в Ливане. Когда ей было 15 лет, умер ее отец и, как она сама признается, она стала хиппи. В подростковые годы в поисках смысла жизни много путешествовала по миру, дрейфуя между Непалом и Индией. На ее ладони и сейчас еще есть несколько татуировок, напоминающих об этом периоде жизни. После долгих странствий матушка пришла ко Христу и по возвращении в Ливан в 1971 году вступила в орден Кармелиток, а в 1992 году получила благословение служить в Мелькитской греко-католической церкви уже в качестве монахини. Она изучила богословие, сирийский язык и иврит, получила  специализацию по иконографии, а в 1994 году начала работу по созданию монашеской общины в Сирии.

На сегодняшний день мать Агнесс не только аббатиса монастыря, активная правозащитница, но также учредитель католического Медиа-центра в городе Хомс и член общества примирения «Mussalaha». Общество занимается гуманитарной деятельностью, расследует дела о пропавших без вести, выясняет условия их освобождения. Матушке самой не раз приходилось становиться посредником при обмене пленными, осуществлять поставки продовольствия нуждающемуся населению в горячие точки, привозить медицинское оборудование в зоны конфликта, вести переговоры о прекращении огня. «Мы всеми силами стараемся прекратить насилие, – говорит мать Агнесс, – и ради этого работаем со всеми, включая террористов. В ходе лишь одной операции в Моаданайе нам удалось эвакуировать около 6600 женщин и детей – у нас есть все их имена, они все зарегистрированы. Более 200 не зарегистрированы, потому что они уехали сразу с родственниками. Также 650 молодых людей пришли самостоятельно к сдаче правительственному режиму». 

Одной из главных своих задач она считает прорыв информационной блокады, донесение до мировой общественности правды о страданиях мирного населения в Сирии. Она выступает на международных площадках, свидетельствуя о подлинном положении дел в своей стране, где за время вооруженного конфликта погибло более 300 тысяч человек, осиротело 500 тысяч детей, стали инвалидами более 75 тысяч человек; 3 миллиона беженцев из Сирии оказались в Ливане, Турции, Иордании и других странах, а в самой Сирии насчитывается 10 миллионов перемещенных лиц.

В 2014 году матушка Агнесс представила ООН многочисленные свидетельства зверств боевиков в отношении мирного населения Сирии, детей, стариков, многодетных семейств. «Человечество находится на историческом перепутье, существует огромная пропасть между международным правом и тем, что в реальности происходит в нашем обществе относительно прав человека», – убеждена мать Агнесс.

Когда в конце 2011 года на ранних стадиях боевых действий в Сирии катарский телеканале «Аль-Джазира» сообщил, что сирийской армией была совершена расправа в одном из кварталов Дамаска, матушка задалась целью лично увидеть последствия инцидента и была поражена, обнаружив, что распространяемая катарским и западными агентствами информация была полностью вымышленной. По словам монахини, когда она выразила соболезнования местному священнику о факте трагедии, он долго не мог понять, о чем она говорит.

В декабре 2011 года она отправилась в Кусайр, чтобы засвидетельствовать факт гибели 100 мирных жителей от рук «асадовского режима». В местной больнице ей показали тела убитых накануне вечером; однако по свидетельству очевидцев  оказалось, что в действительности резня была осуществлена бандой иностранных наемников. Таких свидетельств в архиве монахини большое множество.

В последние годы мать Агнесс посещала Хомс, Алеппо, Кусайра и другие районы, пострадавшие от вооруженных провокаций со стороны боевиков. Совсем недавно она была в провинции Аллепо, где сейчас идут самые ожесточенные бои. Но именно там ее помощь нужнее всего. «Когда мы проходили через Альрамуси, в нас стреляли снайперы, – рассказывает мать Агнесс. – Город под блокадой, и для гражданских лиц нет безопасного прохода в его западную часть. 90% жителей покинули восточную часть Алеппо, люди ищут защиты правительства и армии. Оставшиеся в западной части 10% населения либо оберегают свое имущество, либо воюют на стороне боевиков».

Правозащитница рассказала, что христиане Сирии находятся в тяжелейшем положении, особенно в Алеппо, где с момента начала войны их осталось всего 10%. Сегодня эти люди смирились со своей участью и просто ждут смерти. Каждый час на них сыплются бомбы и ракеты. Эти бомбы нацелены, в первую очередь, на христианские кварталы города. «Мы с местным епископом проехали по христианским районам Алеппо и увидели, что они в тяжелейшем положении. Дети, изголодавшиеся по вниманию и заботе, тянутся за парой носков словно за куском хлеба», – говорит мать Агнесс. В таком крайне напряженном ритме, помогая без исключения всем нуждающимся – христианам, мусульманам, суннитам, шиитам, – она живет последние пять лет.

От первого лица

Матушка Агнесс, о чем Вы, прежде всего, говорите на международных площадках?

Я обращаюсь к международному сообществу, чтобы через СМИ оно выступило против использования религии в политических и преступных целях, и если души людей не очистить от ненависти, от стремления к насилию, то добиться каких-либо результатов будет невозможно. Думаю, историческая ошибка  состоит в том, что Запад ищет консенсус с властями тех государств, которые стремятся силой насадить свои религиозно-фундаменталистские ценности в разных странах мира, хотят распространить эту идеологию не только на Ближнем Востоке, но и на Западе, в таких городах, как Лондон, Париж, Нью-Йорк. Эта идеология очень опасна, потому что она оправдывает стремление одних людей убивать других, тех, кто не разделяет их взгляды.

Как Вы оцениваете политику России в Сирии?

Если бы не российская помощь, в том числе и военная, то при покровительстве заинтересованных государств ИГИЛ уже создал бы на севере нашей страны «исламское государство»; при поддержке Иордании у нас уже могло бы быть образовано государство «братьев-мусульман» на юге, а территория востока уже контролировалась бы Саудовской Аравией совместно с «Джабхат ан-Нусрой». И мы, сирийцы, вынуждены были бы выполнять все требования, которые навязывают нам исламисты, вплоть до того, что и как мы должны есть, как выходить замуж или жениться. Авантюры террористов почище гитлеровских будут – в свое время Гитлеру такое и не снилось…

На сегодняшний день в Сирии захвачено более 840 деревень. Целенаправленные действия России в ее сотрудничестве с Центром по примирению враждующих сторон носят гуманитарный характер. Российское присутствие в Сирии основано на интернациональном, международном праве, но многими европейскими странами это не признается, т.к. поменялось отношение к международному праву, оно стало избирательно, селективно. Европейские страны хитрят, делая вид, что они исполняют закон. Мир вступил в эпоху несбалансированного видения прав человека и международного права в том числе. 

Когда был окружен восточный Алеппо, сирийское правительство с Россией предложили перемирие, но международное сообщество, которое постоянно говорит о безопасности, в реальности не поддерживало прекращение огня. Сегодня продолжаются обстрелы со стороны восточного Алеппо, убивают невинных людей.  Была запущена обширная компания в СМИ. Их цель – уничтожить сирийскую государственную правовую систему, как это было сделано в Ливии и в Ираке. Им нужна страна, где не будет закона, но один лишь хаос. Они хотят создать очередное управляемое теневое государство.

Международные организации добиваются исключения России из Совета ООН по правам человека. 24 октября более 80 правозащитных и гуманитарных организаций, и в том числе одна из самых известных «Human Rights Watch», призвали исключить Россию из Совета ООН по правам человека (СПЧ) из-за ситуации в Сирии. Сделано это в преддверии голосования о составе совета, на котором Россия, Венгрия и Хорватия будут претендовать на то, чтобы представлять в СПЧ Восточную Европу. «Правозащитники», не утруждая себя сбором доказательств (видимо, в их понимании сам статус «правозащитника» освобождает их от таких формальностей), призывают участников голосования учесть, что действия России в Сирии якобы «контрастируют с ее утверждениями о поддержке и соблюдении  прав человека». Об этом, по мнению борцов за права и свободы, свидетельствуют ветто, которые Москва налагает на резолюции Совета Безопасности ООН по «сирийскому вопросу».  Мы знаем, что это за НПО, в их числе такая известная организация, как«Белые шлемы». Они проводят свои преступные действия на беззаконной основе.

Некоторые государства, к сожалению, используют двойные стандарты, которые необходимо преодолеть потому, что они сводят на нет всю борьбу с терроризмом. Наш опыт показывает, что Запад забыл (или делает вид, что забыл) свои традиции и заключил секретное соглашение с политическим исламом, надеясь с помощью такой политики распространить «демократию» в исламском мире. Но это большая ложь: с ее помощью искажается история, подвергаются уничтожению тысячи людей, разрушаются дома, города.

Что Вы думаете о Президенте Асаде?

Я опираюсь на правовую позицию ООН и считаю, что демонтаж любого государства – это преступление против человечности, потому что оно лишает граждан их гражданства и их законности. Сирийский народ должен решать свою судьбу сам и выбирать Президента путем честных выборов.

Какова на сегодняшний день картина в отношении христиан Сирии?

Христианская община является частью богатой религиозной картины в Сирии. До войны в Сирии христианская община была очень хорошо интегрирована. Было очень трудно разделить Сирию на конфессиональные группы. Но в 2011 году, когда в СМИ говорили о мирных демонстрациях в нашей стране, на самом деле там уже были экстремистские лозунги. Они говорили: «Христиане – в Бейрут, а алавиты – в табут» (табут – это могила). Работа над тем, чтобы разделить сирийское общество на почве религиозной ненависти, ведется уже очень давно. Они добились колоссального исхода христиан из Сирии. Во многих районах на сегодняшний день христиан уже просто нет. Жиши, Шубур, Эр сани, Хама, Идлиб – из этих мест христиане ушли полностью. В феврале 2012 года Хомс был оккупирован «Фарух» батальонами, в результате чего 80 тысяч христиан оказались в изгнании. Несколько лет назад Хомс был обычным городом в западной Сирии с населением 800 тыс. человек. Сегодня он полностью разрушен войной и имеет постапокалиптический вид.

В Алеппо была очень большая армянская община – 250 тысяч верующих, теперь осталось всего 3000.

Мы становимся свидетелями этнических чисток – это повторение нацизма. Те европейские государства, которые в свое время победили нацизм, сейчас пособничают националистически настроенным радикалам. Это нонсенс!


Что бы Вы хотели сказать русским людям от имени сирийского народа?

Самое главное – это духовная общность, поддержка. И, конечно, русские люди должны поддерживать усилия своего правительства, которые направлены на урегулирование ситуации на Ближнем Востоке в целом. Президент России Владимир Путин утверждал, что он будет защищать христиан на Ближнем Востоке, и он это делает. Святейший Патриарх Кирилл в своих выступлениях в Ливане и Сирии заявлял, что Россия находится в духовном единстве со всеми христианами Ближнего Востока и будет защищать их. Мы в Сирии  очень надеемся на эту поддержку и верим в победу духа. Мы благодарим Россию, благодарим всех православных людей за то, что вы нашли в себе силы и вступились за сирийцев, страдающих от терроризма.

Мария Мономенова

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Арзамасский Николаевский женский монастырь
Данилов ставропигиальный монастырь
Сергей Любимов
Дальне-Давыдовский женский монастырь в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали»
Губкинская епархия Белгородской митрополии