Сокровенная память сердца

Игумен Иосиф (Братищев)

21 августа Русская Православная Церковь совершает память перенесения святых мощей преподобных Зосимы и Савватия Соловецких (1566 г.) и второе перенесение святых мощей преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких (1992 г.). В XX веке торжество перенесения мощей основателей Соловецкой обители из Санкт-Петербурга на Соловки состоялось во время наместничества игумена Иосифа (Братищева). 21 августа 1992 года Святейший Патриарх Алексий II, сопровождавший великую святыню, возвел его в сан архимандрита. На протяжении 14 лет отец Иосиф стоял во главе обители в суровом северном крае, затем тяжелая болезнь вынудила его уйти на покой, уехать на материк. Но то, как мощи Соловецких чудотворцев возвращались домой, как Спасо-Преображенский ставропигиальный мужской монастырь духовно мужал, а местные жители потянулись к вере и накаленные отношения с музейными работниками наладились – все это живо в памяти батюшки.

«Господь дал всё – и средства, и людей»

Мы встретились с отцом Иосифом в Свято-Иоанно-Богословском мужском монастыре села Пощупово Рязанской епархии, где он бывает на Литургии и вечерних богослужениях каждый день. Это тоже родной для него монастырь. Господь судил ему в конце 80-х годов прошлого века приступить к возрождению обители на Рязанщине вместе с первым наместником возвращенного Церкви монастыря – архимандритом Авелем (Македоновым), бывшим до этого семь лет игуменом Русского Пантелеимонова монастыря на Святой Горе Афон. Однажды отец Авель сказал ему, эконому, крепко расстроенному из-за того, что местные власти ничего не хотели слышать об освобождении братского корпуса, занятого всяким оборудованием и снаряжением по гражданской обороне: «Отец Иосиф, а вы каждый воскресный день ходите крестным ходом на святой источник, служите водосвятный молебен и все окропляйте святой водой». Ходили, служили, окропляли. И ровно через месяц последняя машина вывезла остатки того, что десятилетиями завозилось в монастырское здание службами гражданской обороны. Вот и на Соловках, куда в феврале 1992 года владыка Евлогий Владимирский и Суздальский повез его ставить во игумена, отец Иосиф решил ввести крестные ходы. Несмотря на суровые погодные условия… Сначала сам попытался «разведать»: прошел по пряслам до Корожной башни и увидел, что дальше не пройти: все сгорело, обвалилось, путь закрыт. А на Вербное воскресенье наместник вышел через Святые врата и подумал: сейчас один обойду вокруг монастыря и замечу, сколько это по времени займет. Оказалось – 45 минут. Значит, на крестный ход с братией и прихожанами следует отвести около часа.


21 августа 1992 года ряды крестного хода пополнили сотни людей – столько верующих прибыло с материка на Соловки! В документальном фильме «Архимандрит Иосиф. Соловецкая быль», представленном на кинофестивале «Радонеж» в 2015 году, батюшка рассказывает: когда стало известно, что святые мощи Первоначальников Соловецких находятся в городе на Неве, их надо перевезти (а денег-то не было и никого из знакомых у него в Питере не было), он стал собирать средства в Москве. Многие москвичи-жертвователи тоже захотели приехать на этот незабываемый праздник. Пришлось фрахтовать самолет «Москва-Санкт-Петербург», «Санкт-Петербург-Архангельск» и морские суда из Архангельска на Соловки, хотя поначалу препятствия казались непреодолимыми. Но… «Господь дал всё – и средства, и людей», – улыбается со слезами на глазах пастырь. И что особенно памятно, духоподъемно – сопровождал святые мощи великих угодников Божиих Святейший Патриарх Алексий II с архипастырями и духовенством. Священноархимандрит Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального мужского монастыря Патриарх Алексий впервые ступил на соловецкую землю, политую кровью мучеников и исповедников российских и возглавил великое торжество. Документально подтверждено, что до 1939 года мощи преподобных Зосимы, Савватия и Германа оставались на Соловках в краеведческом музее, находившемся в подчинении начальства Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН). После ликвидации лагеря, названного Александром Солженицыным «полярным Освенцимом», их вывезли на материк и передали на хранение в Центральный антирелигиозный музей в Москве, затем – в Ленинградский музей истории религии и атеизма. И вот они снова в родной обители – честные мощи трех подвижников XV века, выбравших безлюдный дикий край для аскетических подвигов. Снова на месте – главная святыня древнего намоленного монастыря, который должен был подняться из разрухи, по словам Его Святейшества, «…после 70-летнего богоборческого пленения».

Во второй раз обращусь к замечательному фильму «Архимандрит Иосиф. Соловецкая быль». В нем руководитель паломнической службы Марина Осипенко вспоминает, что в обители ежедневно совершался суточный круг богослужений и, по ее словам, отец-наместник держался за этот церковный устав, понимая, что это сосуд благодати. Батюшка строго придерживался правила, гласившего: утром все – братия, трудники – должны приходить на братский молебен. С самого начала он неуклонно следовал завету прозорливого старца Феофана, некогда пришедшего в Соловецкий монастырь, чтобы поклониться мощам преподобных и навестить своих учеников. Духовными очами старец вдруг увидел, что преподобные Зосима и Савватий как бы сидят при своих раках и одних они благословляют, а от других отвращаются. После этого отец Феофан заповедал ученикам ежедневно с благоговением прикладываться к ракам угодников Божиих. К этому же понуждал и собратьев отец Иосиф: каждый день – с благоговением…

22 августа 1992 года, подводя итоги своего пребывания на Соловках, Предстоятель нашей Церкви после молебна о путешествующих в напутственном слове сказал: «Единому Богу ведомо, кто из нас и когда вернется снова в эту обитель и будет иметь возможность наблюдать ее духовное возрождение и возвращение к прежнему церковному монастырскому благолепию». В 1997 году Святейший Владыка посещал Мурманскую епархию с первосвятительским визитом и вновь прибыл в Соловецкую обитель поклониться Преподобным. В 2001 году состоялся третий приезд Предстоятеля Русской Церкви и Священноархимандрита обители на Соловки, во время которого с паломническим визитом прибыл сюда 20 августа и глава Российского государства. Его Святейшество обратил внимание молящихся на следующий факт, важный в историческом контексте: «Ныне Соловецкая обитель в третий раз встречает главу государства Российского – после императоров Петра I и Александра I ее посетил Президент России Владимир Владимирович Путин».


Отвечая на мой вопрос, чем ему запомнилось встреча с Президентом, отец Иосиф сказал со всей искренностью: «С ним очень легко было общаться. Легко и просто». А воспоминания о Патриархе Алексии II… Батюшка мысленно обратился к тому времени: «Я к нему приезжал даже не как к отцу, а как к родной маме. Настолько тепло и душевно он встречал меня каждый раз, Царство ему Небесное, вечный покой и светлая вечная память! Телефонной связи между дальним северным монастырем и материком не было – так что заранее позвонить и сообщить о своем приезде я попросту не мог. Но когда требовалось решить какой-то важный вопрос со Священноархимандритом обители, то собирался и ехал. Говорил дежурному в Чистом переулке, что хотел бы встретиться с Патриархом. Дежурный шел к Святейшему в кабинет и затем или сразу меня приглашал, или сообщал, что смогу зайти туда, как только от Святейшего выйдет посетитель. А вопросов и проблем на начальном этапе возрождения монастыря было не счесть. И совет Патриарха, его поддержка и внимание для меня и для братии очень много значили».

Какие имена давать при постриге?                                                    

5 апреля 1992 года отец Иосиф по благословению Святейшего Патриарха Алексия совершил освящение малым чином надвратной церкви Благовещения Пресвятой Богородицы. (В августе того же года Святейший Патриарх Алексий совершил Великое ее освящение). Пришло время монашеских постригов. Первые были совершены на престольный праздник храма – Благовещение Пресвятой Богородицы. Наместник недолго думал, какие имена давать инокам. «Господь положил мне на сердце взять имена из Соловецкого патерика, переписать их на карточки небольшого размера, которые я вырезал из твердой бумаги и положил на престол, – стал вспоминать отец Иосиф. – В тот момент, когда я кого-то из братии постригал, я брал первую попавшуюся мне карточку и произносил имя. Эти карточки до самого моего отъезда хранились на престоле…» Первые постриженники были названы в честь преподобного Савватия – Соловецкого первоначальника и чудотворца; преподобного Елеазара – основателя Свято-Троицко-Анзерского скита, почитающегося благоустроителем пустынной жизни на Соловецких островах; святителя Филиппа, Митрополита Московского; преподобного Иринарха – игумена Соловецкого.


Монашеская жизнь развивалась. Монастырь креп духовно и внешне заметно преображался. А в самом начале была вопиющая нищета. Отца Иосифа по приезду поразил тот факт, что, почувствовав лютый холод в гостиничном номере, куда его поселили вместе с владыкой Евлогием, он попросил дежурную протопить печь. И что ему дежурная тогда ответила? Что дрова у них дефицит! Не было известки побелить стены храма. Много чего не было. Затем по молитвам братии стали появляться и нужные материалы, и специалисты-реставраторы. Слава Богу, благотворители появились. В качестве одной из чувствительных «болевых точек» батюшка назвал отношения обители с Соловецким музеем (его полное название: Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник). О таких отношениях в народе говорят: накалились добела. Эта «накаленность» ему досталась «в наследство». Усугублять конфликт он не хотел, потому что всегда держал в сердце слова апостола Павла: «Если возможно с вашей стороны, имейте мир со всеми людьми» (Рим.12:18). И на Светлой седмице в первый год своего наместничества отец Иосиф спросил у братии: «У нас есть еще куличи и пасочки?» – «Есть». – «А крашенные яйца?» – «Есть». – «Соберите всё, надо поздравить директора музея с Пасхой». Людмила Васильевна Лопаткина, известная как большой энтузиаст музейного дела, прихода наместника с поздравлениями и подарками никак не ожидала. Но обрадовалась, предложила: «Отец Иосиф, давайте мы общий снимок сделаем». Сделали общий снимок на фоне Константиновской часовни, построенной на вершине холма в память о посещении монастыря в 1844 году великим князем Константином Николаевичем, сыном императора Николая I. Так прошла их первая встреча. Потом наместник попросил директора музея передать монастырю надвратную Благовещенскую церковь. Людмила Васильевна поинтересовалась: «Можно, мы будем в нее свои экскурсии водить?» «В небогослужебное время, пожалуйста!» – ответил батюшка. Постепенно «болевая точка» рассосалась. «Представьте, что после моего ухода на покой директором Соловецкого музея-заповедника был назначен новый наместник монастыря – Архимандрит Порфирий (Шутов)», – сообщил собеседник, и в его голосе почувствовалось удовлетворение. Сам архимандрит Порфирий (Шутов), постриженник Троице-Сергиевой лавры, зная о возмущении по этому поводу некоторых «ревнителей культуры», четко обозначил свою позицию в одном из интервью: «Я вырос в этой школе – школе сотрудничества монастыря и музея. И продолжаю поддерживать дружеские (не побоюсь этого слова) связи с замечательными людьми – специалистами Сергиево-Посадского государственного музея. Свою миссию как директора музея я вижу в том, чтобы такая же гармония, как в Лавре, установилась бы и на Соловках».

Горячая молитва соловчан


29 января 2006 года у наместника Соловецкого монастыря архимандрита Иосифа случился тяжелый геморрагический инсульт. Прямо в пути-дороге, которую он уже преодолел на снегоходе с прицепом по замерзшему заливу Белого моря. Батюшка собирался ремонтировать печь в келейном корпусе скита на Большой Муксалме и повез туда с небольшим числом из братии и трудников всё необходимое для ремонта. Кто-то вспомнит, что до этого отец-наместник 40 Литургий подряд отслужил, и давление у него зашкаливало. Кто-то образно скажет, что он словно на скаку с коня упал. Не берёг себя – жертвовал здоровьем и сном ради того, чтобы Спасо-Преображенская обитель преображалась и преображались людские души. О братии пекся, о местных людях не забывал. Многие даже удивлялись: как это у батюшки при его запредельной нагрузке хватает времени на всех? Позже журналисты, знавшие архимандрита Иосифа не один год, выскажут о нем свои впечатления в печати, а братия и прихожане готовы будут подписаться под каждым их словом: «Удивительно уместной, соответствующей вековому укладу северной русской обители оказалась и фигура наместника – отца Иосифа (Братищева). Представлялся он нам чем-то нерушимым, не подвластным никаким природным стихиям и времени. Жила в его словах крепкая вера, которую не изобразить, если сердце пусто. Жила в движениях сила, что не только от крепости тела…» После известия о страшной беде с земного острова в Небо пошла такой силы молитва, которую можно назвать молитвенным воплем. Обращен он был ко Господу и Его Пречистой Матери. Так же слезно люди просили Небесного заступничества за их духовного наставника у преподобных Савватия, Зосимы и Германа – трех ярких светильников русского Севера, положивших начало иноческому житию на Соловках. В монастыре практически на каждом богослужении братией, трудниками, паломниками, прихожанами возносились молитвы о здравии тяжко болящего архимандрита Иосифа. Первая оптимистическая весточка вселила в людей надежду: операция в Архангельске прошла успешно, батюшка не впал в кому. Второе радостное известие: правую руку не парализовало. Придя в сознание, отец Иосиф тут же стал ею креститься. Позже пришлось изрядно попереживать братии и соловчанам, как он там, в Германии, куда его вскоре увезли на лечение. Молились и молились люди о продлении его земной жизни. А в Псково-Печерском монастыре молился об исцелении своего собрата старец архимандрит Иоанн (Крестьянкин), о чем мы рассказывали на портале «Монастырский вестник» в интервью «Семь месяцев как целая эпоха».  

Есть также в словесном портрете-наброске архимандрита Иосифа, сделанном журналистами, фраза, которая часто приходила на память в ходе нашей беседы: «И такая радость загоралась в глазах, такая улыбка озаряла вдруг лицо!» Действительно, болезнь не уничтожила сокровенную память сердца. Радость загоралась в глазах отца Иосифа, когда он вспоминал примечательные эпизоды из жизни в Троице-Сергиевой лавре, где принял монашеский постриг. Улыбка озаряла его лицо при воспоминаниях о Свято-Даниловом монастыре в Москве и Оптиной Пустыни на Калужской земле, где он какое-то время подвизался. Пусть недолгое, но емкое по концентрации событий. А Соловки – тут и говорить нечего, Соловки – особая страница в его жизни. В отношении празднования 21 августа Второго перенесения святых мощей преподобных Зосимы, Савватия и Германа следует сказать, что в этом году торжество подошло к своей юбилейной дате, поскольку по благословению Святейшего Патриарха Алексия II оно было установлено с 1993 года. Двадцать пятый год нынче будет совершаться празднование.

***

Хочется обратить внимание и на другую юбилейную дату. Летопись возрождения Соловецкого монастыря начинается с 1988 года. Община, так называемая «двадцатка», на Соловках формировалась с сентября по декабрь 1988 года. Становлению прихода во многом помог игумен Андроник (Трубачев), насельник Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Его дед, священник и ученый Павел Флоренский, последние годы жизни провел в заключении в Соловецких лагерях особого назначения. В конце 80-х годов прошлого века отец Андроник часто бывал на Соловках. Во время этих посещений он духовно окормлял верующих жителей поселка, приходивших к нему за советом и поддержкой. Мы надеемся, что этот славный юбилей в новой церковной истории станет темой следующей публикации, посвященной дальнему северному краю, о котором архимандрит Иосиф (Братищев) как-то сказал: «…суть Соловков – образ твердыни Русского Православного Духа». И добавил при этом, что корни уходят в века.


Автор: Нина Ставицкая

Фото представлены из архива подворья Соловецкого монастыря в Москве

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ