У Бога есть место каждому

Тульский Богородице-Рождественский женский монастырь

День рождения Матери Божией один из проповедников и богословов прошлых веков святитель Илия (Минятий) назвал желанным днем, так давно предопределенным Богом, так страстно ожидаемым людьми, столь плодотворным для земли и столь страшным для ада... В этот день, 21 сентября, ряд обителей Русской Православной Церкви, находящихся в разных уголках земли, торжественно отметят свой главный престольный праздник – Рождество Пресвятой Богородицы. В их числе – Богородице-Рождественский женский монастырь в поселке Горелки Тульской области, о миссии которого портал «Монастырский вестник» рассказывал в публикации «Мы не из детского дома! У нас есть мама! Мы – семья!» А в следующем месяце, 6 октября, будет хотя и не круглая, но значимая для этой обители дата: исполнится 16 лет с того момента, как Священный Синод утвердил образование Богородице-Рождественского монастыря из сестер Богородичного Щегловского монастыря в поселке Горелки. Настоятельницей была назначена монахиня Амвросия (Соломатина), с 2011 года – игумения.

Хотелось найти свой путь

Свое монашеское имя матушка-настоятельница получила в честь преподобного Амвросия Оптинского, которого она особо почитала. Оптина пустынь в ее жизни занимала важное место. Вначале юная Татьяна ездила туда с родными – с боголюбивой мамой и братом (ныне он священник Тульской епархии). Затем, повзрослев, добиралась туда уже самостоятельно. Позже в этом духовном оазисе, где, по словам русского историка И.М. Концевича, «повторялись благодатные дары первых веков монашества», она нашла духовного отца, что еще крепче ее привязало к Оптиной. А монашеский постриг будущая игумения приняла в 23 года.

– Мама нас с детства водила в храм на службы, причащала, – стала вспоминать Матушка.– Ну, ходили мы и ходили, особо над этим не задумываясь. Коль так принято в нашей семье, значит, так надо. В школе, к счастью, никаких притеснений не было. Директор – человек восточной национальности, наверное, мусульманин – однажды во время «рейда-слежки» увидел меня на Пасху в кафедральном соборе, однако не доложил выше, да и мне ни единым словом не напомнил об этом. Хороший был человек! А в 16 лет ко мне, можно сказать, пришло осознанное отношение к вере. Я вдруг остро почувствовала глубокую внутреннюю потребность посещать богослужения, участвовать в приходской жизни, ездить по святым местам. Закончила школу, затем профтехучилище, где получила специальность оператора ЭВМ. Два года проработала на предприятии, затем, уволившись, пошла во Всехсвятский собор на должность псаломщицы. Мне так хотелось найти свой путь!


В 18 лет она по примеру других молодых людей – пытливых, духовно ищущих – поехала в Троице-Сергиеву лавру к архимандриту Науму (Байбородину). Встала в конец длинной очереди, выстояла ее. Как раз у батюшки была настоятельница Свято-Троицкого Ново-Голутвина женского монастыря матушка Ксения (Зайцева), и старец благословил девушку из Тулы провести ближайший пост в Коломенской обители. Но тут, что интересно (и несколько неожиданно!): ее мама, человек ревностной веры, не мыслящий себя без Церкви, не отпустила дочь в монастырь даже на короткое время! Потом открылась Шамординская обитель, куда мама обещала отпустить и тоже не отпустила... Может, Господь их испытывал таким образом? Давал возможность внутренне подготовиться к тому, чтобы через пять лет они обе встали на монашеский путь? Это случится, когда мама заболеет, и они отправятся к схимонахине Сепфоре (Шнякиной), жившей тогда в Киреевске Тульской области. О силе ее дерзновенной молитвы и прозорливости знали многие верующие. Также известно, что старица духовно укрепляла оптинских монахов. За советом и наставлением к ней приезжали настоятели монастырей, монашествующие и мирские люди. Некоторым она открывала свой дар сразу, чтобы те не смотрели на нее, как на какую-то «бабульку в апостольнике». Например, будущему наместнику мужского монастыря «Спаса Нерукотворного пустынь» в селе Клыково Калужской области игумену Михаилу (Семенову), где, к слову сказать, матушка Сепфора закончит свою временную жизнь, как ей было обещано в тонком видении Пресвятой Богородицей. При первой встрече с ним схимонахиня Сепфора решительно предупредила: «Я тебе не кукла говорящая. Если ты от меня что-то хочешь услышать, ты накануне помолись Господу, Божьей Матери, попроси, чтоб Господь открыл. И когда приедешь, то я тебе скажу, что надо». А маму и дочь Соломатиных она благословила на принятие монашества. Причем дочь еще раньше просила благословения у схимонахини, приезжавшей на службу в один из храмов Тулы, когда в самой Тульской области храмы еще были закрыты и действовали лишь четыре храма в областном центре. Только тогда просила Татьяна благословения на поступление в иконописную мастерскую Троице-Сергиевой лавры, но не получила его. И, по правде говоря, не опечалилась. Что-то ее здесь держало: не хотелось уезжать из родной Тулы, в которой при правящем архиерее митрополите Серапионе (Фадееве) ярко, зримо происходило обновление духовной жизни и обретение новых святынь, питающих это возрождение. Да и отец Наум предрекал, что останется она в своем городе. Любимом, родном...

После поездки к прозорливой схимонахине мать и дочь пошли к владыке Серапиону, и, по его благословению, их постриг совершил постриженик архипастыря архимандрит Кирилл (Наконечный), нынче – митрополит Екатеринбургский и Верхотурский.

– Вскоре отец Кирилл стал настоятелем Свято-Никольского храма (на Ржавце), куда взял меня псаломщицей, – продолжила рассказ Матушка. – Мы ездили с хором по приходам. Где-то более шести лет я была псаломщицей в той церкви, а потом – уже ставший архиереем владыка Кирилл – благословил меня подвизаться в Богородичном Щегловском монастыре, бывшем на тот момент женским. Когда же игумения с частью насельниц была направлена в село Папоротки – создавать и обустраивать Свято-Казанский женский монастырь, то нас – трех молодых монахинь и несколько стареньких – «перебросили» в поселок Горелки. А просуществоваший здесь полгода мужской монастырь занял свое место в стенах Щегловской обители в Туле, поскольку с момента ее образования в 1859 году вплоть до закрытия большевиками в 20-е годы прошлого века она была мужской. Такая произошла «передислокация».


Мама игумении Амвросии в Богородице-Рождественском монастыре приняла великую схиму. Ушла она в мир иной в 2011 году, успев вкусить сладость монашеской жизни и порадоваться тому, что при монастыре по благословению митрополита Тульского и Белевского Алексия образовалась приемная семья из девочек, которых Господь уберег от страшной участи. Девочки – непосредственные, шустрые – забегали в келью к бабушке, как они называли схимонахиню Серафиму. Ее, физически уже немощную, собиравшую силы на молитвенное делание, их улыбки, оживленные рассказы не утомляли. Напротив, ей было отрадно видеть, как на них действует атмосфера монастыря, как девчушки меняются на глазах. С одной из них, уже повзрослевшей, многое в жизни понимающей, у «бабушки» установились особо доверительные отношения. Чтобы не отвлекать от дел дочь-настоятельницу и сестер, имеющих немало послушаний, она посвятила девочку во все подробности, во что ее нужно будет облачить после кончины. Показала, где что лежит. Это поручение старенькой схимонахини подопечная выполнила со всей ответственностью и с большой любовью к усопшей.

Господь являет такие чудеса, что дух захватывает

Как выяснилось со временем, не только матушка Амвросия, но и другие сестры образованного в поселке Горелки женского монастыря считали своей духовной родиной Оптину пустынь. Некоторые до поступления в монастырь частенько туда ездили. Еще у двух сестер там были духовники. (Известно, что блаженная старица Сепфора, перешагнувшая столетний рубеж, ходила по развалинам Оптиной в конце 80-х годов прошлого века и приговаривала: «Благодать! Сколько здесь благодати!»). Святая благодать Оптиной пустыни и память о совершенных в ней первых шажках в познании духовных законов жизни сплачивали маленькую монашескую семью, которая, организовав молитвенную жизнь и обустроившись в бытовом плане, в 2008 году взяла на себя миссию растить и воспитывать детей, лишенных родительского тепла и ласки. Здесь хочется вспомнить о духовном отце одной из монахинь, что в мирской жизни самоотверженно, с любовью занималась воспитанием племянниц и племянников, а в монастыре с такой же любовью она опекает детей, ставших частью жизни насельниц обители. Духовным наставником матери Пиамы (Аваньян) был иеросхимонах Симон (Гаджикасимов), принявший монашество с именем Силуан в Оптиной пустыни. В предисловии к книге «Песня, перешедшая в молитву. Жизненный путь иеросхимонаха Симона (Гаджикасимова). Избранные беседы», изданной в 2015 году, содержится благодарность за помощь в ее написании игумении Амвросии (Соломатиной) и монахине Пиаме (Аваньян). Оказывается, отец Силуан несколько раз был в этой обители. Вот что рассказала мать Пиама:


– Перед уходом в монастырь я по благословению отца Илия (Ноздрина) ездила на временное послушание в несколько монастырей. Получила разный опыт: и удачный, и неудачный. Пришло время совсем уходить из мира, однако я затруднялась с выбором обители. Отец Силуан сильно молился и сообщил мне тогда: «Не знаю почему, но когда я молился о тебе, пришло мне в голову: Тула. Мне ничего неизвестно об этом монастыре, но поезжай туда». Так я и приехала в Тулу. У таксистов на вокзале стала спрашивать, где в городе женский монастырь. Отвезли. С 2001 года я здесь, и у меня нет ни малейших сомнений в том, что батюшка верно указал мне, где спасаться.

Видя нужды сестер, отец Силуан просил своих духовных детей помочь насельницам – вещами, продуктами, денежными средствами. Сам же помогал организовывать жизнь обители духовными советами. Вообще в его жизни поражает всё, начиная с имени, данного ребенку при рождении. Будущий иеросхимонах Симон родился в год празднования 100-летия со дня смерти Пушкина, и его мама, горячо любившая русскую литературу, назвала сына в честь любимого героя – Онегин. Уроженец Баку, Онегин в юности приехал учиться в Москву и покорил ее: в 80-е годы прошлого века песни на его слова пели Валерий Ободзинский, Муслим Магомаев, Полад Бюль-Бюль-оглы, Валентина Толкунова, ВИА «Веселые ребята», «Голубые гитары» и многие другие известные мастера эстрады. И вот однажды на пике славы этот баловень судьбы, потомок прославленного иранского рода, предками которого были муллы, дипломаты, политики, юристы, литераторы, врачи, берет в руки Библию и... не расстается с ней до конца жизни. Читаем в книге: «По воспоминаниям очевидцев, случилось действительно чудо: три дня Гаджикасимов не отрывался от Библии, прочел ее полностью; буквально не ел, не пил, не спал. Затем в глазах его потемнело, и он ослеп. Спустя несколько дней зрение восстановилось. Позже он рассуждал: с одной стороны, слепота была вызвана огромным психофизическим перенапряжением, а с другой – несомненно, что в этом был Промысл Божий. "Я потерял зрение телесное, но обрел внутреннее", – говорил Онегин». Господь привел его в только что возвращенную Русской Православной Церкви Оптину пустынь, где произошло духовное становление этого человека. Здесь, в Оптиной, впервые открылся его дар проповедника… В своих частых беседах с людьми он называл Православие правилом жизни и говорил, что в Православии соединились две высших небесных силы: «благоприятствующая развитию человека и целой общности людей и сдерживающая сила, не позволяющая нашим умственным способностям разбрасываться, а идти к четко обозначенной цели – служить Единому Богу, отстраняясь от суеты, злых и вредных пристрастий, избавляясь от греха»… Незадолго до кончины (он отошел ко Господу летом 2002 года) отец Силуан принял великую схиму с именем Симон – в честь апостола Симона Зилота, одного из двенадцати апостолов, что стало для его страдающего, устремленного в Вечность сердца великим духовным утешением. Если задуматься: у этого талантливого человека могла быть просто яркая, насыщенная мирскими событиями и развлечениями жизнь и всё! Но когда Спаситель позвал его, он услышал голос Христа. А духовные советы, наставления батюшки услышали многие люди, о чем они рассказывают и в книге, и в созданном за пять лет до ее выхода документальном фильме «Храм для Онегина. Жизнь после славы»...

Когда всякое занятие хорошо и полезно?

В начале 2000-х годов монастырь только начал обустраиваться в Горелках, но уже тогда сестры в летний период организовывали при нем детский лагерь. Небольшой, из нескольких девочек. Одна из них, которую мама оставила на бабушку, а сама надолго исчезла из поля зрения, в свои 12 лет не была знакома с элементарными правилами гигиены. Она даже не знала, что по утрам надо умываться! Пришлось и этому учить.

– В отчетах в епархию мы, конечно, писали о детском лагере, – сказала матушка Амвросия.– И когда митрополит Алексий благословил нас вплотную заняться созданием детского приюта при монастыре, я с сестрами к такому повороту дела внутренне была готова. Только с юридическим оформлением приюта возникли бы немалые сложности, а вот создать приемную семью, взять девочек под свою опеку оказалось проще и легче, что мы и сделали. Сейчас у нас их двенадцать.

Правда, самая старшая, Настя, недавно отметила свое 18-летие, но пока решается вопрос с ее квартирой, которая подходила бы для нормальной самостоятельной жизни, она по-прежнему живет в монастыре. На днях монахиня Пиама подробно ответила по электронной почте на вопросы, касающиеся летних каникул и начала нового учебного года у девочек. Написала, что Настя успешно сдала экзамены в школе и поступила в колледж, где учится на повара. Об учебе она, их первая монастырская выпускница, рассказывает маме (игумении Амвросии) и сестрам с воодушевлением. Особенно – о специализированных предметах, вызывающих у нее большой интерес. Очень нравится Анастасии атмосфера в группе: девушки и ребята доброжелательные, активно общаются друг с другом. Из других членов этой необычной приемной семьи одна девочка пошла в 10-й класс, одна – в 8-й, одна – в 7-й, трое – в 6-й, одна – во 2-й. Есть и первоклашка, которой остальные помогают, как своей младшей сестренке. А три малышки были отданы в детский сад: должны ведь они научиться адаптироваться в коллективе своих сверстников! Также начались занятия в музыкальной школе... Что касается летних каникул, то, по сообщению матери Пиамы, девочки постарше ездили летом в Париж с культурно-познавательными целями. (Как и строительство уютного детского корпуса на территории монастыря, так и эту, и все предыдущие поездки детей оплатил один удивительный человек – благотворитель, помогающий женской обители по благословению митрополита Алексия). «Захотелось девочкам посмотреть одну из европейских столиц. Особенно любопытно им было увидеть Эйфелеву башню,­ – пишет мать Пиама­. – Но она не произвела на них впечатления. Куда больше понравились знаменитые дворцы Версаль и Фонтенбло. Впечатлило и парковое искусство. Интересно им было в зоопарке и Диснейленде. Всё же дети! Зоопарк поразил тем, что в нем нет клеток. Люди пересекают территорию зоопарка в закрытых машинах, по которой свободно разгуливают животные. В Диснейленде удалось увидеть вечернее шоу с фейерверками и демонстрацией любимых мультиков прямо на улице – на фоне огромного сказочного дворца...» Девочки, что помладше, отправились летом на море укреплять здоровье. (Вспомнился рассказ матушки-настоятельницы, показывавшей оборудованную под лазарет комнату в детском корпусе: зима 2017 года выдалась трудной, и дети, имея наследственные заболевания и нарушения, болели тяжело и часто. Мутировавшие вирусы ОРВИ и гриппа то и дело цеплялись к ним). Так вот, пишет дальше монахиня Пиама, младшие подопечные ездили в Грецию на остров Корфу и из моря их было не вытащить! Запомнилась малышкам и прогулка на морском катере, заходившем в заливы и гроты острова. А масштабным событием духовного плана, которое они наверняка будут вспоминать всю жизнь и глубже, серьезнее воспринимать его по мере взросления, стало посещение собора святителя Спиридона Тримифунтского. После Литургии там традиционно служат молебен, и раку с мощами Святителя открывают. Девочки приложились к открытым цельбоносным мощам великого угодника Божия, по молитвам к которому совершаются дивные чудеса много веков подряд.


***

Для матушки-настоятельницы, с юности полюбившей душеполезные поучения своего Небесного покровителя в монашестве, нынче особую актуальность обрели эти слова преподобного Амвросия Оптинского: «Главное, чтобы ребенок был занят по силам и направлен к страху Божию. От этого все доброе и хорошее, как и, напротив, праздность и невнушение детям страха Божия бывают причиною всех зол и несчастий. Без внушения страха Божия, чем детей ни занимай, не принесет желаемых плодов в отношении доброй нравственности и благоустроенной жизни. При внушении же страха Божия всякое занятие хорошо и полезно». Чувствуется ли в девочках с непростой детской судьбой, отмеченной трагизмом из-за погружения в пучину греха их родителей, страх Божий? По наблюдениям матушки Амвросии и сестер, чувствуется. И страх Божий, и любовь ко Спасителю, Пречистой Его Матери и святым угодникам Творца проявляется у них в разных формах. Простой и, думается, убедительный пример: Париж и ласковое теплое море в Греции – это, конечно, здорово, большая концентрация эмоций и впечатлений, но с какой радостью девочки отправились (тоже минувшим летом ) в Оптину пустынь! Еще они любят совершать паломничество к преподобному Тихону Калужскому, окунаться в святом источнике. А каждый раз перед началом учебного года рвутся в поездку в Троице-Сергиеву лавру или в Серафимо-Дивеевский монастырь. Сами напоминают об этом сестрам, ждут этого. Нынче школьницы молитвенно просили помощи в учебе у преподобного Сергия Радонежского, поехав в Лавру всей большой семьей (именно так они о себе говорят: «Мы – семья!»). У Бога есть место каждому. Его милосердие простирается на всех нас: страдающих от немощей физических и духовных, часто ошибающихся, падающих и поднимающихся. Старающихся при этом поднять других – кто еще слабее и остро нуждается в нашей помощи.

...Сегодня можно сказать, что свой престольный праздник Тульский Богородице-Рождественский монастырь встречает единой семьей монашествующих и детей, все эти годы чувствующих заступничество Пресвятой Богородицы, просящей за них Своего Божественного Сына.


Автор: Нина Ставицкая

Снимки представлены Тульским
Богородице-Рождественским женским монастырем
в поселке Горелки.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Экскурсия по Сретенской семинарии
Свято-Никольский Черноостровский женский монастырь в Малоярославце
Гродненский Свято-Рождество-Богородицкий женский монастырь
Александро-Невский Ново-Тихвинский женский монастырь
Мария Сараджишвили