Россия духом будет богата

Игумен Тихон (Борисов)

У Н.В. Гоголя есть слова, которые отразили его впечатление от посещения Оптиной пустыни: «Нигде я не видел таких монахов. С каждым из них, мне казалось, беседует всё Небесное. Я не расспрашивал, кто из них как живет: их лица сказывали сами всё. Сами служки поразили светлой ласковостью Ангелов, лучезарной простотой обхождения; сами работники в монастыре, сами крестьяне и жители окрестностей. За несколько верст, подъезжая к обители, уже слышишь её благоухание, всё становится приветливее, поклоны ниже и участие к человеку больше». Кстати, в один из своих приездов в Оптину Гоголь у ворот обители встретил девочку, которая подарила ему лукошко с ягодами. Он попытался расплатиться, но девочка сказала, что со странников деньги не берут!

А преподобный Гавриил, который был послушником в Оптиной, так описал её атмосферу: «Да, мы чувствовали там себя как в среде святых и ходили со страхом как по земле святой… Я присматривался ко всему и видел: хотя были разные степени, но все они по духу были равны между собою, никто не был ни больше, ни меньше, а были все – одно, одна душа и одна воля – в Боге. Источник – Бог, а проводником, объединяющим и направляющим все силы братства, был старец. И этот евангельский "квас" любы Христовой заквашивал всё "тесто" их…»

Очень непросто ответить на вопрос: почему Оптина на целые сто лет, от основания Предтеченского скита и до разорения во время большевистского угара, была самым жарким костром, у которого грелась вся Россия? Что здесь искали Гоголь и Достоевский? Чем мучился у Оптинского порога Толстой? Чему училась преподобномученица Елисавета?

Оптина – это неразгаданная Тайна любви. Это – сокровищница христианского духа. Это – плавильная печь человеческой боли, которая через покаяние становится радостью и смыслом.

Однажды, стоя на благоухающей террасе, преподобный Нектарий спросил Сергия Нилуса: «А известно ли Вам, сколько от сотворения мира и до нынешнего дня было истинных общежитий? Вы лучше не трудитесь думать, я сам отвечу – три. Первое  – в Эдеме, второе – в христианской общине во дни апостольские, а третье – в Оптиной при наших великих старцах».

На Оптинском дворе толпились и дворяне, и крестьяне, батраки и купцы, литераторы и генералы, нищие и фабриканты. «Мрамор и металл – всё пойдет!» – говорил преподобный Амвросий о человеческих душах. У старческих хибарок билось беспокойное сердце России. Под их епитрахилью плакал о своих грехах русский народ. Они вдохновляли, утешали, поднимали из грязи, ставили на ноги, помогали не терять надежды! Старцы умели найти ключ к самой запутавшейся, самой опустившейся, самой выгоревшей человеческой душе. Какие только ни развязывались здесь сложнейшие житейские узлы. Какие ни разрешались тупиковые проблемы. А самое главное – они заботливо, бережно и нежно приводили человека ко Христу!

Однажды к старцу Варсонофию пришла молодая монахиня.

– Узнаете меня, батюшка? – спросила она.

– Где, матушка, всех упомнить? Нет, не узнаю! – сказал старец.

– Вы меня видели в 1905 году, в Москве, в трамвае. Я тогда была легкомысленной девицей, и Вы обратились ко мне с вопросом: что я читаю? Я ответила: Горького. Вы тогда схватились за голову, и на меня Ваш жест произвел сильное впечатление, и я спросила: что же мне читать? Вы посоветовали мне читать священника Хитрова. А я возразила такими словами: «Вы еще, чего доброго, скажите мне, чтобы я и в монастырь шла». «Да, – ответили Вы мне, – идите в монастырь». Я на эти слова только улыбнулась – до того они мне показались ни с чем несообразными.

– Теперь припоминаю, – улыбнулся старец Варсонофий, – а как же ты в монастырь попала?

– Когда мы с Вами простились, я почувствовала, что эта встреча неспроста, глубоко задумалась над ее смыслом. Я купила себе книги священника Хитрова, стала читать и другие книги. Прошло время. И вот я – в монастыре.

«И припомнилось мне тогда, – говорил старец, рассказывая эту историю, – слова преподобного Серафима, сказанные им иеромонаху Тимону: "Сей, отче Тимоне, пшеницу слова Божия, сей её и на камени, и на песце, и при дорозе, сей её и на тучной земле: всё где-нибудь и прозябнет семя во славу Божию!"»

Старцы сеяли на почве человеческих сердец. Сеяли там, где, казалось, не было уже ничего святого, светлого, где была только ночь уныния, безверия и скуки! «Жить не тужить», – будило всю Россию. «Нужно жить нелицемерно!» «От ласки у человека бывают совсем другие глазки», – вот, что было их девизом.

Преподобный Нектарий так о себе смиренно говорил: «Ну какой я старец? Как я могу быть наследником прежних старцев? У них благодать была целыми караваями, а у меня – ломтик… Я всё равно что пирожок без начинки».

А старец Варсонофий спрашивал у кого-то:

– Ты соты любишь?

– Что?

– Соты, соты любишь?

– Люблю.

– На же тебе «соты», – и давал листочки с поучениями старца Амвросия.

Эти караваи благодати и соты старческих оптинских молитв и до сего дня утоляют духовный голод всех притекающих сюда, на берега Божией реки. Сюда, в благодатную Оптину, протянулись нити сотен тысяч человеческих сердец!

Миру нужны святые! Мир задыхается без идеала, без веры, без святости. Человечество мертвой хваткой уцепилось за временное, за земное. Еще Толстой говорил: «Держись за землю. Одна земля не предаст». Вот оно, самое страшное, – держаться только за землю! А оптинские старцы заповедовали нам как можно чаще думать о Небесном! Старец Амвросий всегда напоминал: «Живите на земле так, как колесо вертится, – чуть только одной точкой коснется оно земли, а остальными стремится вверх!»

 «Кончится вера во Христа – кончится и русский народ!» – говорил великий пророк Достоевский. Церковь – это не антикварный магазин, где хранятся запылившиеся обряды. Церковь – это сама Жизнь! Потому, что Глава её – Христос, Жизнь и податель Жизни! А нам нужно только одно – припасть душой и сердцем к этому источнику Жизни, к этим благоухающим оптинским ракам, к этому неоскудевающему духовному наследию!

Еще будучи молодым семинаристом, однажды, гуляя в лесу, раб Божий Александр, будущий старец Амвросий, услышал в журчании ручья таинственные слова: «Хвалите Бога, храните Бога!» Это самая главная заповедь для России, для всех нас. Хвалить и хранить Бога! Мы единая кровеносная система. Церковь Христова! И самое драгоценное наше сокровище – это наша вера, Православие!

Преподобный Анатолий Оптинский говорил, что «Россия будет небогата, но духом будет богата». Это буквально сбывается сейчас. В мире, в котором стремительно исчезают нравственные, духовные начала, Россия остается христианской страной, которая бережно хранит в своих недрах евангельские идеалы. Давайте будем ценить то, что Господь дает нам! Прибегать чаще в своих молитвах к преподобным и богоносным оптинским старцам. Старцы молятся за Россию, за весь мир! У  Престола Божия они молитвенно продолжают борьбу за человеческую душу. Оптинские старцы – это зажженные свечи любви! Это покаянная совесть богомольной России!

Давайте будем стараться исполнять еще один их завет. Это те слова, которые написал в письме своим чадам преподобный Иосиф: «Не отбивайся от Оптиной!»