Музей под сводами собора

Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь

Каких только необычных музеев ни сыщешь в Москве! Есть музей воды и музей леса, музей «Подводная лодка» и музей «холодной войны», музей истории телесных наказаний и даже музей угона автомобилей имени Юрия Деточкина, героя фильма «Берегись автомобиля».

Но православный человек всегда ищет что-то близкое себе по духу, по вере, по интересу. И поэтому каждому я рекомендую заглянуть в Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь, расположенный в районе Хамовников между улицей Остоженка и Москвой-рекой. Там находится, наверное, единственный в Москве подземный музей монастырской истории, в котором собраны уникальные экспонаты монастырского быта за шесть прошедших столетий.

Он, действительно, подземный. Моя проводница по музею монахиня Сергия ведет меня по ступенькам вниз, туда, где под основанием собора Рождества Пресвятой Богородицы находится череда залов экспозиции.

Своим созданием музей обязан обширным археологическим раскопкам и изысканиям, которые проводились на территории монастыря, начиная с 2003 года. Как поведала мне мать Сергия, 23 апреля 1923 года большевики постановили ликвидировать Зачатьевский монастырь, а храмы передать в ведение Главмузея. В 1934 году главный собор монастыря был взорван, а на его месте была построена школа. И на долгие 60 лет здесь, как и по всей России, воцарилось атеистическое безмолвие.  


Когда в 90-е годы прошлого столетия Русской Православной Церкви начали возвращать храмы, началось возрождение и Зачатьевской обители, и уже в 1993 году на Лазареву субботу в монастыре была отслужена первая Божественная литургия. Осенью 2002 года здание старой школы было разобрано. И тогда вместе с восстановлением монастырских стен на территории обители археологи стали проводить свои изыскания, которые и послужили основой для создания подземного монастырского музея.

Поразительно, что в наши дни, когда с московских улиц столичные чиновники стирают следы древней истории, есть еще места, где собирают и бережно хранят самые, на первый взгляд, незначительные, но очень ценные исторические реликвии. В ходе археологических работ на территории монастыря было обнаружено немало самых разных исторических находок, относящихся к различным историческим периодам. Керамические чаши из Золотой Орды, кусочки уникального и дорого блюдца из тонкого китайского фаянса XIV века, фрагменты московской керамики XVI века, монеты разных веков, крестики-мощевики и сосуды для елея XIV–XV веков.


– Обратите внимание на этот сосуд для елея, – монахиня Сергия указывает мне на миниатюрную чашечку. – Он предназначен для последнего помазания. В этот сосуд наливалось масло для Соборования. Если человек отходил ко Господу, то масло из этого сосуда священник крестообразно возливал на тело, а сам сосуд помещал в гроб. Благодаря существованию этой древней традиции было найдено немало таких сосудов. По ним как по книге летописи можно точно установить время погребения. Ведь для каждой эпохи была характерна особая форма. Сосуд для елея, подобный тому, который Вы видите в нашей экспозиции, был найден на месте погребения св. блгв. князя Димитрия Донского. И эта находка, в частности, подтверждает время основания нашего монастыря.

По рассказу монахини Сергии, Зачатьевский монастырь стал первой женской обителью в Москве. Правда, в XIV веке этот монастырь еще не назывался Зачатьевским. Женская обитель носила название Алексеевской, так как была основана святителем Алексием, митрополитом Московским, сподвижником преподобного Сергия Радонежского и князя Димитрия Донского, специально для своих сестер Иулиании (первой игумении монастыря) и Евпраксии. И первая деревянная церковь была освящена в честь Преподобного Алексия, человека Божия. Отсюда и название – Алексеевский.

Вслед за рассказчицей я спускаюсь в полутемный зал, где видны деревянные балки и глубокий подпол с древними кувшинами, большими и маленькими.


– Это – келия XV века, – опережает мой вопрос матушка. – В таком виде она была обнаружена при раскопках. Хотя, конечно, это чудо. Ведь от самого первого деревянного храма практически ничего не осталось. Пожары, набеги татар, да и просто влияние времени. Как-никак, миновало шесть с половиной веков. К той же эпохе относятся и сосуды, которые Вы видите. Одни для воды, другие – для масла, вина, елея. А вот этот оплавленный в огне керамический сосуд с толстыми стенками и узким горлышком служил для хранения благовоний. До нашей находки таких сосудов в Москве было обнаружено всего два – при раскопках в Кремле.

– Сколько тогда было насельниц в обители?

– В 1360 году игумения Иулиания собрала 30 черниц а к моменту ее кончины 3 мая 1393 года их было уже 90. Потом число насельниц то возрастало, то уменьшалось. На численность живших в монастыре влияли также и определенные государственные решения. К примеру, согласно положению о штатах, принятом при Екатерине Великой, обители разрешалось иметь 15 монахинь и 15 послушниц. Больше всего насельниц было в монастыре на рубеже XIX–XX веков, перед закрытием обители – 375 сестер.

Проходя по залам монастырского музея, я восхищался тем, с каким тщанием, заботой и любовью были подготовлены все экспонаты и выставочные стенды. В монастырском подземном музее нашлось место всем, даже самым малым деталям, найденным при археологических раскопках. В витринах были представлены и керамическая плитка от пола самой первой деревянной церкви XIV–XV веков, и фрагменты найденных надгробий, и детали опоры Престола и запрестольного креста, и фрагменты резных пилястр и декоративных деталей от собора XVI века…

Очень сильное впечатление оставил подземный зал с фрагментами кладки различных эпох. По решению настоятельницы монастыря игумении Иулиании найденные при раскопках куски кладки церквей и соборов были помещены в отдельный зал, чтобы посетители музея могли представить себе, что служило основанием монастырским храмам три, четыре, пять веков назад…


Остановившись перед центральным постаментом, монахиня Сергия продолжила рассказ:

– Мы с Вами находимся ровно под алтарем. Здесь в XIX веке располагался храмовый Престол. И сегодня современный и старинный Престолы находятся точно друг под другом. А вот в этот колодец, соединяющий оба Престола, Святейший Патриарх Алексий II, отслужив молебен, заложил специальную грамоту.

Столетия перетекают в столетия, века сменяют друг друга, но все они оставляют свой след на монастырской земле. Это особенно чувствуется, когда смотришь на большие макеты, собранные заботливыми руками насельниц обители.

Вот картина XV века. В отдалении – Московский Кремль, а здесь за длинной деревянной оградой – постройки монастыря. Рядом протекает река Москва, близ нее – крестьянские села. Вот бревна, сваленные на берегу, в отдалении – маленькие лодочки на воде… Каждая деталь макета (а их несколько сотен) сделана весьма тщательно и аккуратно, чувствуется заботливая женская рука.

– Матушка, за счет чего жил монастырь в те далекие века?

– До XVIII века у монастыря были так называемые приписные села. Их жители передавали в монастырь кто малую денежку, кто – часть урожая. Кроме того, все насельницы монастыря постоянно трудились: одни сестры занимались рукоделием, другие писали иконы. Монастырские плотники сплавляли лес, а в XVI веке монастырь даже содержал пивоварню. Пожертвования делали приходившие молиться люди. В нашем Алексеевском монастыре был Зачатьевский храм, посвященный святым праведным Иоакиму и Анне, родителям Пресвятой Богородицы. И в этот храм люди приходили молиться о даровании детей. 

Различные испытания выпадали на долю монастыря за шесть с половиной веков. То набеги татар, то пожары. В 1547 году во время Большого Московского пожара монастырь полностью сгорел. И тогда царь Иван Грозный выделил для новой обители землю в урочище Чертолье (в том месте, где сейчас находится Храм Христа Спасителя). Там построили новый монастырь, который так и назвали Новоалексеевский. В него переехала большая часть сестер, но некоторые остались на старом месте, питая надежду возродить обитель.

– Это удалось сделать в 1584 году благодаря помощи царя Феодора Иоанновича и его супруги царицы Ирины, которые ездили по монастырям и молились, чтобы Господь даровал им детей. Царь Феодор получил благословение святителя Иова на восстановление монастыря и построил здесь, на монастырской земле, первый каменный храм. В одной из средневековых летописей написано: «И после де того… блаженныя памяти государь царь и великий князь Феодор Иванович… и царица… Ирина Феодоровна на том месте за чертольскими вороты велели устроить монастырь и в нем храм Зачатия Пречистыя Богородицы да в приделах свои ангелы святого великомученика Феодора Стратилата и святыя мученицы Ирины, да другой храм Рождества Пречистыя Богородицы да в приделе святого великого чудотворца Олексея-митрополита». С этого момента начинается новая страница истории нашего, уже названого Зачатьевским, монастыря. Кроме того, был издан царский указ, согласно которому Зачатьевскому монастырю ежегодно выдавались руги (выплаты духовенству из государственной казны в Русском государстве – Ред.) в денежном и натуральном видах: крупа, рыба и прочее. Это стало дополнительным и большим источником монастырского дохода.

Но Зачатьевская обитель разрасталась и процветала не только благодаря царским указам и царской казне – много сделали для этого и простые верующие. К примеру, в конце XVII века на средства стольника царя Петра I Андрея Леонтьевича Римского-Корсакова и его жены урожденной княгини Шаховской в монастыре был построен красивый надвратный храм. Дело в том, что у семьи Римского-Корсакова на территории монастырской слободы был особняк. Поэтому он и обратился с просьбой к игумении монастыря и Святейшему Патриарху Адриану разрешить ему строительство надвратного храма в честь Нерукотворного Образа Спасителя. Разрешение было получено, и строительство началось.


– Римские-Корсаковы взяли на себя полное содержание этого храма, – пояснила монахиня Сергия. – Он был открыт для всех. Но в памятные для семьи дни Римские-Корсаковы приглашали в храм священника, который совершал здесь для них богослужение. В этом надвратном храме также совершались различные требы, которые нехарактерны для монашеской жизни: Крещение, венчание, отпевание. Внутри монастыря это было неприемлемо, в надвратном храме – допустимо. На первом этаже храма находится родовая усыпальница Римских-Корсаковых и Шаховских. Кстати, в 2014 году во время реставрационных работ мы обнаружили там надгробную плиту на захоронении сына Андрея Леонтьевича Римского-Корсакова. Мы читали об этом в летописях, но, как видите, обнаружили недавно и неожиданным образом. История словно сама стучится к нам из-под земли. Между прочим, надвратный храм, построенный Римским-Корсаковым, является самым древним сохранившимся храмом нашей обители.

В строительстве и расширении Зачатьевской обители поучаствовали и другие верующие. Так, в 1766–1768 годах на средства белицы (так называлась женщина, живущая в монастыре, но не принявшая монашеского обета – Ред.) Анны Аничковой был построен маленький храм в честь Иконы Божией Матери «Неопалимая Купина». Спустя столетие купчиха Акулина Смирнова пожертвовала немало денег, чтобы этот храм был расширен, объединен с собором и освящен в честь Казанской иконы Божией Матери. В те же годы на средства белицы монастыря Веры Головиной (впоследствии игумении Веры) был построен храм в византийском стиле в честь Сошествия Святого Духа.

Вслед за монахиней-экскурсоводом я перехожу в следующий зал, который условно называется «Зал гонений на Церковь». Наверное, ни набеги татар, ни пожары не нанесли такого урона, как кровавая чума большевизма. В этом зале много фотографий, документов, свидетельств. Вот, к примеру, фотография, как сбрасывают колокола с монастырской колокольни.


Страшные даты, страшные события… 1918 год – храмы монастыря передают в ведение Главмузея; 1922 год – изымаются все церковные золотые и серебряные изделия, а в монастыре создают приют для беспризорных; начало 1923 года – монашескую общину обвиняют в том, что сестры тайком выпекают просфоры, и Моссовет принимает решение выселить из обители всех монахинь; 1930 год – арестован последний духовник сестер протоиерей Михаил Ивановский (он был сослан в Углич, позже – в Тверь, где умер от голода);   1934 год – соборный храм Рождества Богородицы вместе с церковью в честь Иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» и колокольней взорвали; в следующем, 1935-м, году был разрушен до основания и приписанный к монастырю храм Воскресения словущего на Остоженке…

То были тяжелые и страшные времена не только для Зачатьевского монастыря, но и для всей Русской Православной Церкви да и для всей России. Кого расстреляли, кто погиб в тюрьме или от голода и холода на лесоповалах.

Настоящий музей – это история и истории, точнее истории, вписанные в историю. Немало интересных экспонатов показала мне во время экскурсии монахиня Сергия, немало рассказала и интересных историй. К примеру, о том, как удалось монахиням обители сохранить главную святыню – чудотворную икону Божией Матери «Милостивая», которая была тайно перенесена вместе с другими реликвиями в церковь Пророка Илии в Обыденском переулке.

– В последний раз настоятельница монастыря игумения Мария (Коробка) совершила молебен перед образом Пресвятой Богородицы «Милостивая», а потом обратилась к сестрам с такими словами: «Я больше не могу управлять обителью и всех вас вручаю Матери Божией – Небесной Игумении, милостивой Владычице». После чего игумения Мария поставила возле иконы свой посох. Так и хранились вместе «Милостивая» икона Богородицы и игуменский посох на протяжении почти 60 лет в церкви Пророка Илии. А когда 25 ноября 1999 года чудотворныйобраз был торжественно возвращен в обитель, то в этот же день Святейший Патриарх Алексий II возвел монахиню Иулианию (Каледу) в сан игумении и передал ей игуменский жезл, оставленный последней игуменией обители подле образа Божией Матери. Так началось второе возрождение нашего монастыря.

Или историю о Святейшем Патриархе Тихоне, который незадолго до своей кончины служил в храме Воскресения словущего на Остоженке и находился на лечении в Бакунинской клинике, располагавшейся близ Зачатьевского монастыря на Остоженке, 19:

– Когда святитель Тихон только приехал в больницу, то обнаружил, что в палате нет никакой иконы, – поведала матушка Сергия, показывая на экспонаты музея – подсаккосник и кадило Патриарха Тихона. – И тогда он послал своего келейника Алексея принести ему икону. Тот побежал в наш монастырь, и одна монахиня принесла ему икону Благовещения. Святейший Патриарх и молился перед этой иконой и представился в праздник Благовещения.

Всех историй, рассказанных моим экскурсоводом, конечно же, не пересказать в коротком материале. Да и нужно ли это? Я советую всем, кому дорога русская история, кому интересна жизнь Зачатьевского монастыря и кто любит историю своей страны, обязательно посетить этот удивительный подземный монастырский музей. Уверен, не пожалеете.

Петр Селинов

Фото: Владимир Ходаков 

Материалы по теме

Публикации

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Сергей Григорьев
Подворье Новоспасского монастыря в Милюково
Успенский Второ-Афонский Бештаугорский мужской монастырь
Свято-Пафнутьев Боровский мужской монастырь
Сергей Григорьев
Подворье Новоспасского монастыря в Милюково
Успенский Второ-Афонский Бештаугорский мужской монастырь
Свято-Пафнутьев Боровский мужской монастырь