Послушание – основной монашеский обет

Игумения Анастасия (Мордмиллович)

Доклад игумении Анастасии (Мордмиллович), настоятельницы Казанского женского монастыря Калужской епархии на круглом столе «Добродетель послушания в современных монастырях: практические аспекты» (Воскресенский Новодевичий женский монастырь Санкт-Петербурга, 2-3 июля 2018 года)

На раке преподобного Нектария Оптинского на свитке запечатлены слова: «Жизнь человека есть послушание Богу на земле».

Из этой мысли видно, что послушание имеет для человека всеобщий, сущностный характер, то есть это закон жизни человека, который должен воплотить замысел Божий о нем. Человек рождается для послушания Богу.

Старец Ефрем Катунакский рассуждает: «Исследуйте глубже, откуда исходит послушание. От Триипостасного Божества. Христос говорит: “Я сошел… не для того, чтобы творить волю Мою, но волю Пославшего Меня Отца…” (Ин. 6:38). Отсюда начинается послушание. Поэтому, кто творит послушание, тот становится подражателем Христу!»

Это и есть цель монашеской жизни – подражание Господу – Богоуподобление. Исполнение всех монашеских обетов должно способствовать этому. Но путь послушания быстрее всего приводит к этой цели. «Чудо же, воистину непостижимое и неизреченное, сотворил наш человеколюбивый Господь, что одною добродетелию или, лучше, одною заповедию можно немедленно восходить на небеса, как одним преслушанием низошли мы и нисходим в ад» (преподобный Григорий Синаит).

Если мы вникнем в Священное Писание, то увидим, что добродетель послушания лежит в основании всего: «Послушание есть выражение сущности самой Святой Троицы, где мы видим, что все Лица Святой Троицы проявляют желание исполнить волю другого, не свою, но волю другого», – говорит старец Софроний (Сахаров).

Небесная Иерархия подчинена закону послушания: все Небесные Силы, архангелы и ангелы, живут радостным послушанием Богу.

Как же приобрести добродетель послушания? Господь говорит в Евангелии: Аще кто любит мя, слово Мое соблюдет (Ин. 14:23). Чтобы соблюсти слово Божие, то есть исполнить заповеди, надо войти в послушание Богу. Но как? Аще кто хочет по Мне ити, да отвержется себе и возмет крест свой и по мне грядет, – говорит Господь (Мф. 16:24). Отречение – это правило, канон, смысл монашеского жития. Отвергнуться себя – не означает ли в первую очередь отвергнуться своей воли, как главной помехи следования за Господом?

Кто любит Бога, не может не возненавидеть своей воли, которая разлучает его с любимым Господом. Тем более важно исполнение воли Божией для решившихся «отвергнуться себя» и следовать за Господом, Который был послушен Отцу даже до смерти, смерти же крестной (Флп. 2:8).

Преслушанием пал Адам, послушанием Своему Небесному Отцу Христос открывает нам путь к восстановлению нашей падшей природы. Послушанием исцеляется человек, то есть становятся цельными его ум, чувства и воля.

Поэтому так важно, чтобы в нас, монахах, возгорелось желание знать и исполнять волю Божию. Когда приходит это понимание, отсечение своей воли становится осмысленно и радостно. Тогда монаху страшно бывает сотворить свою волю. «Истинный послушник ненавидит свою волю и любит своего духовного отца, и за это получает свободу молиться Богу чистым умом, и душа его свободно, без помыслов, созерцает Бога и в Нем покойна. Он скоро приходит в любовь Божию ради смирения своего и за молитвы своего духовного отца», – пишет преподобный Силуан Афонский.

Святые отцы так высоко ставят добродетель послушания, что называют его жизнью, а преслушание – смертью. «Послушание Божиему повелению обыкновенно дарует жизнь и бессмертие, а непослушание – мертвенность и тление», – пишет преподобный Нил Синайский.

Как трудно нам, современным монахам войти в таинство послушания, хочется найти всякие лазейки, для того чтобы оправдать свое своеволие. Но когда приходит понимание, что именно своеволие разлучает нас с любящим Господом, что это та самая «медная стена», о которой пишут святые отцы (авва Пимен), тогда загорается желание отодвинуть эту стену, возненавидеть свою волю, и путь послушания становится простым и радостным.

Тогда не возникают лукавые вопросы: можем ли мы узнать волю Божию? а вдруг игумен, наставник недостаточно духоносен? а будет ли через него действовать Господь? На эти вопросы давно ответили святые отцы, опытом прошедшие путь послушания и вкусившие его плодов.

Многие примеры святых отцов говорят о том, что если есть искреннее желание исполнить волю Божию и вера в то, что наставником руководит Господь, Бог, любящий послушников, никогда не попустит произойти ошибке.

Вот что пишет авва Дорофей: «Правда, если кто хочет истинно, всем сердцем, исполнить волю Божию, то Бог никогда его не оставит, но всячески наставит по воле Своей. Поистине, если кто направит сердце свое по воле Божией, то Бог просветит и малое дитя сказать ему волю Свою. Если же кто не хочет искренно творить волю Божию, то хотя он и к пророку пойдет, и пророку положит Бог на сердце отвечать ему сообразно с его развращенным сердцем, как говорит Писание: “и пророк аще прельстится и речет слово, Аз Господь прельстих пророка того” (Иез. 14:9). Посему мы должны всею силою направлять себя к воле Божией и не верить своему сердцу».

Если обстоятельства, людей, да и всё, случающееся на нашем пути, посылает Господь, если без воли Божией волос с головы нашей не упадет, то тем более не может быть случайности или ошибки, когда мы жаждем узнать волю Божию и исполнить ее. Господь непременно ответит на наше желание через наставника или через обстоятельства. Прекрасно этот опыт описан у старца Софрония в книге о Старце Силуане: «Совершенно исключительное внимание отдавал он внутреннему духовному послушанию игумену и духовнику, считая его Таинством Церкви и даром благодати. Обращаясь к духовнику, он молился, чтобы Господь помиловал его, открыл ему Свою волю и путь ко спасению; и, зная, что первая мысль, которая рождается в душе после молитвы, есть указание свыше, он ловил первое слово духовника, его первый намёк и дальше не вёл свои беседы. В этом мудрость и тайна истинного послушания, цель которого познание и исполнение воли Божией, а не человеческой».

Прекрасен пример епископа Василия (Родзянко), который так хотел исполнить монашеский обет послушания, что слушался всякой просьбы к нему, видя в этом Промысл Божий. Святитель Феофан пишет: «Настоящее послушание слушается, не видя оснований и не смотря на свое нехотение. Такому послушанию обетована особая благодать – благодать сохранения от всякого вреда при исполнении послушания. Когда послушание оказывается ради Господа, тогда Господь берет на свое попечение слушающегося и блюдет его».

Думается, что все сомнения в «духоносности наставников» и в вопросах послушания происходят просто от нежелания исполнять волю Божию, или, попросту, быть в подчинении, то есть от недостатка веры в то, что в нашей жизни всем управляет Господь, и человеческой воле попускается действовать по отношению к нам сообразно с волей Божией, ровно настолько, насколько это полезно для нашего спасения. Конечно, и от недостатка смирения. Только наше лукавство, неискренность наших желаний «прельщает пророка того», то есть вынуждает Бога не открывать нам напрямую Свою волю.

Вот что пишет преподобный Симеон Новый Богослов: «Всё предать в волю духовного отца своего, как в руку Божию, есть дело совершенной веры».

Если у монаха есть доверие Богу во всем, что с ним происходит, то как он может сомневаться, что через наставника им руководит Господь.

«Действенную стяжавший веру к отцу своему по Богу, видя его, мнит видеть Самого Христа, и бывая с ним, или последуя ему, верует несомненно со Христом быть и Ему последовать… ибо что лучше, или что полезнее, в настоящей и в будущей жизни, того, чтоб быть со Христом?» (преподобный Симеон Новый Богослов).

Но и современный духовник многих монастырей, ученик старца Иосифа Исихаста, старец Ефрем Аризонский исповедует тот же опыт: «Когда кто-то приходит для того, чтобы стать послушником, то совершенно очевидно, что он приходит не ради игумена или монастыря. Понятно, что он приходит ради любви Христовой и спасения своей души. Но поскольку он не увидит Христа, чтобы сотворить Ему послушание, то Христос оставляет Своего представителя – игумена в монастыре, чтобы то послушание, которое он желает показать Христу, показать игумену».

«Живую икону Христа носит в себе духовник, слушаться которого заповедуется послушнику ради одной только любви Христовой. Не ради личности старца, ибо он может быть и грешным человеком, может быть и достойным геены, как и я, но послушание имеет совсем другой смысл: оно относится прямо ко Христу. И поскольку любовь Христова нас призвала прийти сюда для подвига и спасения своей души, то мы должны всячески приобретать эту фундаментальнейшую добродетель – послушание, которая многостороння, ибо хороший послушник, безусловно, имеет не только послушание, но окружен стеной из многих других добродетелей и подвигов», – пишет старец Ефрем в своем труде «Жемчужины подвижнической мудрости».

Кто повинуется отцам своим, тот Господу повинуется, и кто Господу повинуется, тот и отцам своим повинуется (преподобный Антоний Великий).

Для радостной жизни в послушании необходима любовь к наставнику. «Послушание не есть дисциплина, послушание есть любовь», – говорит старец Софроний (Сахаров). Но она возникает, когда послушник, руководимый своим духовном наставником, движется в русле воли Божией, благодаря чему он приближается к Богу, познает любовь Божию, и любовь его к наставнику умножается. Иоанн Лествичник вкладывает в уста беседовавшего с ним игумена такие слова: «Душа, привязавшаяся ради Христа любовью и верой к пастырю, не отступает от него даже до крови; особенно же, если она получила через него исцеление своих язв, памятуя сказавшего: ни Ангелы, ни начала, ниже силы, ни ина тварь кая возможет нас разлучити от любви Христовой (Рим. 8,38). Если же душа не привязалась таким образом, не утвердилась, не прилепилась: то удивляюсь, если таковой человек не тщетно пребывает на сем месте, будучи соединен с пастырем притворным и ложным повиновением».

Истинное послушание делает легким и радостным путь к Богу. «Если вы внимательно проследите по книгам святых Отцов, то увидите, что многие из них достигли святости как бы даже с легкостью: души их освятились без совершения чрезмерных трудов, без необычайного принесения себя в жертву, без исполнения крайних аскетических подвигов. А почему? Они избрали послушание», – пишет старец Ефрем Катунакский.

Но при этом многие святые отцы, на опыте познавшие трудность отсечения своей воли, сравнивают исполнение обета послушания с мученичеством. Преподобный Феодор Студит пишет: «… Вникните, какими малыми и сколь не многими трудами дано нам стяжать Царство Небесное. Мы не проливаем, как мученики, кровь; членов наших не отсекают, костей не сокрушают; но если мы прилагаем к своим легким и не многим трудам отречение от своей воли, с желанием Богу угодить и братиям с любовью послужить, то через это делаемся подобными многострадальным мученикам, и даже Самому Господу, за нас распятие и смерть подъявшему. Благодушествуйте же, трудитесь! Вас ждут венцы мученические!» (слово 20).

Преподобный Симеон Новый Богослов: «Хорошее для тебя приобретение – отсечение воли: оно покажет тебя мучеником в совести».

Нужно сказать и о каноническом требовании пребывания в послушании новопостриженного. «Отнюдь никого не сподобляти монашескаго образа, без присутcтвия при сем лица, долженствующаго прияти его себе в послушание, и имети над ним начальство и восприяти попечение о душевном его спасении. Сей да будет муж Боголюбивый, начальник обители, и способный спасти душу новоприводимую ко Христу» (Двукратный собор 867 г.)

По монашеским правилам святителя Василия Великого, монах должен проявлять послушание Богу, игумену и друг другу, в монашеских обетах требуется послушание не только игумену, но и «всей о Христе братии», и в этом опять проявляется всеобщий характер послушания, как фундаментальной добродетели.

У преподобного Феодора Студита содержится учение о послушании как о правиле монашеской общежительной жизни: «Монах – это тот, кто, отлагая всякое непослушание и пленяя всякий помысел в послушание Христово, живет по общему закону братства и имеет всегда самоукорение».

Своеволие и преслушание также проявляются не только по отношению к игумену, но поднимаются и к Богу: В 113 правиле Требника под именем святителя Василия Великого указывается: «Ибо говорит Великий Василий: если некий монах каким-либо речением противится своему игумену, или старцу, или своему духовному отцу, оказывается как противник Богу. Ибо лучше согрешить пред Богом, чем перед одним из таковых».

Надо сказать и о необратимости монашеских обетов. Обеты даются Богу, и никто не может отменить их. Но как раз своеволие бывает главной причиной их нарушения. Если монах живет в послушании, то какие бы помыслы о нарушении обетов не принес ему враг, откровением их разрушаются все его козни. Послушливый монах, хранящий покрывающую его благодать послушания, не сделает ничего без благословения своего старца. Только когда эта связь разорвана, а разрывает ее непослушание, тогда враг может вредить монаху как хочет. Старец, наставник – это как бы стена, защищающая послушника, если послушник выходит «из-за стены», то есть из послушания, «дьявол, как хочет устраивает его падение» (авва Дорофей).

Исполнение монашеского обета послушания поставляет исполняющего оный на недосягаемую духовную высоту: «Редко кто знает тайну послушания, – пишет преподобный Силуан Афонский. – Послушливый велик пред Богом. Он подражатель Христу, Который дал нам в Себе образ послушания. Послушливую душу любит Господь и дает ей Свой мир, и тогда все хорошо, и ко всем она чувствует любовь».

  

Святые отцы согласно исповедуют, что без послушания невозможно получить спасение. Святой Иоанн Дамаскин пишет: «Слово делается послушным Отцу… врачуя наше непослушание и становясь для нас образцом послушания, вне которого невозможно получить спасение».

Современный святой старец Паисий Святогорец говорит о том же: «Никто не исцелился сам, и никто не спасется без послушания. Послушание и природная простота ведут к святости кратким путем».

Исполнение обета послушания оберегает монаха от всех козней врага, хранит, поддерживает, утешает и радует в течение всего следования по тесному монашескому пути.

Из всего сказанного святыми отцами ясно видно, что исполнение обета послушания – кратчайший путь, которой делает цельной нашу природу, приводит к обожению, Богоуподоблению. «Послушание стяжавший есть подражатель Христов...» (преподобный Феодор Студит).

Материалы по теме

Новости

Публикации

Участники круглого стола «Добродетель послушания в современных монастырях: практические аспекты»
Епископ Касимовский и Сасовский Дионисий
Митрополит Смоленский и Дорогбужский Исидор
Участники круглого стола «Добродетель послушания в современных монастырях: практические аспекты»
Архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт
Участники круглого стола «Добродетель послушания в современных монастырях: практические аспекты»
Епископ Касимовский и Сасовский Дионисий
Митрополит Смоленский и Дорогбужский Исидор
Участники круглого стола «Добродетель послушания в современных монастырях: практические аспекты»
Архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт

Доклады