Об отношении к паломникам: мнение участников международной богословской конференции

3-24 сентября 2013 года в Московской духовной академии прошла международная конференция «Монастыри и монашество: традиция и современность». В течение двух дней работы конференции ее участники высказались по наиболее актуальным вопросам, касающимся монашеской жизни. Предлагаем Вашему вниманию подборку мнений участников конференции на тему: «Должны ли монастыри создавать для паломников уютные условия или, напротив, погружать их в монашескую аскезу?».

Игумения София (Силина), настоятельница Воскресенского Новодевичьего монастыря г. Санкт-Петербурга

Положение о монастырях и монашестве может вызвать вопросы и нуждаться в некотором уточнении. Говорится, что паломников надо принимать не абы как, а с любовью и предоставить все, что только возможно. Это нуждается в уточнении. Мы должны предоставлять только то, что имеем мы сами. Но не сверх того, оставляя все свои силы, обязанности, направляя все на удовлетворение, зачастую, прихоти паломников. Думаю, что люди, которые едут именно как паломники, ищут приобщения, в некоторой возможной для них форме, к монашеской жизни. Это не туристы религиозные, которые интересуются просто архитектурой, историей Если мы, скажем, вкушаем дважды в день, то это значит, что паломники не должны требовать им четырехразового питания, пятиразового. И в тоже время, если мы нечто имеем в обители, чем мы можем поделиться с боголюбивыми братьями и сестрами, приходящими из мира и жаждущими нашего утешения, любви и примера святости жизни, мы этим должны делиться.

Архимандрит Мелхиседек (Артюхин), настоятель подворья мужского монастыря Свято-Введенская Оптина Пустынь

Дело в том, что из мира люди приезжают замученные, замороченные. Им не хватает внимания, общения и любви. Аскезы полно, люди видят ее везде: ни внимания, ни доброжелательности. Святой преподобномученик Павел Флоренский говорил, что монастыри – это духовные санатории. А что мы видим в санатории? В нем мы видим усиленное питание, свежий воздух, чистое белье, сотрудников, которые с улыбкой и любовью должны относиться. Поэтому, схожим образом должна относиться братия к тем паломникам, которые их посещают. А аскеза, она должна быть внутри человека. Если мы дали человеку «лалабурду» во время обеда и кашу, которая не может оторваться от тарелки, то я не думаю, что он приобретет что-то для своей души. Тем более, что сами мы питаемся иначе. Поэтому, они должны питаться не хуже и не лучше братии. А должно быть все посередине - то, что имеет братия, должны иметь и паломники. И не надо строить из себя аскетов, чтобы люди не имели превратного представления о монастыре. Одно дело, если им поставили перловки и мы едим перловку. Чтобы не было какого-то лицемерия и фарисейства, надо относиться к паломникам, как к братьям и сестрам, которым мы должны оказать гостеприимство. Вот это основная добродетель монастыря. Потому что именно обласканный человек сможет что-то приобрести для своей души, побывав в монастыре. Мы должны уподобляться духовным санаториям.