Участники богословской конференции: «Прошло ли время больших монастырей?»

В конце сентября 2013 года в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре состоялась международная богословская конференция «Монастыри и монашество: традиция и современность». Делегаты конференции высказывают свою позицию по некоторым актуальным темам монастырской жизни. Предлагаем Вашему вниманию подборку мнений участников конференции на тему: "Прошло ли время больших монастырей?"

Савва, епископ Воскресенский, викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси

Я думаю да, поскольку мой монастырь, который я возглавляю по благословению Святейшего Патриарха, считается маленьким, там всего 25 монахов. Но бывает, говорят, еще меньше. Я думаю, что в небольшой монашеской общине больше есть возможностей вникать в нужды братии, решать какие-то духовные проблемы...

Игумения София (Силина), настоятельница Воскресенского Новодевичьего монастыря г. Санкт-Петербурга

Я думаю, что «Дух дышит, идеже хочет». Эти вопросы постоянно возникают среди монашествующих, в дискуссиях, в беседах, во встречах настоятелей монастырей. Помню, отца Ефрема спросили, как преодолеть монашеское разъединение в больших обителях. Он привел пример, что у Пахомия Великого было почти тысяча монахов, и они все были как одна душа и одно тело. А может быть и три монаха и жить в разногласии. И вопрос, конечно, игуменского сердца, игуменских дарований. Думаю, что Бог посылает каждому игумену и игуменье столько братьев и сестер, сколько может вместить сердце и насколько хватит конкретно этого человека разумно вести их по путям спасения. Поэтому, если у игуменьи, и мы знаем таких, 500 сестер, и человек всех их вмешает в сердце и ведет ко спасению, - это от Бога. И если человек может вести ко спасению трех или пятерых человек – и это от Бога. Должно быть многообразие.

Варнава, епископ Павлодарский и Экибастузский

Я думаю, что мы опять вернемся к проблеме духовника. Потому что он как лучик, который пробивает в полутьме дома. А без этого освещения ничего абсолютно не видно. Духовник – он видит сердца. Он может увидеть, что человек не способен жить в монастыре и ему нужно идти трудиться в миру. Он будет, может быть, хорошим псаломщиком, певчим, священником, но не монахом, он не способен на этого. И поэтому, если этого нет... К примеру у нас доходило до ста человек. Потом мы дошли в обратную сторону до пятидесяти человек. Т.е. приходят люди и пока с ними духовник, каждого обогревает, каждому внимание уделяет, они еще держатся. Как только не стало этого духовного согревания... Наш духовник замечательно говорил всегда, когда просили его о молитве: «Я помолюсь, так и ты свою молитву прибавь к моей, тогда будет хорошо». Поэтому, сейчас, на данном этапе, не может быть реализована старина. Посмотрим, сколько Господь даст нам времени, может и реализуется, если будет послушание, если все будут выполнять как надо. Не должно быть самонадеянности, умышления о чем-то, что у светских называется карьерой, это губит человека.

Игумен Геронтий

Реалии говорят о том, что, все-таки, существуют большие монастыри. В Почаевской Лавре свыше двухсот человек. И в монастырях, в которых традиции не прекращались, видно, что тот дух, старцев дух, и всего монашеского жития, живет. Сегодня существуют большие монастыри, но, может быть, со временем это угаснет.