О келейном правиле

святитель Игнатий Брянчанинов

Келейное правило состоит из известного чис­ла поклонов, известного числа молитв и псалмов, из упражнения молитвою Иисусовою. Оно на­значается для каждого сообразно силам души и тела. Как эти силы разнообразны в человеках до бесконечности, то и правило предлагается под­вижникам в самых различных формах. Общий устав для молитвенного правила заключается в том, чтоб оно никак не превышало сил подвиж­ника, не истощало этих сил, не расстраивало здо­ровья и этим не принудило подвижника отка­заться от всякого правила. Оставление молитвен­ного правила обыкновенно бывает следствием правила, принятого или возложенного превыше сил. Напротив того, умеренное, благоразумное правило остается достоянием инока на всю его жизнь, в концу жизни развивается и умножает­ся как бы естественно, принимая и по наружности и по внутреннему достоинству характер, со­ответствующий преуспеянию. От крепкого и здо­рового тела требуется при совершении правила большого числа поклонов и большого количества молитвословий, а от слабого тела — меньшего. Тела человеческие так различествуют между со­бою по отношению к крепости, что иные утом­ляются от 30 земных поклонов более, нежели другие от 300.

О поклонах

Поклоны разделяются на земные и поясные; полагаются обыкновенно на вечернем правиле, пред упокоением сном. Лучше всего положить поклоны прежде чтения вечерних молитв, то есть поклонами начинать правило. От поклонов тело несколько утомится и согреется, а сердце при­дет в состояние сокрушения: из такого состоя­ния подвижник усерднее, теплее, внимательнее помолится. Ощутится совсем другой вкус в мо­литвах, когда они будут читаться после поклонов. Поклоны надо полагать весьма неспешно, одуше­вив этот телесный подвиг в плаче сердца и мо­литвенным воплем ума. Желая начать коленоп­реклонения, дай телу твоему самое благоговей­ное положение, какое должно иметь рабу и созданию Божию в присутствии Господа Бога его. Потом собери мысли от скитания повсюду и с крайнею неспешностью, вслух лишь самому себе, заключая ум в слова, произнеси от сердца, сокру­шенного и смиренного, молитву: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешнаго. Произнесши молитву, сотвори неспешно земной поклон, с благоговением и страхом Божиим, без разгорячения, с чувством кающегося и умоляю­щего о прощении грешника как бы к ногам Са­мого Господа Иисуса Христа. Не представь себе в воображении образа или изображения Господ­ня, но имей убеждение в его присутствии; имей убеждение в том, что Он смотрит на тебя, на твой ум и сердце, и что воздаяние Его — в руке Его: первое — непозволительная мечта, ведущая к гибельному самообольщению, а убеждение в присутствии вездесущего Бога есть убеждение во всесвятой истине127. Положив земной поклон, опять приведи тело в благоговение и спокой­ствие, и опять произнеси неспешно вышеуказан­ную молитву; произнесши ее, опять положи по­клон вышесказанным образом. Не заботься о количестве поклонов: все внимание обрати на качество молитвы, совершаемой с коленопрек­лонениями. Не говоря о действии на дух, на са­мое тело гораздо сильнее подействует небольшое число поклонов, исполненных вышесказанным образом, нежели большое, исполненное наско­ро, без внимания, для счета. Опыт не замедлит доказать это. Утрудившись от коленопреклоне­ний, перейди к поясным поклонам. Мера пояс­ного поклона определяется тем, когда при испол­нении его опущенная рука прикоснется земли или полу. Вменив себе в непременную обязан­ность при совершении поклонов обильное ду­шевное делание, состоящее из внимательности, неспешности, благоговения, намерения принес­ти Богу покаяние, подвижник усмотрит в тече­ние непродолжительного времени, какое коли­чество поклонов выносит его телосложение. Ис­ключив из этого числа несколько поклонов в ви­дах немощи своей и снисхождения себе, из ос­тального числа поклонов он может установить для себя ежедневное правило и, испросив на него благословение духовника или настоятеля или кого из иноков, к которому имеет доверенность и с которым советуется, может отправлять такое правило ежедневно. Для душеназидания возлюб­ленных братий наших не умолчим о нижеследу­ющем: поклоны, совершаемые для числа, неоду­шевленные правильным умным и сердечным де­ланием, более вредны, нежели полезны. Подвиж­ник, исполнив их, начинает радоваться. Бот, говорит он сам себе, подобно упоминаемому в Евангелии фарисею, и сегодня Бог сподобил по­ложить (примерно) триста поклонов! Слава Богу! Легкое ли дело? В нынешние времена триста по­клонов! Кто ныне несет такое правило? И так да­лее. Надо припомнить, что поклоны согревают кровь, а согретая кровь чрезвычайно способству­ет к возбуждению умственной деятельности; пришедши в такое расположение, бедный под­вижник единственно по той причине, что не име­ет понятия о истинном душевном делании, пре­дается душевредной умственной деятельности, предается тщеславным помыслам и мечтаниям, опирающимся на его подвиге, при посредстве ко­торого он думает преуспеть. Подвижник услаж­дается этими помыслами и мечтаниями, не мо­жет довольно насытиться ими, усвояет их себе, насаждает в себя гибельную страсть самомнения. Самомнение вскоре начинает проявляться в тай­ном осуждении ближних и в явном расположе­нии поучать их. Очевидно, что такое расположе­ние есть признак гордости и самообольщения: если б инок не счел себя выше ближнего, он ни­как не дерзнул бы учить его. Таков плод всякого телесного подвига, если он не одушевлен наме­рением покаяния и не имеет целию одно покая­ние, если подвигу самому по себе дается Цена. Истинное иноческое преуспеяние заключается в том, когда инок увидит себя грешнейшим из всех человеков. «Брат сказал преподобному Сисою Ве­ликому: «Я вижу, что мысль моя находится по­стоянно при Боге». Преподобный отвечал: «Это не велико, что мысль твоя находится непрестан­но при Боге; велико то, когда инок увидит себя под всякою тварию»128. Таков был образ мыслей истинных служителей Бога, истинных иноков: он образовался в них от правильного душевного де­лания. При правильном душевном делании и те­лесный подвиг имеет огромное значение, будучи выражением покаяния и смирения действиями тела. Виждъ смирение мое и труд мой, и остави вся грехи моя (Пс. 24:18), молитвенно вопиет к Богу святой Давид, соединявший в благочестивом подвиге своем телесный труд с глубоким покая­нием и с глубоким смиренномудрием.

О применении келейного правила к монастырскому правилу

В некоторых российских обителях, в весьма немногих, следующих уставу Саровской Пусты­ни, отправляется вечернее правило в церкви с поклонами; в некоторых общежительных мона­стырях отправляется правило без поклонов; в большей части монастырей вечернее правило предоставляется на произвол братства, отправ­ляется желающими в келиях. В Саровском Пус­тыни и других обителях, следующих ее уставу, труды так значительны, что едва ли кто из брат­ства может сверх церковного правила совершать и келейное. Но иные бывают очень сильны те­лом, и телесные труды даже Саровской Пусты­ни и Валаамского монастыря недостаточны для утомления их тела, изобилующего крепостью. Для тех, которые избыточествуют силою или живут в обителях, в которых правило не соеди­нено с поклонами или и вовсе нет общего вечер­него правила, предлагаем следующий убогий со­вет: вечернее правило надо совершать, применя­ясь к правилу, преподанному ангелом преподоб­ному Пахомию Великому. Применяясь, потому что в настоящее время и по слабости нашей, и по уставам, общепринятым в наших монастырях, нам невозможно исполнять вполне и в точности правило, преподанное ангелом сообразно древ­нему быту иноков. Сказанным не должно сму­щаться. И наше монастырское отечественное чиноположение благословлено свыше: оно соот­ветствует нашей немощи и нашему времени. Соображаясь с тем, как законополагает правило, преподанное ангелом , можно дать своему келейному правилу следующий порядок: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе; Царю небесный; Трисвятое; Отче наш; Господи помилуй —12 раз; Приидите поклонимся; Псалом 50; Символ Веры; затем молитва Иисусова: Господи Иисусе Хрис­те, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Иные при этой молитве полагают 20 поклонов земных и 20 поясных, иные — 30 поклонов земных и столько же поясныых, другие 40 поклонов зем­ных и столько же поясных, и так далее. Полезно присовокуплять несколько земных и поясных по­клонов с молитвою Божией Матери: Пресвятая Владычице моя, Богородице, спаси меня грешна-го. По совершении положенного числа коленоп­реклонений и поясных поклонов, никак не дол­жно оставаться в праздности. Не должно предо­ставлять уму и сердцу свободы уклониться без­разборчиво в помышления и чувствования какие бы то ни было: должно немедленно переходить к молитвословию или молитве Иисусовой. Совер­шив телесный подвиг, согрев им тело и кровь, подвижник получает, как выше сказано, особен­ное расположение к душевному деланию, и, если не дать немедленно же душе делания правиль­ного и спасительного, то она легко может обра­титься к деланию неправильному и пагубному, к размышлениям и мечтаниям пустым и вредным. Надо хранить со тщанием и употреблять с поль­зою плод, приобретенный правильным телесным подвигом. Невидимые враги и тати не дремлют! Самое падшее естество наше не замедлит дать из себя сродные ему плевелы. Приобретенные при молитве с поклонами чистоту, живость ума и умиление сердца должно тотчас употребить для молитвы без поклонов, неспешно и тихо произ­носимой устами, вслух себе, при заключении ума в слова молитвы, при сочувствии сердца словам молитвы.
Б обителях, где вечернее правило не отправ­ляется в церкви, а отправляется по келиям, дол­жно прочитывать после поклонов молитвы на сон грядущим. Произволяющие и чувствующие себя довольно сильными, читают сверх того ака­фисты, каноны, Псалтирь и помянник. Надо по­мнить, что сущность молитвенного подвига зак­лючается не в количестве прочитанных молитвословий, а в том, чтоб прочитанное было прочи­тано со вниманием, при сочувствии сердца, и ос­тавило на душе глубокое и сильное впечатле­ние130. Количество молитвословий, нужных для правила, узнается так же, как и количество по­клонов. Прочитай с должным вниманием и не­спешностью некоторые молитвословия, которые ты считаешь особенно питающими твою душу: заметив, сколько нужно времени для чтения их, и сообразив, сколько времени ты можешь отде­лить на молитвословие, иначе на псалмопение, составь для себя приличествующее келейное мо­литвенное правило. На новоначальных очень по­лезно действует чтение акафистов сладчайшему Иисусу и Божией Матери, а на преуспевших и ощутивших уже некоторое просвещение ума — чтение Псалтири. Для внимательного прочтения одной кафизмы нужно времени около 20 минут. Святые отцы совершали молитвенное чтение псалмов и прочих молитвословий с такою не­спешностью, необходимою для внимания и для заключения ума в слова молитвы, что они это чте­ние назвали псалмопением. Псалмопение — от­нюдь не пение по гласам или по нотам, но край­не неспешное чтение, протяжностью своею под­ходящее к пению.
В тех обителях, где вечернее правило соверша­ется в церкви без поклонов, должно в келии, по исполнении правила с поклонами, заняться уже не псалмопением, а молитвою, никак не попус­тив себе развлечься суетными и душевредными помыслами и мечтаниями. Те иноки, которые по каким-нибудь обстоятельствам принуждены бывают часто пребывать в келии безвыходно, со­вершают правило с поклонами, восстав от сна, пред утренними молитвами, по причине выше-объясненного благотворного действия поклонов на тело и душу.