Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил

«Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» (1 Пет. 4, 10).

«Страннолюбия не забывайте, ибо через него некоторые, не зная, оказали гостеприимство Ангелам» (Евр. 13, 2).

Монах и мир: казалось бы, что может быть у них общего? Говорят, ушел в монастырь – забудь обо всем, что за стенами обители. И верно, монах призван постепенно оставить все привычки и привязанности, родных и друзей, увлечения, чтобы всего себя посвятить единственно Господу. Или, говоря светским языком, рассоциализироваться. Это дает монаху возможность глубокого и искреннего общения со Христом в молитве. Все так. Однако перемены в духовной жизни должны совершаться прежде всего внутри человека; осязаемые стены обители, за которыми скрывается монах, лишь помогают ему в этом. Можно, и не выходя из монастырской кельи, «путешествовать» умом по всему миру, как говорят старцы. Поэтому, оставив мир, монах далеко не сразу уходит от собственных страстей, не сразу может полностью порвать с близкими, которые остались за стенами. Для преуспеяния в духовной жизни нужно время, нужен добрый пример. Жертвенное служение ближнему как в стенах родной обители, так и в больницах, богадельнях и социальных центрах помогает монаху в духовном делании. Поэтому на вопрос: отрекся от мира, так зачем приходишь в больницы, организуешь православные гимназии, заходишь в камеры к заключенным? – можно ответить так: издревле монастыри помогали нуждающимся. Даже самые строгие отшельники в пустынях старались иметь при себе еду про запас на случай, если будет нужно с кем-то поделиться. А вот отречься от мира призван Господом не только монах, но и вообще каждый христианин.

Учители Церкви говорили об отречении от мира уже во втором веке, когда еще и монахов не было. Значит, это обращение относится ко всем христианам, а не только к тем из них, кто избрал особый путь молитвенного уединения. «Мир есть имя собирательное, обнимающее собой то, что называется страстями. Когда хотим назвать страсти в совокупности, называем их миром», – пишет прп. Исаак Сириянин. Получается, что не только монах, но и каждый из нас призван Господом оставить мир, отречься от страстей и следовать узким путем спасения.

Первый монашеский устав Ангел Господень передал святому Пахомию Великому (+ 346), игумену Тавеннисиотской обители. Но с чего началось служение преподобного Христу? В юности, будучи еще язычником, Пахомий служил рекрутом и однажды попал в заточение. В темнице он впервые встретился с христианами, которые приносили еду и питье несчастным.

– Но кто такие христиане? – изумился Пахомий.

И получил ответ:

– Это люди, носящие имя Христа, Единородного Сына Божия, которые творят благо всем, уповая единственно на Того, Кто сотворил небо, землю и нас, людей.

Закончив службу в армии, Пахомий принял Крещение и удалился в пустыню. Так пример жертвенного служения христиан положил начало пути ко Христу великого преподобного старца всех монахов.

Монашество – выражение исключительного христианства. Невозможно представить, чтобы в монашеской общине братия невнимательно или грубо обходились друг с другом. Внимание и братская любовь к ближнему так же естественны для монаха, как и уединение, поскольку это выражение двух главных заповедей Господа: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего как самого себя».

Примеры социального служения монашествующих мы знаем с самых первых пустынных палестинских монастырей. Сподвижник прп. Саввы Освященного (+ 532), основателя Великой Лавры, пустынник прп. Феодосий Киновиарх (+ 529) основал обитель, в которой жило более четырехсот человек братии. Его монастырь славился особым гостеприимством: здесь были странноприимные дома и больницы для монахов и пришедших в обитель мирян, богадельня, в которой за день накрывалось до ста столов, и «монастырь в монастыре», где пребывали монахи, повредившиеся от неразумных аскетических подвигов.

В Древней Руси об убогих и нищих в большей степени заботились приходы и монастыри.

По Церковному уставу (996 г.) князя Владимира I духовенство обязано было заботиться о нуждающихся.

В XII в. на Руси действовало около 20 монастырей. В начале XIII в. уже 70, к концу XIII в. – 100.

Около монастырей возникали поселения нищих, чья жизнь зависела от помощи монастыря. Число нуждающихся увеличивалось в неурожайные годы и военную пору.

Преподобный Феодосий Печерский при Киево-Печерской лавре построил бесплатную гостиницу для богомольцев, лечебницу на 80 кроватей. При обители была бесплатная трапезная для бедных странников. Преподобный каждую неделю отправлял воз хлеба в тюрьму заключенным и просил князя об их освобождении.

В XII веке при Киево-Печерской лавре инок Никола Святоша основал больничный Троицкий мужской монастырь с больницей и своей аптекой.

При царе Феодоре Алексеевиче (1676-1682 гг.) для монастырей было особое послушание: по Москве искать нищих и оказывать им возможную помощь.

Церковная реформа Петра I поставила Церковь на службу государству, что отразилось и на социальной деятельности. Петр требовал от монастырей особого попечения о сиротах и увечных воинах. В Тихвинском Богородицком мужском монастыре при Петре I была основана богадельня для израненных воинов.

С самого начала своего существования ни в мирное, ни в военное время монахи никогда не затворялись от народных бед. Чего стоит хотя бы такой факт: во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. девяносто пять русских женских монастырей направили в боевое пекло 710 сестер. По возвращении с войны многие сестры продолжили служение на ниве милосердия в своих обителях и больницах при них.

К 1907 году в России насчитывалось 907 монастырей. Четверть из них посвятили свое служение делам милосердия.

И в наши дни служение монастырей миру не ограничено одной молитвой. При монастырях организуются православные приюты и гимназии, богадельни, дома престарелых, убежища для жертв семейно-бытового насилия. Монашествующие посещают больницы и детские дома, центры наркологической помощи и социальной адаптации бомжей. Некоторыми монастырями ведется работа с безнадзорными, инвалидами-опорниками, окормляются инфицированные вирусом ВИЧ. Привычными стали благотворительные обеды для неимущих. Служение монашествующих в тюрьмах помогает осужденным вновь обрести потерянную в преступлениях жизнь. Монахи и монахини не только возводят храмы в стенах исправительных учреждений, но и ведут кропотливую духовную работу с осужденными, приучая их к богослужению, Таинствам, молитве, организуют церковные хоры и неустанно призывают к перемене образа жизни. Среди монашествующих есть и те, кто входит в составы общественных советов колоний и ходатайствует о досрочном освобождении осужденных, которые оставили прошлое и, раскаявшись, обрели образ жизни православного верующего человека.

На монастырских подворьях организуются братства или сестричества для ведения социальной, патронажно-попечительской или миссионерской работы.

Несколько лет назад жарким летом 2010 года многие деревни России сгорели в сильнейших пожарах, в других областях люди пострадали от наводнений. Монастыри повсеместно оказывали поддержку, став пунктами приема одежды и сбора денег для пострадавших.

Оставив служение страстям мира, современный монах, следуя примеру преподобных отцов прошлых веков и заповеди Христа: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22, 39), – не затворяется от мира в буквальном смысле, но, сострадая сердцем тем, кто обращается к нему за поддержкой, готов откликнуться и оказать посильную помощь. За высокими монастырскими стенами не остаются безучастными к бедам мира сего, но видят их, сочувствуют и желают помочь в нужде всем, кто постучит и попросит.

Анна Сашина

Материалы по теме

Публикации

Казанская Амвросиевская пустынь в Шамордино
Серпуховской Владычний монастырь
Казанская Амвросиевская пустынь в Шамордино
Серпуховской Владычний монастырь