Понятие о монашестве

Схиигумен Савва (Остапенко)

Под именем монашества разумеется совершеннейший образ жизни христианской, в котором со всею полнотою осуществляется заповедь Иисуса Христа: Аще кто хочет по Мне ити, да отвержется себе, и возьмет крест свой, и последует Ми (Лк. 9:23).

Монашество - это разумный и свободный подвиг человека, борьба за достижение христианского совершенства. Оно основано на Святом Евангелии. Правда, само слово «монашество» не встречается там, но о сущности монашества говорится во многих местах.

Сам Иисус Христос дал нам образ жизни сей: Образ дал вам (Ин. 13:15).

Пречистая Дева Богородица положила начало подвига девства.

Далее можно было бы привести бесчисленное множество имен тех, которые жизнь свою проводили в Боге. Они жили свято, целомудренно, в нищете, воздержании, во бдении и непрестанной молитве. Для краткости назову" только святого Иоанна Крестителя и святых Апостолов, которые оставили своих сродников и все, что имели: Се мы оставихом вся и вслед Тебе идохом (Мф. 19:27), - и пошли за Господом.

Монашество утвердилось в начале IV века, когда основатель монашеской жизни Антоний Великий стал принимать к себе учеников. До этого времени он жил в пустыне Фиваидской двадцать лет в полном уединении и за это время стал опытным наставником в духовной жизни.

В IV веке было особенно много подвижников христианского благочестия, украсивших нашу Святую Православную Церковь.

Монашество можно сравнить с великолепным садом необычайной красоты. Сад этот окружен стенами, установленными на крепком фундаменте, на четырех драгоценных камнях - это Святое Писание четырех евангелистов (Матфей, Марк, Лука, Иоанн).

Первая большая стена расписана чудными картинами - это книга Деяний святых Апостолов. За ней идут семь стен - семь соборных посланий; потом четырнадцать стен - 14 посланий святого апостола Павла, и наконец, крайняя стена - это Откровение святого Иоанна Богослова (Апокалипсис).

Святые врата, которые ведут в этот сад, очень тесные и низкие, так что кто когда входят в них, тогда очень сильно наклоняются (смиряются) или даже ползком пролезают (болезни терпят и разные напасти). Врата эти в то же время и высокие, так как чем больше наклоняются, тем выше потом поднимаются (славою в Царстве Небесном).

В противоположность им дьявольские ворота высокие, широкие и пространные, свободен и удобен вход в них, но зато чем выше поднимаются, проходя в них, тем ниже падают, даже до ада.

Над святыми вратами горит неугасимая лампада - молитва монашеская.

От святых врат вглубь сада идут три тропинки - это три монашеских обета: послушание, нестяжание и девство, или целомудрие. На тропинках около святых врат растут красивые, нежные, ароматные цветы. Мягко, приятно идти по ним, и подвижник думает: «Вот блаженство! Вот рай! Наконец-то я нашел то, чего давно искал». Но увы... вскоре он начинает ощущать боль от острых шипов терновника, и чем дольше он идет, тем шипов больше... Путник теряется, оглядывается, а некоторые возвращаются назад.

Когда человек вступает в святую обитель, он всего себя приносит в жертву Господу, готов переносить любые трудности, радость его бывает так велика, благодать Святаго Духа так ощутительна, что обитель для него кажется раем. Но проходит год-два, а то и меньше, и слабые духом начинает остывать. Приходят искушения... Чем дальше идет подвижник или подвижница по этим тропинкам, тем труднее им идти, злая сила яростнее нападает на них, и мягкие цветы заменяются терновником с острыми шипами.

Блаженны те подвижники, которые, вступив на эти тропинки, полностью отрекаются от своей воли и с детской простотой и доверчивостью идут за своим путеводителем (духовным отцом). Он непременно доведет их с Божией помощью до райских деревьев, которые растут в конце каждой тропинки и на которых зреют спелые, душистые, сладкие райские плоды.

Каждый подвижник должен знать, какие это плоды и какие шипы встретятся ему на пути.

Шипов очень много. Я назову только несколько из них.

На тропинке послушания один вид особо острых шипов постоянно уязвляет ноги, это - ропот и непокорность.

На тропинке нестяжания столь же острые шипы - многопопечительность, забота о хлебе насущном и непредание себя в волю Божию.

На тропинке девства и целомудрия самые острые шипы, и их здесь много. Они ранят не только ноги, но и руки и проникают даже в самую глубину сердца, в самые сокровенные изгибы и тайники, так что сердце истекает кровью. Вонзаются эти шипы и в голову, в ум подвижника, в виде нелепых греховных помыслов, от которых он своими силами не может освободиться ни днем, ни ночью, ни дома, ни в храме, даже когда приступает к Святым Животворящим Тайнам Христа.

Если благодать Божия коснется, и молитвами духовного отца подвижник достигает конца тропинки послушания, то он отдыхает под сенью райского дерева, вкушает плоды его, а листья исцеляют раны.

На древе этом растут три сладких благовонных плода.
Рай. Видение Иоанну Богослову. Фреска. Оптина пустынь.

1-й плод - внутрь себя пребывание. Эта добродетель достигается отложением своих собственных желаний, попечений.

2-й плод - самоукорение. Вкусивши его, подвижник так глубоко входит внутрь себя, что даже не видит чужих грехов. Подвижнику открывается вся глубина его собственной души.

3-й плод - самый вкусный - мир душевный. Этот мир открывает нам в душе нашей то, о чем Спаситель сказал: Царство Божие внутрь вас есть.

На древе, которое растет в конце тропинки нестяжания, тоже дивные, ароматные плоды.

1-й плод - безпопечительность.

2-й плод - полная преданность в волю Божию и надежда на Него.

На древе, которое растет в конце тропинки девства и целомудрия, один плод, о котором Спаситель сказал: Блажени чистыи сердцем, яко тии Бога узрят. Блажен тот, кто вкусит от этого сладкого плода. Преподобный Серафим Саровский во время его служения Божественной литургии лицезрел Господа Иисуса Христа телесными очами. Он видел, как Иисус Христос благословлял всех, кто находился в храме.

В саду есть клумба, и на ней растут розы, благоухание которых освежает, оживляет и исцеляет душу, сердце, и весь организм человека. Это три канона: Спасителю, Божией Матери и Ангелу Хранителю.

Каноны эти должны прочитываться ежедневно, чтобы ощущать аромат роз - радость духовную.

На деревьях в саду поют небесные соловьи, которые разливаются на 20 ладов и на 150 трелей, то есть 20 кафизм и 150 псалмов пророка Давида (Псалтирь). В пустынях святые Отцы не читали Псалтирь, а пели нараспев.

Дивный, животворящий источник журчит в этом саду, никогда не оскудевающий, никогда не высыхающий. Чем больше пьют из него, тем многоводнее он становится, тем сильнее он журчит и обильнее течет. Приснотекущий источник этот - непрестанная молитва Иисусова: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного (или грешную).

Тихое журчание этого источника заглушает вой дьявольский, и подвижник, испив из него, уже никогда ничего не устрашится. «Аще восстанет на мя полк, не убоится сердце мое». Источник этот вечно журчит и днем, и ночью: «Аз сплю, а сердце мое бдит». Сердце непрестанно стремится к Сладчайшему Господу Иисусу Христу. Но мы немощны и не можем сразу пить из этого источника: опаляет он; поэтому святые отцы провели от него пять ручейков, пять золотых трубочек - это святая пятисотница монашеская (500 молитв), из которых 300 молитв Иисусу Христу, 100 молитв Божией Матери и 100 молитв Ангелу-Хранителю и всем святым, но для больных и немощных монашеский подвиг ослабляется.

Вот этот дивный сад - наша жизнь монашеская. Желаю Вам, матушка Д., безбоязненно идти по этим тернистым тропинкам, вкусить райских плодов и приобщиться приснотекущему источнику непрестанной молитвы Иисусовой.