Мужской монастырь Новоордынская Поречская Богородице-Рождественская пустынь Епархиальные монастыри РПЦ

Епархия:
Смоленская
Адрес:
Россия, Смоленская область, Демидовский район, деревня Бакланово.
Телефон:
E-mail:
дата восстановления:
2020

История

16 — 17 июля 2020 года под председательством Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла состоялось заседание Священного Синода Русской Православной Церкви. В ходе заседания было принято решение об открытии в деревне Бакланово Демидовского района мужского монастыря Новоордынская Поречская Богородице-Рождественская пустынь. Настоятелем монастыря утвержден митрополит Смоленский и Дорогобужский Исидор. На должность наместника назначен игумен Хрисанф (Шадронов).

Ордынская Богородицкая мужская пустынь располагалась в 100 верстах от уездного города Поречья на левом берегу реки Межи, при впадении в нее реки Ордынки. Ближайшие к обители села находилась в значительном от нее расстоянии, что способствовало уединенной монашеской жизни населявших ее иноков. Благоприятствовали этому также раскинутые вокруг монастыря леса и болота, делавшие ее, по отзывам современников, «не по имени, но на самом деле пустынью; особенно в северо-восточном направлении на 40 почти верст нет никакого жилья и идет сплошной лес - ель и сосна, и их вечно зеленеющий вид напоминает как бы вечность, всегда неизменную, постоянную».

Точная дата основания монастыря неизвестна. Сохранились две версии появления обители.

Первая версия такова. По преданию, сохранявшемуся в Ордынской пустыни, ее возникновение относится к середине XV века, а именно к тому времени, когда Москва ожидала нашествия татарской орды под предводительством хана Седи-Ахмата (около 1451 г.). Два инока одного из московских монастырей, страшась появления татар под Москвой, удалились из столицы, взяв с собой в благословение один из списков Владимирской иконы Божьей Матери. Странствуя по лесам и ища себе спокойного убежища, монахи зашли за 600 верст от Москвы в дремучие леса так называемого Щучейского края, в который еще в XIX в. можно было попасть из-за обилия лесов только зимой по замерзшим болотам, а в рассматриваемый нами период он был вовсе малодоступен. Здесь, на берегу реки Жидовки, впадающей в Межу, иноки нашли прибежище, поселившись в шалашах и пещерах. Для постоянного напоминания об Орде завоевателей они переименовали Жидовку в Ордынку.

Вскоре слух о подвижнической жизни пустынников привлек к ним и других монахов, ищущих уединения и безмолвия. В это время была выстроена деревянная церковь, в которой хранилась Владимирская икона Богоматери. Образ прославился чудотворениями, и благодаря щедрым пожертвованиям образовалась обитель. Однако впоследствии монастырь разграбили и сожгли разбойники, надеясь найти в храме и кельях монахов сокровища, причем одни иноки были убиты, а другие разбежались по окрестностям. Где же скрылась святая икона, до конца XVII в. оставалось неизвестным.

Долгое время на пепелище монастыря селились «лихие люди». Однако когда правительство приняло строгие меры к искоренению разбоя и заселению здешнего края, разбойные шайки были уничтожены, вся местность досталась дворянам Поплонским. Один из них обрел чудотворную икону Богородицы, доселе находившуюся в неизвестности, на березе, стоявшей на берегу реки Межи. Этот образ помещик сначала взял в свой дом, но затем, после ряда чудотворений, возвратил на прежнее место, где устроил храм в честь Владимирской иконы Божьей Матери. Помещик также отвел земельный участок для возобновления обители, которая стала называться Ордынской пустынью. Это случилось около 1700 г. при Смоленском митрополите Варлааме.

Согласно второй версии, начало монастырю было положено в XVII в. известным дипломатом царя Алексея Михайловича Афанасием Лаврентьевичем Ордыным-Нащокиным, принявшим иночество в Новгороде с именем Антония и построившим здесь церковь, в которую поставил Владимирский образ.

Большинство исследователей истории Ордынской пустыни придерживались первой версии возникновении обители в XV в. и ее возрождения на новом месте в 1700 г.

Из дальнейшей истории обители известно, что в начале XVIII в. деревянный храм, выстроенный Поплонским, опять сгорел, но чудотворная икона вновь осталась невредимой. В это время пустынь пришла в крайний упадок, так что некому было совершать богослужения. Видя настроения в монастыре, протоиерей села Устья (его имя неизвестно) и дворянин Никифор Поплонский без согласия оставшейся немногочисленной братии изъяли Владимирскую икону и поместили в храм села Устья. Но, пораженные тяжкой болезнью, поспешили возвратить образ в монастырь. Получив по молитвам монахов исцеление, Поплонский сделался с тех пор усердным благотворителем Ордынской пустыни. На его средства в монастыре была возведена каменная двухэтажная церковь. Верхний храм был освящен в 1730 г. в честь сошествия Святого Духа, нижний - в 1745 г. в честь Рождества Пресвятой Богородицы. На средства Н. Поплонского для обители были также выстроены каменные кельи настоятеля и братии, хозяйственные постройки, ограда .

Кто был настоятелем в это время, неизвестно. В 1739 г. строителем обители был иеромонах Александр. С 1762 г. монастырем управлял иеромонах Лаврентий. Сколько длилось его настоятельство, в распоряжении автора сведений нет.

В последней четверти XVIII столетия Ордынская пустынь находилась в запустелом состоянии. По свидетельствам иеромонаха Пимена, жившего в ней в рассматриваемый период, монастырь иногда по целым месяцам оставался без богослужений из-за отсутствия свяшенников. Об этом свидетельствует и опись обители (1774 г.), подписанная, за неимением настоятеля, посторонним священником Епифанием Жеглинским из села Афанасьевского.

В 1786 г. сюда был направлен иеромонах Красногородищенской Бельской пустыни Исаакий, управлявший монастырем до 1803 г. Затем по 1817 г. в обители настоятельствовали попеременно три иеромонаха: Мелхиседек, Павел и Тихон. С 1817 г. по 1833 г. настоятелем был иеромонах Владимир, а после него исполнял эту должность казначей пустыни иеромонах Алексий (по 1835 г.). С 1835 г. по 1841 г. строителем был иеромонах Тихон II. В течение 1841-1844 гг. переменились три строителя: Викентий, Савва и Конон. Но из-за частой смены игуменов монастырь не выиграл. Монахи разошлись по другим обителям, и только несколько старцев доживали свой век в стенах когда-то благоустроенной пустыни, да иногда сюда на «исправление» ссылались роштрафившиеся лица духовного звания. Один из подначальных священников совершал здесь время от времени богослужения.

Внешний вид Ордынской пустыни был заброшенный. Монастырское хозяйство и поля были в запустении, средств едва хватало на пропитание немногочисленной братии».

Управлявший Смоленской епархией архиепископ Тимофей обратил внимание на запустение Ордынского монастыря и, озаботившись его благоустройством, пригласил на должность настоятеля из Белобережской пустыни (Орловская губерния) иеромонаха Палладия. Это произошло в 1844 г.

Отец Палладий (в миру - Петр Коровин) родился в городе Волоколамске. На 20-м году жизни он поступил в число братии Волоколамского монастыря, а затем перешел в Белобережскую пустынь, в стенах которой на протяжении 30 лет исполнял различные послушания. Затем был рукоположен в сан иеромонаха и под руководством опытного настоятеля архимандрита Моисея исполнял высшие монастырские должности (благочинного, эконома и казначея). 12 июля 1844 г. он прибыл в Ордынскую пустынь, которой управлял до своей смерти в 1866 г. При его мудром руководстве монастырь пришел в полный порядок и благоустройство. Отец Палладий в первую очередь позаботился о введении во врученном его попечению братстве общежительного устава, приучил иноков к труду и послушанию, неспешному и благоговейному совершению богослужений. За образец был взят устав Белобережского монастыря, соединенный с чинопоследованиями святой горы Афон и иерусалимского монашества (для этого иеромонах Палладий посетил величайшие святыни православия - Афон и Иерусалим). Сам настоятель для братии являлся образцом добродетельной жизни, труда и благоговейной молитвы

По приведении в порядок иноческой жизни, настоятель озаботился и о внешнем украшении пустыни. При нем обитель полностью была видоизменена. Благодаря связям в Москве среди богатых купцов и родственников, отец Палладий восстановил и исправил ветхие здания, выстроил новые. Уже в 1846 г. в монастыре появился новый деревянный корпус на каменном фундаменте, предназначенный для келий настоятеля и братии; в 1848 г. была выстроена двухэтажная гостиница для богомольцев; 1849 г. - каменная монастырская трапезная. Впоследствии для паломников были сооружены более обширная гостиница и постоялый двор для ярмарочной торговли в день престольного праздника Владимирской иконы Божьей Матери.Разобрав ветхую церковь, настоятель соорудил новую - просторную, двухэтажную (1845 г.). Нижний придел, во имя Рождества Богородицы, был освящен 18 февраля 1850 г. архимандритом Вяземского монастыря Вениамином, а верхний, во славу сошествия Святого Духа, 8 июля 1852 г. освятил высокопреосвященный Тимофей.

Благодаря пожертвованиям Александры Артемьевны Глазовой (12 тысяч рублей) в 1857 г. выстроен каменный пятиглавый храм во имя Софии-Премудрости Божьей (Глазова после смерти погребена недалеко от построенного ею собора). Это была почти квадратная в плане церковь, довольно просторная и светлая, с арками и колоннами, с большим куполом. Специалисты характеризуют архитектуру таких храмов как переход от классицизма к псевдорусскому (или русскому) стилю в отечественном храмостроительном зодчестве.

К началу 50-х годов XIX в. относится открытие в одной версте от монастыря скита и строительство скитской каменной двухэтажной церкви - во имя святителя Тихона Задонского вверху и пророка Иоанна Предтечи внизу. Территория скита была обнесена каменной оградой. Для скитской братии были построены один каменный и два деревянных дома. Сюда удалялись из Ордынской пустыни иноки, ищущие наибольшего безмолвия и уединения. Появление Предтеченского скита являлось большой заслугой отца Палладия, избравшего это место, изначально предназначавшееся под монастырское кладбище, для более уединенных подвигов монашеской братии. По свидетельству современников, само расположение скита, окруженного водной гладью реки и вековыми соснами, способствовало созерцанию и аскетизму, благоговейной молитве и размеренному труду на благо обители. Началось возведение каменной монастырской ограды с пятью башнями по углам и надвратной церковью во имя святителя Николая.

Иеромонах Палладий был возведен в сан игумена (1858 г.), а затем и архимандрита (1860 г.). К этому времени монастырь достиг своего расцвета, молва о благочинии «Ордынки» распространилась далеко за пределы уезда и даже епархии, благодаря чему число братии увеличилось до 60 человек.

Архимандрит Палладий скончался в 1866 г., на 76 году жизни, и погребен недалеко от входа в Софийский храм, справа от паперти.

Преемником архимандрита Палладия был назначен иеромонах Аполлоний, отличавшийся благочестием. За время его краткого игуменства (6 месяцев) была достроена надвратная Никольская церковь, под которой и погребен отец Аполлоний. Никольский храм освящен 3 сентября 1861 г. преосвященным Антонием, епископом Смоленским и Дорогобужским.

После смерти отца Аполлония настоятелем пустыни стал иеромонах Паисий. Он на протяжении 40 лет проходил различные монастырские послушания, начиная с нижних вплоть до настоятельства. На время его игуменства приходится строительство каменного придела к Рождество-Богородицкой церкви, освященного во имя преподобного Сергия Радонежского. Одной из главных забот отца Паисия стало укрепление размываемого водами Межи монастырского берега.

В 1880 г. игумен Паисий был возведен в сан архимандрита. В монастыре несли послушание 7 иеромонахов (Илларион, Серафим, Филофей, Досифей, Дорофей, Антоний, Тихон), 5 иеродиаконов (Иерофей, Пафнутий, Иосиф, Сергий, Мартирий), 7 монахов (Симеон, Давид, Антоний, Илларий, Пантелеймон, Роман, Палладий) и 1 рясофорный послушник (Дмитрий Козлов). В число бельцов и послушников входила крестьянская и мещанская молодежь. Приходя в обитель безграмотными, молодые люди, участвуя в клиросном чтении и пении, становились хорошими чтецами и канонархами. А исполняя различные монастырские работы, послушники учились ремеслам, и если возвращались в мир, не выдержав искуса, то имели полезный запас необходимых для дальнейшей жизни знаний. Ордынский монастырь для окружающего населения играл не только духовную и образовательную, но и благотворительную роль. Кроме бесплатной гостиницы и питания для богомольцев обитель содержала 15 престарелых и увечных стариц, предоставив в их распоряжение дом вне монастырских стен, рядом со скотным двором. При монастыре была открыта епархиальная богадельня для лиц женского пола духовного ведомства. Архимандрит Паисий возглавлял пустынь до 1887 г., в котором по состоянию здоровья был почислен за штат. Во время его настоятельства монастырь оставался таким же благоустроенным, как и во время игуменов Палладия и Аполлония. Одно время, по замечанию епископа Иосифа, обитель во внутреннем и внешнем отношениях была лучше других монастырей епархии. Но после отца Палладия должность игумена занимал духовник архиерейского дома иеромонах Авраамий, не обладавший твердостью характера, необходимой для исполнения этого церковного послушания. Монастырь начал постепенно приходить в упадок: братия стала расходиться, монастырское хозяйство расстроилось. Один из послушников похитил из ризницы около 4000 рублей. Из-за неосторожного обращения с огнем сгорело два корпуса, причем в пламени погиб ризничий иеромонах Филофей. Число богомольцев стало уменьшаться, и Ордынская пустынь вновь обеднела.

Смоленский епископ Гурий, по примеру покойного архиепископа Тимофея, обратил внимание на древнюю обитель. Он в 1890 г. назначил игуменом иеромонаха Вяземского Предтечева монастыря Иоанна, а отца Авраамия перевел в Вязьму.

Иеромонах Иоанн (в миру Дмитрий Перепелов) происходил из семьи государственных крестьян Ямской слободы города Вязьмы. В 22 года он оставил мир и поступил в Вяземский монастырь, в стенах которого прожил 31 год, проходя различные послушания. В 1878 г. был рукоположен в сан иеромонаха и исправлял должности эконома, ризничего и благочинного. По свидетельствам очевидцев, отец Иоанн обладал практическим умом, твердым характером и опытом в духовной жизни - качествами, сослужившими ему добрую службу во время настоятельства в Ордынском монастыре. В первую очередь отец Иоанн занялся ремонтом монастырских и скитского храмов. Были переделаны полы, стены расписаны сюжетами из Священного Писания, вызолочены иконостасы, в главной церкви местные иконы украшены массивными серебряными окладами. Снаружи на Софийском соборе появилась настенная живопись. Как опытный хозяин, игумен не мог оставить без заботы запущенное монастырское хозяйство. Взамен сгоревших корпусов были выстроены новые каменные дома, крытые железом. Для богомольцев устроена еще одна (третья) гостиница, старые здания отреставрированы. Для производства свечей в обители открылся завод. Не осталось в стороне сельское хозяйство - его доходность увеличилась настолько, что монастырь уже не нуждался ни в хлебе для пропитания братии и богомольцев, ни в корме для содержания скота. Выстроив новый скотный двор, иеромонах Иоанн довел поголовье скота до 80 голов. Появились необходимые здания: овин, сараи, конюшни и проч. Для увеличения урожаев зерновых были расширены поля, а для обеспечения скота кормами заведено травосеяние. На месте сгоревших домов был разбит фруктовый сад.

На средства пустыни в 1892 г. в скиту открыта церковно-приходская школа с ремесленным отделением, при которой крестьянские мальчики (около 30 человек) проживали в течение учебного года на полном содержании монастыря. Кроме обязательных предметов курса учащиеся обучались столярному, сапожному и слесарному ремеслам, практикуясь в обительских мастерских . Иеромонах Иоанн продолжил укрепление берегов реки Межи, что ему вполне удалось с помощью свай и насыпи. Таким образом, настоятель обновил монастырь и при этом сумел увеличить денежный капитал обители до 25 тысяч рублей. При нем число братии увеличилось до 90 человек: 9 иеромонахов, 2 иеродиакона, 3 монаха, 2 рясофорных послушника. Остальную братию составляли послушники и трудники. За неутомимые труды по украшению Ордынской пустыни иеромонах Иоанн в 1891 г. был возведен в сан игумена, в 1895 г. награжден крестом с украшениями. Игумена Иоанна в 1901 г. сменил игумен Викторин.

После отца Викторина должность настоятеля занимал иеромонах Порфирий. 21 апреля 1911 г. указом Святейшего Синода он был уволен, и вместо него 2 ноября того же года был назначен иеромонах Моисей с возведением в сан игумена. О деятельности вышеуказанных игуменов в Ордынской пустыни сведений не найдено. В начале XX века в обители проживало 10 монахов и 13 послушников.

В Ордынской Поречской пустыни главной святыней считалась Владимирская икона Божьей Матери. Сохранилось описание внешнего вида этого образа:

«Эта икона очень старинного письма, шириной 6 вершков и высотой 7 вершков, писана на дереве, покрыта серебряной вызолоченной ризой, весом 2 фунта 69 золотников, украшенной жемчугом и бриллиантами с золотым венчиком, весом 69 золотников, украшенным аметистами и бриллиантами. ... Рама, в которую вставляется икона, серебряная, весом 2 фунта 7 золотников. Эта икона помещается в большом, богато украшенном, с колоннами, киоте, осененном балдахином» (Гальковский Александр, священник. Краткие сведения об Ордынской пустыни Поречского уезда, Смоленской губернии).

Золотой венчик на икону был пожертвован семьей вяземских купцов Хохловых, а киот изготовлен в 1893 г. на средства Анны Федоровны Мокалинской. На изготовление и золочение сени деньги также предоставили члены этой дворянской семьи Поречского уезда. Владимирская икона прославилась многочисленными чудотворениями. В монастырской летописи записывались наиболее примечательные из них. После молитвы перед Владимирским образом зафиксированы случаи исцелений. В честь Владимирской иконы Богоматери в Ордынской пустыни был установлен ежегодный праздник 23 июня. В это время число паломников достигало до 9 тысяч человек, так что все храмы обители не могли вместить молящихся. После литургии совершался крестный ход вокруг монастыря с преднесением чудотворного образа. По старинной традиции богомольцы стремились пройти под несомой священниками иконой. Вечером того же дня, при звоне колоколов, бывал крестный ход в скит, где икона оставалась по случаю престольного праздника Рождества Иоанна Предтечи (24 июня ст. ст.) до конца литургии, а затем торжественно возвращалась в обитель. В день Владимирской иконы недалеко от монастыря проходила ярмарка. В ризнице Ордынской пустыни хранились два серебряных креста-мощевика, переданных сюда в дар архиепископом Тимофеем. В них находились частицы мощей следующих святых: преподобных Захарии и Агафона; мученика Мины Печерского; преподобного Силуана; Московских святителей Алексия, Ионы, Филиппа и Гермогена; апостола Андрея Первозванного; евангелиста Матфея; архидиакона Стефана; великомучениц Варвары, Марины и Феклы; великомучеников Феодора Стратилата, Пантелеймона и Евстафия Плакиды; равноапостольного царя Константина; благоверных князей Феодора, Давида и Константина; преподобной Матроны, а также часть Гроба Господня. Ризница насчитывала 9 серебряных комплектов евхаристических сосудов, кроме находившихся в употреблении. Среди облачений некоторые отличались своим дорогим оформлением и, по оценке епископа Гурия, осматривавшего их в 1890 г., были очень дорогими.

Говоря об Ордынском монастыре, необходимо упомянуть личность архиепископа Тимофея, возобновившего эту обитель. Архиепископ Тимофей (в миру Котляров Трофим Тимофеевич) родился 23 июля 1782 г. в селе Костыри Рославльского уезда Смоленской губернии в семье священника. Первоначально он обучался в Смоленской духовной семинарии, по окончании которой (1 сентября 1800 г.) поступил в Московскую Славяно-греко-латинскую академию. После завершения академического курса, с 1 сентября 1806 г., определен учителем Смоленской духовной семинарии. 10 июля 1817 г. Т. Котляров назначен на должности инспектора семинарии и смотрителя уездных и приходских училищ Смоленской епархии. В этом же году он получил место профессора философии в семинарии. 18 ноября 1821 г. Трофим Котляров был пострижен в монашество с именем Тимофей; 20 ноября рукоположен в сан иеродиакона; 21 ноября - во иеромонаха. 9 июля 1822 г. отец Тимофей возведен в сан архимандрита и определен настоятелем Смоленского Троицкого монастыря. 1 сентября 1822 г. архимандрит Тимофей назначен ректором Харьковского коллегиума. 7 октября 1828 г. состоялась хиротония отца Тимофея во епископа Старорусского, викария Новгородской епархии. С 24 февраля 1834 г. владыка Тимофей на Смоленской кафедре. 26 августа 1856 г. он был возведен в сан архиепископа. Архиепископ Тимофей отличался благочестием, простодушием и искренностью, за что пользовался большим уважением со стороны паствы. Его архипастырское служение на Смоленщине продолжалось 25 лет. За это время в епархии появились здания духовных училищ, открыты новые храмы, возрождены древние обители (в их числе - Ордынская пустынь). Особенным расположением владыки пользовались монастыри и монашествующие, из-за чего современники называли архиепископа «монахолюбивым». 31 мая 1843 г. он разослал красноречивое послание ко всем благочинным своей епархии с приглашением вдовых священнослужителей и церковников поступать в монашество. Архиерей сам любил уединение, и когда ушел на покой, все время проводил в молитве, чтении и благочестивом размышлении. 6 мая 1859 г. архиепископ Тимофей был уволен на покой. Местопребыванием владыка определил себе Ордынскую Поречскую пустынь. Здесь преосвященный ежедневно бывал в церкви на литургии, после которой говорил поучение. Вечерню и утреню, а также вечернее правило для престарелого архиерея совершали в его келье. После келейных молитв он часто объяснял присутствующим смысл и значение богослужебных действий. Иногда по вечерам любил слушать пение старинных духовных стихов. В летнее время любимым занятием владыки было сидеть на берегу реки Межи и объяснять окружавшим его детям, а иногда и взрослым, смысл церковных молитвословий.

Высокопреосвященный Тимофей в стенах монастыря жил очень скромно, никуда не выезжал, но любил принимать богомольцев, приходивших к нему за советом и благословением. «Да научит тебя Господь творить волю не свою, а Божью», - говорил он при этом благословляемым. Накануне смерти владыка слушал всенощное бдение и канон ко Пресвятой Богородице. В 6 часов утра 24 июля 1862 г. он причастился Святых Таин и через три часа, после того, как принесли в его келью чудотворную икону Богородицы, скончался во время пения тропаря Божьей Матери. Архиепископ Тимофей умер 80 лет от роду. 30 июля состоялось отпевание усопшего, возглавляемое епископом Антонием. При огромном стечении народа гроб был обнесен вокруг Софийского собора, а затем останки святителя погребли в каменном склепе Казанского придела собора. До наших дней гробница владыки Тимофея не сохранилась. Она была уничтожена после закрытия монастыря в годы советской власти, как, впрочем, и остальные захоронения монастырского кладбища.

В первые годы советской власти монастырь действовал. Известно, что с 1921 г. по 1923 г. в нем проживал епископ Смоленский Филипп (в миру Виталий Степанович Ставицкий), затем арестованный и отбывавший наказание в Бутырской тюрьме. Впоследствии владыка возглавлял Астраханскую епархию. С 1 февраля 1923 г. настоятельскую должность в Ордынской пустыни занимал иеромонах Софроний (Власенко). В документах Государственного архива Смоленской области, датированных 15 января 1924 г., за настоятеля расписался иеромонах Гавриил. Но он подчеркивал, что игуменом являлся отец Софроний. Возможно, настоятель в это время не находился в обители.

Ордынская Поречская Богородицкая пустынь закрыта постановлением облисполкома в 1933 г., причем ее здания сразу определено было снести . До наших дней дошли лишь небольшие холмики на местах, где некогда стояли величественные храмы, создававшие неповторимый вид «маленькой лавры» Смоленской епархии.

В 2018 в Бакланово открыт Ильинский скит Преображенского Смоленского Авраамиева монастыря. Скиту передано заброшенное здание бывшей сельской школы.

Наместник

Игумен Хрисанф (Шадронов).


Храмы и Богослужения

Домовый храм в честь преподобного Авраамия Смоленского

Контактная информация

Возврат к списку