Свято-Троицкий Михаило-Клопский мужской монастырь Епархиальный мужской монастырь

Адрес:
Россия, Новгородская область, Новгородский район, деревня Сельцо
Телефон:
+7(921)029-69-26
E-mail:
Сайт:
Дата основания:
1220
дата восстановления:
2005

История

Время основания Клопской обители неизвестно: когда и кем была основана — об этом не сохранилось решительно никаких сведений.

В 1408 г., когда пришел в Клопскую обитель блаженный Михаил и когда впервые о ней упоминается в летописях, — она уже существовала. Из этого факта, что к приходу блаженного в обители имелись уже две деревянные церкви и трапезная, можно заключить, что обитель существовала до 1408 г. порядочно времени. В дальнейшем, до самой блаженной кончины преподобного Михаила в 1453 г., история Клопской обители тесно связана с его пребыванием в ней. В  1419 г., по совету блаженного, ближайшим родственником его — князем Константином Димитриевичем — был построен в 60 дней первый в обители каменный храм во имя Святой Живоначальной Троицы.
После кончины блаженного Михаила этот каменный Троицкий храм, построенный князем Константином Димитриевичем, существовал еще 110 лет. В 1562 г. он, за ветхостью, был разобран и на его месте выстроена новая, существующая доныне, каменная соборная церковь во имя Живоначальной Троицы.
Новгородская летопись так говорит об этом важном событии: «В Клопском монастыре старую церковь каменную Святыя Троицы разобраша, где положены быша мощи преподобного отца нашего Михаила Клопскаго чудотворца, и вновь церковь построиша, и гроб повелением благочестиваго государя царя и великаго князя Иоанна Васильевича всея России, а на строение из своей казны подал 50 рублев» (под 7070 г.).

Около этого же времени построена и трапезная церковь во имя святителя Николая Чудотворца.

В смутное на Руси время, в 1611 или в 1614,по другим сведениям, году обитель была совершенно разорена и сожжена шведами. После этого на месте ее остались одни лишь голые стены, которые стояли в таком виде 20 лет, до 1631 (или 1634) года, когда обитель была возобновлена иждивением царя Михаила Феодоровича, который покровительствовалей. Возобновлена была обитель на средства Новгородского приказа и царский вклад. Кроме царя не оставляли ее затем своим покровительством и вкладами многие русские бояре и боярыни. Таковы, например: Нащокин, Боборыкин, Черкасский, боярыни Хитрово, Сицкая, Пронская и др. Благодаря усердию и радению этих лиц, обитель устраивалась и благоукрашалась. К этому времени относится и первоначальное расписание живописью стен в Троицком соборе. В XVIII в. обитель имела уже 689 душ собственных крестьян.

По штатам 1764 г. она причислена была к третьему классу монастырей с настоятельством игуменским. В самое последнее время, вследствие многих неблагоприятных условий, Клопская обитель начала быстро клониться к упадку, число братии в ней дошло до 10 человек. Ввиду этого, Михаило-Клопский монастырь, определением Святейшего Синода был превращен в женский, с таким числом сестер, какое обитель в состоянии содержать на свои средства. Бывшая же малочисленная братия мужской обители была расселена по другим новгородским монастырям.

Во главе монастыря была поставлена игуменья Маргарита - дочь новгородского мещанина. Она прошла монашеский постриг в Десятинном монастыре.
Сведения о постройках монастыря и его угодьях содержаться в ведомости 1919 г. В нем указаны следующие монастырские строения:

1)Соборная каменная церковь во имя св. Троицы с приделом в дьяконнике во имя прп. Михаила Клопского, «где и святые мощи его почивают» с притвором и папертью каменной. С южной стороны - церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы каменная, с северной - соборная ризница каменная.
2) К востоку от собора под входными воротами - колокольня каменная 3-хярусная.
3) К югу от собора церковь каменная, двухэтажная, в одной связи с двухэтажными корпусами настоятельских келий. Церковь во имя св. Николая с приделами во имя Тихвинской Божией Матери и вмч. Иоанна Воина. В нижнем этаже корпуса - трапезная, кухня, 7 келий.
4) Часовен при монастыре 2: одна из них на станции Шилка новгородской железной дороги, деревянная, другая - при монастыре, каменная, на берегу р.Веряжи.
5) К югу от колокольни - сестринский корпус каменный, одноэтажный.
6) В юго-восточном углу ограды - квасоварня, баня, ледник, кладовая, в юго-западном углу - кельи, каменные, одноэтажные. Такие же кельи в северо-восточном углу.
7) Ограда вокруг монастыря каменная, с 6 небольшими башенками на углах.
8) С северной стороны к монастырю примыкает скотный двор, обнесенный каменной оградой.

Последняя постройка, появившаяся в 1914 г., при игуменье Маргарите, - деревянный двухэтажный дом на каменном фундаменте, к которому пристроены хозяйственные .
Ведомость завершается следующими словами: «Особенно торжественно отмечается богослужение в дни памяти прп. Михаила 11 января и 23 июня, 6-го декабря, 1-го октября и в первое воскресенье Великого поста, когда церковь бывает переполнена молящимися. Несмотря на особенно тяжелое время сестры в числе 40 человек с особой самоотверженностью переживают ниспосылаемые им скорби и лишь твердо надеясь на помощь прп. Михаила. Земли у нас нет, значит нет и насущного хлеба, а потому сестрам приходится заниматься домашним рукоделием, чтобы сыскать себе пропитание. Были у нас особенно тяжелые дни, когда приходила Советская власть и осматривая помещение, находила его удобным для своих целей и решила устроить здесь богодельню, приют и ферму. Слыша такие речи, сестры пришли в полное уныние, но милосердием Божиим и за молитвы прп. Михаила до сих пор ничего подобного не исполнилось и жизнь у нас потекла по прежнему тихому руслу».
Сохранилась среди архивных материалов и очень подробная опись церковного имущества, находящегося в двух церквях, колокольне и двух часовнях. По всей вероятности она составлена уже после революционных событий, незадолго до закрытия монастыря. В описи упоминаются все иконостасы и иконы в них в т.ч.: в главном иконостасе Троицкого собора – «храмовый образ Святой Живоначальной Троицы древнего писания в бронзовой ризе чеканной работы» и «образ прп. Михаила Клопского в молении пред св. Троицей с планом монастыря, вокруг его чудеса прп., риза же медная, позлащенная». «Тако святых мощей прп. Михаила бронзовая, с вызолоченными 8-ми клеймами, с сиянием "Всевидящее око", кругом ее внизу и вверху карнизы с пилястрами, а по верхнему борту 8 литых херувимов, по верху раки чеканной работы вызолоченный образ прп. Михаила. Кругом раки медная решетка с шариками. Над ракою на 4-х колонках установлен балдахин (...)»

В описи упоминаются 9 колоколов, находившихся на колокольне, разного веса, из которых самый большой - 102 пуда.

Книги монастырские хранились в ризничной палатке. Библиотека насчитывала около 100 названий. Также в ведомости указаны копии с жалованных грамот и планов на землю и сенокосы, рыбные ловли.

В 1919 г. был подписан договор жителей деревни Завал, Хотята, Любоежа, Донцы, с.Васильевского с Новгородским советом рабочих и крестьянских депутатов о передаче в «бессрочное бесплатное пользование находящиеся в Клопском монастыре храмы, здания и богослужебные предметы. Документ скреплен 110 подписями и сопровождается актом о принятии имущества».

В 1923 г. монастырь был передан в ведение Новгородского музея, у которого не было возможности обеспечить его сохранность и реставрацию. Постепенно постройки начали разбирать на кирпич. В 1934 году монастырь был закрыт.

В 2005 году возвращён Новгородской епархии. Восстановление обители ведётся под руководством наместника игумена Иакова (Ефимова).

Наместник

Игумен Иаков (Ефимов)


Храмы и Богослужения

Троицкий собор
1569 г.
Троицкий собор и трапезная с Никольской церковью своими архитектурными особенностями вторят многочисленным более ранним постройкам Новгорода и его окрестностей, в которых отчетливо сказались московские веяния. О возведении Троицкого собора Новгородская третья летопись под 1562 г. сообщает: «... майа в 31 день, в Клопском монастыре старую церковь каменную святыя Троицы разобраша, где положены быша мощи преподобного отца нашего Михаила Клопского Чудотворца, и вновь церковь сотвориша и гроб чудотворцов в той церкви устроиша, повелением благочестиваго государя царя и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси, а на строение из своей царской казны подал пятьдесят рублев..» В новгородской второй летописи о том же событии повествуется под 1569 г. Существенно добавление: «зарушиша старую церковь каменную с подцерковьем, где положен чудотворец Михайло Клопский» За год до этого события «в монастырь Живоначальныя Троицы принесли образ новой написан Живоначальная Троица с деяньем, а писал иконник Никифор дьякон Грабленой». Возможно, постройку храма следует связать с посещением монастыря Иваном Грозным в 1568 г.

О постройке трапезной летописных данных не имеется, но она упоминается в писцовых книгах под 1581 г.: «Да тутож в монастыре церковь с трапезою камена Никола Чудотворец». До или после возведения собора построена трапезная - вопрос в полной мере не проясненный. Логично предположить, что обновление монастырских строений началось с собора и продолжилось возведением новой трапезной. Бесстолпный храм и, решенный как одностолпная палата, трапезный зал на едином подклете - характерный образ такого типа сооружения XVI в.

Не менее показателен для 50-60 гг. XVI в. и Троицкий собор. Его четырехстолпный с тремя апсидами основной объем был завершен время главами, являя тем самым краткую редакцию того типа храма, который был представлен еще в начале века Спасо-Преображенским собором Хутынского монастыря. Многоглавие, исчезнувшее из практики новгородского храмового строительства в XII в., возобновляется в XVI в., но уже на общерусской типологической и стилистической основе. В архитектуре Троицкого собора черты традиционного новгородского стиля практически отсутствуют.

Своеобразие объемной композиции здания придает паперть (галерея) во всю ширину западного фасада, по два придела с севера и юга (во имя Иоанна Лествичника, Федора Стратилата, Покрова и Усекновения главы Иоанна Предтечи), пятый придельный храм во имя Михаила Клопского находился в дьяконнике. Асимметрию композиции усиливала нехарактерная для Новгорода шатровая колокольня в юго-западной части здания.

Еще одна черта общерусского храмового строительства этого периода - многопрестольность Троицкого собора. Эта особенность свойственная целому ряду храмов близких по времени Клопскому собору.  Посвящение приделов Иоанну Лествичнику и Федору Стратилату указывает на стремление автора программы снискать небесное покровительство царским сыновьям - Иоанну и Федору. В остальных посвящениях также обнаруживается характерный для царя Ивана круг молитвенных тем, связанных с обращением к Троице, Богоматери, Иоанну Предтече и местному чудотворцу.

Самые значительные искажения здания связаны с ремонтными работами начала XIX в. Стены собора были надложены, устроено новое покрытие, а западная часть основного объема дополнена двумя декоративными главами. Были разобраны главы и своды приделов, исчезла колокольня, поновлению подверглась настенная живопись конца XVII - нач. XVIII вв. Тогда же были построены настоятельские покои, братские кельи, трехярусная колокольня над восточными воротами и каменная ограда. В 1964-65 гг. под руководством архитектора Л.В.Красноречьева в Троицком соборе были проведены первоочередные консервационные работы.

До сих пор наше внимание было сосредоточено на Троицком соборе XVI в. Его история, хотя и неполно, но все же сравнительно неплохо документирована. Гораздо сложнее обстоит дело с предшественниками здания XVI в. Ведь историю монастыря и его первых построек следует вести с начала XV в. Новгородская летопись под 1412 г. сообщают о постройке деревянной Троицкой церкви на Клопске. Монастырь к этому времени, надо полагать, уже существовал. Деревянный храм просуществовал около 7 лет. В 1419 г. его заменил новый, теперь уже каменный храм, возведенный при игумене Феодосии всего за 60 дней (НПЛ). Образцом, которому следовали строители, письменные источники называют церковь Николы на Лятке. Летопись отмечает важную функциональную черту храма 1419 г. - наличие подцерковья, что возможно связано с ориентацией на указанный образец. Подклет в новгородском храмовом строительстве получает распространение со второй половины XV в. и его столь раннее появление, фиксируемое летописью, как и другие особенности исчезнувшего храма 1419 г. требовали проверки, прежде всего средствами архитектурной археологии.

Раскопки, проведенные в 1988-89 гг., прояснили некоторые вопросы, касающиеся судьбы первого каменного храма. Выяснилось, что при строительстве собора XVI в. кладка первоначальной постройки была почти полностью выбрана вместе с фундаментами. Удалось зафиксировать только два небольших фрагмента кладки начала XV в.
Храм в честь преподобного Михаила Клопского
2005 г.
Храм в честь святителя Николая Чудотворца
1581 г.
Никольская церковь с трапезной палатой Клопского монастыря - уникальный памятник XVI века - в настоящее время находится в катастрофическом положении, на грани полного разрушения. Насколько ухудшилось его состояние с послевоенного периода, можно увидеть сравнив снимки 1948, 1965 и 1980-х гг. В 1960-е гг. рухнул свод трапезной палаты, в 1983 г. - западная стена. На грани обрушения свод церкви. В скором времени единственным методом исследования памятника останутся археологические раскопки. Начало натурного исследования памятника положил Л.Е. Красноречьев, занимавшийся в 1960-е гг. восстановлением Троицкого собора. Основываясь на прекрасном знании новгородской архитектуры XVI века, визуальном обследовании, изучении изобразительных материалов (гравюр, фотографий, изображения монастыря на южной стене придела Михаила Клопского в диаконнике Троицкого собора), Л.Е. Красноречьев выполнил первую графическую реконструкцию памятника в формах XVI века.

В пользу более ранней датировки Никольской церкви свидетельствуют следующие факты. Во-первых, в описи 1581-1582 гг. Троицкий собор назван вновь построенным («поставлен ново»), в то время как о Никольской церкви не сообщается. Во-вторых, описи монастыря XIX века упоминают 2 колокола, отлитые в 1531 г. с одинаковыми надписями: «Лета 7039 лит колокол сей в обитель живоначальныя Троицы и Чюдотворца Николая и к Покрову Пресвятыя Богородицы Святителю Михаилу...». В этой надписи особо выделено 2 главных Престола: св. Троицы и св. Николая Чудотворца, придельные же храмы Троицкого собора (имеется в виду церковь XV века) - Покровский и Михаила Клопского, названы после них. Отливка сразу двух колоколов - важное событие в монастырской жизни, и вполне логично, что оно было связано с сооружением трапезной палаты с храмом, где обычно устраивались звонницы в соответствии с правилами монашеского общежития. В-третьих, в сравнении с другими памятниками новгородской архитектуры XVI в. Никольская церковь обнаруживает наибольшее стилистическое сходство с Покровской церковью Троицкого Александро-Свирского монастыря. На это обращают внимание Е.Л. Турова, Н.Н. Кузьмина и другие исследователи. Автор Жития Александра Свирского, его ученик Иродион, свидетель строительства двух каменных храмов в монастыре, сообщает о том, что Покровская церковь с трапезой была заложена незадолго до смерти святого, последовавшей в 1533 г. Д.А. Петров, не доверяя житийному рассказу, относит Покровскую церковь к 1580-м гг., основываясь на композиционных и архитектурно-декоративных особенностях памятника. Если принять дату строительства Покровской церкви, исходя из житийного рассказа, то можно предположить, что трапезная с храмом Клопского монастыря была сооружена несколько ранее и послужила для него образцом. Таким образом, хронологические рамки строительства Никольской церкви с трапезной можно отнести к 1530-1570-м гг.

Документальные источники, изобразительный материал, а также натурные данные позволяют выделить несколько основных этапов перестроек памятника. Первый этап можно отнести к 1630-м гг. В 1580 г. монастырь был захвачен войсками Стефана Батория, вплотную приблизившегося к Новгороду, а в 1611 г. - отрядом шведского военачальника Самуила Коброна. И хотя в Описи Новгорода 1617 г. говорится только о разграблении монастырской ризницы шведами, можно предполагать, что и храмы пострадали в это смутное тяжелое время. Известно, что в 1632 г. игумен Никодим с братиею обратились с челобитной к царю Михаилу Федоровичу, после чего из царской казны были отпущены на возобновление обители. Рисунок члена австрийского посольства Мейерберга, сделанный в 1661-1662 гг., зафиксировал, хотя и условно, архитектурный облик Никольской церкви с трапезной после перестройки 1630-х гг. Монастырь изображен с юго-запада, со стороны реки Веряжи. Оба фасада храма развернуты в одной плоскости, завершены восьмикратной кровли и одном главой. Трапезная имеет двускатное перекрытие, при этом коньковый брус размещен по оси восток-запад, что соответствует действительности. К 1630-м гг. предположительно можно отнести устройство восьмискатного завершения церкви. Для новгородской архитектуры XVI века характерно палаточное завершение, xoтя не исключено и восьмискатное (церкви Благовещения на Торгу, Сретения в Антониевом монастыре). Сравнение рисунка Мейерберга с изображением монастыря в приделе Михаила Клопского позволяет предположить, что во второй половине XVII века была осуществлена следующая перестройка церкви с трапезной палатой. В отличие от рисунка Мейерберга, настенное изображение более детально и реалистично. Храм представлен с четырех-скатным завершением. На фасадах четко показаны горизонтальные тяги и люнеты, расположенные по три на каждом фасаде в одном уровне над верхней горизонтальной тягой. Подобное расположение люнет предполагает, как наиболее вероятное, первоначальное палаточное завершение фасадов. В отличие от рисунка Мейерберга, трапезная представлена как протяженная на 10 оконных осей постройка К северному фасаду примыкает двухъярусная паперть с крыльцом, но по высоте равная трапезной. Первый ярус ее решен как открытая галерея, верхний - с большими проемами.

Судя по описям 1781 г. и XIX века, а также книге Н. Озерецковского начала XIX века, в западной части большого трапезного корпуса размещались настоятельские кельи. Для XVI века подобное совмещение братской трапезы и настоятельских келий было не характерно. К трапезному корпусу обычно примыкала келарская палата. Был ли западный объем пристроен к трапезному корпусу но второй половике XVII в., когда подобное функциональное совмещение здания становится нередким (церкви Благовещения в Николо-Розважском монастыре, Иоанна Богослова и Николо-Вяжищском) или являлся первоначальным, остается до конца неясным. Разрешить этот вопрос можно лишь с помощью археологических раскопок. Следующий строительный этап можно условно датировать XVIII веком. На гравюре, исполненной при игумене Герасиме Гайдукове в начале XIX века, а также гравюре XIX века с изображением Михаила Клопского, Никольская церковь представлена ярусной постройкой типа восьмерик на четвериковом основании. Восьмерик упоминается в приходо-расходных книгах под 1807 г. На гравюре начала Х1Х века фасады восьмерика оформлены сдвоенными пилястрами, а кровля показана с изломом - барочного типа. Тогда-то, вероятно, и был разобран верхний ярус храма. Большие работы по переустройству церкви и трапезного корпуса были осуществлены при игумене Герасиме Гайдукове (1807 -1817 гг.). В 1809 г. храм и настоятельские кельи были расписаны, в 1810-1812 гг. в верхнем помещении трапезного корпуса устроены приделы в честь Тихвинской иконы Божьей Матери и Иоанна воина. Братская трапеза была перенесена в нижний этаж корпуса, где размешались также кладовые, кухня, поварня, просвирня и братские кельи. В приделах были установлены новые резные иконостасы, вызолоченные червонным золотом. Внутреннему переустройству предшествовало «поновление» здания. Скорее всего, в этот период были растесаны окна в церкви и трапезном корпусе Большие окна с арочным завершением в церкви и в уровне второго этажа трапезного корпуса сохранились до настоящего времени. После пожара, случившегося в 1812 г., когда сгорели купол и крыши на церкви и настоятельском корпусе, все здание в 1813 году было перекрыто листовым железом. Следующий строительный этап по документальным материалам датируется 1850-1860 гг. Работы начались при игумене Дмитрии, который получил разрешение на исправление ветхости Никольской церкви настоятельского корпуса, и продолжились после его перевода в 1858 г. в Кириллов монастырь. В приходо-расходных книгах 1861-1862 гг. зафиксированы произведенные в эти годы работы в настоятельских покоях: устройство филенчатых дверей, отделка потолков, оклейка комнат шпалерами. Снаружи исправлялась штукатурка, чинились и красились кровли. К этому времени относится, вероятно, и растеска окон с лучковым завершением в уровне первого этажа настоятельского корпуса, а также кирпичная облицовка его северного фасада.

Последняя перестройка, повлиявшая на архитектурный облик здания относится к началу XX века. На фотографиях начала XX века 1930-х гг. церковь предстает без восьмерикового завершения. Четверик перекрыт четырехскатной кровлей с изломом. Над ней возвышается маленькая главка. После упразднения монастыря в 1920 г. судьба здания Новгородского Клопского монастыря складывалась непросто. До того, как в 1930-е гг. он был передан в ведение музея, стоял вопрос о полном его уничтожении. Именно тогда началось постепенное разрушение архитектурного памятника - была проведена разборка западной части настоятельского корпуса. Это отчетливо видно при сравнении фото-снимков дореволюционного периода и 1930-х гг. До настоящего времени уцелели: стены храма с алтарной апсидой и часть трапезного корпуса - четыре прясла. Пятое прясло представляет собой груду развалин. На фасадах церкви и южном фасаде трапезного корпуса сохранились первоначальные двухуступчатые лопатки, следы междуэтажной тяги, несколько оконных проемов, а также нишек с килевидным подвышением на лопатках. При обрушении штукатурки на южном фасаде трапезного корпуса на второй с востока лопатке обнаружились следы круглого окна XVI века. Кроме того, выяснилось, что лопатки в нижнем ярусе храма были стянуты арками с килевидным подвышением, а восточные стены трапезы были декорированы сдвоенными арочками с гирькой между ними. В пятах распалубок трапезного зала зафиксированы фигурные «подвески», выполненные из кирпича. В связи с разборкой верхних участков стен церкви остается невыясненным характер ее первоначального завершения.

Для графической реконструкции памятника в формах XVI века важным представляются поиски аналогий и тщательное изучение материалов исследований ближайшей аналогии - Покровской церкви Александро-Свирского монастыря. Сходство отмечается в плановых размерах, объёмно-пространственной композиции, в построении отдельных архитектурных форм, декоративном оформлении фасадов. А.Н. Милорадович, автор исследований и проекта реставрации Покровской церкви с трапезной, пришел к следующим важным выводам относительно ее первоначального архитектурного облика: все три сохранившиеся объема (церковь, трапезная и келарская) являются первоначальными, хотя впоследствии неоднократно перестраивались. Восьмискатное завершение фасадов, хорошо сохранившееся под поздними закладками, относится к XVII веку. Первоначальное завершение было в виде трех ярусов кокошника. Основания для кокошников вокруг барабана были обнаружены в процессе исследований Храм перекрыт сферическим куполом на тромпах, трапезная палата - коробовыми сводами, опирающимися на центральный столп и в угловых частях переходящими в сомкнутые. Звонница располагалась в угловой части между трапезной и келарской. Решения двух планов близки, но не идентичны. Аналогичны квадратные планы храма с одной алтарной апсидой и прямоугольные одностолпные помещения трапезной палаты, поставленные симметрично по продольной оси. Фасады трапезных палат аналогично разделены на пять прясел лопатками. В Покровской церкви келарская палата сдвинута относительно трапезной к северу и обходит частично ее северный фасад. В постройке Клопского монастыря западный объем, объединенный с трапезной палатой сенями, расположен строго по продольной оси, составляя единое целое с трапезным корпусом. При этом остается сомнение в первоначальности западного объема, занятого в XVIII - начале ХХ вв. настоятельскими кельями. Сомкнутый свод, перекрывающий помещение Никольской церкви, возможно, не является первоначальным и устроен в XVII веке вместе с восьмискатной кровлей. Нерешенным остается вопрос о характере завершения Никольской церкви. Л.Е. Красноречьев предполагает палаточную одноярусную форму покрытия, Н.И. Кузьмина, по аналогии с Покровской церковью, Никольским приделом церкви Никиты Мученика на Торговой стороне и Варлаама Хутынскога в Хутынском монастыре - палаточную трехъярусную. Что касается расположения звонницы в этом сложном комплексе, можно высказать осторожное предположение о двух возможных вариантах: существование в северо-западной угловой части храма внутристенной лестницы, ведущей в верхним ярус, возможно, указывав на использование разобранного верхнего яруса для звона Северная паперть, изображенная на стене Троицкого собора, представляла собой двухъярусную небольшую постройку с открытыми проемами. Верхний ярус ее вполне мог использоваться для подвески колоколов.


Контактная информация

Возврат к списку