Икона Божией Матери Казанская (Нижнеломовская)

8 / 21 Июля

Ка­зан­ская чу­до­твор­ная ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри, име­ну­е­мая Ниж­не­ло­мов­ской, яви­лась в 1643 го­ду близ го­ро­да Ниж­не­го Ло­мо­ва Пен­зен­ской гу­бер­нии. 8 (21) июля некий ка­зак Ан­дрей Ми­хай­лов сын На­бо­ков уви­дел Ка­зан­скую ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри, сто­яв­шую на пне воз­ле ис­точ­ни­ка, и до­ло­жил об этом во­е­во­де. Од­на­ко тот не по­ве­рил в чу­дес­ное яв­ле­ние ико­ны в ди­ком бо­ло­ти­стом ме­сте, за что и был на­ка­зан тя­же­лой бо­лез­нью сы­на. Осо­знав свой грех, во­е­во­да вме­сте со свя­щен­но­слу­жи­те­ля­ми го­ро­да от­пра­вил­ся крест­ным хо­дом в глу­хо­мань, где на ме­сте яв­ле­ния свя­то­го об­ра­за был со­вер­шен мо­ле­бен. За­ступ­ле­ни­ем Ца­ри­цы Небес­ной сын во­е­во­ды чу­дес­ным об­ра­зом ис­це­лил­ся.

Поз­же по­сле­до­ва­ли и дру­гие чу­де­са, по­сле че­го го­ро­жане окон­ча­тель­но уве­ри­лись в том, что ико­на чу­до­твор­ная. В 1644 го­ду на ме­сте яв­ле­ния по­ста­ви­ли де­ре­вян­ную ча­сов­ню, ку­да был по­ме­щен чу­до­твор­ный об­раз, а в 1648 го­ду, по хо­да­тай­ству мест­но­го на­се­ле­ния на этом ме­сте был воз­ве­ден храм. Позд­нее при церк­ви был устро­ен мо­на­стырь. Муж­ской Ка­зан­ско-Бо­го­ро­диц­кий мо­на­стырь стал ши­ро­ко из­ве­стен в Рос­сии и про­су­ще­ство­вал до 30-х го­дов ХХ сто­ле­тия.

В 1709 го­ду в Ка­зан­ском мо­на­сты­ре про­изо­шел по­жар, уни­что­жив­ший все де­ре­вян­ные по­строй­ки, но чу­до­твор­ная ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри бы­ла спа­се­на. В глав­ном, Ка­зан­ском со­бо­ре вновь от­стро­ен­но­го, уже ка­мен­но­го, мо­на­сты­ря, в ниж­нем яру­се пя­ти­ярус­но­го ико­но­ста­са, по ле­вую сто­ро­ну от цар­ских врат и бы­ла по­ме­ще­на чу­до­твор­ная Ка­зан­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри. Об­раз древ­ней жи­во­пи­си си­ял зо­ло­тым окла­дом, се­реб­ря­ной ко­ро­ной, усы­пан­ной 84 круп­ны­ми и мел­ки­ми брил­ли­ан­та­ми. На клей­мах по сто­ро­нам ико­ны бы­ли по­ме­ще­ны изо­бра­же­ния, ука­зы­вав­шие на яв­лен­ные Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цей чу­де­са.

Чу­до­твор­ный Ниж­не­ло­мов­ский об­раз по­чи­тал­ся не толь­ко в Пен­зен­ской, но и в Там­бов­ской и Са­ра­тов­ской гу­бер­ни­ях, ку­да ча­сто и на­дол­го бра­ли ико­ну.

По­сле страш­ных бо­го­бор­че­ских лет на­ча­ла XX сто­ле­тия от неко­гда бо­га­то­го, зна­ме­ни­то­го да­ле­ко за пре­де­ла­ми сво­ей гу­бер­нии мо­на­сты­ря оста­лись лишь ру­и­ны ар­хи­манд­рит­ско­го кор­пу­са. Счи­та­лась без­воз­врат­но утра­чен­ной и чу­до­твор­ная Ка­зан­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри. Со­хра­ня­лась лишь ли­то­гра­фи­че­ская ко­пия чу­до­твор­но­го об­ра­за. Сле­ды ико­ны за­те­ря­лись в те го­ды, ко­гда но­вая власть в пе­ри­од сви­реп­ство­вав­ше­го в 20-е го­ды по всей стране го­ло­да при­ня­лась разо­рять и уни­что­жать мо­на­сты­ри и хра­мы по всей Рос­сии.

Но на­деж­да пра­во­слав­ных лю­дей на воз­вра­ще­ние свя­ты­ни ни­ко­гда не по­ки­да­ла их сер­дец. И вот 26 ап­ре­ля 2008 го­да, в Страст­ную Суб­бо­ту, в са­мый ка­нун Свя­той Пас­хи, чу­до­твор­ный Ка­зан­ский об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы сно­ва за­нял свое ме­сто во вновь по­стро­ен­ном хра­ме, освя­щен­ном в его честь, Ка­зан­ско­го Бо­го­ро­диц­ко­го муж­ско­го мо­на­сты­ря. Ока­зы­ва­ет­ся, в те­че­ние се­ми­де­ся­ти лет ико­ну, спа­сая от по­ру­га­ния, бла­го­го­вей­но хра­ни­ли в се­мье рас­стре­лян­но­го в 30-е го­ды мест­но­го ико­но­пис­ца А.И. Кли­мо­ва.

Ныне чу­до­твор­ный Ниж­не­ло­мов­ский Ка­зан­ский об­раз Бо­жи­ей Ма­те­ри яв­ля­ет­ся глав­ной пра­во­слав­ной свя­ты­ней Пен­зен­ской об­ла­сти.

Почитание святыни в Нижнеломовском Казанско-Богородицком мужском монастыре

Икона Божией Матери «Ломовская» по преданию обретена в водах реки Угры. Разломанные части образа, ничем не скрепленные, плыли вместе, этим объясняется ее название. Издавна широко почитается в Калужской земле и за ее пределами  благодаря множеству исцелений и чудес. В 1876 году иеромонах Леонид (Кавелин) в своей книге «История Церкви в пределах нынешней Калужской губернии» сообщает: «В селе Рождества нынешнего Медынского уезда находится прославленный образ Божией Матери, именуемый «Ломовской». Местом пребывания иконы был древний деревянный храм во имя Рождества Христова. Рядом с ним в 1906 году усилиями священника Сергия Комарова и московского фабриканта Ивана Орлова, вышедшего из местных крестьян, возведен каменный храм. В подписных листах, сохранивших имена жертвователей, стоит и дорогое для православных христиан имя прот. Иоанна Сергеева – святого праведного Иоанна Кронштадского, внесшего 100 рублей на строительство храма рядом с местом обретения иконы. Это свидетельствует о том, что святой знал о чудотворном образе Божией Матери «Ломовская».

В 1898 году на противоположном от села Рождества берегу открылась Свято-Никольская женская обитель, основанная иеромонахом Герасимом. В ней с девических лет подвизалась монахиня Ангелина (Фролова), которая сберегла святой образ в годы гонений. Свято-Никольский монастырь в 20-е годы прошлого века был закрыт, полностью разорен и ныне не существует. Некоторым монахиням, сосланным в лагеря, удалось вернуться, среди них была и мать Ангелина.

 Поселились они неподалеку от Христорождественского храма, а после закрытия остались жить в том же маленьком домике, пряча в шифоньере завернутую в простынное полотно икону. Во время наступления немцев в 1942 году все жилые дома в селе Рождество были уничтожены, но храм, подвалы которого стали убежищем от шквального огня,  уцелел и сохранил жизнь монахиням, прятавшимся здесь вместе с чудотворным образом. После войны он был открыт, и вновь многие верующие из Москвы, Калуги, других городов и сел России приезжали поклониться и попросить помощи у Небесной Заступницы перед Ее чудотворным образом. Более десяти лет звучала в храме молитва, но в 50-годы его снова закрыли.

Долгое время мон. Ангелина как прежде прятала икону у себя в доме. В 1972 году по просьбе настоятеля храма Рождества Пресвятой Богородицы, ныне епископа Аркадия (Афонина) она передала святыню в Барятино и через четыре года в возрасте 83 лет мирно отошла ко Господу.

Дата обретения иконы Божией Матери «Ломовская» пока остается неизвестной, но если взять во внимание форму некогда принесенных в дар Матери Божией и прикрепленных к ризе крестов, можно предположить, что она была почитаема староверами, которые, как известно, признают только дониконовские иконы.

Насельницы монастыря свидетельствуют о многочисленных случаях оказания чудесной помощи после молитвенных обращений страждущих к Царице Небесной. Из них самым известным и имеющим наибольшее число свидетелей является факт возвращения иконы после ограбления храма, совершенного в ночь Индикта 1997 года.
Святотатцы взломали южные металлические врата и проникли в четверик, разбив стеклянное оконце во второй, деревянной, двери. Не станем перечислять, что они похитили. Предметы церковной утвари, богослужебные книги, другие иконы, все можно восполнить, кроме главной святыни – чудотворного образа Божией Матери. Двоих грабителей скоро поймали, а третий, скрывшийся в Казахстан, оказался для милиции недосягаем. Матушка настоятельница поехала в Оптину Пустынь к схиигумену Илию с вопросом, как жить с такой бедой. Батюшка ответил просто: «Горе горюйте, а дело делайте». Вернувшись из Оптиной, матушка передала сестрам благословение старца, а от себя добавила: «Вот вернется икона, сразу службу Матери Божией составим».  
Так и жили: постились, плакали, молились… Прошло немногим больше полутора лет. 3 мая 1999 года начали составлять службу, хотя никаких известий об иконе не поступало. Но 4 мая часов вечером позвонил настоятель храма из г. Юхнова: «Я вчера купил в Калуге икону, очень похожую на вашу, украденную. Приезжайте посмотреть!»
Боялись поверить. Однако утром 5 мая поехали в Юхнов. В храме на аналое лежала икона,  убранная цветами.  Наша, родная! Серебряная риза и золотое шитье были сняты, украдены, и мы впервые увидели разлом правее лика Спасителя. Впрочем, и без этой неоспоримой приметы ошибку следовало сразу исключить: неканоническое письмо, живопись делают икону легко узнаваемой. Батюшка рассказал, как 3 мая он зашел посмотреть оклады для икон в небольшом магазине антиквариата на Калужском рынке и увидел нашу икону среди прочих выставленных на продажу. Попросил показать ближе и осторожно спросил, не краденая ли она. «Нет, - заверил  продавец, - бабулька принесла, платите 300 рублей, и она ваша». Батюшка заплатил, но не забрал, так как был без машины. На другой день помчался в Калугу, взял икону, вернулся в  храм  и позвонил в Барятино.
25 июня вновь обретенный образ Матери Божией вернулся в обитель. Такого праздника в Барятине не было никогда. Духовенство, монашествующие, многочисленные гости, прихожане, паломники под ликующий колокольный звон вышли далеко за деревенскую околицу навстречу святыне. Икону доставил в Барятино викарий Калужской епархии епископ Георгий. Ее несли по дороге, устилаемой живыми цветами для Матери Божией, возвращавшейся в родной дом. Храм не смог вместить всех участников крестного хода. Накануне на всенощном бдении и утром на Божественной литургии впервые звучали стихиры, тропарь, кондак, величание, канон, молитва Божией Матери из написанной к празднику службы. Слезы радости блестели на лицах молящихся. После литургии и благодарственного молебна люди прикладывались к иконе и молились перед чудотворным образом допоздна.
Милостью Божией после возвращения чудотворного образа в нашем храме произошли большие и давно желанные перемены. Сделан капитальный ремонт внутри, весной 2007 года закончена роспись всех помещений, что при нашей бедности тоже можно отнести к чуду. Перед образом Матери Божией «Ломовская» снова множество подарков от благодарных просителей, чьи молитвы услышаны и прошения исполнены.