Священномученик Иоанн Парусников

18 Февраля / 3 Марта (311-й день после Пасхи) 7 марта (22 февраля) в невисокосный год / 6 марта (22 февраля) в високосный год
20 Января / 2 Февраля (281-й день после Пасхи) Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

Свя­щен­но­му­че­ник Иоанн ро­дил­ся 2 июня 1869 го­да в се­ле За­ха­ро­во Клин­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье диа­ко­на Ва­си­лия Па­рус­ни­ко­ва. В 1890 го­ду он окон­чил Мос­ков­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и был учи­те­лем в цер­ков­но­при­ход­ских шко­лах. 2 мар­та 1892 го­да он был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка и слу­жил на раз­ных при­хо­дах Мос­ков­ской епар­хии до дня сво­е­го аре­ста. В 1916 го­ду он был на­граж­ден на­перс­ным кре­стом, в 1920 го­ду воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея, в 1924 го­ду на­граж­ден на­перс­ным кре­стом с укра­ше­ни­я­ми, в 1931 го­ду — мит­рой.В 1934 го­ду про­то­и­е­рей Иоанн был на­зна­чен на­сто­я­те­лем Успен­ско­го хра­ма в се­ле Успен­ском Но­гин­ско­го рай­о­на. Успен­ский храм был вы­стро­ен в 1756 го­ду и за пол­то­ра сто­ле­тия тща­ни­ем при­хо­жан бо­га­то укра­шен и имел бо­га­тую риз­ни­цу. В ян­ва­ре 1930 го­да храм был за­крыт и об­ра­щен в клуб, и риз­ни­ца бы­ла раз­граб­ле­на. В июле 1930 го­да вла­сти воз­вра­ти­ли храм пра­во­слав­ной об­щине, мно­гое из то­го, что бы­ло в нем рань­ше, ис­чез­ло, но для слу­же­ния все необ­хо­ди­мое бы­ло най­де­но.Через неко­то­рое вре­мя отец Иоанн был пе­ре­ве­ден в храм Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы в се­ле Несте­ро­во Оре­хо­во-Зу­ев­ско­го рай­о­на, где так­же столк­нул­ся с тем, что вла­сти ис­поль­зо­ва­ли лю­бой слу­чай для пре­сле­до­ва­ний. Из несте­ров­ской церк­ви гра­би­те­ля­ми бы­ли по­хи­ще­ны ри­зы с икон и да­ро­но­си­ца. По­сколь­ку все, что на­хо­ди­лось в хра­ме, вклю­чая и пред­ме­ты бо­го­слу­жеб­ные, по со­вет­ско­му за­ко­но­да­тель­ству при­над­ле­жа­ло го­су­дар­ству, то вла­сти под угро­зой уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния по­тре­бо­ва­ли от свя­щен­ни­ка воз­вра­ще­ния го­су­дар­ству сто­и­мо­сти по­хи­щен­ных пред­ме­тов, и цер­ков­ной об­щине из-за от­сут­ствия средств при­шлось про­сить от­сро­чить вы­пла­ту.В ок­тяб­ре 1937 го­да со­труд­ни­ки НКВД до­про­си­ли де­жур­ных сви­де­те­лей — пред­се­да­те­ля несте­ров­ско­го кол­хо­за и мест­но­го ком­со­моль­ца, ко­то­рые под­пи­са­ли тре­бу­е­мые сле­до­ва­те­ля­ми по­ка­за­ния. 10 фев­ра­ля 1938 го­да отец Иоанн был аре­сто­ван и за­клю­чен в Та­ган­скую тюрь­му в Москве.— След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, что вы, бу­дучи на­стро­е­ны про­тив со­вет­ской вла­сти и ВКП(б), ве­ли сре­ди кол­хоз­ни­ков ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию. При­зна­е­те это? — спро­сил свя­щен­ни­ка сле­до­ва­тель.— Это я от­ри­цаю. Сре­ди кол­хоз­ни­ков ни­ка­кой аги­та­ции не вел. Не от­ри­цаю, что, со­би­ра­ясь на ули­це и в дру­гих ме­стах, кол­хоз­ни­ки вы­ра­жа­ли недо­воль­ство со­вет­ской вла­стью. Ино­гда кто-ни­будь ве­зет ме­ня ку­да-ли­бо на ло­ша­ди и вы­ра­жа­ет свое недо­воль­ство. Та­кие слу­чаи бы­ва­ли и на по­мин­ках.— 19 ок­тяб­ря 1937 го­да вы ве­ли аги­та­цию сре­ди кол­хоз­ни­ков в контр­ре­во­лю­ци­он­ном ду­хе?— Это­го я не при­знаю.— Ле­том 1937 го­да вы в де­ревне вы­ра­жа­ли недо­воль­ство со­вет­ской вла­стью, а так­же контр­ре­во­лю­ци­он­но-на­стро­ен­но го­во­ри­ли от­но­си­тель­но бу­ду­щей вой­ны?— Это я со­вер­шен­но от­ри­цаю.17 фев­ра­ля 1938 го­да след­ствие бы­ло за­кон­че­но, и 19 фев­ра­ля трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Иоан­на к рас­стре­лу. Про­то­и­е­рей Иоанн Па­рус­ни­ков был рас­стре­лян 7 мар­та 1938 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.

Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Фев­раль».Тверь. 2005. С. 357-359

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Почитание святого в Коломенском Брусенском монастыре в честь Успения Божией Матери

Священномученик Иоанн (Парусников) родился 2 июня 1869 года в селе Захарово Клинского уезда Московской губернии в семье диакона Василия Парусникова. В 11 лет поступил и в 1890 году он окончил Московскую Духовную семинарию и  поступил учителем церковноприходской школы в с.Сурмино Дмитровского уезда. Был женат на Александре Алексеевне (1872 г. р.) и имел пятерых детей: Глафиру (1893 г. р.), Виктора (1894 г. р.), Людмилу (1896 г. р.), Александру (1902 г. р.), Василия (1904 г. р.). 2 марта 1892 году рукоположен во священника и назначен настоятелем Покровской церкви погоста Красна Коломенского благочиния. В приходе были земские школы: Дубровская и Елинская (в с.Елино), учреждены в 1897 г. и 1901 г. о.Иоанн преподавал Закон Божий в Елинской школе.  В 1896 г., в возрасте 27 лет, определён на священническую вакансию в Успенский Брусенский женский монастырь, где с 1900 г. был заведующим и законоучителем монастырской школы для девочек. С 1903 г. был постоянным членом Коломенского уездного отделения Кирилло-Мефодиевского братства. С 1903 по 1908 г. безвозмездно преподавал Закон Божий в Коломенской воскресной школе. В 1899 г. награждён набедренником, в 1904 г. скуфьёй, в 1908 г. камилавкой, в 1909 г. медалью в память 25-летия церковноприходских школ. В  1909 г. в школе  обучались 56 девочек. В 1920 году возведен в сан протоиерея. После закрытия монастыря в 1921 году до 1934 года сведения о месте службы о.Иоанн не найдены, однако в 1924 году он был  награжден наперсным крестом с украшениями, в 1931 году – митрой.

В 1934 году протоиерей Иоанн был назначен настоятелем Успенского храма в селе Успенском Ногинского района. Успенский храм был выстроен в 1756 году и за полтора столетия тщанием прихожан богато украшен и имел богатую ризницу. В январе 1930 года храм был закрыт и обращен в клуб, и ризница была разграблена. В июле 1930 года власти возвратили храм православной общине, многое из того, что было в нем раньше, исчезло, но для служения все необходимое было найдено.

В 1936 году отец Иоанн был переведен в храм Рождества Богородицы в селе Нестерово Орехово-Зуевского района, где также столкнулся с тем, что власти использовали любой случай для преследований. Из Нестеровской церкви накануне грабителями были похищены ризы с икон и дароносица. Поскольку все, что находилось в храме, включая и предметы богослужебные, по советскому законодательству принадлежало государству, то власти под угрозой уголовного преследования потребовали от священника возвращения государству стоимости похищенных предметов, и церковной общине из-за отсутствия средств пришлось просить отсрочить выплату.

По ложным доносам священники храма были арестованы и расстреляны. Семьи подвергались преследованию. Очевидно поэтому о.Иоанн приехал без семьи. Жена Анна Алексеевна с сыновьями жила в Москве, дочери со своими семьями в Пензе.

Готовясь арестовать отца Иоанна, следователи 22 октября 1937 года допросили двух лжесвидетелей: председателя Нестеровского колхоза и председателя Фёдоровского сельсовета. Имея на руках показания лжесвидетелей, власти, тем не менее, арестовали отца Иоанна только через несколько месяцев – 10 февраля 1938 года. При обыске у него изъяли шесть фотокарточек и переписку. В графе анкеты «семейное положение» о.Иоанн указал – «одинокий», и указал, что «бывшая  жена»  в Москве.

К моменту ареста отец Иоанн уже с трудом передвигался. Даже в следственном деле, после перечисления его болезней, записано «Здоровья слабого. Далеко передвигаться не может». Тем нелепее и бессовестней выглядят показания так называемых «свидетелей».

Из свидетельских показаний председателя Нестеровского колхоза У. В. К.:«В 1937 г. Парусников часто среди односельчан заявлял: «…Хотя войны мы не хотим, но она скоро начнется. Во время войны народ весь пойдет против соввласти и защищать ее не будет. Плохо после войны достанется коммунистам и советским работникам, всех их уничтожим. …Большевики только и знают, что грабят народ налогами и самообложениям и когда только прекратиться грабиловка честного народа со стороны Соввласти – я не знаю. Видимо народ освободится из-под гнета соввласти тогда, когда сюда придут иностранцы и водворят у нас в стране порядок»».

Но особо в этот раз отличился в своих вымыслах председатель Фёдоровского сельсовета.

Из свидетельских показаний председателя Фёдоровского сельсовета М. Н. П.: «Летом 1937 г. среди жителей дер. Федорово Парусников заявлял: «…Коммунисты стали хуже чем раньше были жандармы. Смотрите как они обнаглели. За время как убили Кирова начали день и ночь растреливать хороших людей, которые действительно были преданы делу рабочего класса, как Пятаков, Зиновьев, Каменев и др. Эти люди были действительно защитниками интересов трудящихся. А, вот, непонравились они большевикам, их и растреляли… Вот если бы я мог пробраться за стены Кремля, конечно, я бы сам своею рукой растрелял бы руководителя партии и советской власти. Если бы это было-бы возложено на меня, я бы смог это выполнить в любое время»».

14 февраля отец Иоанн был единственный раз допрошен. Расспросив о происхождении и имущественном положении отца Иоанна, следователь спросил его:

«Вопрос: Следствие располагает данными, что вы будуче настроен против Сов.власти и ВКП/б среди колхозников вели к-р агитацию. Признаете-ли вы это?

Ответ: Это я отрицаю среди колхозников никакой к-р. агитации я не вел. Не отрицаю того-что неоднакратно собирались на улице и в других местах и колхозники выражали недовольство Советской властью. Иногда это было так примерно при перевозке меня куда либо на лошади, перевозивший выражал свое недовольство, также были случаи на поминках.

Вопрос: 19-го Октября 1937 года среди колхозников вы вели агитацию в к-р. духе. Признаете-ли вы это?

Ответ: Этого я не признаю т-к. в Октябре 1937 года я среди колхозников в к-р. духе ничего не говорил.

Вопрос: Летом 1937 года вы в деревне выражали недовольство Сов.властью, а также в к-р. настроениях говорили по вопросу будущей войны?

Ответ: Это я совершенно отрицаю по вопросу будущей войны летом 1937 года я ничего не говорил.

Вопрос: Вы говорите неправду т-к. в Январе 1938 года с колхозником по имени Никифор вели к-р. разговор. Признаете-ли вы это?

Ответ: Да я это признаю, в Январе с колхозником по имени Никифор у нас был разговор на к-р. тему.

Допрошенный в качестве обвиняемого Парусников И. В. Виновным себя не признал. Уличается показаниями свидетелей.

На основании изложенного, обвиняется в том, что, являясь враждебно настроенным к соввластии и ВКП/б/ проводил среди окружающего населения к-р террористическую агитацию, провоцировал слухи о войне, выступал в защиту врагов народа, клеветал на ВКП (б), членов Соввправительства и вождя партии и высказывал по их адресу к-р террористические настроения. Следственное дело № 251 по обвинению Парусникова Ивана Васильевича представить на Тройку УНКВД МО».

17 февраля 1938 года следствие было закончено, и 19 февраля тройка НКВД приговорила отца Иоанна к расстрелу. Протоиерей Иоанн Парусников был расстрелян 7 марта 1938 года, в возрасте 69 лет, и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой. Всего в этот день в рамках приказа НКВД № 00447 ("антикулацкая операция ") было расстреляно 312 человек в возрасте от 15 до 76 лет, разных национальностей, званий и профессий. Все осужденные «особой тройкой» УНКВД Московской обл.  за «антисоветские разговоры».

Определением Священного Синода от 1 октября 2004 года протоиерей Иоанн Парусников причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских. Память его совершается 7 марта по н. с.