В Иоанно-Предтеченском монастыре состоялся семинар на тему «Поставление игуменов в Византии»

30 мая 2018 года в Иоанно-Предтеченском ставропигиальном женском монастыре состоялся очередной семинар проекта «Монашество в истории».

Анна Борисовна Ванькова – кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра истории Византии и восточнохристианской культуры Института всеобщей истории РАН – представила исследование, посвященное проблеме поставления игуменов в Византии на протяжении всего времени существования Империи Ромеев, т. е. с ІV по XV век.

В основу исследования были положены многочисленные уставные документы: типики, завещания, памятные записки и т. п., содержащие сведения об устроении жизни византийских обителей, в частности – правила, определяющие порядок избрания нового игумена, что и стало главным предметом рассмотрения для А.Б. Ваньковой. Исследователь обратила внимание аудитории на то, что ею были рассмотрены не только собственно византийские документы, но и типики обителей, формально находившихся в момент основания (или написания устава) на территории, не подконтрольной византийским императорам, например, на Сицилии, в Палестине и т. д. Разумеется, и эти монастыри принадлежали византийской традиции и в этом смысле были, безусловно, византийскими. Кроме того, автором были привлечены и законодательство императора Юстиниана І, соборные постановления, а также отдельные агиографические памятники, уставы и письма, относящиеся к ранневизантийскому периоду.


Вначале А.Б. Ванькова познакомила аудиторию с различными типами византийских монастырей (в зависимости от их подчинения). Византия знала монастыри царские, ставропигиальные (патриаршие), епархиальные, ктиторские или принадлежащие частным лицам, харистикарные (жалованные, переданные в хозяйственное управление светскому лицу) и независимые. Каждому из типов была дана достаточно пространная характеристика, содержащая отсылки к различным документам. 

Затем докладчица обратилась к проблеме поставления игумена, выделив (с опорой на известный труд бенедиктинца Пласида де Местра) несколько основных типов избрания или назначения игумена, характерных для «византийского тысячелетия». Интересно, что каждый из таких типов подразумевает различные варианты. Так, назначение игумена, прежде всего, могло подразумевать следующую ситуацию (запечатленную как в типиках, так и в агиографических сочинениях): игумен незадолго до своей кончины сам назначал себе преемника. Однако в ктиторских обителях правом назначения игумена мог пользоваться сам ктитор или его наследники (впрочем, как указала А.Б. Ванькова, степень участия ктиторов в такого рода назначении не всегда была значительна). Наконец, правом назначать игумена, по крайней мере, в известных случаях, могли пользоваться патриархи и епископы в подчиненных им обителях. 

Не менее широко распространенным был другой тип выдвижения на должность игумена: выборы путем голосования. Где-то в этих выборах участвовала вся братия без каких-либо исключений, где-то – лишь часть братии. В некоторых случаях наблюдается двухступенчатая система избрания игумена: сначала избиралось несколько кандидатов на эту должность, а затем из их числа выбирали игумена (здесь мог использоваться и выбор по жребию). Существовали и некоторые менее распространенные практики избрания игумена.

А.Б. Ванькова представила тщательный разбор свидетельств источников ІV–XV вв. о назначении игуменом преемника. Немаловажно, что монастырь передавался в управление такому преемнику и как юридическая единица. В документах также содержатся указания на то, что игумен нередко выбирал себе преемника не единолично, а согласовывая такое назначение с частью братии – или даже со всеми монахами обители. Среди прочих свидетельств А.Б. Ванькова привела и интереснейшие сведения из типика императора Иоанна ІІ Комнина, составленного им для константинопольского монастыря Пантократора (XІІ в.): согласно этому типику, игумен должен был оставить три имени возможных кандидатов на игуменский пост, каковые и обнародовались по его кончине, дабы братия могла выбрать из них одного. В случае отсутствия согласия по этому вопросу разрешить спор доверяли жребию: неграмотный инок должен был взять с алтаря один из трех листов с написанными на них именами. Впрочем, окончательное решение в спорной ситуации оставалось за императором – ктитором обители Пантократора.

А.Б. Ванькова детально рассмотрела и различные варианты назначения игуменов ктиторами. Целый ряд типиков ограничивал право ктитора назначать игумена основанной им обители сроком жизни самого создателя монастыря; по кончине ктитора процедура назначения изменялась. Впрочем, известны и случаи наследования этого права (хотя оно и ограничивалось необходимостью согласовывать решение с братией обители). Для позднего времени известны своего рода «смешанные» формы поставления, когда новый игумен, выдвинутый прежним настоятелем по согласованию с братией, должен был получить утверждение от ктитора (таков, в частности, был порядок в конце XV века в афонском монастыре Кутлумуш). По кончине ктитора чаще всего вступал в силу один из распространенных способов поставления нового игумена: назначение преемника или избрание братией.

Именно избрание братией, судя по числу дошедших до нас документов, представляет собой второй, не менее распространенный, чем назначение преемника, способ поставления нового игумена. Разумеется, зачастую речь идет не обо всей братии, а о самых видных ее представителях (их качества не всегда описываются сколько-нибудь подробно, однако встречаются, например, такие характеристики: «наиболее выдающиеся и благоговейные монахи», «лучшие, добродетельные и ученые братья» и т. п.). Исследователь обратила также внимание на то, что процедура избрания могла быть задействована в качестве альтернативной, если игумен по тем или иным причинам не успевал при жизни подобрать себе преемника.


Далее было рассказано и о не совсем обычных видах назначения настоятелей: например, коллегиальном управлении обителью, а также избрании «начальника» подчиненной кириархальному монастырю келлии и выборах настоятелей в монастырях агломерации, зависимых от центральной обители. Это, несомненно, не вполне подпадает под определение назначения именно игумена, однако позволяет себе представить все разнообразие форм такого рода процедур.

Рассмотрев все эти типы поставления игуменов в Византии, А.Б. Ванькова обратилась к данным законодательства Империи, а также церковных канонов. Законы императора Юстиниана говорят об избрании игумена монахами (единогласном или простым большинством), однако этот выбор должен был получить утверждение от местного епископа (или от патриарха и местных епископов). Впрочем, можно встретить и указание на выбор из нескольких кандидатов, осуществляемый епископом. По-видимому, в отношении этого вопроса наблюдались некоторые колебания, однако возобладало правило, предполагавшее избрание игумена братией с последующим утверждением епископом.

По наблюдению автора исследования, типики, напротив, стремятся оградить независимость монастыря от посягательств местных властей, как светской, так и церковной. Лишь некоторые уставные документы предполагают утверждение или благословение новоизбранного (или новоназначенного) игумена епископом, митрополитом или патриархом. Однако А.Б. Ванькова считает возможным увидеть в этом стремлении ограничить власть епископа над монастырем свидетельство того, что попытки вмешиваться в жизнь обителей со стороны епископов не прекращались, что и породило соответствующую реакцию в виде известных положений типиков.

Докладчица также познакомила аудиторию с различными наименованиями самого вступления игумена в должность (любопытно, что в некоторых документах говорится о «хиротонии» игумена – разумеется, не в сакраментальном смысле). Особое внимание она уделила самой процедуре введения игумена в должность: типики монастырей содержат достаточно подробные описания этой процедуры, в которой важную роль играли вручение собственно типика обители и, конечно же, игуменского посоха.

По мнению А.Б. Ваньковой, высказанному в завершение выступления, примерно 40 % монастырей избирали игумена, еще в 40 % игумена назначал его предшественник, и примерно 20 % приходится на другие формы поставления игумена. В то же время очевидно, что в одних и тех же обителях, как было сказано ранее, могли в зависимости от обстоятельств использоваться различные типы назначения и/или избрания.

Затем состоялась содержательная дискуссия, в процессе которой участники семинара задали вопросы, позволившие уточнить некоторые положения доклада. Кроме того, был высказан ряд соображений о различиях русской традиции назначения настоятелей последних трех столетий и византийских обычаев, столь детально и на столь обширном материале описанных А.Б. Ваньковой. При этом участники семинара привели важные примеры из прошлого и настоящего русских обителей, которые могут служить любопытной параллелью тому, что было описано в представленном на семинаре исследовании. В заключение организаторы семинара поблагодарили А.Б. Ванькову и всех присутствовавших за столь интересный обмен мнениями и анонсировали публикацию исследования о поставлении игуменов в Византии в сборнике, куда будут включены материалы мероприятий проекта «Монашество в истории».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ