В Троице-Сергиевой лавре отметили день памяти преподобного Максима Грека

3 февраля 2019 года, в Неделю 36-ю по Пятидесятнице, в Свято-Троицкой Сергиевой лавре отметили день памяти преподобного Максима Грека, святые мощи которого почивают в Трапезном храме обители после их обретения в 1996 году.  

В этот день Божественную литургию в Трапезном храме преподобного Сергия Радонежского совершили председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству, наместник Троице-Сергиевой лавры архиепископ Сергиево-Посадский Феогност и ректор Московской духовной академии архиепископ Верейский Амвросий.  

Высокопреосвященнейшим владыкам сослужила лаврская братия в священном сане.

Диаконский чин возглавил помощник председателя Отдела внешних церковных связей протодиакон Владимир Назаркин. 

Церковные песнопения исполнил смешанный хор Троице-Сергиевой лавры под управлением архимандрита Глеба (Кожевникова).  

По окончании Литургии архиепископ Феогност прочитал молитву перед мощами преподобного Максима Грека. Хор исполнил тропарь, кондак и величание святому исповеднику.

Затем владыка Феогност обратился к собравшимся с архипастырским словом, в котором подчеркнул, что примеры настоящего исповедничества живут в нашей памяти вечно. Исповедание христианской веры не может и не должно быть пустословием, отметил архиепископ Феогност. 

«Всякий человек ищет заступничества. Человек нерелигиозный ищет заступничества у людей, начальства, сильных мира сего – у тех, кто обладает властью и деньгами. Верующий человек ищет заступничества у Бога, Небесных Сил Бесплотных, святых, которые угодили Богу и к которым мы обращаемся с молитвами. Но для того, чтобы заслужить это заступничество, нужно вспомнить слова Христа Спасителя: “Кто исповедает Меня перед людьми, того исповедаю и Я перед Отцом Моим Небесным” (Мф. 10, 32). И не надо путать исповедание с декларацией. Человек может декларировать самые высокие, самые прекрасные истины, с которыми все согласны. Но наступает час исповедания – и он уходит. Он не готов исповедовать. Один из наших братьев совсем недавно был у Блаженнейшего Онуфрия, митрополита Киевского и всея Украины. Брат спросил: “Если будет такая ситуация, а я не пойду – скажу, что я болею?” Владыка ответил: “Нет. Ты должен проявить позицию и засвидетельствовать ее!” 

Какие простые, ясные и мудрые слова! Не надо ждать каких-то страшных гонений. Нужно просто исповедовать. Ненавязчиво, с любовью, но исповедовать свою веру, свои высокие истины и свои высокие идеалы. И в исповедании нужно избегать двух крайностей. Одна крайность, когда человек начинает обличать: вот я исповедую – а вы молчите! Вы трусы! Это крайность. Есть замечательные слова Христа Спасителя: “Когда исполните все, повеленное вам, говорите: мы рабы, ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать” (Лк. 17, 10). Когда мы на кого-то показываем одним пальцем, три пальца показывают на нас: посмотри, у него в глазу ты видишь сучок, но посмотри на бревно, которое в твоем глазу. А другая крайность, когда мы начинаем восхищаться своим исповеданием. Этих двух крайностей – когда мы обличаем и когда мы восхищаемся – нужно избегать. Нужно всегда благодарить Бога за то, что у нас есть возможность исповедовать», – заключил владыка Феогност.  

Краткая справка 

Преподобный Максим родился в 1470 году в Греции. Он получил прекрасное образование на острове Корфу и хотел баллотироваться в Совет острова, но не прошел выборы. Тогда он отправился во Флоренцию, где, впечатлившись проповедями знаменитого Джироламо Савонаролы, захотел уйти в монастырь. Он жил в монастыре Савонаролы до его казни, потом уехал в Ватопед и принял монашество. Когда московский Великий князь попросил Ватопедского игумена прислать ему монаха для перевода духовных книг, тот выбрал Максима. На Руси Максим перевел Толковую Псалтирь, исправлял богослужебные книги, создал библиотеку князя.  

Святой являлся учеником Савонаролы. Максим работал и наблюдал несправедливость в русском обществе. Взаимоотношения власти и народа он воспринимал как нехристианские. Максим постепенно стал критиковать власть и светскую элиту, а потом обратил внимание и на внутрицерковную полемику – спор между иосифлянами и нестяжателями. Ученый монах занял позицию нестяжателя. Но власть была на стороне иосифлян. Максим испортил отношения с государственной и церковной властями. По обвинению в ереси и связях с турецким правительством Максима осудили на Поместном Соборе. Его арестовали и заточили в главную обитель его оппонентов – Иосифо-Волоцкий монастырь. Там ученый греческий монах, сидя в тюрьме под надзором недоброжелателей, углем написал на стене камеры канон Святому Духу-Утешителю. Как еретик он не допускался до Евхаристии. Через 6 лет его перевели в другой монастырь тоже под арест. Условия там были легче. С него сняли обвинения в ереси и допустили к участию в Литургии. Спустя еще почти 20 лет после усиленных ходатайств Восточных Патриархов и Московского митрополита святителя Макария перед Иваном Грозным 80-летнему исповеднику разрешили поселиться на покой в Троице-Сергиевом монастыре. Он преставился 3 февраля 1556 года в день своего тезоименитства – день памяти преподобного Максима Исповедника. 

 

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ