«Церковь Христова непоколебимо исповедует, что именно Бог является Господином истории и никто не может восхитить Его место»

Святейший Патриарх Кирилл

19 декабря 2020 года, в день памяти святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в Александро-Невском скиту близ Переделкина. По окончании Литургии Предстоятель Русской Православной Церкви произнес проповедь.

Сегодня мы вспоминаем очень важную дату и важное событие в жизни Вселенской Церкви — день кончины святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, великого чудотворца, прославившегося во всей Вселенной.

Святитель Николай жил в начале IV века, когда гонения на Церковь прекратились, но разгорелись споры о природе Сына Божия. Во времена гонений внешние по отношению к Церкви силы стремились уничтожить христианство, дать возможность возродиться язычеству — то есть религии, которая учила поклоняться не Богу, а человеку, ведь языческие боги были не кем или не чем иным, как людьми. На них распространялись обычные человеческие фантазии, им усваивались практически те же черты, что и человеку: боги грешили, враждовали между собой, в них словно запечатлилась вся скорбь, всё разделение человеческого мира и особенно некое извращение религиозного чувства человека.

Господь наш Иисус Христос принес в мир спасительную весть о Боге, и эта весть была возвещена Его учениками, апостолами. В первые века христианской истории, несмотря на возникавшие то в одном, то в другом месте попытки внести ложные, не соответствующие апостольской проповеди измышления о Боге, Церковь их спокойно, без особой борьбы отвергала. Но в начале IV века возникло очень опасное заблуждение — ересь арианства. Арий был священником в Александрии, прекрасным проповедником, человеком просвещенным, обладавшим острым умом и острым языком. Его уважали, отдавая должное его талантам. Но Арий был, очевидно, человеком очень гордым, как это часто бывает у людей способных, значительно отличающихся от других, когда голова кружится от собственных талантов и человек начинает думать о себе лучше, чем обо всех остальных, и видит в самом себе некую исключительность, некую особую важность. Если вовремя не отказаться от этой ложной самооценки, то можно впасть и в прегрешения, и в преступления, и мы знаем, как очень талантливые люди становились преступниками, в том числе страшными преступниками, ввергавшими мир в войны и междоусобные брани.

Вот и александрийский пресвитер Арий, будучи человеком очень способным, не избежал страшного искушения. Ему показалось, что учение о Господе и Спасителе, о Христе Иисусе, принятое во Вселенской Церкви, несовершенно, что в нем есть некая ошибка, которую надо непременно исправить. В Никейском Символе веры, который мы и сегодня читаем, о Господе и Спасителе, по отношению к Богу Отцу, употреблялось и употребляется слово «единосущный» — как все мы хорошо знаем, по-гречески «омоусиос», то есть, по сути, Сын Божий и Бог Отец — это одно, одна природа.

А вот последователи Ария решили описать это отношение, использовав другое слово — не «единосущный», а «подобосущный». То есть, Христос имеет природу не божественную, а подобную божественной. Казалось бы, в чем особая разница? А разница в том, что если Господь Иисус Христос не имеет единую природу с Богом Отцом, то Он и не Бог; если Он имеет природу лишь подобную природе Бога Отца, то Христу невозможно именоваться Богом. То есть, разрушалось самое важное, что содержит в себе христианское послание миру — что Бог воплотился, что Сын Человеческий есть Бог, второе лицо Святой Троицы, имеющий природу, единосущную Богу Отцу.

Если встать на точку зрения Ария, то человека, собственно говоря, спас не Бог, а подобное Богу существо. Опасность этого заблуждения хорошо поняли святые отцы I Вселенского Собора, и среди них — святитель и чудотворец Николай, который вступил в спор с Арием, и спор этот зашел так далеко, что святитель ударил или, как сказано в житии, заушил Ария. То есть, не находя никакой возможности заставить еретика замолчать, Николай нанес ему удар. Он был наказан, но затем отцы Вселенского Собора простили святителя, сознавая, что его поступок соответствовал тяжести духовного и вероучительного преступления, которое совершил Арий. Потому что, если бы отцы Собора согласились с Арием, то, наверное, православное христианство не дожило бы до сегодняшнего дня.

Учение Ария, которое было побеждено на I Вселенском Соборе, определенным образом связано и с главным заблуждением Нового времени. Философия Нового времени ставит человека в центр бытия. Не Бог (Который, может, и есть, но Он вне философского дискурса), а человек — в центре бытия; на этом мировоззрении строится вся современная цивилизация. А какой человек? Просветленный Духом Святым, святой угодник, образец нравственной и духовной силы? Конечно же, нет! В центре бытия — просто падший человек, с его положительными и отрицательными чертами, с его взлетами и падениями, с его святостью и грехами.

Действительно, если бы святитель Николай и другие отцы I Вселенского Собора не осудили Ария, то это распространенное в настоящий момент учение стало бы господствующим и не осталось бы ни островка духовной свободы, весь мир был бы захвачен этим учением. А мы знаем, какую угрозу это учение сегодня являет, как оно подрывает основы духовной жизни, к каким страшным последствиям приводит, в том числе к разрушению нравственности, к уничтожению различия между грехом и святостью. Именно с этим ложным пониманием места человека в бытии связаны сегодня самые большие нравственные недуги рода человеческого. Если Бога нет, то все дозволено. Если Бога нет, то падший человек — в центре бытия, и нет никаких сдерживающих начал, кроме чисто человеческих. А ведь у каждого человека свое понимание добра и зла. Сколько людей — столько и умов, и как же может быть ограничено, с опорой только на человеческую мысль, действие зла во вселенском масштабе? Неспособен человек на вселенский подвиг, при таком огромном разномыслии.

Святитель и чудотворец Николай увидел эту страшную опасность в проповеди Ария, и его мужественный поступок привел к тому, что I Вселенский Собор осудил арианство. Христос не подобен Богу, Он — единосущен Ему. Бог Отец и Спаситель имеют одну Божественную природу, и нас спас не человек силой своего разума или силой своей власти, а нас спас от греха Сам Бог в Сыне Своем Иисусе Христе, имевшем как Божественную, так и человеческую природу.

Великий подвиг святителя и чудотворца Николая помог еще в IV веке остановить очень опасное философское, а в то время уже окрашенное и в богословские тона, развитие человеческой мысли. Полторы тысячи лет спустя в человеческой истории получилось так, что Бог стал вытесняться из жизни рода человеческого, место Бога стал занимать сам человек. Но благодаря подвигу святителя Николая и других отцов I Вселенского Собора этой трагедии в IV веке удалось избежать, и сейчас, благодаря догматам I Вселенского Собора, подвигам отцов Никейских, святителя и чудотворца Николая и мы с вами живем в мире, где в центре — Бог. Мы — это Церковь Христова, которая непоколебимо исповедует, что именно Бог является Господином истории и никто не может восхитить Его место. И если мы верим, что в центре — Бог, то это означает, что Его закон, Его заповеди являются абсолютной правдой и требуют от человека жить только по Божественному слову, ибо только такая жизнь может даровать подлинное счастье и подлинную полноту бытия.

Святитель и чудотворец Николай совершил великий подвиг, который невозможно сравнить ни с каким другим, хотя, конечно, и впоследствии многие останавливали ереси и препятствовали проникновению в церковную среду злонамеренных и опасных вероучений. Но та победа над арианством была первой победой над смертельной опасностью, важной не только для Церкви, но и для всего рода человеческого. Поэтому мы прославляем святителя и чудотворца Николая не только как чудотворца, не только как святого, который особенно слышит наши молитвы, но и как выдающегося иерарха, дерзновенное служение которого во многом предотвратило проникновение арианской ереси в церковную среду, а значит, предотвратило деградацию христианской жизни и во многом предопределило саму способность Церкви Христовой сопротивляться внешним искушениям, заблуждениям и соблазнам, мужественно исповедовать и хранить веру в Господа и Спасителя, которой и ныне спасаемся, и будем спасаться до конца, если сохраним эту веру. Аминь.

Андреевский ставропигиальный мужской монастырь
Николо-Вяжищский ставропигиальный женский монастырь
Успенский нижнеломовский женский монастырь
Иоанновский ставропигиальный женский монастырь
Суздальский Свято-Покровский женский монастырь
Константино-Еленинский женский монастырь
Воскресенский Новодевичий монастырь
Спасо-Прилуцкий Димитриев мужской монастырь
Пензенский Троицкий женский монастырь
Казанская Амвросиевская женская пустынь