Строитель «Казачьей лавры»

Архимандрит Мартирий (Островых)

Монашество, воспетое в житиях подвижников и творениях святых отцов, ангельский образ жизни для человека еще на земле, – наверно, нет православного человека, который хоть на мгновение не задумывался об этом пути и не желал хотя бы косвенно прикоснуться к нему. Но – «Монашество есть установление Божественное, при посредстве которого христианство достигает своего высшего развития. В числе правил этого Божественного установления имеется и то, чтоб вступали в монашество люди с истинным произволением и подвергали это произволение прежде принятия обетов строгому рассматриванию и испытанию. Имеющим холодное и колеблющееся произволение строго воспрещено вступление в монашество», – предупреждал в одном из писем святитель Игнатий (Брянчанинов).

Насколько значительно это желание, насколько крепки ревность и любовь ко Христу, насколько они искренни и соответствуют ли тому, чтобы пройти этот прекрасный, радостный, но в то же время трудный и многоскорбный путь, – это проверяется временем и испытаниями, которые не заканчиваются приходом в обитель и постригом, но продолжаются на протяжении всей жизни, до последнего вздоха. Как говорит преподобный Иоанн Лествичник: «Всем приступающим к сему доброму подвигу, жестокому и тесному, но и легкому, должно знать, что они пришли ввергнуться в огонь, если только хотят, чтобы в них вселился невещественный огонь. Посему каждый да искушает себя, и потом уже от хлеба жития иноческого, который с горьким зелием, да яст, и от чаши сей, которая со слезами, да пиет: да не в суд себе воинствует. Если не всякий, кто крестится, спасется, то… умолчу о последующем» [1].

Жития многих подвижников, посвятивших себя иноческому служению, сохранились для будущих поколений – в них передан опыт и показан пример монашеской жизни; а материальное свидетельство этой жизни являют обители, созданные теми, кого Господь благословил быть не только тихими молитвенниками, но и деятельными строителями.

***

10 октября 1830 года в городе Херсоне, в семье мещанина Василия Островых родился мальчик, которого назвали Мартином и который в будущем стал основателем Свято-Михайловского Афонского монастыря на землях Кавказа. Окончив церковно-приходскую школу, юноша более десяти лет работал, постигая науку ведения торговли, но внезапно тяжело заболел. Болезнь надолго приковала его к постели, и все это время он провел в молитве, чтении Евангелия и святых отцов. Тогда он и дал обет, что если Богу будет угодно даровать ему исцеление, то он оставит мир и посвятит свою жизнь монашескому служению. Через два года болезнь отступила. Мартин снова устроился на работу и вскоре забыл о своем обещании, решил создать семью, открыть свое дело. Но перед этим он захотел совершить паломничество в Киев и помолиться об исполнении своих желаний. Готовясь к исповеди, Мартин вспомнил об обете и рассказал об этом священнику, который сказал, что обещанное Богу он должен исполнить. Вернувшись домой, Мартин, по совету родных, отложил решение на год. Вскоре после возвращения он снова тяжело заболел, но после усердных молитв начал выздоравливать. Случившееся укрепило в нем решимость исполнить обещанное – сразу после выздоровления он вновь отправился в Киев, где был принят послушником в Киево-Печерскую лавру. В 1865 году совершился его монашеский постриг с наречением имени Мартирий.

На некоторое время он был переведен на служение в Черниговский архиерейский дом, где его рукоположили в иеромонаха. В 1876 году, попросив благословения на отпуск и имея горячее стремление к уединению и молитве, иеромонах Мартирий вместе с шестью иноками прибыл на Святую Гору Афон. Там монахи приобрели Успенскую келию, приписанную к монастырю Кутлумуш. Из отпуска иеромонах Мартирий в Чернигов не вернулся. Но Промыслом Божиим вскоре оказался на северо-западе Кавказа.

В том же 1876 году к иеромонаху Мартирию пришел схимонах Виталий, совершавший паломничество на Святую Гору. В беседе речь зашла о странствиях схимонаха по Северному Кавказу, старец упомянул о попытке создания монастыря. Этот рассказ зажег в сердце иеромонаха Мартирия желание воплотить в жизнь мечты местных жителей Закубанья, направив на основание горной обители все свои силы и средства. Он увидел в этом волю Божию, и с той минуты возведение Михайлово-Афонской пустыни на горном плато у горы Физиабго стало главным делом его жизни.

Весной 1877 года иеромонах Мартирий со спутником направились на Кавказ. Прибыв на место, предназначенное для монастыря, они были поражены красотой, открывавшейся с горного плато. Получив от казаков, проживающих в близлежащих станицах, бумагу о добровольном пожертвовании под строительство обители 430 десятин земли и прошение о строительстве монастыря, иеромонах Мартирий вместе с делегацией от казачества поехал в Ставрополь к Преосвященному Герману (Осецкому), епископу Кавказскому и Екатеринодарскому, где испросил благословение на строительство, а затем направился в Тифлис к наместнику Кавказа Великому князю Михаилу Николаевичу с просьбой о передаче земли в собственность православному монастырю. Великий князь выразил желание стать ктитором будущей обители.

После получения разрешения на владение землей, епископ Герман ходатайствовал перед Святейшим Синодом о разрешении на устроение обители и о назначении иеромонаха Мартирия ее строителем. 28 августа 1878 года благословение церковных властей было получено.

Вскоре после этого со Святой Горы Афон прибыли для возведения монастыря и иноки Успенской келии. Благодаря полученным пожертвованиям в короткие сроки были сооружены храм, странноприимный дом, корпус для братии, хозяйственные постройки. Храм был освящен в честь Архистратига Божия Михаила, небесного покровителя Великого князя Михаила Николаевича.

В 1883 году Святейший Синод преподал благословение на самостоятельное существование Свято-Михайловской Афонской Закубанской мужской общежительной пустыни. Строитель иеромонах Мартирий был возведен в сан архимандрита.

С первых дней существования в обители был введен Афонский общежительный устав. Богослужения совершались ежедневно. Особой заботой отца Мартирия было устроение духовной жизни братии, которая с каждым годом увеличивалась.

Духовная жизнь самого основателя монастыря была сокровенна, и только всем очевидные плоды могли что-то приоткрыть о ней, ибо, по слову святителя Игнатия (Брянчанинова), «подвиг иноческий есть невидимое, но в полном смысле мученичество для того, кто проходит этот подвиг как должно».

Все больше становилась и сама обитель. Всего в ней были возведены пять храмов: в честь Архистратига Божия Михаила, в честь преподобного Александра, Успенский, Преображенский и Троицкий. Были также построены странноприимный дом, больница, более 20 корпусов с кельями. При монастыре находились мастерские – иконописная, токарная, слесарная, кузнечная, малярная, кровельная, портняжная и сапожная. К концу XlX века здесь действовали кирпичный и сыроваренный цеха, открыта церковно-приходская школа. Братия имела огромное подсобное хозяйство, где держали скот, разводили в специально созданных прудах рыбу, занимались пчеловодством.

К концу 1880-х годов монастырь становится духовно-просветительским и паломническим центром Северного Кавказа. Ежегодно его посещало более ста тысяч паломников. Прихожане называли обитель «Казачьей Лаврой».

В 1909 году архимандрит Мартирий трагически погиб. Когда он возвращался зимой из Ставрополя в монастырь, на пустынной дороге его повозку окружила стая волков. Лошади понесли, и повозка разбилась о деревья. Братия нашла своего настоятеля уже мертвым. Архимандрит был похоронен на территории основанного им монастыря.

После революции обитель была закрыта и почти разрушена. И только в 2003 году совершилась окончательная ее передача Православной Церкви. Зажглась вновь свеча, воззженная на Северном Кавказе архимандритом Мартирием, всем сердцем возжелавшим исполнить открытую ему волю Божию и подарившим тем самым духовную пристань как жителям Закубанья, так и всем православным христианам, когда-либо посещавшим эти прекрасные величественные места. «Монастыри – тихая пристань, говорит нам святой Иоанн Златоуст. – Они подобны светочам, которые... светят людям, приходящим издалека, привлекая всех к своей тишине...»

_______________________________________________________________________________ [1] «Лествица» Слово 1:9.

С использованием материалов Свято-Михайловского Афонского Закубанского мужского монастыря.
Подготовила Анна Фейгина

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ