Зримые символы живой веры. Вознесенские монастыри – возрожденные и чающие возрождения

Нина Ставицкая

Спаситель на Тайной вечере увидел, как опечалились лица Его учеников после известия, что Ему надлежит и пострадать, и умереть, и в третий день воскреснуть, а затем совсем уйти от них. «Если бы вы Меня, действительно, любили, вы радовались бы, что Я иду к Отцу Моему, – сказал Христос, Победитель смерти. – Для вас же лучше, чтобы Я пошел к Отцу. Потому что Я приготовлю вам место, чтобы и вы были, где Я. Я пошлю вам от Отца Духа Утешителя, Который наставит вас на всякую истину» (ср.: Ин. 14, 28). Это возымело действие. В слове на Вознесение Господне наш любимый старец, приснопамятный архимандрит Иоанн (Крестьянкин), говорит, что теперь нам становится понятна радость апостолов, расстававшихся со своим Божественным Учителем надолго – до Второго Его пришествия. «Вознесение – это праздник разлуки… Но какая разлука!» – восклицает отец Иоанн. И продолжает: «Своим Вознесением на небо Сын Божий открыл нам путь в небесные обители».

В России великий двунадесятый праздник Вознесения Господня является торжеством для всех православных христиан и престольным праздником нескольких сотен храмов и часовен. Кроме того, во многих наших епархиях есть Вознесенские монастыри, созданные в разные века, порушенные в советское время, но сегодня в большинстве своем возродившиеся из разрухи и наладившие монашескую жизнь.

Вознесенская обитель у Фроловских ворот

Летом 2014 года Президент России Владимир Путин высказал мысль, которая вдохновила многих людей и была оценена ими как замечательная инициатива. По словам главы государства, находившиеся на территории Московского Кремля и разрушенные в 1929–30 годах Чудов и Вознесенский монастыри могут быть восстановлены. При этом Президент подчеркнул, что возможность подойти вплотную к решению непростой задачи появится лишь только после одобрения идеи общественностью и ЮНЕСКО (поскольку Кремль находится под охраной этого учреждения Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры). Какова была реакция общественности – московской и архитектурной? Какие рекомендации и решения по этому поводу появились в ЮНЕСКО? Рассмотрим это несколько позже, потому что нельзя приступать к разговору о возрождении святынь, оставив в стороне главное: кто их созидал и что они значили для России на протяжении столетий.

В неспокойном XIV веке в нашем Отечестве много чего разрушительного было: и междоусобные брани удельных князей; и нашествия иноплеменных; и страшный невиданный пожар, уничтоживший Москву с ее деревянными постройками; и моровая язва – «мор велик зело», когда народ умирал тысячами и повсюду стояли плач и стон. Но в том же XIV веке произошло событие (1366 год), которое, говорит летописец, «преисполнило радостию сердца русских». Сочеталась браком совсем юная пара: 16-летний князь Дмитрий Московский и 13-летняя Евдокия, дочь Суздальско-Нижегородского князя Дмитрия. Многое из того, что дошло до нас о характерах и поступках, о личных качествах великокняжеской четы, читаешь, как чудесную сказку, где традиционно добро борется со злом и побеждают мужественные герои с чистой душой. Однако есть летописные сказания, документы древности, на основе которых многочисленным исследованиям удалось подтвердить: все это не чья-то романтическая выдумка, не полюбившаяся нам сказка, а быль. Историки подчеркивают: брак был династический. Помирились и породнились два соперника, два могучих княжества, благодаря чему наступил конец междоусобице. Конечно, важность политических мотивов еще как велика! Но насколько важно, необходимо было и в предыдущие века, и в век нынешний, отмеченный скорбями, оскудением веры в христианском мире, проследить на примере этих святых, как их поступками и даже мыслями руководил Господь. Как помогали возрастать им духовно, вели к небесной славе великие светильники нашего Отечества: святитель Алексий, митрополит Московский, преподобный Сергий Радонежский и позже – его племянник и ученик святой Феодор, основатель и первый игумен Московского Симонова монастыря (впоследствии архиепископ Ростовский).

Мы бывает изумляемся, узнав то ли о слишком коротком или, напротив, впечатляюще долгом сроке земной жизни кого-то из угодников Божиих. Смотрим на это с чисто человеческой точки зрения. Вот и в данном случае трудно было не проявить такую реакцию. Великий князь Дмитрий Донской ушел в мир иной на 39-м году жизни. Да и жизнь его верной супруги и соратницы долгой не назовешь: приняв иноческий постриг с именем Евфросиния (что значит «радость»), она отошла к Господу в 54-летнем возрасте. А совершенное ими за время, отмеренное Господом двум сильным личностям, двум любящим сердцам на земле, настолько упрочило Российское государство, возвысило его, что трудно вообразить, что было бы, если б на Куликовом поле князь Дмитрий по горячим молитвам русских людей не одержал победу над войском хана Мамая. По убеждению историков, именно Куликовская битва решила судьбу России. Ведь в случае поражения наша страна могла бы исчезнуть с карты Европы… И первое в истории нашего Отечества масштабное каменное строительство – величественный белокаменный Московский Кремль с мощными стенами – тоже заслуга великокняжеской четы, сумевшей и в делах государственной важности ярко проявить себя, и в семейной жизни стать примером, родив и воспитав с любовью двенадцать детей. Но не только о своих детях пеклись князья. Чуткая к чужому горю, Евдокия после того невиданного пожара сама ходила к погорельцам, помогала им отстраиваться. Княжеская казна была открыта всем нуждающимся. И во время моровой язвы Великая княгиня бесстрашно шла к больным и умирающим. На свои деньги она хоронила москвичей, утешала осиротевших людей. Кротость и непоказную сердечность, постоянную готовность помочь, полное доверие Богу во всем – вот что ценил в ней народ, вот за что он ее полюбил.

После кончины дорогого супруга, когда сыновья уже повзрослели, Евдокия стала думать о монастыре, где могла бы всецело посвятить себя Богу. В Москве на то время было две женских обители – Алексеевская и Рождественская. Вознесенская обитель у Фроловских – теперь Спасских – ворот Кремля стала третьей. Здесь когда-то стоял великокняжеский терем, сожженный во время нашествия Тохтамыша. Отсюда княгиня провожала супруга на битву с Ордой. Здесь она его встречала – раненого, но живого. И потом же здесь, в созданном ею монастыре, за несколько месяцев до смерти приняла иноческий постриг.

Возродится ли духовно-исторический образ Московского Кремля?

Посмотрим на совсем, скажем, недавние события в хронологическом порядке. Итак, что последовало за заявлением Президента России в 2014 году? Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выразил надежду, что инициатива главы государства по воссозданию порушенных святынь будет поддержана и воплощена в жизнь. Появились публикации, пронизанные оптимизмом, что видно даже по заголовкам: «Владимир Путин предложил вернуть Кремлю монастыри», «Восстановление монастырей вернет нам Кремль как духовный центр страны», «Восстановление монастырей Кремля – эпохальная задача», «Воссоздание монастырей Кремля поддержали в фонде Андрея Первозванного». А новостной сюжет, показанный на Первом канале телевидения, назывался так: «Восстановление Чудова и Вознесенского монастырей в Кремле начнется после проведения раскопок».

Но в следующем, 2015-м, году тональность стала другой: «ЮНЕСКО против восстановления монастырей в Кремле», «Не ради ЮНЕСКО, а во имя исторической справедливости: "О возрождении архитектурного облика Кремля"», «Союз православных граждан: "ЮНЕСКО против воссоздания на территории Кремля Чудова и Вознесенского монастырей по политическим соображениям"». Началось острое обсуждение аргументов ЮНЕСКО. Однако неприятие самой идеи шло не только со стороны международной организации. Например, доктор искусствоведения, профессор Андрей Баталов, являющийся заместителем генерального директора Музеев Московского Кремля, тоже решительно встал на сторону противников. Отмечая, что подробных обмеров и материалов фотофиксации, позволяющих восстановить разрушенные монастырские комплексы, нет, он заявил, что строительство такого новодела нанесет урон подлинности Кремля. И добавил: «Поэтому, если говорить об их восстановлении, надо говорить о восстановлении духовном. И Чудов, и Вознесенский монастыри можно восстановить на других местах. Можно сделать это на окраинах города, всегда можно найти место».

Очень резко отреагировал на развитие ситуации Союз православных граждан, твердо уверенный в том, что рекомендации ЮНЕСКО должны остаться рекомендациями, но никак не прямой директивой. О предложении восстановить Чудов и Вознесенский монастыри в другом месте было сказано, что оно не выдерживает критики. «Именно на этом месте некогда совершал свой исповеднический патриотический подвиг святой патриарх Ермоген, рассылая воззвания с призывами к освобождению Москвы и России, осуществлялся великий русский перевод Библии, здесь же были похоронены русские царицы. Чудов и Вознесенский монастыри неотделимы от Кремля!» – читаем в заявлении, подписанном председателем Союза православных граждан Валентином Лебедевым. Известный московский пастырь протоиерей Александр Салтыков, настоятель храма Воскресения Христова в Кадашах, памятника федерального значения, находящегося в охранной зоне Московского Кремля, в одном интервью тоже высказал свою позицию: «Культурные народы восстанавливают свои культурные ценности, уничтоженные варварскими нападениями. Лишь в России возникают вопросы: а можно ли восстанавливать свою культуру? Как только в России нужно восстановить памятник, то сейчас кто-нибудь начинает кричать, что это "новодел". При чем здесь новодел, если на этом месте стоял памятник, уничтоженный невеждами?»

После бурных обсуждений в 2014–2015 годах вопрос о воссоздании монастырей в Кремле на время затих. Однако в 2017 году к нему снова было привлечено внимание прессы и заинтересованных лиц. Во время своего визита в Крым Путин приехал на встречу с участниками Всероссийского молодежного образовательного форума «Таврида», и молодой архитектор Алексей Капустин из МАрхИ передал Президенту книгу, написанную самим Капустиным и другими энтузиастами – архитекторами, студентами вуза, – получившими грант и проделавшими интереснейшую работу. В книге есть про проект восстановления Чудова и Вознесенского монастырей, созданный на основе высоких современных компьютерных технологий в синтезе с традиционными классическими школами реставрации. Представитель молодежного форума сказал главе государства: «Верю, что именно на этом проекте может вырасти новое поколение архитекторов, которые будут не только творческой элитой, но, что не менее важно, патриотической и духовной». Президент, как сообщили в ряде СМИ, в ответ высказался дипломатично. Другие СМИ подобрали слово «взвешенно». Проект, заметил Путин, ему очень нравится, но «сдерживает мнение ваших старших коллег по цеху, которые говорят, что в Кремле не нужно новоделов». И дальше: «Это предмет для дискуссии, для обсуждения. Он не может быть принят единолично. Это должно быть устойчивое, выраженное обществом желание или создавать на этом месте то, что было, или законсервировать то, что есть».

Кстати, к вопросу о новоделе. Еще раньше, в 2016 году советник директора Федеральной службы охраны России (ФСО) профессор МГУ Сергей Девятов приводил такой пример: «Между прочим, в начале 90-х годов прошлого века ЮНЕСКО выражала озабоченность в связи с воссозданием Казанского собора на Никольской улице недалеко от Московского Кремля. Считалось, что его возрождение нарушит сложившуюся застройку Красной площади… Хотя нелепый зеленый газон на месте храма буквально "бельмом" торчал напротив здания ГУМа, разрушая своим внешним видом сложившуюся с 1630-х годов традиционную застройку первых домов Никольской улицы города Москвы». С. В. Девятов сказал о нелепом зеленом газоне-«бельме», но вспомним, что еще раньше на том месте был общественный туалет. А можем ли мы сегодня представить Никольскую без собора Казанской иконы Божией Матери? А Москву без Храма Христа Спасителя?

…Для строительства 14-го корпуса Кремля, где поначалу разместили школу военного состава РККА – знаменитых кремлевских курсантов, затем комендатуру Кремля, Кремлевский театр, Верховный Совет СССР и т. д., было снесено два древних монастыря. В наши дни после того, как под зданием поползли грунты, его разобрали. На том месте разбили археологический парк. От исторических построек сохранились древние подвалы, в них планируется сделать музей. Пока что в брусчатке вырезаны «археологические окна». Под бронированным стеклом – фундаменты снесенных монастырей и церквей. Летом 2019 года на заседании круглого стола, посвященного пятилетию резонансной инициативы Президента РФ, председатель Женского православного патриотического общества, председатель правления Фонда Патриарха Гермогена, кандидат исторических наук Галина Ананьина сообщила: по стеклу, под которым видны надгробия похороненных здесь православных подвижников, гуляют, а иногда и пляшут туристы. Как она с горечью сказала, «глядя на все это, понимаешь, что у людей, отвечающих за сохранение наших исторических памятников, нет великой истории, а есть только археология». Также в прошлом году на «Прямую линию с Президентом» от представителей православной общественности поступил вопрос по поводу восстановления этих древних монастырей, что кое-кем было расценено как популистские призывы. Наверное, сейчас не время поднимать эту тему. Но стоит ли предавать ее забвению?

Ведь подумать, сколько чудес явил нам с вами Всемогущий Господь! Одно из них – возведение в третьем тысячелетии великолепного храма преподобной Евфросинии, Великой княгини Московской. В Москве, на территории современного района Котловка (там было имение княгини Евдокии под названием Котлы) высится белый однокупольный храм во владимиро-суздальском стиле, который может вместить в себя около 600 прихожан. Великая княгиня, с чьим именем связана история возникновения не одного значимого русского монастыря, а также множества церквей, почиталась на Руси из века в век. Но первый храм в честь нее, имеющий теперь статус Патриаршего подворья, появился на наших глазах! А рядом, у стены – памятник святым. Кроме того, с 2016 года по решению Священного Синода 1 июня в России стал отмечаться День общей памяти святых благоверных князей Димитрия Донского и Евфросинии (Евдокии) Московской. Так что будем уповать на Господа и верить, что Он всё мудро устроит, когда придет час.

Как благословение Божие – зримые символы живой веры

И вот какими духоподъемными словами заключил свою проповедь в великий двунадесятый праздник старец Иоанн (Крестьянкин): «Господь, возносясь, благословлял учеников и не переставал благословлять, пока не скрыло Его облако. Это всеутверждающее и всеосвящающее Божие благословение навсегда запечатлелось в памяти учеников. Его пронесли по всему миру святые апостолы и проповедники христианства. Его чувствуем и мы с вами. И нам, дорогие, надо знать и помнить, что оно всегда живо и действенно, всегда исполнено благодатной силы, всегда несет с собою Божие дарование, возносит наши души и сердца к Богу». Верится, что, как благословение Божие, в разные эпохи в России появились Вознесенские монастыри. На Волгоградской земле их два – мужской и женский. Кременский – XVII века, один из старейших монастырей Всевеликого войска Донского. А в женской обители, расположенной неподалеку от города Дубовка (основана обитель в 1865 г.), к 1913 году было 369 насельниц! Сегодня здесь 30 сестер. Совершая молитвенный труд, они несут послушания и в трех мастерских – иконописной, швейной, вышивальной. А еще – в молочном цеху и небольшой монастырской пекарне (где, к слову, выпекают хлеб нескольких сортов на хмелевой закваске, более полезной для здоровья, чем обычные дрожжи).


В Тамбове Вознесенский женский монастырь относится к XVII веку. Первая каменная церковь в честь Вознесения Господня, в советское время отданная горсовету «для использования в культурно-просветительских целях», ушла в небытие. В августе 2014 года Святейший Патриарх Кирилл в рамках визита в Тамбовскую митрополию освятил сказочно красивый Вознесенский собор, и в первосвятительском слове к верующим подчеркнул, что храм, построенный, что называется, с нуля на том месте, где некогда был главный храм обители, как и другие новые храмы в России не просто радует своей красотой. Видимыми символами нашей живой веры назвал их Святейший Патриарх. Еще один Вознесенский монастырь XVII века (г. Сызрань) имеет интересную историю с яркими событиями, но сейчас мне хочется обратить внимание на один аспект сегодняшнего дня. Развивая социальные и просветительские проекты, монастырь проводил совместно с городским наркологическим диспансером неустанную кропотливую работу по реабилитации алко- и наркозависимых, а также оказывал духовно-психологическую помощь их родственникам. Этой весной в силу известных обстоятельств пришлось ее на какое-то время приостановить, уйти в самоизоляцию. И вот на прошлой неделе монастырский сайт разместил свежую новость: наместник монастыря игумен Агафангел (Кузнецов) и социальный работник – при соблюдении всех требований по санэпидрежиму – посетили своих подопечных на дому, вручив им специально закупленную для них духовно-нравственную литературу. Пандемия не вытеснила из сердец братии заботу о нуждающихся в слове Божием!

А один из древнейших русских монастырей, посвященных данному празднику, это мужской монастырь XIV века в Нижнем Новгороде – Вознесенский Печерский. Но снова-таки хочу обратиться не к пластам его богатейшей истории, а к нашему времени. Масштабную просветительскую работу, важную для глубины понимания церковной истории, ведет монастырь во главе со своим наместником архимандритом Тихоном (Затекиным), известным краеведом, историком, писателем, членом ИППО. В 2019 году вышел его труд «Успенский собор Саровской пустыни. История строительства и возрождения», в рецензии на который сказано: «Когда появляются подобные книги, возникает ощущение того, что Россия обрела наконец тот высокий культурный пьедестал, который всегда отличал нашу историческую научную литературу как литературу особой духовности». Эти слова можно отнести и к подготовленной наместником книге-альбому «Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея России», и к другим его произведениям.

В рамках одной статьи невозможно остановиться на теме возрождения и каких-то особенностях абсолютно всех Вознесенских монастырей нашей Церкви. Но не могу не назвать еще два древних монастыря, куда Господь сподобил меня съездить в командировки и почувствовать, как крепок в них монашеский дух, а сил у сестер и братии хватает и на молитвенную жизнь, и на дела благотворительности. О Вознесенском Оршине женском монастыре Тверской епархии мы рассказывали на портале «Монастырский вестник» в публикациях «Вы должны молиться, как дышать», «Для нас главное – воспитать детей христианами независимо от того, какой жизненный путь они дальше выберут». Удивительными были встреча с совсем старенькими (за 90 лет!) насельницами обители и знакомство с девочками из «Православного детского социально-реабилитационного Центра "Родник" во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского» при монастыре. А рассказ настоятельницы игумении Евпраксии (Инбер) о ее духовных наставниках архимандрите Науме (Байбородине) и Любушке Сусанинской (таких родных для всей православной России!), пожалуй, можно по силе воздействия сравнить с чтением душеполезной литературы, вызывающей в душе столь живой отклик, что спустя время впечатление не блекнет, не стирается, а, напротив, усиливается.

Второй близкий мне монастырь – Вознесенская Давидова пустынь. Недавно, 23 мая, он отметил 23-ю годовщину обретения мощей своего основателя – преподобного Давида Серпуховского, и осенью этого года будет отмечать 505-летие со дня основания обители. О миссии монастыря, связанной с военно-патриотическим воспитанием и стремлением братии возродить историческую память, о внимании настоятеля к занятиям Воскресной школы и большой тяге паломников к этой дивной жемчужине Подмосковья мы тоже писали на портале «Монастырский вестник». Были размещены интервью игумена Сергия (Куксова) «Я за все благодарен Господу» и статья «Живая связь времен и поколений». Действительно, все возрожденные храмы и монастыри – зримые символы нашей веры. И сегодня, в тяжелые месяцы самоизоляции, карантина, горьких потерь из-за коварности вируса-убийцы это воспринимается нами глубже, проникновеннее, острее. Как и сам праздник Вознесения Господа нашего Иисуса Христа. Можно вслед за отцом Иоанном (Крестьянкиным) повторить: праздник разлуки – но какой!

Нина Ставицкая
Фото: Владимир Ходаков
(Также взяты снимки из открытого доступа. На некоторых – красота и благолепие возрожденных Вознесенских обителей Русской Православной Церкви)


Материалы по теме

Публикации

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ