Современные «ловушки» в духовном возрастании монаха

Епископ Можайский Иосиф

Доклад епископа Можайского Иосифа, наместника Введенского ставропигиального мужского монастыря Оптина пустынь на XXXI Международных Рождественских образовательных чтениях «Глобальные вызовы современности и духовный выбор человека», направление «Древние монашеские традиции в условиях современности (Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь Москвы, 24 января 2023 года)

Преподобный Исаак Сирин сказал: «Необузданная свобода есть матерь страстей... и конец этой неуместной свободы – жестокое рабство». Современный мир насквозь пронизан этими неуместными и неуёмными свободами: свободой чувствований, свободой волеизъявлений, свободой самопроизволения. Свободы повсеместно провозглашаются, предлагаются и преподносятся «в дар» каждому прогрессивному человеку. Человек привык к этому, и всей душой тянется навстречу коммуникативным, техническим и иным новинкам, расширяющим его свободы. И если пульсация этих свобод в нем ослабевает, он осознает себя глубоко обделенным.

Современный, особенно, крупный монастырь, это не уединенное место для спасения немногих избранных, – это гостеприимная обитель, распростершая свои двери для всех «труждающихся и обремененных»: людей, нуждающихся в утешении и духовной помощи. Монах, в поисках спасения, бежит от мира, а мир, в лице паломников и богомольцев, возвращается к нему. Жить в непосредственном соприкосновении с миром стало одним из условий спасения для насельников крупных общежительных монастырей: жить в соприкосновении с миром, и оставаться монахом.

По этим причинам, современные свободы, естественным образом входят в стены монастырей, и образуют ловушки, в которые способны угодить как новоначальные, так и опытные монахи. И если опытные монахи, строгостью жизни, и с Божией помощью, еще способны обходить эти «капканы свобод», то новоначальные и неокрепшие иноки оказываются в крайне уязвимом положении, и зачастую попадают в расставляемые миром сети.

Пришедшие в монастырь из мира и воспитанные миром, они еще не успели возненавидеть грех с его услаждениями, и потому, не осознавая реальной опасности, и под благим предлогом, принимают и осваивают «допустимые», на их взгляд, и «невинные» свободы, чем уступают миру свое время и свои сердца. Эти иноки забыли, или еще не узнали слов преподобного Исаака Сирина: «Инок, который удалился в мирские утешения и не чает каждодневно утешения Христова, есть мертвец при жизни».

Дары «необузданных свобод» – это те двери, через которые открывается вход беса́м в наши души.

Для неокрепшего инока, уже само общение с паломниками, особенно, если оно принимает свободную форму, становится опасной ловушкой. Подобострастное отношение паломников к носителям черной монашеской одежды, способно превознести инока в собственных глазах, и как говорит святитель Феофан Затворник «поневоле станешь считать себя святым и начнешь читать наставления всем». Угодив в ловушку тщеславия, инок попадает в ненасытную зависимость от одобрений и похвалы, и начинает искать новых встреч с благодарно внимающими ему паломниками.

С подобной ловушкой сталкиваются и молодые иеромонахи, которых вскоре после рукоположения направляют исповедовать паломников и совершать над ними таинство покаяния. Восприняв власть и уважение со стороны кающихся и обращающихся к нему мирян, неопытный иеромонах подвергается серьезной опасности впасть в прелесть младостарчества – этот неприглядный плод горделивого самообольщения, способный нанести глубокий вред не только иеромонаху, но и вручивших ему себя христиан. «Всё боюсь, Христе, чтобы ложной жизнью не жить!» – взывает преподобная Стефанида Скадерская.

Какова же мера допустимого в общении инока с мирскими людьми?

«Совсем не общайся с мирянами, – говорит архимандрит Эмилиан (Вафидис), толкуя древний устав Антония Великого, – потому что как вор опустошает твой дом, так и общение с ними опустошает твою душу, и ты наполнишься мирскими представлениями, в которых кроется причина всякого зла и греха…» Это очень действенно. Но как уже говорилось выше – жить в соприкосновении с миром стало одним из условий спасения для насельников современных монастырей. Мы обязаны оказать любовь ближнему: должны быть учтивыми, деликатными, но никак не елейными и не многословными, держа в уме и в сердце слова Господа Иисуса Христа: Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого (Мф. 5:37).

«Мы должны быть предметом созидания для ближних, а не предметом соблазна!» – пишет святитель Игнатий (Брянчанинов). Соприкосновение монаха с миром должно́ стать молчаливой проповедью, через которую, по делам нашим, а не по словам, паломники откроют для себя образ христианской жизни.

Соблазны «неуместных свобод» тонкими ручейками стекаются под монастырские стены, подмывая самые основы уклада монашеской жизни: воздержание, нестяжание и беспопечительность.

Заводя личные отношения с мирскими лицами, и становясь для них «своим человеком в монастыре», инок, со временем, начинает получать различные подарки от благодарных друзей из мира. Испытывая ответную благодарность, он, зачастую, берет на себя труд решать множественные вопросы своих новых друзей, распространяя свою помощь вплоть до духовного окормления.

С подарками к иноку приходят стяжание и невоздержанность в пище, а вслед распускается целый букет страстных движений: своеволие, человекоугодие, зависть, хвастовство, сребролюбие, леность, дерзость, высокомерие, непослушание, острословие, немилосердие… Многозаботливость приводит инока к самочинию и рассеянности, а в конечном итоге, к обмирщению.

С многозаботливостью связана еще одна ловушка, характерная именно для монастырей. Начальственные должности в монастырях, по традиции, распределяются между иеромонахами и старшей братией… Не всегда при выборе кандидата на должность учитываются его личностные и профессиональные качества. Нередко происходят ситуации, когда начальственную должность принимает насельник, который в миру, за неимением образования и нужных способностей, никогда бы не оказался на этом месте.

Вступая в высокую должность, инок, с великой ревностью, делает всё возможное, чтобы оправдать возложенное на него доверие. В процессе, рабочее послушание выносится им на передний план, замещая собой основные монашеские обязанности: молитву, пост, регулярное посещение богослужений. Вместе с этим, связав занимаемую им должность с мнимыми достоинствами, инок приобретает ложное самомнение, вслед которому приходят высокомерие, вражда, лукавство и ожесточение души.

«Берегитесь помыслить о себе нечто высокое, – пишет преподобный Макарий Оптинский, – за сие благодать Божия лишает своей помощи и предаемся страстям и духам в наказание». «Одно является главным: носить и взращивать любовь ко Христу» (преподобный Иустин Сербский).

Поступая в монастырь, новоначальный инок приносит из мира собственные взгляды и увлечения, некоторые из которых он оставляет при себе, считая невинными и безопасными, а некоторые и полезными для духовного возрастания. К ним могут относиться увлечения культурой, искусством, наукой, политикой, спортом.

По причине крайнего к ним пристрастия, мнимых полезности и безопасности, эти увлечения глубоко укореняются в жизни инока и занимают свое место в его повседневных занятиях, отнимая силы и время, которые он мог бы и должен посвящать Богу.

Вслушаемся в слова преподобной игумении Арсении (Себряковой), ясно указывающих на пагубность невинных увлечений: «Только когда вся жизнь наша всецело направлена к Богу, человек делается способным и начинает верою во всем видеть Бога, как во всех важных случающихся обстоятельствах жизни, так и в самомалейших, и во всем покоряться Его воле, без чего не может быть памяти Божией, не может быть чистой молитвы и непрестанной. Еще вредят памяти Божией, а потому и молитве, чувства и страсти. Поэтому надо строго и постоянно внимать сердцу и его увлечениям, твердо сопротивляться им, ибо увлечения уводят душу в непроницаемую тьму».

Уделим внимание еще одному явлению: так называемым «утешениям в скорбях», в качестве которых выступают различные сладости, гастрономические изыски, прослушивание музыки, просмотр фильмов и новостей, а также чтение художественной и иной литературы. Всё это «утешения» плотского и душевного характера, которые лишь затеняют проявления скорбей, и вместе с тем усыпляют, рассеивают сознание, и уводят нас от духовной жизни, лишая истинных духовных утешений.

Желающий найти утешение во Христе, должен отречься от земных утешений, отсекать их желание, и всем сердцем устремляться к Господу. «Ум должен сорваться с крючка мирских вещей, – пишет старец Ефрем Аризонский, – и всецело направляться в свое собственное жилище внутри самого себя».

Наличие у монашествующих мобильных телефонов со свободным доступом в интернет, мессенджерами и социальными сетями стало обычным явлением. Блажен тот, кто избежал этого. Многими отцами поднимался вопрос уместности смартфонов в монастырях. Рассматривались плюсы и минусы… Смартфон – безусловная ловушка, и этой темы нам не обойти. Но, чтобы не повторяться, рассмотрим лишь несколько острых моментов.

Пользователи смартфонов гораздо меньше времени уделяют чтению книг, что является безусловной потерей для инока, т. к. молитва и чтение – два основополагающих монашеских делания.

Доступ к новостным событиям развивает в иноке любопытство, «исследующее, – по словам Святителя Димитрия Ростовского, – дела других, за которым следует осуждение ближнего, осуждение же влечет наказание вечной смертью во аде». Пользование мессенджерами и социальными сетями лишает инока уединения и делает его открытым для мира, что ведет к тяжелым искушениям.

Инок попадает в ловушку, когда по причине рассеяния он отступает от своего монашеского делания и уступает место праздности, чем открывает двери своей души «неуместным свободам».

«Остерегайтесь, возлюбленные, праздности, – пишет преподобный Исаак Сирин, – потому что в ней сокрыта дознанная смерть и без нее невозможно впасть в руки домогающихся пленить инока. В оный день Бог будет судить нас не о псалмах, не за оставление нами молитвы, но за то, что опущением сего дается вход беса́м… Лучше стараться не опускать и малого, нежели расширением этого давать место греху… Пока живы у тебя чувства, при встрече с чем бы то ни было почитай себя мертвым, потому что, если во всех членах твоих не умалится греховное разжжение, не возможешь приобрести себе спасения».

Дело инока – отдать Господу всего себя без остатка. Вознесем же молитвы, чтобы с Божией помощью, на нас, на братьях и сестрах наших, исполнились слова старца Зосимы из «Братьев Карамазовых»: «От сих кротких и жаждущих уединенной молитвы выйдет, может быть, еще раз спасение земли Русской».

Материалы по теме

Публикации:

Участники направления «Древние монашеские традиции в условиях современности»
Участники XXXI Международных Рождественских образовательных чтений
Участники направления «Древние монашеские традиции в условиях современности»
Участники XXXI Международных Рождественских образовательных чтений

Доклады: