Термин «удаление» (ἀναχώρησις) в греческой христианской литературе и его значение для монашеской традиции

Игумен Дионисий (Шлёнов)

В рамках научно-просветительского проекта «Монашество в истории» Московского Иоанно-Предтеченского ставропигиального женского монастыря с 2017 года проводятся ежегодные научные конференции, посвященные актуальным проблемам и новым методам в изучении истории христианского монашества. В конференциях принимают участие ведущие специалисты по истории монашества из различных духовных и светских учебных заведений и научных институтов. В начале 2019 года был выпущен первый сборник материалов конференций 2017–2018 годов. В статьях, написанных участниками по прочитанным ими докладам, анализируются исторические документы, литературные источники и памятники агиографии ІV–XX вв. с целью изучения многовекового монашеского наследия, столь необходимого для возрождения монастырской жизни в наши дни. Предлагаем познакомиться с опубликованным в данном сборнике исследованием игумена Дионисия (Шлёнова), насельника Свято-Троицкой Сергиевой лавры, преподавателя Московской духовной академии, заведующего академической библиотекой.

Греческое слово «удаление» (ἀναχώρησις) наделено достаточно цельной группой значений. В античной литературе основная сфера его использования – описание военных походов, где так или иначе оно обозначало перемещения войска. Еще одна группа значений – «удаление» как смерть, то есть расставание с жизнью. И ряд прочих, таких как наводнение [1].

Всего в греческой литературе слово встречается 1573 раза, из них около 300 случаев – у греческих нехристианских авторов до IV века по Р.Х., остальные случаи использования принадлежат по преимуществу христианским авторам и содержат широкий спектр значений, отчасти повторяющих античные, отчасти выходящих за их пределы. Первые авторы, у которых данный термин встречается регулярно – святитель Василий Великий (36 раз) и святитель Григорий Нисский (24 раза). Преподобный Иоанн Лествичник выразительно и необычно пишет, что «подвижничество» – это и есть «удаление» [2], таким образом фиксируя новое значение слова в предельно широком смысле [3]. Самым главным примером удаления оказывается Христос, избравший «дикое» место распятия и искупительной смерти [4].

Как известно, в IV веке во многом именно благодаря усилиям святителя Василия Великого начинает складываться институт монашества. В 7-м пространном правиле он пишет об удалении монахов из мира не столько ради отшельнического [5], но прежде всего ради общего жития братии. Аргументы святителя Василия в пользу общежительного монашества стали отправной точкой для нового явления в жизни самой христианской Церкви; при этом святитель широко использует античную риторику и элементы аргументации.

В настоящем докладе мы постараемся рассмотреть те тексты, в которых отражено формирование нового значение термина (с учетом однокоренных слов) – существительного ἀναχωρητής (352 раза в значении «монах-отшельник»), глагола ἀναχωρέω [6] и прилагательного ἀναχωρητικός.

1. «Удаление/удаляться» и образ монаха

«Удаление» – это характерная черта монашеской жизни [7]. «Удаление» может быть внешним и внутренним, в чем и состоит своеобразный идеал мношеского жития. «Внешний монах удалился от вещей, а внутренний – от самых страстей вещей» [8]. «Не является желанием удаления растворение среди городского шума… Не может исполнить любомудрие занимающийся словопрениями» [9]. Диспропорция в сторону несоблюдения внешнего удаления допустима, иная крайность оказывается лицемерием и попранием Божиих обетов [10].

«Ты не видишь монахов, стремящихся к уединенному житию и удалившихся на вершины гор, насколько они претерпевают суровый образ жизни?» [11] – задается вопросом святитель Иоанн Златоуст, невольно передавая идею удаления как восхождения, весьма актуального понятия и для монашеской традиции, и для еще более широкой аскетической традиции Православия в целом.

Автор Макариевского корпуса сравнивает монаха с купцом, исключительно старающимся об успехе своего дела. Также и монах, «удаляющийся от житейских вещей, и занимающий себя Господом» [12]. Данная формула монашеской жизни, предложенная в составе пространного мистического определения монаха, передает идею удаления как опустошения ради наполнения Богом. Стих Псалтири «Упразднитеся и разумейте, яко Аз есмь Бог» (Пс. 45:11) по-своему передает мысль, высказанную в Макариевском корпусе с использованием глагола «удаляться».

Глагол «удаляться» используется в частности для передачи момента удаления мирянина из мира ради принятия монашеского звания [13]. Чем выше сан или звание удаляющегося, тем более достоин он восхищения. «Через один день открыл царь тайну новому царю, что он и ранее имел намерение удалиться от вещей и внимать только самому себе и Богу, облекшись в монашескую схиму» [14].

Достаточно часто данным глаголом описываются передвижения монахов [15] – вне связи с их отречением от мира.

«Удаляться» означает также отправляться куда-то на время ради уединения – как патриарх Константинопольский Михаил на берег моря ради любомудрия, согласно речи Михаила Италика [16].

«Удаляться», наконец, может означать и оставление монахом обители и общежития [17], что по сути прямо противоположно первым описанным значениям.

Преподобный Симеон Новый Богослов сравнивает монаха с посетителем царского двора: «Так и монах, поистине удалившийся от мира и вещей, находящихся в нем, призванный благочувственно к высоте небесного созерцания, возвышенный туда через делание заповедей, Самого Бога без заблуждения созерцает и происходящее в нем измененение ясно постигает, ибо он всегда видит благодать Духа, осиявающую его…» [18].

Обличая нерадивых монахов, преподобный Симеон перечисляет все и всех, от чего и от кого они удалились, с тем чтобы показать, наcколько опасно греховное расположение, которое губит результаты стольких трудов [19].

2. «Удаление» и «отречение» (ἀποταγή)

«Отречение» – ключевое понятие монашеской жизни, по сути дела «ключ» для трех обетов монашества [20]. В греческой христианской литературе отречение и удаление – две близкие друг другу аскетические добродетели [21]. В общем составе доброделей, по сути, более детально излагающих смысл монашеских обетов и христианских подвигов, они перечисляются в сочинении «О покаянии», приписываемом святителю Иоанну Златоусту [22]. В описании преподобного Феодора Студита «отречение» и «удаление от мира» предваряют монашескую утесненную жизнь и злострадания [23]. Преподобный Феодор перечисляет набор добродетелей, направленных на удаление из мира и самоограничение: «отречение», «отрицательное от мира удаление», «безвозвратное отчуждение своего», «отрекающееся от всякого бытия и собственной воли распятие» [24].

Святой Исидор Пелусиот пишет о «монашеской философии», что монахи называли «отречением» «удаление от вещества», а «подчинением» – «благопослушность» [25].

Преподобный Симеон Новый Богослов описывает «отречение от мира» как «всецелое удаление» [26], предполагающее такие понятия как «отчуждение» и «отказ» от тела и воли [27]. Согласно преподобному Симеону, мысль о возможности благоугодить Богу на всяком месте еще более приводит к признанию крайней полезности монашеского уединения, ибо если уж и мирянин надеется на спасение, то тем более монах [28].

В поздней византийской монашеской литературе «отречение» и «удаление» станут еще более синонимичными понятиями [29]. Святитель Филофей Коккин пишет о святителе Григории Паламе и его подвигах «до отречения» и после «удаления и принятия схимы», откуда ясно, что данные слова меняются просто для разнообразия стиля [30].

3. «Удаление» и «безмолвие» (ἠσυχία) [31]

Святитель Григорий Богослов пишет о своей «пылкой любви» к «безмолвию и уединению» [32].

В более поздней аскетической литературе данные термины используются как oratio bimembris [33]. Аналогично и его использование в Ареопагитском корпусе [34]. Преподобный Симеон Новый Богослов спрашивает: «Безмолвие принесет ли пользу или удаление из мира, если мы лекомысленны или беспечны?» [35]

Григорий Акиндин призывает своего оппонента [36] замолчать как «монаха, провозгласившего безмолвие и удаление» [37]. Святитель Филофей Кокин постоянно описывает терминами «безмолвие» и «удаление» монашеский идеал [38].

Святитель Симеон Фессалоникийский описывает монашеский идеал удаления в пустыню, используя наряду с прочими и два данные термина [39].

4. «Отшельническое житие» (ἀναχωρητικὸς βίος)

Выражение «отшельническое житие» указывает на уединенную жизнь. В Житии Пахомия сказано, что «Антоний был совершенным примером отшельнического жития» [40]. Но и сам преподобный Пахомий возлюбил «отшельническое и безмолвное житие», пока не стал основоположником общежительной монашеской традиции [41].

С юности отшельником подвизался авва Геласий, повествование о котором было добавлено на самом последнем этапе в сборник алфавитных апофтегм наряду с житием святителя Василия Великого и другими «нестандартными» для египетской пустыни авторами.

Святой Диадох Фотикийский (V век) описывает «отшельническое житие» в пустыне, которая оказывается лучшим утешением в скорбях и болезнях [42].

«Отшельническое житие» в Иорданской пустыне вели преподобный Герасим Иорданский [43] и преподобный Евфимий, последний – по описанию святого Кирилла Скифопольского (VI век). Агиограф писал о преподобном Савве Освященном: «Он стал начальником и законодателем всякого отшельнического жития и всех, избравших жизнь в кельях» [44]. При этом, продолжая традицию святителя Василия Великого, святой Савва говорил о том, что общежитие предпочтительнее отшельнического жития [45]. «Отшельническое житие» монахи могут проходить в пустыне вдвоем [46].

Все данные упоминания сделаны святым Кириллом Скифопольским в VI веке. Создается впечатление, что «отшельническое житие» становится устойчивым словосочетанием именно в агиографической литературе – при формировании агиографической традиции в VI столетии.


Более поздние византийские авторы используют данное словосочетание всегда применительно к уединенному монашескому житию [47].

Таким образом, можно констатировать фиксацию выражения в VІІІ веке.

5. «Удаление» как бегство из мира

В Евангелии от Иоанна говорится, что Иисус один «удалился на гору» (Ин. 6:15) – в пророческое освящение монашеского удаления-восхождения в будущем.

Ориген пишет о необходимости отступить и удалиться «от того, что считается в мире благами», для преодоления тщеславия по примеру Христа Спасителя, добровольно предавшего Себя на страдания [48].

Впервые классическое выражение «удаление из мира» [49] встречается во втором послании святителя Василия Великого, самом раннем памятнике из его аскетического корпуса сочинений. При этом святитель Василий понимает это удаление не телесно, а духовно – в рамках аллегорезы (толкования заложенного в произведении скрытого смысла. – Ред.) и с практическим акцентом на важности внутреннего, а не внешнего [50]. «Подвижничество, – по святителю Василию, – осуществляется только в удалении от забот мира…» [51]. Согласно святителю Василию, «удалиться должно от вещей мира и ни глазами, ни ушами, ни каким-либо другим чувством не вводить чуждые помыслы в душу» [52] В данном случае формула удаления от мира оказывается внешней формой для раскрытия еще более глубокого идеала безмолвия как «смежения» чувств [53].

Полное удаление от мира не спасло младших современников святителя Василия – мессалиан от ереси [54]. В Макариевском корпусе описываются подлинные подвижники, которые «себя омывают от всякой любви к миру и удаляются от всяких земных уз, дабы они смогли всегда иметь ту пылкую любовь в своем сердце…» [55]. Внешнее удаление от мира подобно снятию оболочки, оно само по себе не является худым, но недостаточно без очищения себя от помыслов [56].

После святителя Василия «удаление из мира» регулярно встречается у более позднего законодателя монашества – преподобного Феодора Студита [57] применительно к монашеской жизни. Подобает «удалиться от страстей, приблизиться к Богу, возненавидеть мир, представить небо…» [58]. «Удалимся от заблуждения мира и идем к Богу. Совлечем с себя житейский мрак и облечемся в умопостигаемый свет» [59].

Характерно использование выражения в корпусе преподобного Анастасия Синаита, где «удаление от мира» описывается не как самоцель и представляется второстепенным явлением по сравнению с любовью к Богу [60].

Современник преподобного Анастасия, преподобный Иоанн Лествичник, писал: «Удаление из мира является добровольной ненавистью к достохвальной материи, и отречение от природы ради успеха того, что выше природы» [61].

В аскетической литературе конца I – начала ΙΙ тысячелетия выражение продолжало использоваться в сложившемся смысле монашеского отречения от мира [62].

Преподобный Симеон Новый Богослов дает краткое определение удалению из мира: «Это есть истинное мира и того, что в мире, удаление, – после бегства из мира возненавидеть и возгнушаться собой» [63]. А сам мир преподобный Симеон определяет как «грех» и «связь со грехом» [64]. В другом месте он вспоминает слова преподобного Симеона Студита, который определяет бегство из мира как «всецелое умерщвление своей воли» [65]. У преподобного Симеона или в приписываемых ему произведениях можно найти и другие сходные определения удаления от мира [66]. «Началом положив Христа и теплую веру, / Так удались из мира» [67].


Иоанн Евгеник писал: «Удаление от мира есть не что иное, как умерщвление страстей и открытие сокрытой во Христе жизни» [68].

Святитель Евстафий Фессалоникийский писал о монашеском житии как о легком бегстве из мира и от его дел [69].

6. Выводы

Итак, на основании приведенных выше свидетельств святых отцов и церковных писателей ІІІ–XV веков мы можем прийти к ряду выводов:
• Термин «удаление» в значении отречения от мира при вступлении в монашество стал использоваться с IV века.
• Термины «удаление» и «отречение» практически синонимичны в ряде случаев их использования как предельно взаимосвязанных понятий.
• Термины «удаление» и «безмолвие» указывают на образ жизни монаха, избравшего уединенные подвиги.
• Основное значение термина «удаление» – уединенная монашеская жизнь.
• При противопоставлении внешнего и внутреннего с очевидным доминированием внутреннего внешнее «удаление» оказывалось второстепенным по сравнению с внутренним духовным «удалением», не зависящим от места.
• Изучение слова «удаление» как термина позволяет несколько расширить терминологический аппарат, используемый при исследовании истории монашества.
• «Удаление» можно поставить в ряд «отрицательных» добродетелей, предполагающих необходимость внутреннего духовного подвига.
• «Удаление из мира» подчеркивает необходимость ведения добродетельной безгрешной жизни.
• «Удаление» в монашеской традиции всегда может быть интерпретировано шире – как один из важных принципов строгой христианской жизни, устремленной к совершенству.


__________________________________________________________________________________________________________

[1] Posidonius. Fragmenta. 310.2. Здесь и далее даются ссылки на тексты греческих авторов, содержащиеся в базе TLG on-line, где можно найти полные библиографические описания.
Об удалении как паломническом пути см.: Дионисий (Шленов), игумен. Смысл паломничества в духовном наследии Византии. М., 2013. С. 10–14.
[2] Joannes Climacus. Scala Paradisi. Or. 2 (Col. 657).
[3] Некоторые авторы описывают феномен «анахоретства», не прибегая к основному значению слова ἀναχωρέω «удаляться». См.: Москвичева Ю. В. Подвижническое служение монахов как восхождение к аскетическому идеалу человека в византийской культуре // Вестник славянских культур. 2015. № 1 (35). С. 37.
[4] Apollinaris. Fragmenta in Ioannem (in catenis). 110.5.
[5] Внешнее удаление в ущерб братству именуется уничижительным словом καταχωρισμός: cf. Basilius Caesariensis. Asceticon magnum sive Quaestiones (regulae fusius tractatae) (PG 31, col. 929).
[6] У данного глагола есть ряд значений, не связанных с идеей бегства из мира, как, например, в повествовании об изгнании демонов. Cf.: Apophthegmata (collectio anonyma) (e cod. Coislin. 126). 241.6.
[7] О традиции «блуждающих монахов» см., в частности: Caner D. Wandering, Begging Monks. Spiritual Authority and the Promotion of Monasticism in Late Antiquity. Berkeley; Los Angeles; London: University of California Press, 2002. (Transformation of the Classical Heritage; pt. 33). Рец.: Козлов А.С. Новая книга о ранневизантийском монашестве // Известия Уральского государственного университета. Серия 2: Гуманитарные науки. 2010. № 3 (79). С. 266–270.
[8] Capita discipulorum Evagrii. 1.86.1.
[9] Isidorus Pelusiota. Epistulae de interpretatione divinae scripturae. Lib. 1. Ep. 220.
[10] Cf.: Michael Psellus. Orationes forenses et acta. Or. 3.309–312.
[11] Joannes Chrysostomus. In illud: Habentes eundem spiritum (homiliae 1–3) (PG 51, col. 279).
[12] Pseudo-Macarius. Sermones 64 (collectio B). Hom. 30.1.4.4–5.
[13] Apophthegmata patrum (collectio alphabetica). De abbate Carione. 2 (p. 249.46); Vita Lazari in monte Galesio (sub auctore Gregorio monacho) (p. 510, col. 2).
[14] Joannes VI Cantacuzenus. Historiae (Vol. 3 p. 306).
[15] Eustratius Presbyter. Vita Eutychii. 610.
[16] Michael Italicus. Or. 3 (p. 85.23–24).
[17] Nicon Nigri Montis. Canonarium vel Typicon (cap. 1–4). Cap. 1 (p. 54).
[18] Symeon Neotheologus. Capita theologica. 2.8.7–12.
[19] Idem. Catecheses. Or. 5.704–710.
[20] См.: Дионисий (Шлёнов), игумен. Три монашеских обета: каноническое и богословское содержание // Монастыри и монашество: традиции и современность. М., 2013. С. 117–120.
[21] Pseudo-Macarius. Sermones 64 (collectio B). Hom. 54.1.1.3; Theodorus Studites. Μεγάλη κατήχησις. Cat. 25 (p. 174.7–8).
[22] Joannes Chrysostomus. De paenitentia (sermo 1) [Sp.] (PG 60, col. 683).
[23] Theodorus Studites. Μεγάλη κατήχησις. Cat. 95 (p. 685.8–12).
[24] Idem. Sermones Catecheseos Magnae. Cat. 60 (p. 167.1–6).
[25] Isidorus Pelusiota. Epistulae de interpretatione divinae scripturae. Lib. 1. Ep. 1.2–7; cf. Nicolaus Catascepenus. Vita sancti Cyrilli Phileotae (e codice Athonensi Caracalli 42). 21.1.15–17.
[26] Но удаление надо отделять от «перемещения с места на место» и «отчуждения»: Symeon Neotheologus. Orationes ethicae. Or. 4.128.
[27] Idem. Capita theologica.1.14.1.
[28] Idem. Catecheses. Or. 22.252–253.
[29] Ephraem Syrus. Ad imitationem proverbiorum (p. 215.8–9); Macarius Macres. Encomium in Gabrielem archiepiscopum Thessalonicae. 609.
[30] Philotheus Coccinus. Encomium Gregorii Palamae. 31.14–19.
[31] О безмолвии/исихии см.: Дионисий (Шленов), игумен. Исаак Сирин и Симеон Новый Богослов как учители безмолвия // Преподобный Исаак Сирин и его духовное наследие. М., 2014. С. 333–348.
[32] Gregorius Nazianzenus. Apologetica (Or. 2) (PG 35, col. 413).
[33] Historia monachorum in Aegypto. Proem. 20–21; Neophytus Inclusus. Τὸ Βιβλίον τῆς Θεοσημείας (p. 358.91–92).
[34] Pseudo-Dionysius Areopagita. De caelesti hierarchia (p. 23.7).
[35] Symeon Neotheologus. Catecheses. Or. 22.134.
[36] Свт. Григорий Палама пользовался данными терминами: Gregorius Palamas. Pro hesychastis. Triad. 2.3.53.32. Ср. у свт. Филофея Коккина: Philotheus Coccinus. Antirrhetici duodecim contra Gregoram. Or. 12.810.
[37] Gregorius Acindynus. Refutatio parva. 124.
[38] Philotheus Coccinus. De expugnatione Heracleae. 31, 692; Vita Sabae iunioris. 32.14; Vita Isidori patriarchae. 25.30; Encomium Gregorii Palamae. 15.78; 24.41; 37.45; 41.3.
[39] Symeon Thessalonicensis. Ep. 5.163.
[40] Vita Pachomii (e codice Atheniensi 1015 collato Ambrosiano D 69 Sup.). 136.6.
[41] Sancti Pachomii vita quarta (e codicibus Monacensi gr. 3 et Athoo Lavrensi E 182). 8 (p. 413. 2).
[42] Diadochus. Capita centum de perfectione spirituali. 53.12.
[43] Cyrillus. Vita Gerasimi [Sp.] (p. 176.3).
[44] Idem. Vita Sabae (p. 115.25, 166.15).
[45] Idem. Vita Joannis Hesychastae (p. 206.8–10).
[46] Ibidem (p. 210.6).
[47] Leontius. Vita et miracula sancti Symeonis Sali (p. 63.11); Joannes Cinnamus. Epitome rerum ab Joanne et Manuele Comnenis gestarum (p. 23.17); Continuatio Scylitzae (p. 117.18); Michael Attaliates. Historia. Cap. 2 (Bekker, p. 92–93.9); Joannes Zonaras. Epitome historiarum (lib. 1–12) (Vol. 3, p. 109.26–27); Callistus I. Vita Gregorii Sinaitae. 6.4; Vita Nicephori archiepiscopi Mileti (sub auctore Joanne Siceliota). 16.2; Epitome vitae (sub auctore Paulo Euergetino). 9; Vita Evaresti. 11.4; Athanasius Athonita. Typicon sive regula monasterii summae Lavrae (p. 117.20–21).
[48] Origenes. Commentarii in evangelium Joannis. Lib. 28, cap. 23.209.2–4.
[49] Иногда оно может означать смерть. Synaxarium Ecclesiae Constantinopoleos. Synaxarium mensis Decembris. Dies16.7.91.
[50] Basilius Caesariensis. Ep. 2.2.22; см. то же: Idem. Epistulae tres. Ep. 2.39–40.
[51] Idem. Asceticon magnum sive Quaestiones (regulae fusius tractatae) (PG 31 col. 920); cf. Joannes Chrysostomus. Ep. ad monachos [Sp.]. 142–145.
[52] Basilius Caesariensis. Homiliae super Psalmos (PG 29, col. 357).
[53] О том же в толкованиях на псалмы писал Дидим Слепец: Didymus Caecus. Fragmenta in Psalmos (e commentario altero). Fr. 133.21.
[54] Epiphanius. Panarion (= Adversus haereses) (Vol. 3, p. 487.11–12).
[55] Pseudo-Macarius. Sermones 64 (collectio B). Hom. 48.2.6.3–4.
[56] Idem. Sermones 1–22, 24–27. Hom. 7.1.9–14.
[57] Theodorus Studites. Μεγάλη κατήχησις. Cat. 61 (p. 432.17); Cat. 95 (p. 685.9); Sermones Catecheseos Magnae. Cat. 48 (p. 132.34–35); Cat. 60 (p. 167.3); Cat. 92 (p. 65.11); Parva Catechesis. Cat. 37.8.
[58] Idem. Ep. 381.25–26.
[59] Idem. Μεγάλη κατήχησις. Cat. 26 (p. 181.5–8).
[60] Anastasius Sinaïta. Questiones et responsiones. Qu. 47.1.9–10; Ibidem. App. 2.2.11; 9.2.7–8.
[61] Joannes Climacus. Scala Paradisi. Or. 1 (col. 633); cf.: Joannes Damascenus. Vita Barlaam et Joasaph [Sp.] (p. 178.23).
[62] Michael Glycas. Quaestiones in sacram scripturam (Cap. 3–40). Cap. 9 (p. 125.11); Neophytus Inclusus. Ep. 5.102–103.
[63] Symeon Neotheologus. Catecheses. Or. 5.724–726.
[64] Ἀλλὰ τίς ὁ κόσμος; Ἡ ἁμαρτία καὶ ἡ πρὸς τὰ πράγματα σχέσις ἐστίν.
[65] Symeon Neotheologus. Catecheses. Or. 6.270–273. Ср.: Symeon Studites. Oratio ascetica. 1.1–2.
[66] Symeon Neotheologus. Capitula Alphabetica [Dub.]. Pinax. 1.114.
[67] Symeon Neotheologus. Hymn. 5.2t, 2.
[68] Joannes Eugenicus. Memorandum adhortatorium ad Theodorum Porphyrogenitum (p. 96.18)
[69] Eustathius Thessalonicensis. De emendanda vita monachica. 113.1.

Литература

1. Дионисий (Шленов), игумен. Три монашеских обета: каноническое и богословское содержание // Монастыри и монашество: традиции и современность: I Междунар. богосл. науч.-практ. конф. 23–24 сент. 2013 г., Свято-Троицкая Сергиева Лавра / Рус. Правосл. Церковь, Синодальный отд. по монастырям и монашеству; [ред.-сост. Е. Орлова; пер. с греч.: М. Клименко, А. Гришин]. М.: Синодальный отд. по монастырям и монашеству Рус. Правосл. Церкви, 2013. С. 115–156.
2. Дионисий (Шленов), игумен. Смысл паломничества в духовном наследии Византии: [доклад на Рождественских чтениях в Паломническом центре Моск. Патриархии 25.01.2013 года] // Традиции православного паломничества и перспективы его развития: сб. мат-лов I Международной конференция в рамках XXI Международных Рождественских образовательных чтений (25.01.2013 г.) / Моск. Патриархат, Паломнический центр; [ред. А. Макарова]. М.: Изд. Паломнического центра Моск. Патриархата, 2013. С. 7–22.
3. Дионисий (Шленов), игумен. Исаак Сирин и Симеон Новый Богослов как учители безмолвия // Преподобный Исаак Сирин и его духовное наследие = Saint Isaac the Syrian and his Spiritual Legacy: мат-лы Первой междунар. патрист. конф. Общецерк. аспирантуры и докторантуры им. свв. Кирилла и Мефодия, Москва, 10–11 окт. 2013 г. М.: Общецерк. аспирантура и докторантура им. свв. Кирилла и Мефодия, 2014. С. 333–348.
4. Козлов А. С. Новая книга о ранневизантийском монашестве // Известия Уральского государственного университета. Серия 2: Гуманитарные науки. 2010. № 3 (79). С. 266-270. Рец. на: Caner D. 2002 (см. ниже).
5. Москвичева Ю. В. Подвижническое служение монахов как восхождение к аскетическому идеалу человека в византийской культуре // Вестник славянских культур. 2015. № 1 (35). С. 35-43.
6. Caner D. Wandering, Begging Monks. Spiritual Authority and the Promotion of Monasticism in Late Antiquity. Berkeley; Los Angeles; London: University of California Press, 2002. (Transformation of the Classical Heritage; pt. 33).

Спасо-Преображенский Соловецкий ставропигиальный мужской монастырь
Петропавловский мужской монастырь
Пензенский Троицкий женский монастырь
Пензенский Спасо-Преображенский мужской монастырь
Донской ставропигиальный мужской монастырь
Сретенский ставропигиальный мужской монастырь
Макарьева пустынь
Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь
Покровский Хотьков ставропигиальный женский монастырь
Мужская монашеская община прихода храма Тихвинской иконы Божией Матери