Преподобный Афанасий Высоцкий, Серпуховской, Старший

6 / 19 Июля Собор Радонежских святых
2 / 15 Сентября (141-й день после Пасхи) Собор Московских святых

Преподобный Афа­на­сий Вы­соц­кий, Сер­пу­хов­ской чу­до­тво­рец, в ми­ру Ан­дрей, ро­дил­ся в Обо­неж­ской Пя­тине в се­мье свя­щен­ни­ка Авк­сен­тия и его су­пру­ги Ма­рии. Смо­ло­ду склон­ный к мо­лит­вен­но­му са­мо­углуб­ле­нию и от­вер­же­нию от ми­ра, он ис­кал до­стой­но­го на­став­ни­ка в ино­че­ском де­ла­нии.

В это вре­мя сла­ва о по­дви­гах пре­по­доб­но­го ав­вы Сер­гия Ра­до­неж­ско­го рас­про­стра­ни­лась уже по всей Ру­си. Оби­тель Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы на Ма­ков­це сде­ла­лась для всех све­тиль­ни­ком и об­раз­цом мо­на­стыр­ско­го устро­е­ния. Здесь в ино­че­ском об­ще­жи­тии пре­одоле­ва­лась «нена­вист­ная рознь ми­ра се­го», со­зи­да­лось един­ство ду­ха в со­ю­зе люб­ви по об­ра­зу Са­мой Бо­же­ствен­ной Тро­и­цы. К ав­ве Сер­гию, к Тро­и­це на Ма­ков­це, и на­пра­вил свои сто­пы в по­ис­ках ду­хов­но­го со­вер­шен­ства юно­ша Ан­дрей из даль­них нов­го­род­ских пре­де­лов.

На­ре­чен­ный в ино­че­стве Афа­на­сий, в честь свя­то­го Афа­на­сия Ве­ли­ко­го, уче­ни­ка и опи­са­те­ля жи­тия ав­вы Ан­то­ния Ве­ли­ко­го, на­чаль­ни­ка еги­пет­ско­го мо­на­ше­ства, ав­ва Афа­на­сий стал до­стой­ным уче­ни­ком ве­ли­ко­го игу­ме­на Сер­гия, от­ца и учи­те­ля рус­ско­го мо­на­ше­ства.

Уче­ни­ки пре­по­доб­но­го Сер­гия, кро­ме обыч­ных ино­че­ских по­слу­ша­ний, по­лу­ча­ли бла­го­сло­ве­ние свя­то­го ав­вы на осо­бен­ные цер­ков­ные слу­же­ния: кни­го­пи­са­ние, ико­но­пись, хра­мо­стро­и­тель­ство. Это бы­ло под­лин­ное во­цер­ко­в­ле­ние жиз­ни, вне­се­ние в нее всей цер­ков­ной кра­со­ты и по­э­зии, ли­тур­ги­че­ское пре­об­ра­же­ние Бо­жье­го ми­ра. Из­люб­лен­ным по­слу­ша­ни­ем, ко­то­рое воз­ло­жил на се­бя ав­ва Афа­на­сий, бы­ло кни­го­пи­са­ние. Свя­тые кни­ги ста­ви­лись от­ца­ми на­равне со свя­ты­ми ико­на­ми, как важ­ней­ший ве­ще­ствен­ный но­си­тель цер­ков­ной идеи, бо­го­сло­вия и ли­тур­ги­че­ско­го твор­че­ства. Шко­ла пре­по­доб­но­го Сер­гия, от­крыв­шая Рус­ской и Все­лен­ской Церк­ви це­лые об­ла­сти бо­го­слов­ско­го опыт­но­го ве­де­ния о Свя­той Тро­и­це, осо­бен­но тес­но свя­за­на с рас­цве­том цер­ков­ной книж­но­сти, с необ­хо­ди­мо­стью вза­им­но­го обо­га­ще­ния Рус­ской Церк­ви тво­ре­ни­я­ми Церк­ви Ви­зан­тий­ской, а бо­го­сло­вов Ви­зан­тии – глу­бо­ким ду­хов­ным опы­том рус­ских по­движ­ни­ков.

В 1374 го­ду, ко­гда князь Сер­пу­хов­ской Вла­ди­мир Ан­дре­евич Храб­рый, спо­движ­ник Ди­мит­рия Дон­ско­го, об­ра­тил­ся к Пре­по­доб­но­му Сер­гию с прось­бой ос­но­вать мо­на­стырь в его вот­чине, ав­ва Сер­гий при­шел в Сер­пу­хов со сво­им лю­би­мым уче­ни­ком Афа­на­си­ем и, за­ло­жив мо­на­стырь За­ча­тия Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, бла­го­сло­вил пре­по­доб­но­го Афа­на­сия быть его стро­и­те­лем, а за­тем игу­ме­ном.

Оби­тель свя­то­го Афа­на­сия бы­ла воз­двиг­ну­та воз­ле го­ро­да Сер­пу­хо­ва, на вы­со­ком бе­ре­гу ре­ки На­ры. Ее на­зы­ва­ли по­это­му «оби­те­лью на Вы­со­ком» или Вы­соц­кой. От­сю­да и про­зва­ние, с ко­то­рым во­шел в ис­то­рию Рус­ской Церк­ви ее ос­но­ва­тель и пер­вый игу­мен – пре­по­доб­ный Афа­на­сий Вы­соц­кий.

Ав­ва Афа­на­сий рев­ност­но при­нял­ся за бла­го­устро­е­ние вве­рен­ной ему оби­те­ли. Мно­гие рус­ские по­движ­ни­ки про­шли здесь, «на Вы­со­ком», вы­со­кую шко­лу ино­че­ства.

По уче­нию ав­вы Афа­на­сия, со­хра­нен­но­му для нас Епи­фа­ни­ем Пре­муд­рым, быть ино­ком – нелег­кое де­ло. «Обя­зан­ность ино­ка в том со­сто­ит, чтобы бдеть в мо­лит­ве и в Бо­же­ствен­ном по­уче­нии до по­лу­но­щи, а ино­гда и всю ночь; ни­че­го не есть, кро­ме хле­ба и во­ды, и то с уме­рен­но­стью; мас­ла же и ви­на во­все не упо­треб­лять». По сло­вам угод­ни­ка Бо­жия, мно­гие при­хо­ди­ли к нему в оби­тель на Вы­со­ком, «но по­том об­ле­ни­лись и, не стер­пев труд­но­сти пост­ни­че­ско­го воз­дер­жа­ния, убе­жа­ли». Тем вы­ше бы­ло ино­че­ское до­сто­ин­ство остав­ших­ся со свя­тым ав­вой по­движ­ни­ков. По­то­му-то в оби­тель к сво­е­му уче­ни­ку и спост­ни­ку Афа­на­сию Бо­го­нос­ный ав­ва Сер­гий Ра­до­неж­ский на­пра­вил для по­стри­же­ния и на­став­ле­ния в ино­че­ском по­дви­ге сво­е­го бу­ду­ще­го пре­ем­ни­ка, пре­по­доб­но­го Ни­ко­на (па­мять 17 но­яб­ря). Пре­по­доб­ный Афа­на­сий учил его: «Ино­ки на­зы­ва­ют­ся доб­ро­воль­ны­ми му­че­ни­ка­ми. Свя­тые му­че­ни­ки мно­гие в один час по­стра­да­ли и скон­ча­лись, а ино­ки каж­дый день тер­пят стра­да­ния не от му­чи­те­лей, но внут­ри, от соб­ствен­ной пло­ти и от вра­гов мыс­лен­ных, бы­ва­ют бо­ри­мы и до по­след­не­го ды­ха­ния стра­да­ют».

В 1378 го­ду, по­сле кон­чи­ны Свя­ти­те­ля Алек­сия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го, при­был в Моск­ву но­вый мит­ро­по­лит – свя­ти­тель Ки­при­ан (па­мять 16 сен­тяб­ря). Но ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Дон­ской, ко­то­рый хо­тел по­ста­вить мит­ро­по­ли­том сво­е­го ду­хов­ни­ка и спо­движ­ни­ка Ми­ха­и­ла (Ми­тяя), не при­нял мит­ро­по­ли­та Ки­при­а­на и вы­гнал его из Моск­вы. Свя­ти­тель ока­зал­ся в труд­ном по­ло­же­нии. Но он на­шел под­держ­ку и со­чув­ствие у стол­пов рус­ско­го ино­че­ства – пре­по­доб­ных Сер­гия Ра­до­неж­ско­го и Афа­на­сия Вы­соц­ко­го. Они с са­мо­го на­ча­ла ви­де­ли ка­но­ни­че­скую право­ту мит­ро­по­ли­та в его спо­ре с ве­ли­ким кня­зем и под­дер­жи­ва­ли его в дли­тель­ной борь­бе (1478–1490) за вос­ста­нов­ле­ние ка­но­ни­че­ско­го по­ряд­ка и един­ства в Рус­ской Церк­ви. Свя­ти­те­лю Ки­при­а­ну при­шлось в эти го­ды несколь­ко раз ез­дить к Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ху для уча­стия в со­бор­ных ре­ше­ни­ях по управ­ле­нию Рус­ской Цер­ко­вью. В од­ну из этих по­ез­док, по бла­го­сло­ве­нию свя­то­го ав­вы Сер­гия, от­пра­вил­ся в Кон­стан­ти­но­поль с мит­ро­по­ли­том и его друг, пре­по­доб­ный Афа­на­сий Вы­соц­кий, оста­вив игу­ме­ном в Вы­соц­кой оби­те­ли сво­е­го уче­ни­ка, пре­по­доб­но­го Афа­на­сия Млад­ше­го († 1395).

В Кон­стан­ти­но­по­ле пре­по­доб­ный Афа­на­сий по­се­лил­ся в оби­те­ли свя­то­го Пред­те­чи и Кре­сти­те­ля Гос­под­ня Иоан­на, где при­об­рел се­бе кел­лию и жил с несколь­ки­ми при­шед­ши­ми с ним уче­ни­ка­ми, за­ни­ма­ясь мо­лит­вой, бо­го­сло­ви­ем, спи­са­ни­ем книг. Око­ло два­дца­ти лет про­жил пре­по­доб­ный в сто­ли­це то­гдаш­ней цер­ков­ной об­ра­зо­ван­но­сти в неустан­ных тру­дах по пе­ре­во­ду с гре­че­ско­го язы­ка и пе­ре­пи­сы­ва­нию цер­ков­ных книг, ко­то­рые он от­прав­лял за­тем на Русь, пе­ре­да­вая Рус­ской Церк­ви не толь­ко на­сле­дие ве­ли­кой пра­во­слав­ной мыс­ли, но и тра­ди­ции кон­стан­ти­но­поль­ских кни­го­пис­ных ма­стер­ских, с их изыс­кан­ной гра­фи­кой, ис­кус­ством книж­ной ми­ни­а­тю­ры, дей­ствен­ной гар­мо­ни­ей со­дер­жа­ния и фор­мы. По­сто­ян­ная твор­че­ская связь уста­но­ви­лась меж­ду кни­го­пис­ной ма­стер­ской пре­по­доб­но­го Афа­на­сия в Кон­стан­ти­но­по­ле и кал­ли­гра­фи­че­ской и ико­но­пис­ной шко­лой Вы­соц­ко­го мо­на­сты­ря в Сер­пу­хо­ве. Не слу­чай­но имен­но в Вы­соц­кую оби­тель на­пра­вил пре­по­доб­ный игу­мен Ни­кон бу­ду­ще­го ве­ли­ко­го ико­но­пис­ца пре­по­доб­но­го Ан­дрея Рубле­ва, как ко­гда-то бо­го­нос­ный ав­ва Сер­гий на­пра­вил его са­мо­го в ту же оби­тель для ду­хов­но­го со­зре­ва­ния и про­ник­но­ве­ния воз­рож­да­ю­щим и пре­об­ра­жа­ю­щим ду­хом ис­тин­ной цер­ков­ной кра­со­ты. В этом свя­щен­ном слу­же­нии цер­ков­ной кра­со­ты, в непре­рыв­ном ли­тур­ги­че­ском дей­ствии во сла­ву Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, воз­рас­тал и укреп­лял­ся жи­во­нос­ный ге­ний пре­по­доб­но­го Ан­дрея, ко­то­ро­го Бог пред­на­зна­чил для ве­ли­ко­го зри­тель­но­го пре­тво­ре­ния Бо­го­слов­ских и ли­тур­ги­че­ских за­ве­тов пре­по­доб­но­го Сер­гия в бес­смерт­ной чу­до­твор­ной иконе Пре­свя­той Тро­и­цы для ико­но­ста­са Тро­иц­ко­го со­бо­ра. В ико­но­пис­ном твор­че­стве пре­по­доб­но­го Ан­дрея Рубле­ва, так же как в хра­мо­стро­и­тель­ном де­ла­нии пре­по­доб­но­го игу­ме­на Ни­ко­на и в агио­гра­фи­че­ских тво­ре­ни­ях Епи­фа­ния Пре­муд­ро­го, на­шли во­пло­ще­ние и син­тез луч­шие тра­ди­ции ви­зан­тий­ско­го и рус­ско­го цер­ков­но­го ис­кус­ства.

Это­му твор­че­ско­му син­те­зу и слу­жил всю свою жизнь пре­по­доб­ный Афа­на­сий Вы­соц­кий. Жи­вя в Кон­стан­ти­но­по­ле, он про­дол­жал тру­дить­ся для Рус­ской Церк­ви, для сво­ей Ро­ди­ны. В од­ну толь­ко Вы­соц­кую оби­тель бы­ло им при­сла­но 10 икон луч­ше­го гре­че­ско­го пись­ма. Им и его уче­ни­ка­ми бы­ли пе­ре­ве­де­ны на сла­вян­ский язык и пе­ре­пи­са­ны «че­ты­ре сот­ни­цы глав» пре­по­доб­но­го Мак­си­ма Ис­по­вед­ни­ка, гла­вы Мар­ка о цер­ков­ных служ­бах, сло­ва пре­по­доб­но­го Си­мео­на Но­во­го Бо­го­сло­ва.

В 1401 г., уже пе­ред са­мой кон­чи­ной, ма­сти­тый ста­рец пе­ре­пи­сал, а, воз­мож­но, и сам пе­ре­вел цер­ков­ный устав, рас­про­стра­нив­ший­ся в Рус­ской Церк­ви под на­зва­ни­ем «Око цер­ков­ное».

В непре­рыв­ных книж­ных тру­дах про­шла жизнь пре­по­доб­но­го Афа­на­сия. Он скон­чал­ся в Кон­стан­ти­но­по­ле в глу­бо­кой ста­ро­сти в 1401 г. (или поз­же это­го вре­ме­ни). Рус­ские ле­то­пи­си за­пом­ни­ли его как стар­ца «доб­ро­де­тель­но­го, учи­тель­но­го, зна­ю­ще­го Свя­щен­ное Пи­са­ние», о чем «по­ныне сви­де­тель­ству­ют пи­са­ния его». Жи­тие его бы­ло на­пи­са­но в 1697 г. иеро­мо­на­хом Мос­ков­ско­го Чу­до­ва мо­на­сты­ря Ка­ри­о­ном (Ис­то­ми­ным).