«Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче»

Игумения Викторина (Перминова)

"На Страшном Судищи без оглагольников обличаюся,
без свидетелей осуждаюся..."

/Тропари по 3-й кафисме Псалтири, глас 3 /

    Мысль о Страшном Суде Божием оказывает глубокое и сильное воздействие на человека. Яркий пример мы видим в житии преподобномученицы Евдокии – бывшей блудницы, которая, услышав слова Писания о Суде и воздаянии, всем сердцем обратилась к Богу, а также в житии преподобного Досифея, ученика святого аввы Дорофея, и равноапостольного князя Владимира, увидевшего картину Страшного Суда в руках православного инока и потрясенного ею. Таких примеров множество.

    Но некоторые люди стараются не думать ни о смерти, ни о будущем Суде. Другие же примечают только внешние признаки последних времен, пытаются определять сроки Судного дня и живут в постоянной тревоге, боясь даже там, где нет страха, и нагнетая обстановку вокруг себя. Эти жизненные позиции, несмотря на противоположность, имеют много общего. Что же? Подсознательный страх и неупование на Господа, забвение Бога или же неправильные понятия о Создателе, Который каждому человеку желает спасения. И в том, и в другом случае люди пытаются уйти от самих себя вовне и погружаются в круговорот событий, трактуемых по-своему. Если же обратиться к Священному Писанию и творениям святых отцов, то в их свете можно увидеть, прежде всего, собственную жизнь и обратиться к познанию самого себя, а затем уже взглянуть иными глазами и на происходящее вокруг.

    По свидетельству Писания, Господь никому не открыл время наступления Судного дня – оно ведомо только Богу (см. Мф. 24, 36). Он предупредил, что Второе Пришествие будет внезапным (Мф. 24: 42-44; 1 Сол. 5:1-4), и поэтому нужно всегда готовиться к нему – бодрствовать, молиться и трезвиться (Мф. 24: 42-51; Лк.12: 35-48). Событие Страшного Суда не случайно вспоминается Церковью в преддверии покаянных дней поста. Оно дает повод ко многим полезным размышлениям, которые мы встречаем на страницах духовных книг.

   Почему страшен Судия? «Страшен Он по величию, страшен Он по всемогуществу, страшен потому, что прозирает в глубины духа человеческого, – говорит в своем поучении святитель Игнатий Брянчанинов, – и никакая тайная человеческая мысль, никакое тончайшее ощущение не сокрыты от Него. Оправдания не имеют места на суде Его: не оправдится пред Ним не только умерщвленный грехом, но и всяк живый жизнию праведности (Пс. 142: 2). Ты победиши, вопиет уже навстречу грядущему Судии вдохновенный Свыше Пророк, внегда судити Ти (Пс. 50: 6)! Обымет трепет всех человеков, когда они встанут пред лице Судии, обымет трепет не только грешников, но и праведников» [1]. Но что же самое страшное? Страшно вечное разлучение с Любящим Богом, «страшен мрак души, от Бога удаленной» [2] своими нераскаянными грехами и страстным состоянием.

   Суд Божий начинается в нашем сердце. Господь вдунул в человека дыхание жизни, дух – Божественную частицу, на присутствие которой, по словам святителя Феофана Затворника, указывают совесть, страх Божий и жажда Бога [3]. Чуткая совесть – если она не заглушаема человеком, – обличает в неправильных мыслях и первых движениях души ко греху. Если человек не послушает ее внушений с самого начала – голос совести продолжает обличать и призывать к покаянию и до, и после грехопадения. Совесть – это как бы внутренний светильник, показывающий, насколько мрачно, тяжело и безотрадно положение удалившейся от Бога души. Все это и есть предначатие последнего Суда, на котором нам не понадобятся обвинители и свидетели.

   Священномученик Фаддей Успенский утверждает, что «в душе ничто не пропадает бесследно, даже то, что она восприняла почти бессознательно… И если постоянно принимает человек в душу мысли соблазнительные, а мысли порождают в душе чувства, желания и дела, с совестью несогласные, то сколько же накопится таких худых следов в душе, которые человек воспринимал ежедневно, ежечасно, ежеминутно в долгие годы своей жизни? Ведь каждым своим поступком и помышлением тайным человек чертит, создает как бы свой будущий образ подобно тому, как живописец или фотограф, и если этот образ пока еще темен, не проявлен, то он будет некогда проявлен, подобно фотографическому образу, Господом на Страшном Суде, когда Господь во свете приведет тайная тмы и объявит советы сердечныя (1 Кор. 4: 5)» [4].

   «Мы сами здесь пишем, так сказать, делами своими, вечное оправдание или вечное осуждение себе на Страшном Суде, – говорит в одной из бесед святой праведный Иоанн Кронштадский, – и в этом смысле… будущий Суд называется написанным: сотворити в них, сказано, суд написан. Совестные книги наши или оправдают нас, или осудят нас, и нам останется только выслушать праведный, вечный приговор Судии всемирного. Скорее же будем изглаживать усердным покаянием и милостынею из совести все грехи наши, вольные и невольные, и вписывать в нее всякие добрые дела. Дела бо их ходят вслед за ними, говорит Писание» [5].

   Если человек выбирает жизнь по страстям и всячески заглушает совесть, искажая ее и засыпая греховным сором, то рано или поздно перестает слышать то, что она ему внушает. Совесть сначала говорит в нем слабее и тише, закрываемая самооправданием и страстями, затем «молчит». Но человек не может уничтожить бессмертный дух, вложенный Творцом. И на Суде Христовом совесть заговорит в душе беспрепятственно, в полный голос. «Каково свидетельство совести твоей, такого ожидай от Бога и суда себе» [6], – пишет святитель Филарет Московский.

   Пока продолжается земная жизнь, мы можем изменить определение Суда Божия о нас. Для этого необходимо покаяться и приложить усилия для того, чтобы исправить жизнь. Любящий Господь примет искреннее покаяние и даст благодатные силы для борьбы с грехом и духовного возрастания. Как показывает святоотеческий опыт, на этом пути, при помощи Свыше, любой человек может достичь праведности и святости.

   Духовник нашего монастыря протоиерей Борис говорил, что праведные люди не только чутко прислушиваются к голосу совести, но, глубоко познав себя, сами стремятся извлечь из сердца корни грехов – страсти. Не обольщаясь, что какая-либо страсть побеждена, подвижники строги к себе и внимательно наблюдают за своим внутренним состоянием. И Господь дает им уже в земной жизни почувствовать благодатную радость, внутренний мир и предвкусить небесную славу. Так прежде Судного дня, начинается их оправдание.

    Человек, любящий Бога, занят тем, что стремится исполнять Его заповеди, ведь это и есть любовь к Богу. Такой человек не поддается панике от мыслей о пришествии антихриста, бедствиях последних времен и грядущем Суде. Во-первых, он видит во всем Божий Промысл, во-вторых, ощущает Божественное Присутствие в своей жизни и жизни окружающих, а тому, кто пребывает с Богом, ничего не страшно. Из опыта духовной жизни познавая любовь Божию, истинные христиане доверяют Ему, ходя перед Ним и с радостью трудясь в Доме Отца Небесного.

   Признаки последнего времени были явными уже в далекие времена. Апостол Иоанн Богослов писал первым христианам: «Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире. Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире». Но что говорит своим духовным чадам Апостол Любви? «Дети! вы от Бога, и победили их; ибо Тот, Кто в вас, больше того, кто в мире» (1 Ин. 4, 1-4).

   По слову Апостола, Бог «больше сердца нашего и знает всё» (1 Ин., 3, 20). Праведники побеждают дух антихристов тем, что живут в Боге, Духом Божиим.

   На Страшном Суде человек не только встретит Грядущего во славе Христа, но увидит в истинном свете и самого себя. Он поймет, насколько он далек от Своего Создателя или близок к Нему. Митрополит Афанасий Лимассольский в беседе с сестрами нашей обители сказал: «Люди, бывает, часто так говорят: “Ну, у меня больших грехов нет, я не убил, не украл, больших грехов я не совершал. Значит, нет у меня грехов”. Не в этом проблема. Мы не убили, не украли, а где же покаяние? Где Господь – а где я? Каков Господь – и каков я? Это расстояние меня ранит. Я вижу, что являюсь образом Божиим, но на Него не похож»[7] .

   Преподобный Ефрем Сирин говорит о Страшном Суде так: «Все облекутся там в душевное сокрушение, кроме совершенных. Восскорбят нечестивые, потому что не думали о конце, грешники, потому что не искали спасения в покаянии и милосердии к ближним. Восскорбят и любившие правду, если не пребыли постоянными, и каявшиеся, если не исправились. Когда увидят они там венцы победителей, … узнают, … как благ и милостив Господь к чтущим Его» [8].

   Святитель Иоанн Златоуст обращается к своим слушателям с увещанием: «…Перенесись мыслию на небо и представь тот страшный день, в который придет Христос. … И силы небесныя, говорится в Писании, подвигнутся (Мф.24, 29). Тогда отверзется все небо и сойдет Единородный Сын Божий в сопровождении …тысяч и десятков тысяч ангелов и архангелов, и все будет исполнено страха и ужаса, земля разверзется, и все люди, когда-либо существовавшие, от Адама до настоящего времени, восстанут из земли и предстанут пред Богом, а Он Сам будет блистать такою славою, что солнце и луна скроют весь свой свет, который помрачится Его сиянием. Но – как прискорбна великая наша безчувственность! Когда ожидаются такие блага, мы еще пристращаемся к благам земным и не разумеем злобы диавола, который чрез маловажное лишает нас великого, дает грязь, чтобы отнять небо, показывает тень, чтобы удалить от истины, представляет великолепие в сновидениях (ибо таково мирское богатство), чтобы, когда придет тот день, явить нас беднейшими из всех. Зная это, возлюбленные, будем избегать коварства его, будем опасаться осуждения вместе с ним, чтобы не сказал нам Судия: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его (Мф.25, 41)» [9].

   Святитель Феофан Затворник пишет: «Господь Милосердый всех готов простить, только покайся и прибегни к Его милосердию. Если б и бесы покаялись, и те были бы помилованы. Но как они закостенели в упорном противлении Богу, то и нет им помилования. То же в отношении к людям. Невозможно помилование тех, которые упорно противятся Богу. Что такие есть, это, думаю, вы знаете. Что многие из таких и на тот свет отходят богоборцами и богоненавистниками, и этого, полагаю, отрицать не станете. Что же их там ожидает? Уж видно что! Как они Бога знать не хотели, то и Бог скажет им: “Не вем вас, отойдите”. – А когда такое решение от Бога изойдет, кто отменит его? Вот и вечное отвержение, — печать ада! Остается строить надежду, нет ли покаяния за гробом? О, когда бы возможно было это?! Какое бы облегчение нам грешным! …Но то наше горе, что надежды-то такой не на чем основать. Закон жизни таков, что коль скоро кто положит здесь семя покаяния, хоть бы то при последнем издыхании, то уже не погибнет. Семя сие возрастет и плод принесет – спасение вечное. А коль скоро кто здесь не положит семени покаяния и перейдет туда с духом нераскаянного упорства в грехах, то и там навеки останется с тем же духом, и плод от него вовеки будет пожинать по роду его, Божие вечное отвержение…» [10]

   Один из главных признаков последних времен, указанный самим Спасителем, таков: за умножение беззакония во многих оскудеет любовь. Поэтому апостол Иоанн так призывает христиан к умножению правой веры и любви друг ко другу: «И сия есть заповедь Его, да веруем во имя Сына Его Иисуса Христа, и любим друг друга» (1 Ин. 3, 23). «Это сжатое Евангелие спасения, – пишет преподобный Иустин Челийский. – Вера во Христа и в Божественную любовь. Эти две заповеди, в действительности, составляют одну, поскольку составляют одно чувство и одно настроение. Кто верует в Христа, тот верит, потому что Его любит. От веры возрастает любовь, и от любви – вера, поскольку одна посредством другой развивается и совершенствуется» [11].

   В своем толковании на Первое Соборное послание Апостола Иоанна преподобный Иустин (Попович) размышляет о любви Христовой и значении взаимной любви во Христе: «Пример любви и человеколюбия… – это Господь Иисус Христос. Мы должники любви Христовой, которую мы непрерывно видим, которой живем и которой мы не заслуживаем, и ради этой любви мы должны любить друг друга. Эта новая любовь и новая заповедь о любви. Новая, потому что она любит человека, несмотря на то, что он грешен. Новая, потому что милосердует о грешнике и … осуждает грех. Новая, потому что не убивает грешника по причине греха, но убивает грех и спасает грешника. Поэтому эта христоподобная любовь, столь совершенная и спасительная, стала первой обязанностью христиан» [12].

   Часто нам мешает любить осуждение ближних, которых мы судим предвзято, на основании наших собственных, ограниченных понятий о правде и справедливости. Мы осуждаем тех, кого нередко сами обижаем, соблазняем, подталкиваем ко греху, и на нас сбывается слово Спасителя: «Каким судом судите, таким будете судимы» (Мф. 7, 2). Между тем, «справедливость, единственная справедливость и истинная любовь к человеку состоит в том, чтобы считать и расценивать его как богоподобное и вечное создание, видеть в нем бессмертного и вечного брата... Только такая любовь знает истинного человека» [13].

   Если мы будем жить в покаянии и стремиться к любви во Христе, Вседержитель может продлить и наши дни, и жизнь мира. Ведь Он не только Справедливый, но и Милостивый Судия. Но и от нас Он желает, чтобы мы уподоблялись Ему в милости. «Блаженни милостивии, яко тии помиловани будут (Мф. 5: 7)»; «суд же без милости несотворшим милости» (Иак. 2: 13). «Милость соделывает человеков, преисполненных ею, богоподобными!» [14] – пишет святитель Игнатий (Брянчанинов).

   Да поможет всем нам Господь снискать Его милость и благоволение и в земной жизни, и на Страшном Суде Христовом, покаянием, богоугодной жизнью и стремлением к тому, чтобы, с Его помощью, наши сердца стали истинно любящими и милующими, ибо, как говорил духовник нашей обители: «Милости не будет там, коль немилостив ты сам».

Примечания:

[1] Сочинения Епископа Игнатия (Брянчанинова). Том четвертый. Аскетическая проповедь и письма к мирянам. Поучение в Неделю мясопустную. О Втором Пришествии Христовом. СПб.: Издание книгопродавца И.Л. Тузова, 1886. С. 41.

[2] Акафист о упокоении усопших. Кондак 6. М.: Издательство «Преображение», 1992. С. 519.

[3] См. Святитель Феофан Затворник. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться? М.: Издательство «Отчий дом», 2008. Письмо 9. С. 33-34.

[4] Сщмч. Фаддей (Успенский) Проповедь 42. Слово в Неделю мясопустную. Произнесено во Владикавказском кафедральном соборе 5 февраля 1917 года. (Владикавказские Епархиальные Ведомости, 1917. № 5. С. 152—157.) http://azbyka.ru/otechnik/Faddej_Uspenskij/propovedi/42

[5] Св. прав. Иоанн Кронштадский. Великий пост. Слово в Неделю мясопустную. Репринтное издание. М., 1991. С. 37.

[6] Что ожидает нас на Страшном Суде? М.: Издательство «Благо», 2000. С. 3. (См. Сочинения Филарета, Митрополита Московского и Коломенского. Т. I-V. М.: Типография А.И. Мамонтова, 1873-1885).

[7] Митрополит Лимассольский Афанасий побеседовал с сестрами монастыря о духовной жизни. http://mbrsm.ru/2016/09/12/mitropolit-limassolskij-afanasij-pobesedoval-s-sestrami-monastyrya-o-duxo...

[8] Симфония по творениям преподобного Ефрема Сирина. М.: Издательство «ДАРЪ», 2008. С. 4-5. Творения иже во святых отца нашего Ефрема Сирина. 3-е изд. Ч. 5. М., 1887. С. 239-240.

[9] Беседы св. отца нашего Иоанна Златоуста духовно-нравственного содержания. Беседа 2. М., 2000. С. 11-12.

[10] Святитель Феофан Затворник. Письма к разным лицам о разных предметах веры и жизни. Письмо 2. Репринтное воспроизведение издания 1892 г. М.: Издание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, Издательство «Отчий дом», 1995. С. 11-12.

[11] Прп. Иустин (Попович). Толкование на 1-ое Соборное послание святого апостола Иоанна Богослова. М.: Издательство Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1998. С. 102.

[12] Там же. С. 124.

[13] Там же. С. 40-41.

[14] Сочинения Епископа Игнатия (Брянчанинова). Том четвертый. Аскетическая проповедь и письма к мирянам. Поучение в Неделю мясопустную. О Втором Пришествии Христовом. Указ. соч. С. 44


Материалы по теме

Публикации

Доклады

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ