«Если все правильно организовать, ничто не помешает молитвенному деланию…»

Игумения Елисавета (Жегалова)

В этом твердо убеждена игумения Елисавета (Жегалова) – настоятельница Свято-Троицкого Стефано-Махрищского ставропигиального женского монастыря. И более двадцати лет назад, когда только начиналось возрождение древней обители, матушка понимала, что выполнение богослужебного молитвенного устава должно быть на первом месте. И сегодня, когда число насельниц обители достигает почти 90 человек, а саму обитель не узнать (благолепные храмы; ухоженная территория, которую с любовью называют «кусочком Крыма»; современное подсобное хозяйство; детский приют), молитва по-прежнему остается стержнем монашеской жизни, ее незыблемым фундаментом. Времени у сестер хватает на все: и на ответственное выполнение послушаний, и на участие в богослужениях, и на келейное правило. А еще – на чтение духовной литературы, которая не пылится на полках большой монастырской библиотеки, а очень даже востребована. О многих проблемах современного монастыря и жизни монашествующих мы говорили с игуменией Елисаветой. Но первый вопрос был таким:

– Матушка Елисавета, в честь какой святой вас нарекли в постриге?

– Нарекли меня в честь преподобномученицы Великой княгини Елисаветы Феодоровны. Постриг я принимала в Шамординской обители. Настоятельница монастыря, ныне покойная игумения Никона (Перетягина), спросила меня и другую сестру, какие имена мы бы хотели носить. До этого я десять лет подвизалась в Свято-Успенском Пюхтицком монастыре, и вот однажды туда прислали из Джорданвилля книгу Любови Миллер «Святая мученица Российская Великая княгиня Елизавета Федоровна», прочитав которую я так прониклась любовью к Великой княгине, что ее имя стало для меня родным и близким. Но, поскольку у нас она еще не была канонизирована, я назвала матушке Никоне еще одно имя. И вдруг, кажется, за неделю до моего пострига Архиерейский Собор Русской Православной Церкви причислил ее к лику святых новомучеников Российских!

– Наверное, для вас это было как чудо. А повлияло ли каким-то образом имя небесной покровительницы на ваш монашеский путь?

– Я очень благодарна Богу, что ношу имя этой святой. Но быть похожей на нее, то есть иметь такую самоотверженность, такую великую любовь к людям, невероятно сложно. К этим духовным вершинам надо взбираться и взбираться.

– И в то же время одна из таких «вершин» взята. В непростое для монастыря время, отмеченное трудностями разного рода, вы, тем не менее, озаботились попечением обездоленных детей...

– Это вовсе не моя заслуга. Все получилось так: наш благотворитель Эраст Николаевич Поздышев, руководивший государственным концерном «Росэнергоатом», однажды сказал: «Давайте сделаем детский приют». Мы тогда жили в стесненных условиях, вокруг царила разруха, и трудно было даже представить, где и как тут можно разместить детей. Однако Эраст Николаевич, глубоко церковный человек, человек деятельный, пообещал выстроить специальный корпус в стенах обители. А вскоре последовали события, показавшие нам, что на создание приюта есть Воля Божия. Дело в том, что некая женщина попыталась организовать в нашей деревне Махра семейный детский дом и взяла на попечение нескольких детдомовских мальчиков и девочек. Она купила в Махре дом, приезжала сюда из Москвы, но ничего у нее не вышло. Ребята решили разбежаться кто куда. Правда, девочки, которые в воскресные дни приходили к нам на службу, и мы видели, что им здесь нравится, сказали: «Или вы возьмете нас к себе, или мы убежим из Махры». Пришлось их взять. Вначале те семь девчушек жили все вместе в одной из монастырских комнат, затем со временем они перебрались в выстроенный благотворителями корпус с удобными спальными комнатами, классом для занятий, уютной трапезной, библиотекой, небольшим спортзалом. И на сегодняшний день в приюте около тридцати подопечных. Такая вот история!

– Сильное впечатление на нас произвело подсобное хозяйство монастыря. Признаться, ни в одной обители мы не видели такого современного коровника с крышей, частично сделанной из прочного стекла, причем с той целью, как нам пояснили, чтобы попадающий через стекло солнечный свет улучшал настроение телят, быков и коров.

– О подсобном хозяйстве разговор особый. В любом сельском монастыре оно необходимо. У нас есть поля, огороды, курятник с пятьюстами кур, пчелиные ульи. Скотный двор, который вы видели, довольно-таки большой, но мы хотим развивать его дальше. Причин для этого много, и одна из них: надо думать, как жить и обеспечивать себя, поддерживать в должном состоянии транспорт, обновлять по весне некоторые монастырские здания, решать другие денежные проблемы, если вдруг не будет благотворительной помощи. Ведь сегодня человек, допустим, может дать какие-то средства на нужды монастыря, а завтра у него такой возможности уже не будет. Поэтому мы подумали, порассуждали, прикинули в уме и решили развивать сельское хозяйство. И в первую очередь, животноводство. Если сумеем выйти на хороший уровень, то сможем свои продукты, натуральные, без всякой там химии и ГМО, выращенные и произведенные с молитвой, продавать населению. Тогда нам не придется, что называется, побираться.

– А сейчас приходится?

– Пока что все работает на организацию дела, на перспективу, и серьезного дохода у нас еще нет. Когда, например, монастырь, получил счет за газ и электричество, израсходованные в январе нынешнего года, и там была выставлена фантастическая сумма в 500 тысяч рублей, конечно, пришлось обращаться к людям, способным такую сумму оплатить. Иначе нам бы все отключили, и страшно подумать, что бы случилось...

Дохода пока нет, но экономия для самого монастыря большая. Нам не надо покупать молочные продукты, яйца – у нас все свое. Недавно мы приобрели хорошее итальянское оборудование, и итальянец-сыродел Иван (ударение на первом слоге) Новелли с помощью переводчика обучает сестер варить сыры, известные под названиями «Фантазия», «Моцарелла», «Рикотта». Мы сами печем разные сорта хлеба и пирожки с несколькими видами начинок – для себя и на продажу. Какая-то «живая копеечка» с этого всегда имеется, и часто нас это выручает.

Что касается животноводства, то сестры обители ездят на животноводческие выставки, которые проводятся на ВВЦ. Хорошо знают они дорогу и в Московскую сельскохозяйственную академию имени Тимирязева. К себе мы приглашаем специалистов фермерских хозяйств, готовых подсказать, чем и как надо кормить коров, чтобы получать хорошие надои молока. Кроме того, к нам приезжают профессора из Москвы и Санкт-Петербурга, и, общаясь со всеми специалистами, сестры набираются опыта.

– Матушка Елисавета, по вашему благословению мы побывали в просторной иконописной мастерской и познакомились с ее хозяйками – двумя монахинями-иконописцами. Заглянули также в медицинский кабинет, который поразил не меньше, чем скотный двор. Настоящая современная медицинская амбулатория! Заходишь туда и понимаешь, насколько серьезно в монастыре заботятся о телесном здоровье сестер, проводящих время в трудах и молитвах. Но особую радость мы испытали в монастырских храмах. Это было не просто сильное впечатление. Впечатление неизгладимое! Подумалось: если насельницы обители с огромной любовью восстанавливали разрушенные храмы, то с какой, должно быть, любовью к Богу и людям они здесь молятся?!

– Скажу вот о чем: сейчас как бы одновременно у тех российских монастырей, что прошли двадцати- или двадцатипятилетний восстановительный период (тяжелый, напряженный, суетный), наблюдается стремление к уставной духовной жизни. Заметен всеобщий подъем. И вот на памятных всем нам Международной конференции в Свято-Троицкой Сергиевой лавре «Монастыри и монашество: традиции и современность», на XXII Международных Рождественских образовательных чтениях (направление «Монашеская традиция: от древности до наших дней») был очевиден живой интерес игуменов и игумений, сестер и братии наших обителей к жизни греческих монастырей. Почему? Объяснение простое. Потому, что там не прерывалась богослужебная традиция, традиция молитвенного делания. А наши монастыри стараются эту традицию у себя возродить. Все, в том числе и мы, понимают, что будет много трудов, проблем и скорбей и по-прежнему предстоит где-то добывать деньги на разные монастырские нужды, но в основном-то все уже образовалось! Мы в Стефано-Махрищском монастыре живем теперь спокойной размеренной жизнью, – слава Богу, появилась такая возможность. Никто из сестер не торопится, не суетится: мол, быстрей, быстрей все надо сделать! Богослужения, монашеское молитвенное правило являются приоритетами. Повторю, что даже при большом хозяйстве, при любой нагрузке можно постараться все так организовать, распределить, чтобы у сестер оставалось время и на келейную молитву, и на службы в храме. У нас, замечу, каждый день вывешивается расписание: куда какая сестра идет на послушание; с каких часов она трудится. Много лет я его составляла, но сейчас народу прибавилось и тяжеловато стало. Теперь расписание составляет благочинная, хотя, конечно, под моим контролем. А расписание певчих по-прежнему составляю я, указывая, какие песнопения мы исполняем в субботу, какие – в воскресенье. Я сама певчая – пела на клиросе и в Пюхтицах, пою и здесь...

– А кто духовник вашей обители? Какие взаимоотношения у вас с ним сложились?

– Духовником обители является насельник Троице-Сергиевой лавры архимандрит Мефодий (Ермаков). Великим постом он приезжает к нам каждую неделю. Я за сестер спокойна: у них есть возможность исповедовать свои помыслы, просить совета у монаха высокой духовной жизни. Иногда я тоже советуюсь с батюшкой по поводу той или иной сестры, и он всегда деликатно высказывает свое мнение, никогда ничего не навязывая. Так что взаимоотношения у нас замечательные. Какое-то время отец Мефодий был келейником у старца Кирилла (Павлова), многолетнего духовника Троице-Сергиевой лавры, и это много значит.

– Наверное, у некоторых сестер есть духовные отцы, у которых они начали окормляться еще до прихода в Стефано-Махрищский монастырь?

– Есть. И тоже в Троице-Сергиевой лавре. Сестры нечасто просят отпустить их к своему духовному отцу, но когда они просят, я со спокойной душой разрешаю. Потому что знаю: это замечательные батюшки, и от встреч с ними будет только польза.

– Матушка, вы как член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви участвовали в разработке проекта документа «Положения о монастырях и монашествующих». Можете рассказать, как шла работа над ним?

– Напряженно, ответственно и интересно. Часто собирались совещания. Председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству архиепископ Сергиево-Посадский Феогност подвигал нас к деятельному участию в этой работе. Многие, исходя из своего опыта, высказывали свое мнение. Нам давались какие-то темы, кто-то писал доклад. Потом на совещания стали приезжать наместники и игумении ставропигиальных монастырей тоже со своими взглядами на проблемы. Во всем чувствовалась творческая атмосфера, и мне это очень нравилось. Вообще в последнее время жизнь Русской Православной Церкви настолько оживилась, стала динамичной, появился интерес к монашеству, устройству монашеской жизни в монастырях, так что документ, о котором мы говорим, на мой взгляд, очень своевременный.

– Еще хочу вас спросить о монашеских форумах, конференциях. Нужны ли они для монашествующих, или все же это обременительно – приезжать на них, что-то часами обсуждать, отрываясь от неотложных дел своего монастыря? Кстати, один серьезный церковный публицист в статье «Не читайте форумов перед обедом», написал, что церковные люди часто не знают, о чем им говорить на таких форумах друг с другом. И тогда, по его словам, начинается «пинг-понг» цитатами из Святых Отцов...

– Если конференции проводятся не слишком часто, то это необременительно и польза от них большая. Мне лично они многое дают. Мы, к примеру, живем-живем в своем монастыре и думаем: как все у нас хорошо, как правильно все обустроено! А послушаешь выступления других игумений или игуменов и начинаешь понимать, что это лучше сделать так, а это – вот так. То есть нельзя стоять на одном месте, надо развиваться. И как раз церковные конференции, форумы дают стимул для дальнейшего развития монашеской жизни. А по поводу «пинг-понга» я категорически не согласна. Даже если в иных докладах бывает много цитат из Святых Отцов, то, полагаю, лишний раз услышать их духоносные мысли никому из нас не помешает.

– И последний вопрос, матушка. Вернемся к вашему монастырю – к детскому приюту. Интересно, его воспитанницы, среди которых мы увидели и девочек-школьниц, и дошколят, знают жития великих святых: преподобного Сергия Радонежского и его духовного друга и сподвижника, основателя вашей обители преподобного Стефана Махрищского? Чтут их?

– Эти два великих святых им особо близки. Девочки не раз совершали паломничество в Троице-Сергиеву лавру. Все они хорошо знают тот факт, что однажды Игумен Земли Русской преподобный Сергий, терпя скорби от братии, покинул родную обитель и пришел в Махрищскую пустынь, где несколько дней провел с преподобным Стефаном в беседах о спасении души. Юные воспитанницы, как и сестры обители, постоянно с молитвою обращаются к небесному покровителю монастыря преподобному Стефану, Махрищскому чудотворцу. Каждую неделю они бывают на службе, исповедуются и причащаются. И я вижу, с каким благоговением девочки прикладываются к раке, поставленной над почивающими под спудом мощами великого святого. Не могу не сказать, что, подрастая, достигая совершеннолетия, наши воспитанницы самостоятельно, без всякого давления, выбирают свой дальнейший путь – работу, учебу в высшем учебном заведении. Мы с сестрами радуемся их успехам и надеемся, что та «закваска», которую они получили, живя при монастыре, тот молитвенный настрой и настрой на доброделание помогут им в жизни.

Беседовала Нина Ставицкая
Фотограф: Владимир Ходаков


Материалы по теме

Публикации

Участники международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества»
Игумения Елисавета (Беляева)
Архиепископ Никон (Рождественский)
Казанская Амвросиевская пустынь в Шамордино
Участники международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества»
Игумения Елисавета (Беляева)
Архиепископ Никон (Рождественский)
Казанская Амвросиевская пустынь в Шамордино

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Епископ Лидры Епифаний, настоятель святого царского ставропигиального монастыря Махера
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Блаженнейший Митрополит Онуфрий
Епископ Лидры Епифаний, настоятель святого царского ставропигиального монастыря Махера
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Блаженнейший Митрополит Онуфрий