Эти люди уверены, что смерть за Христа – высшее благо, которого может удостоиться человек

Игумения Елисавета (Позднякова)

В октябре 2022 года по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла группа игумений монастырей Русской Православной Церкви во главе с епископом Сызранским и Шигонским Леонтием совершила девятидневную паломническую поездку в монастыри Египта. Поездка была организована Синодальным отделом по монастырям и монашеству совместно с Отделом внешних церковных связей Московского Патриархата и стала очередным этапом в развитии взаимодействия коптского монашества и монашества Русской Церкви. «Монастырский вестник» попросил игумению Елисавету (Позднякову), настоятельницу ставропигиального монастыря Марфо-Мариинская обитель милосердия поделиться впечатлениями о посещении древних христианских святынь.

Матушка, в восприятии обычных людей Египет – страна, в которой государственной религией является ислам. При этом христиане всего мира особо почитают древние святыни этой страны. Теперь же, благодаря поездкам членов Коллегии Синодального отдела по монастырям и монашеству, мы узнаем много важного и интересного о жизни египетского монашества. Как сегодня удается христианской монашеской традиции сохраняться в стране, где большинство жителей исповедуют ислам?

Наверное, это было бы невозможно, и только Промысл Божий и искренняя, детская, вера этого народа, его полная преданность Христу позволяют этому быть. Христиане Египта до сих пор живут так, как жили первые последователи Спасителя, они безусловно доверяют Христу.

Мы не впервые встречаемся с египетским монашеством, поэтому всё, что мы увидели, было для нас вполне ожидаемым. Можно даже сказать, что эта поездка была для нас долгожданной, потому что после первого посещения Египта мы очень надеялись еще раз побывать на этой благословенной земле, чтобы вновь прикоснуться к ее святыням.


Египетский народ принял христианство одним из первых на планете. Мы знаем, что египтяне чтят память о посещении Палестины Святым Семейством. Коренное население Египта, копты, – христиане, которых сейчас осталось совсем мало, так как в VII веке Египет был завоеван арабами-мусульманами, и с тех пор большая часть жителей этой страны исповедует ислам. Но до этого события египетский народ принимал живое участие в церковной жизни. Коптская Церковь и сегодня относится к числу дохалкидонских Церквей, а это говорит о том, что христиане Египта не оставались безучастными к жизни Вселенской Церкви. К сожалению, на Халкидонском Соборе произошел раскол, но, тем не менее, копты были и остаются христианами с самого начала христианской цивилизации. Они – хранители самых древних святынь, думаю, я не согрешу, сказав, что в большинстве своем они и до сих пор живут так, как жили первые христиане.


Эти люди и сегодня уверены, что смерть за Христа – это высшее благо, которого может удостоиться человек. Программа нашей поездки включала в себя и встречи с детьми. Одна из таких встреч состоялась у пещеры преподобного Антония Великого. Мы подарили детям конфеты, иконочки, а они решили отблагодарить нас и спели нам песни на коптском и арабском языках. Это была их личная инициатива. И когда я спросила, о чем их песни, выяснилось, что главный смысл этих песнопений заключается в том, что дети осознают себя частью Церкви мучеников, что, являясь потомками святых, пострадавших за Христа, продолжают и сегодня служить Господу. То есть, с самого раннего возраста детей здесь воспитывают на примерах святых, пострадавших за веру, которые в бесчисленном количестве есть в этой Церкви.

Что же касается египетского монашества, то до знакомства с ним мы полагали, что великие святые, просиявшие в монашестве Древней Церкви, такие как преподобные Антоний Великий, Макарий Великий и другие, жили когда-то давно, но сейчас все изменилось, и от современного человека трудно ожидать подобных подвигов. Однако, приезжая в Египет, снова и снова мы убеждаемся в том, что монашеская традиция жива и никогда не прерывалась.

Помню, как игумен одного из монастырей рассказывал нам о своем монастыре и, в частности, о том, что примерно в Х веке на обитель регулярно совершались набеги арабов. Они вырезали практически всех насельников (а монастыри там очень многочисленные), и лишь единицам удавалось убежать в пустыню, чтобы спрятаться от гонений. И я спросила: «Как много времени требовалось на восстановление монастыря после этих набегов? Как быстро возрождалась монашеская жизнь в обители?» Игумен был удивлен моим вопросом и ответил: «Когда арабы уходили, в монастырь возвращались те, кто прятался в пустыне, и снова начинали жить в обители».

Монахи просто дожидались, когда уйдут арабы, и возвращались в свой монастырь. Такая вера народа и великие святыни этой земли, конечно же, имеют особенное значение для христианства. Начиная с IV века и до наших дней христиане Египта живут в сложившейся традиции, которая предполагает готовность пострадать за свою веру. И для них это настолько естественно, что они, кажется, не представляют, что может быть иначе. Один наш давний друг, мирянин, человек, который всей своей жизнью служит Церкви, сказал так: «Мы, как и все люди, конечно же, боимся смерти от тяжелых болезней, боимся страданий, которые являются следствием войн и катастроф, но мы жаждем смерти за Христа». Копты рассказывали нам, если они узнают, что в каком-то храме готовится теракт, люди идут туда, чтобы принять мученическую кончину.

Монашество здесь настолько живое, что наряду с общежительной его формой существует даже столь редкая для нашего времени форма как анахоретство. Есть отшельники, которые живут в пустыне без общения с братией. Мы спросили, как они живут? И в ответ услышали: «Как они живут, знают только они сами и их духовники».


После предыдущего посещения святынь Египта делегацией Русской Православной Церкви игумения Иулиания (Каледа), заместитель председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству рассказывала, насколько тщательный отбор проводится для желающих поступить в монастыри. Ситуация не изменилась? «Конкурс» по-прежнему большой?

За время последней поездки мы узнали об этой стороне монашеской жизни еще более подробно, и для нас это было весьма поучительно. Монашество – особый, прекрасный и прямой путь ко Христу, но в то же время очевидно, что он не для всех. На земле есть много других возможностей послужить Господу, да и вообще, чем бы ни занимался христианин, его жизнь может и должна быть служением Богу и Церкви. Монашество – лишь один из путей спасения.

В коптских монастырях существуют довольно строгие правила отбора в обители. Человек, желающий поступить в монастырь, должен вести благочестивую жизнь. Предполагается, что с детства он живет в Церкви, а к 25 годам уже посвящен в первую церковную степень. У нас это чтецы, у коптов – диаконы. Молодой человек должен регулярно бывать в том монастыре, где хотел бы подвизаться, приезжать туда потрудиться, чтобы братия имели возможность узнать его поближе. До поступления в обитель он должен получить высшее образование, причем по такой специальности, которая была бы полезной в монастыре. После чего немного поработать, года два, и только потом начинать свой путь в монашестве.

Когда он впервые приходит к игумену на собеседование, его расспрашивают, как он живет и с кем, чем занимается, где работает, способен ли обеспечивать себя самостоятельно или «сидит на шее» у родителей, а работает лишь для вида. Священноначалие старается понять, насколько искренним и твердым является его желание быть монахом, не идет ли человек в монастырь на «все готовое» просто потому, что не умеет ничего делать сам?

Затем молодого человека приглашают пожить какое-то время в монастыре и снова наблюдают за ним – насколько он коммуникабелен или конфликтен, умеет ли слушаться, любит ли бывать в храме, способен ли соблюдать определенные правила монашеского общежития. И мало этого – наблюдая за послушником, игумен пытается понять, доставляет ли ему радость монастырская жизнь. Ведь это всегда можно заметить по внешнему виду человека, его выражению лица: улыбается ли он, приветлив ли с окружающими... И только после продолжительного периода испытаний ему может быть позволено остаться в монастыре.

В мужских монастырях в течение первого года кандидат в монашество носит белую одежду. Если по истечении этого срока священноначалие принимает решение продлить время его пребывания в монастыре, он получает одежду небесно-голубого цвета. И только после трех-четырех лет пребывания в обители человека постригают в монахи. При условии, что родственники не против его решения. И еще надо сказать, что кандидат не должен быть единственным ребенком в семье, потому что единственный ребенок должен будет ухаживать за родителями, когда те состарятся.

Еще есть, кажется, ограничения по здоровью для будущих монахов…

Да, конечно. Если игумен склоняется к тому, чтобы принять человека в свою обитель, перед этим кандидата направляют на медицинское обследование. Будущий брат должен пройти психиатра и других специалистов, которые могли бы беспристрастно оценить состояние его здоровья. И лишь при наличии удовлетворительного заключения врачей он может быть принят в монастырь.


В некоторых женских монастырях Египта игуменом и духовником является архиерей. Это несколько необычно для нашей традиции. Бывали ли Вы в этих монастырях?

В этот раз мы побывали в трех таких монастырях, они были образованы сравнительно недавно, наверное, в течение последних двадцати-тридцати лет, и в самом деле настоятелями и духовниками там являются епископы. Мы спрашивали, для чего установлена такая форма управления женскими обителями, и в одном из монастырей нам ответили, что эта мера временная. Перед владыкой стоит задача устроить жизнь обители и потом уже поставить туда игумению. С другой стороны, все три монастыря существуют уже более двадцати лет, и «временная мера» до сих пор действует.

Конечно, в каждом монастыре есть и старшие сестры, они, в свою очередь, тоже занимаются управлением монастыря, когда архиерей исполняет архипастырские обязанности, но все-таки основное руководство в этих монастырях осуществляет владыка.

Есть ли еще какие-то особенности духовной жизни коптов? Скажем, отличия в молитвенном правиле или богослужении?

Это, конечно же, совсем другая Церковь. Но интересно, что обе Церкви, редко контактировавшие друг с другом, имеют много общего. Иначе как действием Духа Святого это объяснить невозможно.

Из заметных особенностей можно отметить, например, что копты разуваются перед входом в храм. Обыватели считают эту особенность характерной для ислама, мусульмане ведь тоже всегда разуваются при входе в мечеть. На самом же деле изначально этот обычай пришел из христианства, так верующие на востоке проявляли благоговение к храму.

Что касается богослужения и правила... Правило коптских монахов состоит из суточного круга богослужения. Насколько мы поняли, они стараются выполнять все части суточного богослужения в свое время. То есть, первый час, третий, шестой, девятый, вечерню, утреню – монах должен вычитывать в положенное для молитвы время вне зависимости от того, где он находится. Если мы правильно поняли переводчика, то во время келейной молитвы копты читают каноны и Псалтирь.


Еще одной особенностью можно назвать тот факт, что в монастырях Египта отношение к Иисусовой молитве несколько отличается от нашего. В большинстве обителей к ней относятся, скорее, как к способу сохранить ум от помыслов во время послушаний, Иисусова молитва не является обязательной частью молитвенного правила. Хотя в одном из женских монастырей епископ, который его возглавляет, сказал, что в правило сестер входит от пяти до десяти тысяч молитв в день. Но мало этого. Один раз в месяц у них бывает келейный день, когда сестры молятся сугубо. И в этот день они удваивают количество всех молитв. Также сестры совершают от пятидесяти до трехсот поклонов, и это количество тоже удваивается в келейный день. Как говорят сами монахини, все послушания исполняются ими в монастыре между богослужениями. Таким образом, получается, что они живут в суточном круге.

Матушка, бывая в Египте, православные не имеют возможности молиться вместе с коптами. Но мы знаем, что нашей делегации было благословлено служить Литургии у христианских святынь. Расскажите, как это происходило?

Разделение между Церквами не позволяет православным христианам вступать в евхаристическое общение с коптами, поэтому, к сожалению, при всей нашей взаимной любви мы не молимся вместе. Мы ни разу не были в коптских монастырях на Литургии. Нам давали возможность помолиться отдельно, предоставляя престол не в алтаре, а вынося его на центральное место в храме. Владыка – делегацию возглавлял епископ Сызранский и Шигонский Леонтий – брал с собой антиминс, на котором служил. И еще, в этом году Господь сподобил нас помолиться за Божественной литургией у пещеры преподобного Антония Великого.


Что подразумевает диалог между Церквами, ради которого предпринимаются подобные поездки?

Со стороны Русской Православной Церкви ожидаемым результатом диалога в идеальном варианте должно стать объединение дохалкидонских Церквей со Вселенским Православием. Но для этого вторая сторона должна принять решения всех Соборов, начиная с Халкидонского, всё наше богословие, все догматы. Я, конечно, не канонист, но мне представляется важным уже то, что этот диалог ведется, и мы находим общие точки соприкосновения.

Матушка, чем лично для Вас была полезна эта поездка? Расскажите, пожалуйста, немного о своих впечатлениях.

Соприкосновение с этими людьми, их верой для нас было подобно соприкосновению с каким-то другим миром. Мы всякий раз словно приобщаемся к чему-то настоящему, чистому, глубокому... Своим сестрам я рассказывала, что от общения с монашествующими Египта возникает ощущение непрестанного пребывания в атмосфере молитвы. Когда коптские монахини говорят: «Препоручите все свои проблемы Богу и забудьте о них. Господь Сам пошлет вам помысел, как устроить всё наилучшим образом», – это не вызывает никаких сомнений. Они рассказывают о чудесах, которые происходят с ними или на их глазах, и присутствие Божие в эти минуты становится настолько близким и осязаемым, что ты словно погружаешься с головой в атмосферу детской и безусловной веры.

Для нас – это именно школа живой веры, веры без сомнений… Когда просишь Бога о чем-то, разве можно сомневаться в том, что Он даст тебе всё, о чем ты Его просишь?! Обязательно даст! Такой пример очень вдохновляет и рождает огромное желание идти этим путем до конца, осознавая, что Господь всегда рядом, что Он такой же, как и в IV веке. Ничего не изменилось.


Огромное впечатление произвело на всех нас посещение храма в деревне Аль-Оур близ города Самалут в провинции Минья. Именно из этой деревни родом были люди, которых теперь называют Ливийскими мучениками – обычные сельские жители, принявшие в 2015 году смерть за Христа. 16 человек – родом из этой деревни и еще 4 из окрестных селений поехали на заработки в соседнюю страну – Ливию. Всех их и еще одного угандийца похитили боевики радикальной организации «Исламское государство» (она запрещена в России и других странах) и мучили 45 дней, а потом решили устроить показательную казнь, чтобы весь мир увидел, что будет, как выражались игиловцы, с каждым «почитателем Креста». Это жестокое массовое убийство невинных людей было записано на видео. Ролик с названием «Послание, написанное кровью и адресованное народу Креста» потряс весь мир. Позже расследование египетских спецслужб показало, что страдальцев пять раз выводили на берег, их ставили на колени, приставляли ножи к горлу, автоматы к вискам... Это были своеобразные «репетиции» казни.

Все это время их родные, наложив на себя строгий пост, молились, но не о том, чтобы Бог сохранил жизни их родным, а о том, чтобы они не отказались от веры. И Господь услышал их молитвы – ни один человек не предал Христа.

В день казни, 15 февраля, президент Египта объявил семидневный траур по убитым христианам. Патриарх Коптской Церкви Тавардос Второй благословил прославить их в лике мучеников за веру.

Сегодня большой храм-мемориал, построенный в честь Ливийских мучеников в Самалуте, – главная достопримечательность этой местности. Взору входящих открываются фигуры новомучеников. Копты создали портретную копию каждого человека. Перед алтарем под стеклом находятся гробы, в которых сюда были привезены их тела. Здесь же – земля с места казни, одежда, личные вещи. На стенах храма запечатлена история подвига. Мощи страдальцев пребывают в алтаре в специальной закрытой раке.

Эти простые ребята, наши современники, явили удивительный пример стойкости в вере, и теперь им молятся как святым. Примечательно, что желанием умереть за Христа был вдохновлен и тот самый угандиец, который оказался среди них. Мучители готовы были отпустить его, потому что он не был христианином, но этот человек пошел до конца и, как христиане первых веков, погиб вместе с остальными, крестившись кровью.

Не так давно открылись новые подробности жестокой казни. Спецслужбы Египта задержали террориста, который был водителем и принимал непосредственное участие в этих событиях. Он возил мучеников на место казни и слышал, о чем они говорили. Именно он рассказал, что самый молодой парень всячески укреплял и поддерживал остальных, говорил, что надо выстоять. Этот же водитель детально описал мучения, рассказал о неоднократных «репетициях» казни и том, что мужчины только шептали молитвы, и ни один из них не дрогнул.

Меня особенно тронули рассказы о родителях ребят. Когда в сети появились кадры этой ужасной казни, отец одного из них всё вглядывался в лицо своего сына, чтобы убедиться в том, что он не смалодушествовал перед лицом страданий. Сын достойно принял смерть за Христа. Нам это трудно представить – отец смотрит, как зверски убивают его ребенка, чтобы точно знать, христианской ли была его кончина. Конечно же, такой пример веры не может не принести пользу душе человека, ищущего спасения. Другое дело, сможем ли мы сохранить его в своих сердцах и следовать ему, если это от нас потребуется.


Матушка, история знает немало примеров высокой духовной жизни христиан в годы гонений на Церковь. Верно и то, что люди перестают напряженно молиться и быть внимательными к себе, когда в жизни все благополучно. Можно ли, наблюдая, например, за жизнью христиан в Египте, сделать вывод, что чем труднее живется человеку, тем лучше становится качество его веры?

Я не думаю, что здесь есть прямая связь. Те, кому Бог не нужен, какими бы ни были время и обстоятельства, будут вести привычный для себя образ жизни.

Чему нас учат Ливийские мученики или наша святая преподобномученица Елизавета? Христианин – это тот, кто всё, что бы ни происходило, принимает как из руки Божией и старается быть верным Христу в любых условиях. Мир ли, война ли, плохие люди находятся рядом с тобой или хорошие, – понимает, что Господь поставил тебя в такие обстоятельства. Великая княгиня Елизавета пережила две войны. Она понимала, что за наши грехи, или по каким-то другим причинам Бог посылает человеку всё это. Значит, мы должны делать то, что мы делаем обычно, как можно лучше, и оставаться христианами.

Наше время, наверное, не самое сложное. Возможно, еще и потому, что современные люди очень слабы и просто не вынесут того, что смогли пережить даже наши бабушки и дедушки во время Великой Отечественной войны. И я думаю, что самая главная задача, которая стоит перед нами, – оставаться христианами, а это значит, в том числе, не осуждать. Не осуждать и не считать врагами тех, кто является лишь орудием в руках Божиих. Кстати, этому тоже можно поучиться у коптов. Мы были поражены их отношением к тем, кто исповедует ислам и нередко является источником многих проблем для христиан в Египте. Не увидели ничего, кроме доброжелательного и миролюбивого отношения к мусульманам, не услышали слов осуждения, жалоб или гнева. А ведь конфликты на религиозной почве в этой стране часто становятся причиной страданий многих людей. Но христиане там словно на каком-то другом уровне понимают, что если Господь попускает быть страданиям, значит, для этого есть причины, а люди – лишь участники Божественного Промысла или Божественного попущения.


Беседовала Екатерина Орлова
Снимки предоставлены игуменией Елисаветой (Поздняковой)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Покровский Хотьков ставропигиальный женский монастырь
Николо-Угрешский ставропигиальный мужской монастырь
Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра
Крестовоздвиженский Иерусалимский ставропигиальный женский монастырь
Свято-Троицкая Сергиева Лавра. Ставропигиальный мужской монастырь
Свято-Богородице-Казанский Жадовский мужской монастырь.
Суздальский Свято-Покровский женский монастырь
Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь
Свято-Троицкая Сергиева Приморская мужская пустынь
Иосифо-Волоцкий ставропигиальный мужской монастырь