«Великая победа – наследие и наследники». Часть вторая

Участники XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений

Участники направления «Древние монашеские традиции в условиях современности» XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений поделились с корреспондентами «Монастырского вестника» впечатлениями от прошедшего форума.

Иеромонах Паисий (Новоженов), исполняющий обязанности наместника Свято-Успенского Старицкого мужского монастыря (Тверская и Кашинская епархия Тверской митрополии)

Мы, монахи, должны, прежде всего, призывать к миру, молиться за врагов... Не испытывать эйфорию от победы, потому что, даже если это наши земные враги, – все равно гибнут люди. Нам должно быть в равной мере скорбно из-за того, что люди довели мир, в котором живут, до войны. Я считаю, что нормальное состояние монаха – это скорбеть во время войны и призывать к миру через молитву. Монах с ружьем – исключение из правил. Лучше пусть он помолится, чтобы наступил мир между государствами… Нам надо другими глазами смотреть на военное противостояние – с великой болью. Когда старец Софроний (Сахаров) во время Второй мировой войны жил в пустыне на Афоне, он молился там за всех, плакал, и его сердце разрывалось. Он не слышал взрывов снарядов, но молился Богу, чтобы всё это прекратилось.

Всем известные старцы, которые воевали в Великую Отечественную, еще не были в то время монахами. Они были молодыми людьми и честно исполнили свой гражданский долг. Впоследствии они ведь не хотели вспоминать про ужасы войны… А мы, сегодняшние молодые, не видевшие этой страшной реальности, с энтузиазмом рассказываем о победах… Нужно молиться и любить всех людей вокруг нас, чтобы не допустить такого всплеска агрессии.

Для современных монахов самое трудное – это сохранение мира между собой и сохранение нерассеянной, сильной Иисусовой молитвы посреди многочисленных суетных хозяйственных попечений. Я очень хочу, чтобы монашеская жизнь имела некую стабильность. Хотя в наше время, естественно, это очень трудно.

В нашем монастыре, открытом заново более двадцати лет назад (а основанном в начале XII столетия), сейчас подвизаются трое насельников. Мы до сих пор переживаем период становления, и я нахожусь в молитвенном ожидании новых послушников. Понимаю, что быстро этого не произойдет, нужно прежде всего правильно закладывать фундамент, – тогда, найдя здесь стабильность духовной жизни, к нам будут приходить новые монахи, уверенно чувствующие, что в этом месте они могут спасаться, что их не ждет никакой крах через год-два. Потому что для послушника очень важна надежда на его перспективы в монастыре, в котором он примет постриг и в котором в свой срок скончается. Создание правильного духовного устроения – это самое главное сейчас.

Игумения Зоя (Абдрахманова), настоятельница Мало-Дивеевского Серафимовского женского монастыря (Сарапульская епархия Удмуртской митрополии)

Мы с сестрами впервые принимаем участие в Рождественских чтениях. Очень интересно не только доклады послушать, но и пообщаться, так как все мы – большая монашеская семья. Нужно отметить прекрасную подготовку конференции.

Тема этого года имеет отношение к каждому из нас, ведь все мы – внуки победителей. У нас в семье мои дедушки воевали, они пришли с фронта израненные и рано умерли. Маме было 6 лет, когда ее отец скончался, а папа в 8 лет остался без отца. Я выросла еще в советское время, и в школьные годы мы много помогали ветеранам. Мы их всех знали, у нас были подшефные. А начинала я свой монашеский путь в обители, где жили старенькие монахини, которые застали войну, сами воевали. Можно предположить, что для них война стала поворотом к новой жизни. У человека, столкнувшегося с таким ужасом, сознание меняется, появляются другие ценности… Наша монахиня-фронтовик не любила вспоминать и рассказывать о войне. То поколение вообще было немногословным. У нас есть матушки, которые трудились в тылу или были детьми этой страшной войны. И мы будем чествовать в этом году всех, кто пережил испытания, выстоял и победил.

Иероним (Миронов), игумен, наместник Свято-Николаевского Верхотурского мужского монастыря (Екатеринбургская митрополия)

У основания христианского монашества стояли воины, которые оставили мир и ушли подвизаться ради Христа в войне уже не против врагов реальных, плотских, а против врага невидимого. Монашество очень тесно связано с воинским служением. Когда монаха облачают в соответствующие одежды при постриге, то произносятся слова, взятые из Послания к Ефесянам святого апостола Павла, и эти слова непосредственно указывают на детали воинского облачения: броня, щит, шлем, меч и т. д. (см. Еф. 6:10–17). Сама по себе идея борьбы, идея противостояния добра и зла является христианской. Вся наша земная жизнь – это невидимая брань. Христианство воспитывает мужество, самоотверженность, самоограничение.

Верхотурский монастырь – духовный оплот Уральского и Сибирского регионов. Я имею в виду не нас, подвизающихся там, немощных и грешных, а значение невидимой связи между миром земным и миром небесным. Как в великой Победе 1945 года участвовали святые (началась война в день Всех русских святых, а закончилась в день великомученика Георгия Победоносца), так и сейчас они, наши святые, борются за нас, помогают, поддерживают. Когда речь идет о возрождении нашего земного Отечества, – чтó мы одни, немощные, можем сделать без святых покровителей? Верхотурье дало очень много подвижников веры и благочестия. Наши верхотурские святые – это наша надежда на то, что Урал и Сибирь останутся опорным краем Российской державы. Для нас День Победы, в определенной степени – гражданская Пасха. Пасха – это победа над смертью, злом, силами ада. А великая Победа 1945 года была победой над земным злом, фашизмом, человеконенавистничеством – по своей сути сопряженными с адскими, противящимися Богу силами.

Игумен Филипп (Ельшин), насельник Свято-Троицкой Сергиевой лавры, член коллегии СОММ

Я почитаю преподобного Серафима Вырицкого. Будучи обеспеченным человеком, он пришел в монашество, причем в сложное послереволюционное время – в 1920-х годах написал прошение о принятии его в братию Свято-Троицкой Александро-Невской лавры. Это очень сильный поступок – отказаться от всего и пойти служить Богу. А его молитвенный подвиг во время войны – ежедневное моление на камне! У него было общение с Патриархом Алексием I, когда тот еще был на Ленинградской кафедре: преподобный Серафим предсказал, что он станет Предстоятелем Русской Церкви и будет возглавлять ее 25 лет. Это пророчество исполнилось. Конечно, это был молитвенник, молитвами которого выстояла Русская земля.

Мне очень сродни то, что говорил владыка Георгий, митрополит Нижегородский и Арзамасский. Он сказал о том, что мы живем в тучные времена. Я принимаю это и в отношение себя: сегодня линия фронта подчас проходит «по линии тарелки»: здесь можно послабление дать, а здесь – нет.

Эти встречи бодрят нас, настраивают, дают возможность, видя пример наших предков, оценить себя в современном мире. Я очень хорошо помню, как наших лаврских отцов – теперь уже никого из них не осталось в живых – пригласили в Кремль на торжества, когда праздновалось 50-летие Победы: там поздравляли, чествовали ветеранов. Они вернулись такими счастливыми… А теперь, я уверен, они за нас молятся. Они нас многому научили. И на нас сегодня лежит большая ответственность, нам сдаваться нельзя!

Игумения Смарагда (Зыкова), настоятельница женского монастыря в честь преподобномученицы Елисаветы Феодоровны в Алапаевске (Каменская епархия Екатеринбургской митрополии)

Монах и война… Все монахи, прошедшие войну, – необыкновенно крепки духом и стойки в вере. Преподобный Паисий Святогорец, наш современник – один из них. Старец сравнивал монаха с радистом на войне – он и сам был радистом. Что делает радист? Он вызывает подкрепление, держит связь с главным управлением. Монах вызывает подкрепление с Неба. Вот он просто ходит по монастырю и читает Иисусову молитву – он внутри себя. И в это время с небес прямым потоком идет благодать Божия, милость Божия, благословение Божие. Монах может об этом и не знать, а Господь хранит обитель от каких-то серьезных испытаний. Матушка Филарета, Пюхтицкая настоятельница, рассказывала, что Матерь Божия по молитвам и чистоте жизни сестер сохранила их обитель – ее не разорили, не взорвали. Также и Толгский монастырь. Намоленные места вопиют к Небу. И нередко бывает так, что уже ушедшие поколения монахов настолько укрепили связь этого места с Богом, что вот их уже давно нет на земле, а помощь с Небес идет. Случается ведь, что ныне живущие монахи видят своих почивших сестер, братьев молящимися за свою обитель. Если духовные очи открыты, то временных рамок нет.

Не случайно мы эту тему затронули. Все враги России ненавидят слово Победа, – ведь, по сути, весь мир был спасен от уничтожения… Монахи нередко жертвовали собой ради того, чтобы кого-то выручить из беды. У монаха нет привязок к этой земле, и он знает, что Господь за милость и его помилует. Поэтому многие укрепляли в себе дух и не оставляли движения к Небу.

Беседовала Юлия Стихарева

Материалы по теме

Новости

Публикации

Воспоминания участников Рождественских чтений об архимандрите Кирилле (Павлове)
Участники XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений
Участники XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений
Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий
Воспоминания участников Рождественских чтений об архимандрите Кирилле (Павлове)
Участники XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений
Участники XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений
Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий

Доклады

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Воспоминания участников Рождественских чтений об архимандрите Кирилле (Павлове)
Участники XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений
Участники XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений
Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий
Воспоминания участников Рождественских чтений об архимандрите Кирилле (Павлове)
Участники XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений
Участники XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений
Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий