Две Варвары в истории Сомовского монастыря

Священник Владимир Русин, председатель Историко-архивной комиссии Курской епархии

«Сама великомученица Варвара была святою руководительницей в иноческих подвигах и небесною покровительницею зарождающейся женской обители», – писал воронежский краевед о первых годах Варваринского женского монастыря в деревне Сомовка. Но в земной истории этой исчезнувшей (увы!) обители оставила заметный след и другая Варвара – Варвара Петровна Сомова. Овдовевшая помещица, поставив на ноги четырех сыновей, приняла в 1882 году монашеский постриг с оставлением прежнего имени. Она намеревалась быть простой инокиней в основанном ею монастыре. Однако Господь судил иначе. По определению Святейшего Синода ей пришлось стать настоятельницей. И это нелегкое послушание игумения Варвара (Сомова) несла до своего смертного часа, наступившего 29 июня 1887 года.

Паломничество помещицы в Коренную пустынь изменило жизнь Сомовки

Родилась будущая игумения 29 октября 1823 года неподалеку от места своего упокоения – в селе Берёзово Нижнедевицкого уезда Воронежской губернии. (Ныне это село, как и деревня Сомовка, относятся к Горшеченскому району Курской области). В Берёзово было поместье Петра Дмитриевича и Олимпиады Николаевны Измалковых – родителей игумении Варвары.

Крестил новорожденную священник местной Покровской церкви Изот Федоровский. Известны и имена крестных родителей. Ими стали помещик Нижнедевицкого уезда секунд-майор Аристарх Васильевич Решетов и родная бабушка крещаемой Наталья Петровна Беклемишева.

В год, когда родилась Варвара Петровна, её будущему мужу Михаилу Николаевичу Сомову уже исполнилось 11 лет. В 17 лет его приняли юнкером в егерский полк, и до 24-х лет Сомов нес службу, уволившись затем в чине поручика.

Михаил и Варвара после свадьбы жили в селе Губарево Землянского уезда Воронежской губернии. Там и появились на свет у Сомовых четверо сыновей. Старший Петр – в 1846 году, Митрофан – в 1849, Афанасий – в 1850, младший Сергей – в 1853. А в 1856 году, когда Варваре Петровне было всего 33 года, она овдовела. Тремя годами ранее умерла её мама, десятью – отец. Через три года после смерти мужа умер единственный брат Николай. Чреда смертей близких людей заставила Варвару Петровну по-иному взглянуть на скоротечные дни земной жизни. Она находила утешение в молитве, посещала святые места. И в 1863 году во время паломничества в Курскую Коренную пустынь, в этой «уединенной и мирной обители» Господь вложил в сердце Варвары Петровны желание построить храм в деревне Сомовка – родовом имении почившего супруга.

Церковь решили строить в саду, на месте беседки, в которой когда-то уединялась для молитвы и рукоделия Ульяна Ивановна Сомова – покойная свекровь Варвары Петровны. Через год получили разрешение на строительство. И 15 мая 1864 года в Сомовку из Нижнедевицка для освящения места закладки храма прибыл протоиерей Елисей Владимиров, благочинный.

Варвара Петровна с большим волнением ожидала этого события. Боялась, что освящение придется перенести на другой день из-за непогоды. Но к назначенному сроку гроза унялась, ветер утих, дождь прекратился и после «благорастворения воздухов» настало «тихое и безмолвное житие». День освящения промыслительно совпал с днем памяти преподобного Пахомия Великого – основателя многих египетских обителей. Это совпадение Варвара Петровна расценила как Божие благословение на устроение в Сомовке монастыря. И хотя от идеи до её воплощение был ещё долгий путь, именно с 15 мая 1864 года описатели обители ведут отсчет исторических дат.

Летопись утрачена, история сохранилась

Сведения по истории Варваринского монастыря содержались в летописи, которая велась насельницами. Две рукописи принадлежали самой основательнице игумении Варваре: «Исторический очерк Сомовской Варваринской общины» и «Достопримечательности Варваринского женского монастыря». К великому сожалению, все эти тексты безвозвратно утрачены. Однако в Российской Государственной библиотеке сохранилась брошюра «Описание Варваринского женского общежительного монастыря Нижнедевицкого уезда Воронежской губернии», изданная в 1902 году в Воронеже. Её подготовил священник Иоанн Константинович Попов, служивший в то время в обители.

Отцу Иоанну были доступны утраченные ныне рукописи. Кроме того, он пользовался метрическими книгами и очерком воронежского краеведа А.М. Правдина «Женские монастыри Воронежской епархии, основанные в XIX веке». Немало ценных исторических сведений священник узнал из первых уст: от сестер монастыря и сыновей Варвары Петровны.

Встречаются упоминания о сомовской обители и в дореволюционных путеводителях. Правда, их составители весьма скупы на слова. К примеру, Л.И. Денисов уделяет Сомовке несколько строк. И половину этого краткого текста занимает ориентация на местности: «Нижнедевицкий-Варваринский нештатный общежительный женский монастырь при деревне Сомовке, в 10 верстах от станции Горшечное Юго-Восточной железной дороги в 15 верстах от уездного города Нижнедевицка». Поэтому наиболее полным описанием истории остается брошюра священника Иоанна Попова. Её единственный недостаток в том, что повествование доведено лишь до 1902 года. А история-то продолжалась. И её можно проследить по разрозненным источникам.

«А я богата лишь усердием»

Деревушка Сомовка, спрятавшаяся от центральных проезжих дорог, не привлекала внимания путешественников. Поэтому в дореволюционных путеводителях Сомовский Варваринский женский монастырь чаще называют Нижнедевицким. По ближайшему заметному населенному пункту – уездному городку Нижнедевицку.

Первый храм в Сомовке, посвященный великомученице Варваре, строился по проекту воронежского архитектора Александра Кюи. Одновременно рядом шло строительство большого десятикомнатного дома с мезонином.

Через два года и пять месяцев церковь была готова к освящению. Освящать её приехал епископ Воронежский Серафим (Аретинский) 16 октября 1866 года. Ещё одна важная дата в истории обители. В этот день уже сам архиерей выразил желание устроить в Сомовке не просто новый приход, а новый монастырь. И уже на следующий день после освящения храма (о как действенно архиерейское благословение!) при нём начала собираться община женщин, желающих жить по иноческому уставу. В первое время наставницей их была игумения Воронежского Покровского женского монастыря Анастасия. Из всех желающих она оставила лишь двадцать женщин «примерной нравственности». Тех, кто действительно готов был «намаливать» место будущей обители.

Варвара Петровна подкрепила благочестивый порыв материальными средствами, пожертвовав зарождающейся обители земли и другие угодья в окрестностях Сомовки. Вскоре она прибыла в Воронеж, чтобы вновь встретиться с епископом Серафимом и обсудить детали. Однако даровать молитвенному дому при новопостроенном в Сомовке храме статус монастыря мог только Святейший Синод. Тут благословения епархиального архиерея было недостаточно.

Бывать длительное время в Петербурге Варвару Петровну вынуждали и семейные обстоятельства. Сыновья подрастали, и им нужно было искать свое место в обществе. Забегая вперед, можно сказать, что все они выросли, достойными людьми. Видя перед собой пример матери, братья Сомовы остались в истории воронежского дворянства как щедрые благотворители.

Но в ту пору они были ещё слишком юны, чтобы оказать родительнице ощутимую помощь в нелегком деле. Святейший Синод требовал от В.П. Сомовой гарантий, что новая обитель не окажется сразу в нужде, а будет обеспечена всем необходимым. Вдовая помещица честно признавалась, что «богата лишь усердием». И тут на помощь пришел брат мужа – Афанасий Николаевич Сомов, в 1868 году ставший Тверским губернатором. Он обратился в Синод с ходатайством, был горячо поддержан митрополитом Петербургским Исидором, и вопрос решился положительно. 26 сентября 1870 года Святейший Синод учредил в Сомовке Варваринскую общину. Без права пострижения в иночество. Варвара Петровна и этому была рада.

«Сколько было переписки, визитов по всем духовным властям, море слез пролито в Казанском и Исаакиевском соборах», – вспоминала потом основательница монастыря. В том же 1870 году она обнесла территорию будущей обители каменной оградой, прикупила дополнительно земли для монастырских нужд, завела пасеку и построила корпус, в котором разместились трапезная, ризница, рукодельня, больница, аптека и библиотека. Открылась при общине и школа.

Самый важный шаг к созданию монастыря был сделан.

От общины к монастырю

Открытие общины было решено отметить торжественно летом следующего года. Сомовку вновь посетил архиепископ Серафим. 5 июля он отслужил Божественную литургию. На торжества прибыло множество гостей. Архиерейский хор пел не только в храме на службе, но и в саду, где отдыхали гости. Вечером сад осветили разноцветными огнями. Атмосфера праздника витала в воздухе несколько дней, после которых начались будни общины с неизменными спутниками христианской жизни – искушениями.

Варвара Петровна вскоре после торжеств вынуждена была покинуть Сомовку. Главную благодетельницу по неизвестной нам причине не взлюбила матушка Серафима (Васильева), назначенная начальницей общины. Священник Иоанн Попов прямо называет мать Серафиму, происходившую из дворянского рода, гордой и недружелюбной, недвусмысленно намекая, что корнем конфликта были обыкновенные зависть и властолюбие. Варваре Петровне были чужды обе эти страсти, и она (не без сожаления) тактично удалилась.

Удалилась, чтобы вернуться, когда страсти улягутся. Зла она ни на кого не держала. И постоянно оказывала общине материальную помощь. Помогал сестрам и Афанасий Николаевич Сомов. Благодаря усердию этих двух попечителей, сомовская община окрепла. К 1882 году она владела 113 десятинами земли. Помимо каменного храма, общине принадлежали 16 деревянных домов, в которых проживали 88 женщин. Их могло быть и больше, но синодальная добавка «без права пострижения в иночество» играла свою роль.

В 1881 году новая начальница Варваринской общины в Сомовке матушка Матрона направила в Воронеж архиепископу Серафиму ходатайство о переименовании общины в монастырь. Воронежский архиерей подкрепил ходатайство своим заверением, что в Сомовке собрались не беспочвенные мечтатели, а серьезные люди, готовые ко всем тяготам иноческой жизни. К тому же средств, имеющихся у общины, достаточно для содержания монастыря. В марте 1882 года Синод дал согласие, и община стала монастырем.

Новому монастырю позволялось иметь столько сестер и послушниц, сколько «обитель сможет содержать при своих средствах». Официально воронежский архиепископ был извещен о решении Синода лишь в конце июня. В свою очередь владыка Серафим назначил торжественное открытие монастыря на 19 августа 1882 года. На торжества он прибыл со своим викарием Макарием (Троицким), епископом Острогожским. Помимо праздничной литургии этот день был ознаменован первыми монашескими постригами, совершенными в новой обители. Постриг приняли три сестры. А всего за два первых года существования монастыря было совершено 17 постригов. Получила благословение на принятие иноческого чина и Варвара Петровна Сомова.

Фамильная усыпальница Сомовых

В 1884 году игумения Варвара (Сомова) устроила ещё один храм – при монастырской больнице, освятив его в честь святителя Димитрия Ростовского. Чин освящения совершил архимандрит Димитрий (Самбикин), в ту пору ректор Воронежской духовной семинарии, а впоследствии архиепископ и доктор церковной истории. Владыка Димитрий тоже внес свой вклад в историографию Варваринского монастыря, поместив его краткое описание в свой «Указатель храмовых празднеств в Воронежской губернии» за 1884 год.

Матушка Варвара, облачившись в иноческие одежды уже на излете своей жизни, чувствовала, как силы её слабеют. Задумала она построить маленький домовый храм с крытым переходом из своей кельи, но монастырь нуждался в другой постройке. В первой Варваринской церкви сестрам умножающейся обители и паломникам уже было тесно. Назрел вопрос строительства большого храма. Поэтому игумения все силы и средства положила на сооружение новой двухэтажной Троицкой церкви.

Строительство могло растянуться на долгие годы, но пришел на помощь Афанасий Николаевич Сомов, пожертвовав 15 тысяч рублей. Он же обеспечил новый монастырский храм необходимой утварью. Стройка завершилась в 1886 году. В сентябре Троицкую церковь освятил новый Воронежский епископ Вениамин (Смирнов). Ему сослужили два архимандрита: ректор Воронежской семинарии Димитрий и настоятель Задонского монастыря Прокопий.

А менее чем через год после освящения, летом 1887 года, основательница монастыря переселилась душой в небесные обители, а телом упокоилась в усыпальнице, которую соорудили в нижнем этаже Троицкого храма. Эта усыпальница стала для Сомовых фамильной. В ней похоронили в 1899 году Афанасия Николаевича, с 1890 года бывшего сенатором. Он и после смерти игумении Варвары не оставлял Сомовский монастырь своими заботами. Благодаря ему, у обители появился свой лес и увеличились земельные угодья вблизи монастыря. Ежегодно при жизни главного благотворителя монастырь получал от А.Н. Сомова субсидии, а по завещанию Афанасий Николаевич оставил обители 10 тысяч рублей. Неудивительно, что нижний храм новопостроенной церкви был освящен в честь преподобного Афанасия Афонского – небесного покровителя А.Н. Сомова. Примеру дяди следовали дети Варвары Петровны. Они по мере сил поддерживали главное детище мамы.

В 1908 году в усыпальнице под Троицким храмом появился третий гроб – с телом Петра Михайловича Сомова, старшего сына игумении. В годы революции все три гроба исчезли. Говорят, будто в уже объятую революционным брожением Сомовку на одну ночь приехал из Петербурга младший сын Варвары Петровны – Сергей. Следующим утром его уже не было в деревне. А вместе с ним исчезли и тела его родных. Вероятно, Сергей Михайлович перезахоронил маму, дядю и брата, справедливо предполагая, что новая власть может надругаться над прахом усопших помещиков.

Сам С.М. Сомов, незадолго до февральской революции назначенный в Государственный Совет, эмигрировал с супругой-художницей за границу. В 1920 году он похоронил жену в Риме. Туда же через четыре года из Мюнхена было привезено для погребения и его тело. Места захоронения других двух сыновей Варвары Петровны не установлены. Известно лишь, что до революционных потрясений Митрофан Михайлович и Афанасий Михайлович дожили.

Ложка игумении

В 1914 году Варваринский монастырь собирался торжественно отметить свое 50-летие. В «Воронежских епархиальных ведомостях» опубликовали объявление о сборе исторических сведений и воспоминаний об этой обители. Готовился новый исторический очерк. Однако началась война, и все торжественные мероприятия пришлось свернуть.

По данным на 1901 год, в Сомовском монастыре подвизались, кроме игумении, 43 монахини и 72 послушницы. К 1917 году число насельниц увеличилось до двух сотен человек. Большинство из них происходили из крестьян. Некоторые приходили в монастырь вовсе без «приданого», так как жили в бедных семьях. Но были и те, кто мог сделать богатый вклад. На такие вклады в монастыре строились новые корпуса. В 1907 году монастырская школа, в которой учились крестьянские дети, открылась в новом здании.

Вероятно, существовали фотоснимки видов монастыря. Но они пока не обнаружены исследователями. Чудесным образом любителю старины Павлу Хахонину удалось выкупить у антиквара портрет монахини Сомовского монастыря Митрофании, почившей в 1913 году и названной на обороте фотокарточки старицей.

С 1894 по 1917 год игуменией монастыря была Агния (Кондаурова), из мещанского сословия, уроженка Нижнедевицка. Она пришла в пришла в Сомовку, когда здесь только собиралась община. 22 года она управляла обителью, а до этого за 24 года прошла почти все послушания: была и чтицей, и свешницей, и казначеем, и благочинной. В Нижнедевицком краеведческом музее хранится резная деревянная ложка, ручка которой завершается благословляющей десницей. Этот необычный экспонат, принадлежавший ранее игумении Агнии, передала музею в 1999 году её племянница Мария Максимовна Лабушина. Игумения Агния скончалась в феврале 1917 года и не стала свидетельницей разорения обители, которое началось через несколько недель.

Первое пленение

«Благодаря Богу и святой великомученице Варваре монастырь до настоящего времени цел и невредим, хотя положение тяжелое», – писал в конце 1917 года в воронежскую газету «Вестник церковного единения» неизвестный корреспондент. Вскоре после петроградских октябрьских событий до насельниц Варваринского женского монастыря в деревне Сомовка докатились слухи, что жители окрестных сел собираются разгромить обитель. Эти слухи лишили монахинь покоя и сна, поскольку все понимали: за этим дымом будет огонь.

И вот 5 декабря «в монастырь явились представители от Ясеновской Волостной управы с милицией и выборными от крестьян и заявили, что по "народному праву" все теперь отошло к крестьянам, а потому они должны переписать все хозяйство и инвентарь монастыря». Хотя гости эти были непрошенные, монахини встретили их, как долгожданных. Предложили трапезу. Представители новой власти не удовольствовались постной пищей (шел Рождественский пост), а потребовали от монахинь мяса. Не исключено, что гостям, почувствовавшим себя хозяевами, к мясу захотелось и крепких напитков. Впрочем, неизвестный корреспондент об этом умалчивает. Не будем и мы сгущать краски, тем более, что они и без нас оказались густыми.

Переписав все монастырские строения, инвентарь, хлеб, иконы и облачения в ризнице, визитеры метали жребий, кому из них оставаться в монастыре за старшего. Жребий выпал солдату, которого тут же возвели в экономы и вручили ему ключи от всех амбаров. Игумению отстранили от хозяйственных дел. Хлеб для монастырской трапезной солдат-эконом первое время выдавал, а вот рубить дрова в монастырском лесу монахиням категорически запретил. Напомним, что дело было зимой. Так что насельницы обители сразу почувствовали, что ждать от новых властей теплого отношения к верующим не стоит. В первые дни арестов и хищений имущества в монастыре не было.

Как сообщается в той же газете, «насельницы напуганы и сильно тоскуют при виде пленения родного монастыря, но держатся бодро, помня, что терпение и мужество в скорбях завещал нам Сам Христос Спаситель. Посторонней помощи, кроме Божией, ждать неоткуда». (Отметим, что пленение обители началось 5 декабря по старому стилю, то есть на следующий день после празднования памяти великомученицы Варвары – небесной покровительницы монастыря).

По милости Божией первый плен был непродолжителен. Уже через неделю, 12 декабря, «в монастырь явился член Нижнедевицкой Земельной Управы и вручил оставленному при монастыре эконому-солдату бумагу следующего содержания:
«Ясеновская Волостная Земельная управа. Сторожу Варваринского женского монастыря Н.А.Проскурнину.

Согласно распоряжению Нижнедевицкой Уездной Земельной Управы о немедленном снятии сторожа сказанного монастыря, как в таковом не имеется никакой надобности (в бумаге: не имение ни какой надности), Волостная Земельная Управа просит Вас все переданные Вам ключи и заведывание имуществом передать Игумении (в бумаге – Игуменьши) сказанного монастыря и отправиться на место родины».

Местным крестьянам член Нижнедевицкой Земельной Управы в энергичных выражениях приказал не вмешиваться в распоряжение монастырским хозяйством на том основании, что монастырь не помещичье имение и живут в нем не паны, а насельницы из простого звания, зарабатывающие себе пропитание тяжелым ежедневным трудом. Лишнего хлеба, как показала перепись, в монастыре нет, а наличного едва хватит до нового урожая. Остальное же имущество монастыря не служит для насельниц его источником обогащения, а предметом первой необходимости, имеющейся в каждом крестьянском хозяйстве».

Монахини расценили такой поворот событий как заступничество самой святой Варвары. Однако полностью к мирной дореволюционной жизни монастырю уже не суждено было вернуться. Очень скоро разные уровни власти в советском государстве стали относиться к монастырям и монашествующим с одинаковой враждебностью. Для Русской Церкви начался период гонений за веру. В этот период Варваринский женский монастырь и был стерт с лица земли.

Святая Варвара и грешные варвары

3 мая 1922 года в Нижнедевицкий уездный финотдел поступили изъятые в Троицком храме Сомовского монастыря Потир, лжица, крест и 10 лампад. А через несколько месяцев монастырь был окончательно ликвидирован. Освободившиеся помещения заняла детская колония. Храм колонии был не нужен. И в 1926 году Президиум Воронежского губисполкома разрешил Нижнедевицкому уездному исполкому здание «бывшей церкви» продать, а вырученные средства передать в фонд восстановления муниципальных строений.

Так храм пошел на стройматериал, а монахини пошли по миру. Известно, что сестры разоренного монастыря жили в Сосновке, Горшечном, Старом Осколе, Эртиле, Озёрках и в других городах и весях. Есть среди сомовских сестер и жертвы репрессий. Уже в 1920-е годы некоторых из них осудили «за сокрытие монастырского золота». На три года выслали в Казахстан Ефросинию Евлампьевну Толстых, арестованную в 1933 году в Горшечном.

Часть монастырской библиотеки попала на хранение Федоту Афанасьевичу Дерусову из Горшечного. Книги были изъяты у Дерусова сотрудниками ОГПУ, а сам он арестован.

В 1935 году ясеновская районка «За большевицкие колхозы» посвятила Сомовскому монастырю целую полосу, пестрящую мелкими фельетонами. Эти тексты пышут злобой по отношению к верующим и содержат массу фактических неточностей. Но новое советское поколение доверяло газетам, не проверяя информацию.

После детской колонии на территории монастыря разместилась машинотракторная станция. В период оккупации здесь была школа Абвера, где готовили немецких диверсантов. После войны остатки монастыря принадлежали колхозу.

В 1965 году Любовь Андреевна Минакова, в ту пору студентка Курского пединститута, написала о Сомовском монастыре курсовую работу. В ней она опиралась на воспоминания стареньких насельниц и… материалы антирелигиозной пропаганды. А других материалов и не было.

В 2003 году наши края посетил этнограф Олег Викторович Кириченко, собиравший материалы для докторской диссертации по теме «Женское православное подвижничество в России (XIX – середина XX века)». Интересовался он и историей Варваринского монастыря в деревне Сомовка, собрав множество интересных фактов в ходе полевых и архивных исследований. Сомовская обитель часто им упоминается в тексте подготовленной диссертации.

С 2006 года публикации об исчезнувшем монастыре стали появляться в газете Горшеченского района «Маяк». Немало жителей района именно из них узнали о том, что в окрестностях Горшечного когда-то текла иноческая жизнь. Информацию о монастыре стал целенаправленно собирать Горшеченский краеведческий музей. В 2013 году под свою опеку монастырскую территорию взяли казаки. Они вырубили заросли, расчистили площадку и установили памятный крест. Ещё один памятный крест по своей инициативе установил курский скульптор Игорь Минин, родившийся в Сомовке.

2013 год можно считать началом устойчивого интереса к истории Варваринского монастыря. В этом году издана брошюра и снят документальный фильм о нем. (Фильм «Сомовка: здесь был монастырь» доступен по ссылке. С этого времени появилась традиция ежегодных крестных ходов по деревне к установленному кресту. После учреждения Щигровской епархии Сомовку регулярно посещал епископ Паисий (Юрков), ныне Железногорский и Льговский. Участвуют в крестном ходе и монашествующие из различных обителей. Но пока речи о восстановлении Сомовского монастыря не ведется. Да и сама Сомовка почти исчезла с карты. Несколько домов жилых осталось.

Много дыр на духовной карте России оставила нам эпоха воинствующего безбожия. Нет у Русской Церкви сил, чтобы все их залатать. Сколько ещё церквей стоят в руинированом состоянии! Сколько монастырей разорено! Вот и Варваринский женский монастырь в деревне Сомовка ушел в небытие. Однако пока жива память о нем, жива и надежда, что небесная покровительница этого места святая великомученица Варвара соберет сюда тех, кто продолжит земную историю обители.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Заиконоспасский ставропигиальный мужской монастырь
Мужской монастырь святых Царственных Страстотерпцев (в урочище Ганина Яма) г. Екатеринбург
Череменецкий Иоанно-Богословский мужской монастырь
Мужская монашеская община прихода храма Тихвинской иконы Божией Матери
Богородице-Рождественский ставропигиальный женский монастырь
Тихвинский скит Спасо-Преображенского мужского монастыря города Пензы
Иосифо-Волоцкий ставропигиальный мужской монастырь
Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь
Троице-Одигитриевский ставропигиальный женский монастырь Зосимова пустынь
Высоко-Петровский ставропигиальный мужской монастырь