«Основная цель музея – сохранить, сберечь наследие»

Л.М. Воронцова

Эту цель ставили перед собой и дореволюционные музеи, и сегодня она перед музейными работниками стоит столь же остро, как в былые времена. Обсуждению данной темы посвящена наша беседа с Людмилой Михайловной Воронцовой, заведующей филиалом Сергиево-Посадского государственного историко-художественного музея-заповедника «Ризница Троице-Сергиевой Лавры».

На своем историческом месте

Людмила Михайловна, в прошлом году Сергиево-Посадский музей-заповедник отметил свой столетний юбилей. Такой огромный промежуток времени прошел с момента его основания, столько было за эти десятилетия событий и трагических, и духоподъемных! Если вернуться к истокам, как всё начиналось?

20 апреля 1920 г вышел декрет Совета народных комиссаров РСФСР «Об обращении в музей историко-художественных ценностей Троице-Сергиевой лавры». Организация музея была подготовлена Комиссией по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры, созданной в 1918-м и проработавшей до 1925 года. Основу собрания музея составили исторические, художественные, документальные ценности Лавры. Сейчас древнейшее собрание музея «Ризница Троице-Сергиевой лавры» является структурным подразделением Сергиево-Посадского музея-заповедника, это филиал музея-заповедника. Хотя сама коллекция формировалась задолго до этого, на протяжении многих столетий. Точкой отсчета можно считать XIV век, время основания монастыря. Первые иконы, церковные сосуды, литургические предметы появились в ризнице еще при жизни преподобного Сергия Радонежского. И в настоящее время предметы самой ранней монастырской ризницы, равно как и мемориальные вещи, связанные с преподобным Сергием, с его учеником и преемником Никоном Радонежским (это, по преданию, сандалии преподобного Сергия, фелони преподобных Сергия и Никона Радонежских, келейные иконы, деревянные богослужебные сосуды и др.) являются теми уникальными предметами, с которых начиналась монастырская ризница и которые очень бережно, тщательно и с благоговением хранятся нами как бесценные святыни.

Мы слышали, что итальянская шелковая ткань, из которой сшита фелонь преподобного Никона Радонежского, в XX веке практически была разрушена, но удалось ее реанимировать. Как?

Ткань фелони святого уже в конце XIX века была очень хрупкой, а в следующем столетии она распалась на отдельные кусочки. И наш реставратор Нина Николаевна Шелонникова в течение трех лет восстанавливала эту древнейшую фелонь, занимаясь только этой работой.


Но снова вернемся в далекое прошлое. Первоначально собрание монастырской ризницы находилось в алтаре Троицкого собора, это мы знаем по описи Троице-Сергиева монастыря. Ризница в соборе была небольшая. Иконы, литургические сосуды, одеяния, ризы в XIV-XV веках были тогда «действующими» – они использовались во время богослужений. Вещи начали выделять для хранения в более поздний период, когда уже собрание ризницы достигло определенных размеров. Также документально засвидетельствовано, что в XVII веке рядом с Троицким собором были сооружены три палатки каменные ризной казны. В них и стали храниться ризничные вещи. А в 1782 году в стенах древней обители, рядом с собором, было построено здание ризницы, в котором мы сейчас находимся. Оно специально предназначалось для хранения церковной утвари и монастырских риз. Должна заметить, что одна из удивительных, даже, пожалуй, редких особенностей, отличающих «Ризницу Троице-Сергиевой лавры», заключается в том, что сохранена и цельность коллекции монастырской ризницы, и цельность ее местонахождения. Все предметы находятся на своем историческом месте – в здании отреставрированной монастырской ризницы.

В наши дни директором музея-заповедника стал наместник Свято-Троицкой Сергиевой лавры архиепископ Сергиево-Посадский Феогност, ныне митрополит Каширский. Как музей развивался в третьем тысячелетии?

Давайте захватим немножко конец XX века. В 1992 году распоряжением Президента России Сергиево-Посадский музей-заповедник был отнесен к особо ценным объектам национального культурного наследия Российской Федерации. Нынешняя «Ризница Троице-Сергиевой лавры» являлась тогда еще отделом древнерусского прикладного искусства. В 2000 году после реорганизации этот отдел стал филиалом Сергиево-Посадского государственного музея, а владыка Феогност – директором филиала. Но уже с 2009 года он является генеральным директором всего Сергиево-Посадского государственного музея, в котором Ризница сохранилась на правах структурного подразделения. Если говорить конкретно о нашем времени, то большая заслуга в сохранении Ризницы – и самого здания, и монастырских сокровищ – принадлежит владыке Феогносту, поскольку он очень плотно занимался финансированием ремонтно-реставрационных, экспозиционных работ. Ведь содержание музея – дело недешевое, включая показ экспонатов, хранение, реставрацию.


Музей-заповедник в настоящее время большой, в нем около 130 тысяч единиц хранения. Территориально он расположен в четырех зданиях в пределах центра города. Ризница – на территории Троице-Сергиевой лавры, краеведческий отдел – недалеко от Лавры, в Овражном переулке. Отдел русского народного и декоративно-прикладного искусства – в музейном комплексе «Конный двор», что тоже рядом с Лаврой. (Здание примыкает к Белому пруду). Ну, и главное административное здание расположено на проспекте Красной Армии. Там проходят выставки, располагаются фонды, там находится администрация музея-заповедника.

Важно то, что в целом музей сохранил все свои основные виды деятельности: научную, экспозиционную, хранительскую, просветительскую и так далее. После того, как владыку Феогноста назначили генеральным директором музея-заповедника, значительно усилились контакты и взаимодействие с Троице-Сергиевой лаврой и с Московскими духовными школами. Мы стали проводить совместные научные конференции с привлечением преподавателей, студентов Духовной академии и лаврских послушников. Стали делать совместные выставки с показом экспонатов знаменитого Церковно-археологического кабинета (ЦАКа), проводить различные мероприятия, презентацию совместных изданий. В наших сборниках с музейной тематикой принимают участие преподаватели и сотрудники Лавры. На экскурсии и учебные занятия приходят студенты МДА, у которых возрос интерес к музею.


Проводится совместная экскурсионная работа с паломническим центром Лавры, то есть какие-то группы, которые Лавра принимает через свой паломнический центр, посещают наш музей. Но экскурсии по музею водят только его сотрудники, таково правило, и оно не нарушается. Мы тесно сотрудничаем с Иконописной школой: у нас был ряд выставок работ лаврских иконописцев, в том числе и проходившая несколько лет назад юбилейная выставка, посвященная 25-летию Иконописной школы при Московской духовной академии. Несколько студенток, закончивших эту мастерскую, поступили к нам реставраторами. Они занимаются реставрацией тканей.

Первые каталоги музейного собрания датируются 20-ми годами прошлого века

Людмила Михайловна, можете назвать известных людей, которые приняли участие в создании музея в то тяжелое, страшное для Отечества время, когда случилась историческая катастрофа России и непонятно было, что дальше спроизойдет с людьми, со страной?

У истоков создания музея стояли выдающиеся люди – деятели Русской Церкви и русской науки. Это прежде всего священник Павел Флоренский, работавший в Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры. Это Юрий Александрович Олсуфьев – один из крупнейших ученых и деятелей в области охраны памятников, музейного дела и реставрации.

Уточним для читателя: тот самый граф Олсуфьев, который в 1917 году, когда в связи с крестьянскими волнениями стало опасно оставаться в усадьбе Тульской губернии, покинул свое родовое гнездо и приехал вместе с семьей в Сергиев Посад, «под покров Преподобного». А в 1938 году, как и многие достойнейшие сыны России, был расстрелян на Бутовском полигоне...

Да, тот самый граф Олсуфьев, который тоже трудился в Комиссии. Члены Комиссии занимались тем, что выявляли древние памятники, исследовали их, составляли описи, каталоги, публиковали статьи и фундаментальные труды, готовили предметы для передачи их в музей. Благодаря их самоотверженному труду было сохранено большинство бесценных сокровищ Лавры, многие ее постройки удалось спасти от гибели. Комиссия по охране памятников старины и искусства Троице-Сергиевой лавры работала до 1925 года, а первые ее труды стали издаваться уже в 1918 году. В 1920 году Олсуфьев создал и опубликовал «Опись икон Троице-Сергиевой лавры до XVIII века и наиболее типичных икон XVIII и XIX веков». Им был полностью составлен каталог собрания лаврских икон. Отец Павел Флоренский в 1923 году опубликовал свой труд «Опись панагий Троице-Сергиевой Лавры XII-XIX веков». Так что первые каталоги музейного собрания датируются 20-ми годами прошлого века.


О чрезвычайной важности изучения и систематизации коллекций отец Павел указывал с самого начала работы Комиссии. Приведу его слова: «Выставка без каталогов нема для широких масс. Эти каталоги не могут быть простыми перечнями предметов, хотя бы и с указанием дат. Что кубок есть кубок, а икона Богоматери – икона Богоматери, всякий видит и без каталога; век же сам по себе очень мало говорит неспециалисту. Широким массам необходимо всякий раз сжатое руководство, выясняющее, на что собственно нужно смотреть и как смотреть, в чем особенность данного предмета и в каких отношениях сходства и различия он стоит к другим предметам того же рода...»

К прискорбию, в других местах многие церковные ценности исчезли и исчезли бесследно. У вас же уникальная ситуация благодаря сохранившимся монастырским описям. Вообще были такие периоды, когда что-то изымалось из музея? Если сверить описи с имеющимися экспонатами, что-то утеряно?

Когда Комиссия работала, то сверялось наличие икон, сосудов, риз и так далее по последней дореволюционной описи 1908 года, которая сохранилась и представляла собой многотомный рукописный труд. Музей, конечно, не избежал утрат. Но благодаря специалистам, входившим в состав Комиссии – П.А. Флоренскому, Ю.А. Олсуфьеву, профессору Павлу Николаевичу Каптереву, историку искусства Алексею Николаевичу Свирину (первому хранителю музея), и другим, удалось сохранить древнюю часть собрания. На государственном уровне было принято решение, что предметы, которые относятся ко времени до 1825 года, не изымать, – поэтому практически вся средневековая ризница сохранилась. А вот предметы XIX века, особенно украшенные драгоценностями, включая бриллианты, изымались, и коллекция XIX века изрядно пострадала...

Об экспозициях, запасниках и открытых фондах

Интересно узнать, как часто добавляются в экспозиции, на всеобщее обозрение, те музейные экспонаты, которые хранятся в запасниках?


У нас, как и во многих музеях, выставлено в экспозициях около 8-10 процентов музейных предметов. При создании постоянной экспозиции или временной выставки разрабатывается тематико-экспозиционный план, отбираются вещи, реставрируются и так далее. Отбор вещей – это результат сложной научной работы, так как должно быть четкое понимание: почему ты именно эту вещь показываешь, а не какую-то другую, и как эта реликвия будет взаимодействовать со всеми остальными предметами и работать на ту идею, которую ты хочешь раскрыть в экспозиции. Мы же не просто всё подряд выставляем!

Для того чтобы была возможность показать как можно больше музейных экспонатов, разрабатывая концепцию развития музея еще в 2013–2014 годах, мы предусмотрели специальное выставочное помещение, где регулярно, два раза в год, делаем выставки, то есть специально показываем вещи фондовые. Иными словами, проводим выставки с определенной идеей, определенной концепцией. И второй момент (это тоже заложено в концепцию) относится к фондам открытого хранения. Сейчас у нас имеются фонды открытого хранения книг, старопечатных рукописей и графики. В настоящее время ведется работа по экспозиции фонда хранения икон. Эти фонды будут открыты, и в них будут проводиться специальные занятия, лекции, экскурсии для людей, которые занимаются изучением данной темы. Поэтому они так и называются – фонды открытого хранения.

Святейший Патриарх Кирилл не раз обращался к церковным организациям, включая монастыри, чтобы они, по возможности, создавали музеи. Вероятно, уже можно сказать утвердительно, что на сегодняшний день церковные музеи – состоявшееся явление современной культурной жизни. В частности, список монастырских музеев немаленький, и мы видим, что он постоянно пополняется.

Это очень правильное направление развития, призванное сохранить материальное и нематериальное православное духовное наследие.

Любите свое дело и накапливайте профессионализм!

Людмила Михайловна, а какие слова в качестве доброго напутствия Вы бы адресовали тем, кто только недавно начал заниматься созданием музея?

Конечно, самое главное напутствие: любите свое дело! Если вы будете относиться к тому, чем занимаетесь, с искренней любовью, если вам это интересно и вдохновляет вас, тогда всё получится. И помните: исходный тезис нашего дела – сбережение. Уникальная особенность музея как институции заключается в работе с подлинниками, которые надо изучать, описывать и следить за их сохранностью. Во что впоследствии превратится маленькая коллекция, наперед трудно сказать. Мы ведь знаем, как начинались большие коллекции больших музеев – нередко с нескольких вещей. Может быть, получится и так, что крохотные комнатка-две с реликвиями впоследствии превратятся в музей, к примеру, такой же, как ЦАК. Ведь Церковно-археологический кабинет Московской духовной академии тоже начинался как кабинет учебных пособий, а теперь в нем имеется прекрасная богатая коллекция, где, помимо икон и картин известных художников, выставлены старинные рукописные и печатные книги, церковная утварь и реликвии, связанные с жизнью подвижников благочестия и выдающихся церковных деятелей разных времен. Много в ЦАКе бесценных редчайших вещей!

Так что повторюсь: музейное дело надо начинать, имея в сердце любовь к нему. Плюс к этому: нужно читать и читать литературу, посвященную вопросу хранения музейных ценностей. Всё в этой области следует изучать досконально, поскольку разные виды предметов, разные материалы требуют совершенно разных условий хранения. Иными словами, необходимо накапливать профессионализм.


Материал подготовили Нина Ставицкая и Владимир Ходаков

Фото: Владимир Ходаков

 

Материалы по теме

Публикации:

Монастырский журнал «Дивеевская обитель»
Священник Владимир Русин, председатель Историко-архивной комиссии Курской епархии
Никольский Шостьенский ставропигиальный женский монастырь
Троице-Одигитриевский женский монастырь Зосимова пустынь
Монастырский журнал «Дивеевская обитель»
Священник Владимир Русин, председатель Историко-архивной комиссии Курской епархии
Никольский Шостьенский ставропигиальный женский монастырь
Троице-Одигитриевский женский монастырь Зосимова пустынь

Монашество:

Архимандрит Тихон (Шевкунов)
Архимандрит Тихон (Шевкунов)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Иоанновский ставропигиальный женский монастырь
Заиконоспасский ставропигиальный мужской монастырь
Корецкий Свято-Троицкий ставропигиальный женский монастырь
Женский монастырь в честь иконы Божией Матери «Всецарица» г. Краснодара
Свято-Троицкая Сергиева Лавра. Ставропигиальный мужской монастырь
Константино-Еленинский женский монастырь
Богоявленский Кожеезерский мужской монастырь
Коневский Рождествено-Богородичный монастырь
Воскресенский Новодевичий монастырь
Алексеевский ставропигиальный женский монастырь