«О всяком деле прежде помолись, и успех его предай Богу»

Преподобный Иннокентий Глинский

22 сентября Русская Православная Церковь чтит память Собора преподобных Глинских старцев. В XIX веке Глинская пустынь дала миру множество старцев и подвижников – в священном сане и простых монахов, тех, чьи имена сохранились в истории и памяти человеческой, и оставшихся в безвестности – для людей, но не для Бога. Они происходили из разных сословий, имели различные характеры, но в одном были едины – в своем стремлении жить по евангельским заповедям и советам святых отцов, в полном предании воле Божией, строгом аскетизме, в любви к Богу и ближним.

17 сентября 1888 года почил о Господе настоятель Глинской пустыни, прославленный в лике преподобных архимандрит Иннокентий (Степанов), особо отличавшийся своим милосердием и любовью к людям. Епископ Сергий (Ляпидевский), будучи правящим архиереем Курской и Белгородской епархии в годы настоятельства архимандрита Иннокентия, сообщал в Священный Синод: «Лучшей обителью продолжает быть в епархии Глинская: ее старцы служат украшением монашества и умножают неприметно для своего смирения число своих почитателей»

Яков (Иаков) Степанов, будущий архимандрит Иннокентий, родился в 1824 году в семье потомственных дворян Старооскольского уезда Курской губернии. Блестяще окончил Старооскольское уездное училище, благодаря своей врожденной исключительной памяти.

В 20-летнем возрасте, в 1845 году он поступил в Глинскую пустынь под духовное окормление старца архимандрита Илиодора (Голованицкого) и иеросхимонаха Макария (Шарова). Нес послушание библиотекаря, письмоводителя и поверенного при трех настоятелях пустыни: игуменах Евстратии († 1855), Авксентии (†1857) и Иоасафе (†1862).

С особым усердием изучая святоотеческое наследие под руководством и по советам старцев, Иаков старался применить прочитанное на практике, перенимая духовный опыт своих наставников.

После достаточно длительного искуса, 7 августа 1854 года был пострижен в мантию с именем Иннокентий, 10 июня 1855 года рукоположен в иеродиакона, а 23 сентября 1856 года – в иеромонаха.

По преданию, сохранившемуся в жизнеописании старца Макария (Шарова), тот еще в 1861 году предсказал Иннокентию старческое служение и настоятельство.

В мае 1862 года иеромонах Иннокентий был избран братией своим настоятелем и в августе 1862 года епископом Сергием (Ляпидевским) был возведен в сан игумена.

Вступив в должность, игумен Иннокентий в первую очередь продолжил начатую еще при игумене Евстратии перестройку и благоукрашение соборного храма обители. Для обеспечения монастыря хлебом были приобретены казенные Сеймские мельницы, при которых было устроено подворье монастыря и заведено хозяйство.

Заботясь о братии, игумен Иннокентий благодаря пожертвованиям киевского купца К.К. Ховалкина обустроил двухэтажную каменную больницу. В этой больнице во время русско-турецкой войны был устроен временный лазарет для раненых, лечение и содержание которых осуществлялось за счет обители.

Но прежде всего игумен Иннокентий проявлял особую заботу о духовном устроении братии. Время принятия настоятельства отцом Иннокентием совпало с последними годами жизни его духовного руководителя иеросхимонаха Макария. И по его кончине он принял на себя старческое окормление насельников пустыни. Приходили к нему за духовным советом и множество мирян, которых, несмотря на усталость, он старался принять, выслушать и утешить добрым словом и советом. По вечерам по возможности игумен беседовал с братиями о духовной жизни. Напитанный Священным Писанием, святоотеческими наставлениями и перенявший духовный опыт своих старцев, он говорил с ними о молитве и самоотречении, о значении послушания. Затем иногда оставлял у себя кого-либо из братии уже для личной беседы.

Как внутренние, так и внешние подвиги старца были скрыты от постороннего взгляда, многие считали его мудрым настоятелем, но не более. Однако плоды высокой духовной жизни были ощутимы. Из воспоминаний известны случаи, когда по молитвам старца происходили исцеления.

Приходящим к нему нуждающимся он очень часто подавал милостыню, но делал это всегда тайно.

Из воспоминаний известно, что по утрам он долго молился в своей келье, всегда ограничивал себя в еде. Управляя многочисленным и разнохарактерным братством, принимая множество посетителей, он имел немало поводов к огорчению и раздражительности. Наделенному от природы пылким, впечатлительным характером, ему в первые годы настоятельства много пришлось потрудиться над сдерживанием порывов раздражительности и гнева. Чувствуя, что раздражение подступает к нему, он уходил в спальню и там молился до тех пор, пока не ощущал, что мирность в нем была восстановлена, и только после этого возвращался к разговору.

Не жалея себя, он с милосердием и состраданием относился к каждому приходящему к нему.

21 июля 1888 года, после выноса в Глухов Глинской чудотворной иконы, он тяжело заболел, но никому не говорил о сильных мучающих болях. 17 сентября, вечером в субботу, на пении «Ныне отпущаеши раба твоего, Владыко» 63-летний архимандрит Иннокентий мирно почил о Господе после совершения Таинства Елеосвящения и принятия Святых Христовых Таин.

На отпевании и погребении все присутствующие плакали, провожая любимого старца и настоятеля.

Впоследствии, при расширении Успенского храма, под ним была устроена усыпальница, куда был перенесен гроб старца. В 2008 году старец Иннокентий был причислен к лику преподобных Глинской пустыни. Мощи его ныне находятся в Никольском соборе монастыря.

Преподобный Иннокентий часто говорил в беседах, как бы оставляя напутствие всем: «Надо молиться, без молитвы нельзя ничего начинать. О всяком деле прежде помолись, и успех его предай Богу. Если бы я не предавался Богу, то что бы сделал? Если у нас нет в душе мира, истины и правоты, то наша молитва сомнительна и не получаем мы от Бога утешения. Ангел, видя душу достойную, подает ей утешение от Бога, а недостойную – лишает. Когда помолишься, и водворится в тебе душевный мир, то благодать Господня охраняет тебя от нарушения этого мира. Иной, возмущенный вражеским искушением, идет с желанием высказать свои неудовольствия, замечания или что иное не по Боге, но, видя тебя с духом мира и кротости, превращается сам из волка в смирную овцу и все, что хотел высказать, выскажет в ином тоне или же совершенно умолчит. Молись до тех пор, пока не почувствуешь в себе особенной небесной отрады, имея которую ты способен все встретить, все вынести, все сделать».

Подготовила Анна Фейгина

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вечер памяти архимандрита Кирилла (Павлова)
Архимандрит Мартирий (Островых)
Монахиня Евфимия (Аксаментова)
Священник Владимир Русин
Вечер памяти архимандрита Кирилла (Павлова)
Архимандрит Мартирий (Островых)
Монахиня Евфимия (Аксаментова)
Священник Владимир Русин