Он спешил делать добро

Памяти игумена Лавра (Короткова)

3 августа 2016 года исполняется 40 дней, как отошел ко Господу игумен Лавр (Коротков), наместник Свято-Николаевского Верхотурского монастыря.  Друзья отца Лавра делятся воспоминаниями о кратком, но так много вместившем в себя времени, когда они были рядом.

Верхотурье стало ближе

Огромный монастырь в маленьком городке. Масштабы собора обители поражают: как люди в этой и по нынешнему времени глуши могли возводить такие храмы? И казалось, что отец Лавр, ставший здесь игуменом, так молод, что не справится с этой махиной. Но он не унывал. По вайберу летели к нам фото: устроили сень над ракой праведного Симеона Верхотурского; организовали праздник; собирались и радовались на осеннего Симеона – еще год назад… Приехав на похороны, а отец Лавр пожелал быть похороненным в Верхотурской обители, мы слышали про ремонт, про начатую реставрацию. Видели, сколько людей пришлось с ним проститься, отдавая последнее целование; как собрана братия, тихо делая всё, что нужно. Теперь далекое Верхотурье стало ближе и роднее. Будем приезжать туда молиться у раки праведного Симеона – чудного святого, славного своей простотой и любовью к людям, и идти от нее на могилку отца Лавра. Его похоронили у святого алтаря Преображенского храма.

Прозрачность…

Впервые Евгений Коротков приехал в Ярославль летом 2008 года, окончив Тульскую духовную семинарию. Курс был небольшой – двенадцать человек. Из Тулы, определившись в избрании монашеского пути, он прибыл к владыке Кириллу – в те годы  архиепископу Ярославскому и Ростовскому. В  древней Ярославской епархии совершался тогда вертолетный крестный ход. И его взяли с собой. Ярославская епархия – удивительная земля, наполненная святостью, хранящая память о многих подвижниках благочестия. Это было счастливое время. Мы смотрели сверху на просторы, на леса, напоминающие тайгу, где, казалось, не ступала нога человека. Но вдруг за этими лесами показывались величественные храмы, открывались красивейшие панорамы. И мы всякий раз льнули к иллюминаторам. Будущий отец Лавр тогда на всё смотрел с распахнутыми глазами, он был готов всем помочь, и помогал: бегал, что-то приносил. Переживал и удивлялся. Кто впервые попадает на Ярославщину, – не может без трепета и восторга воспринимать увиденное. Это чувство захватило и его.

Потом он примет монашество, станет священником. И несколько лет будет колесить по Ярославской епархии, сослужа правящему архиерею. Он всегда старался всё делать хорошо – не было и мысли схалтурить. Многое делал сам, не пытаясь переложить на других. Например, когда стал проректором по воспитательной работе в Ярославской духовной семинарии, мог вместе с ребятами, а иногда и без них, мыть полы в здании духовной школы; его нередко можно было застать вечером за этим делом.  Он прекрасно понимал, что учит только личный пример, а не какие-то команды, взывания к совести или чтение параграфов из устава... Наверное, это было вынесено из собственного опыта.

Он не боялся быть простым. Недолгое время служил ключарем только что построенного Успенского кафедрального собора в Ярославле. Пытался решать множество сложных вопросов. Не всегда удавалось, но он искренне старался всё устроить. И даже успел сделать книжечку о старом и новом Успенском соборе… Мы тогда, наверное, не понимали своего счастья: впервые нам довелось наблюдать за строительством кафедрального собора и даже немного участвовать в этом. Отец Лавр застал возведение стен, обустройство величественного храма, вставшего на месте взорванного.  Не забудутся  первые богослужения – когда молиться стали в окружении еще не завершенных кирпичных стен... 

В памяти сохранился и день освящения собора 12 сентября 2010 года – праздновалось тысячелетие Ярославля. Собор – главный памятник этой знаменательной дате. Тогда много пришлось трудиться, молиться и переживать. Но всё это, как сейчас понимаешь, было радостно. Отец Лавр  старался, чтобы этот новый большой храм был наполнен людьми, хотел всех привлечь.

…А иногда ему приходилось просто подолгу чистить снег вместе с семинаристами. И он никогда не роптал.  В нем была какая-то прозрачность. О прозрачности священников рассуждал когда-то Александр Соколов, известный иконописец, тоже рано ушедший из жизни и многого не успевший, но много и оставивший после себя – тот же иконостас в Успенском кафедральном соборе Ярославля. Теперь именно туда идешь на свидание с ними, – они для нас никуда не ушли, не исчезли, а – проросли в нас своими мыслями, делами, поступками. Так вот, отец Лавр был прозрачен по своей сути, добр, бесхитростен. Он всегда мог утешить.

Вспоминается Пасха 2011 года – первая Пасха в освященном соборе. Как казалось молящимся, отец Лавр просто летал. Был радостен и дарил всем это радостное спокойствие… Как всегда, тихо улыбался.

Стремительность …

Пять лет назад архиепископа Ярославского и Ростовского Кирилла перевели на Уральскую землю, в Екатеринбургскую епархию. И отец Лавр оставляет Ярославль, где совершал первые монашеские подвиги, узнал первые священнические труды и заботы, где нашел многих друзей, верных помощников. (Сам он никогда никому ни в чем не отказывал:  если мог помочь, то делал это. Например, шел в реанимацию к младенцу в Великий четверг и крестил его. Не было надежды на жизнь, но именно она победила. Мальчика ныне зовут Евгением, как звали в миру отца Лавра.)

Он последовал за своим духовным аввой на Урал. Узнавание новой епархии, участие в устройстве многолюдного паломничества в Царские дни…  Несмотря на его молодость, к нему тянулись люди. Он служил в одном из древних храмов города – в Ивановском – не закрывавшемся в советские годы. Всем сердцем отец Лавр воспринимал церковные традиции, бережно и с любовью относился к заслуженному духовенству, стараясь быть рядом, впитывая «преданья старины глубокой».

…Любил цветы и сам создавал возвышенную красоту к каждому церковному празднику; храм иногда напоминал райский уголок.  С любовью, «по-деревенски», выкладывал травяные –цветочные дорожки. И от этой малости мир становился краше, а значит, лучше.

Трепетно относился к службам. И так хорошо пел, что голос его всегда выделялся. В Ивановском храме за Божественной литургией в алтаре он встретил свое тридцатилетие 15 мая 2016 года. Был очень радостен в этот день, принимая подарки и поздравления. Надеясь, что еще обязательно послужит…

В Екатеринбурге он был захвачен стремительностью жизни митрополита Кирилла – владыку за глаза называют «наш подвижный подвижник»: всё нужно успеть, везде быть, всё решить…. Отец Лавр выдерживал заданный темп. Это очень непросто – всегда замечать, что рядом люди, нуждающиеся в слове поддержки, утешения, любви. Эту заботу отец Лавр щедро дарил, расточал. К нему тянулось сердце. Его хотелось видеть, слышать. Вспоминаются Пасхи в Екатеринбурге  – мы поднимались с ним на «Высоцкий» (здание в 56 этажей), осматривали с высоты Екатеринбург в дни светлой седмицы 2015 года. И казалось, что всё еще будет…

Цельность…

Отца Лавра в храм привела бабушка. У себя на родине, в Тульской области, он стал помощником священника. Сам освоил многие умения, свойственные монашествующим: шил подрясники и облачения, плел четки. Всё всегда делал с большой любовью и аккуратностью. Приезжая на родину, в свой родной храм, непременно брался за уборку, выполнял что-то нужное. Быть нужным – одно из главных качеств отца Лавра. Он всегда как-то незаметно был нужен: видел то, мимо чего многие пройдут, не заметив.

Он очень любил Церковь, без которой не мыслил себя в этой жизни. Несмотря на противоречия в семье: его мама не поддерживала этого юношеского порыва. Но он настойчиво выбирал свой путь.  К маме отец Лавр относился с большой любовью, надеялся, что со временем она его поймет. А она ушла из жизни двумя годами раньше него… В дни ее памяти он летал в Липки. Думал о смерти, рассуждая о месте своей могилы рядом с мамой и бабушкой… Но всё устроилось иначе.

Теперь мы летим к отцу Лавру в Верхотурье, где он был наместником всего год, где настиг его страшный недуг. Последний его год на земле, несмотря на болезнь, был емок, целен, направлен на созидание. Он стремительно спешил делать добро. Несколько раз в жизни ему довелось побывать на Святой Горе Афон,  уловить этот камертон монашеского делания, эту сосредоточенность и цельность… 

Перед смертью отец Лавр очень страдал. Господь дал ему узнать о своей кончине, и немного времени – подготовиться. Игумен Лавр (Коротков) был рожден 15 мая 1986 года – в день рождения митрополита Екатеринбургского Кирилла, а скончался 25 июня 2016 года, в день рождения архимандрита Пимена (Адарченко), наместника монастыря Святых Царственных страстотерпцев на Ганиной Яме, восприемника  игумена Лавра при его монашеском постриге. В монастыре на Ганиной Яме отец Лавр умер. Он умер там, куда стремятся ныне тысячи и тысячи людей за предстательством Святых Царственных страстотерпцев. Были трогательные службы у его гроба. Его смерть – потрясение для нас. Надо беречь друг друга. И лучше –  преуспеть в любви, расточая ее всем, как это делал отец Лавр…

Вечная ему память!   

 

Юлия Стихарева

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Участники XXXI Международных Рождественских образовательных чтений
Свято-Феодоровский историко-культурный форум
Участники XXXI Международных Рождественских образовательных чтений
Свято-Феодоровский историко-культурный форум
Валаамский Спасо-Преображенский ставропигиальный мужской монастырь
Константино-Еленинский женский монастырь
Андреевский ставропигиальный мужской монастырь
Корецкий Свято-Троицкий ставропигиальный женский монастырь
Николо-Угрешский ставропигиальный мужской монастырь
Свято-Троицкая Сергиева Приморская мужская пустынь
Высоко-Петровский ставропигиальный мужской монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Свято-Троицкий Стефано-Махрищский ставропигиальный женский монастырь
Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь