Отсвет истинной Красоты

В день памяти преподобномученицы Елисаветы Феодоровны

18 июля Русская Православная Церковь вспоминает преподобномученицу великую княгиню Елисавету Феодоровну Романову. Нам, просящим ныне предстательства этой удивительной святой, ставшей столь близкой сердцам наших православных соотечественников, дорог каждый момент ее жизни, каждое место, некогда освященное ее присутствием и молитвой. 

Вспомним сегодня историю одного храма, связанного с Царской семьей, – Покровской церкви в Крыму, в Нижней Ореанде.


Если некоторое время, совсем недолго, идти от Ливадийского дворца по знаменитой Царской тропе, вдыхая воздух, пахнущий морем и хвоей, а потом свернуть влево, вниз, то совсем скоро окажешься около красивой церкви – храма Покрова Пресвятой Богородицы.

Зайдя внутрь, сначала замираешь от восхищения, а потом оно сменяется удивлением: где толпы туристов, любующихся великолепным убранством, где группы паломников, которые приехали помолиться в этом удивительном месте? Но минуту спустя уже понимаешь: остаться в тишине Покровского храма – бесценно лично для тебя: ты можешь не только внимательно рассмотреть прекрасный интерьер, мозаики, но и вслушаться в историю…


Покровская церковь появилась… благодаря пожару. Сгорел дворец в имении, которое великий князь Константин Николаевич, сын императора Николая I, получил в наследство после смерти родителей. Здесь великий князь, его супруга великая княгиня Александра Иосифовна и их шестеро детей проводили счастливое летнее время. Об этом дворце оставил восторженные воспоминания Марк Твен: «Красивый дворец… построен в стиле лучших образцов греческой архитектуры, великолепная колоннада охватывает внутренний двор… посреди бьет фонтан – он освежает летний воздух». Пожар, произошедший в августе 1881 года, еще раз показал, как непрочно все материальное в этом мире.


Восстанавливать дворец великий князь Константин не стал. Хоть его об этом и просили ценители искусства, он решил иначе: «От покойной матушки я получил прелестный дворец. Его больше нет, и восстановить его я никогда не буду в состоянии. Пусть же из его остатков созиждется храм Божий. Мне кажется, эта мысль очень прилична и достойна памяти матушки».


Храм в честь Покрова Божией Матери был освящен в 1885 году, а спустя четыре года великий князь тяжело заболел. Он скончался 13 января 1892 года. Так что Покровская церковь стала его последним важным детищем на земле, масштабным духовным завещанием…

Свет мозаик

До того, как я впервые побывала в Покровском храме в Нижней Ореанде, я полностью была согласна с мнением, что когда храм украшается в академическом стиле, то не всегда удается воспринимать такие изображения как иконы – это, скорее, религиозные картины, и перед ними непросто сосредоточиться в молитве. В памяти была работа «Покров Пресвятой Богородицы» А. Неффа в нише северо-восточной стены Исаакиевского собора: тщательно простроенная композиция, работа со светом и цветом, четкое деление на планы, даже любимые практически всеми художниками-классицистами колонны – все это отличительные особенности мастера академической школы. Причем в данном случае – мастера высокого уровня. Но молиться перед этим изображением лично у меня не получалось.


Мозаики в Покровском храме в Крыму изготавливались в Италии, в мастерской Антонио Сальвиати по эскизам князя Гагарина и профессора исторической живописи М.Н. Васильева. В алтарной конхе находится образ Покрова Божией Матери, полностью воспроизводящий сюжет праздника: с молящимися во Влахернском храме, со святым Андреем Юродивым и его учеником Епифанием… Но все-таки эти изображения, выполненные также в академических   традициях с некоторыми элементами модерна, – не религиозные картины, а иконы. Кроме формальных моментов (сочетание разновременных событий, героев – например, Романа Сладкопевца), здесь есть главное – свет, тот самый свет, который говорит нам о нематериальном, фаворском свете, о свете Христовом. И мозаичные иконы можно не только рассматривать с эстетической точки зрения, восхищаясь мастерством создавших их людей. На самом деле, в первую очередь – ты перед ними именно предстоишь, и можешь сосредоточиться на молитве.

В мозаике «Воскресение Христа» – нетрадиционная для восточнохристианского искусства иконография – Христос выходит из гроба перед коленопреклоненными ангелами. Но и здесь перед нами – именно икона, верующие видят изображаемое не как зрители в театре (а такое впечатление иногда создается, когда смотришь на церковно-академические работы), перед ними – образ-посредник, через который они могут вспомнить о Событии, изменившем ход истории человечества. Причем важно, что Христос уже покидает гроб, то есть сокровенность момента самого Воскресения, который никто из людей представить не в состоянии, не нарушена художественными измышлениями.


Обращает на себя внимание и мозаика Спаса Эммануила в куполе – изображение Спасителя в виде Отрока именно в купольном пространстве храмов встречается нечасто.

Сегодня мы не можем видеть мозаики храма во всей полноте – некоторые разрушены, частично или полностью, за годы советской власти, когда церковь использовалась как склад... Больно смотреть на зияющие пустоты, в которых когда-то располагались образы святых…


Молитва святой

Покровскую церковь во всей красоте ее убранства видел святой праведный Иоанн Кронштадтский, который несколько раз служил здесь, когда приезжал к смертельно больному императору Александру III. Он писал: «Я нуждаюсь крайне сам в ежедневном причащении Святых Тайн и почитаю за великое лишение, если не причащусь. Отслужив 17-го октября литургию в Ореанде в присутствии Высочайших особ, я отправился с Чашею Жизни вместе с протодиаконом во дворец к Болящему».


В храме молились члены Царской семьи – наследник престола, затем Государь император Николай Александрович с императрицей Александрой Федоровной.

Красоту церковных мозаик, в которой угадывается отзвук другой красоты – Небесной, могла оценить и великая княгиня Елизавета Федоровна. Она молилась на богослужении и причащалась в этом храме за десять лет до своего мученического подвига. Она, умевшая видеть, понимать и даже сама создавать произведения искусства (вспомним ее светские рисунки, например, портрет Александры Федоровны, вышитые или написанные ее рукой иконы), – понимала всю важность живого церковного искусства.

С тех пор прошло чуть больше ста лет, с точки зрения вечности – краткий миг. Но когда ты оказываешься в Покровской церкви, ощущаешь, что даже с человеческой точки зрения все было недавно. Вот по этому двору ступала великая княгиня, ее глаза видели эти мозаики, на которые мы смотрим сейчас с молитвенным благоговением… Когда думаешь об этом, как-то особенно ясно осознаешь общность Церкви, земной и Небесной (эта идея, кстати, звучит в иконографии Покрова). Да, мы – верующие, живущие и жившие, – вместе со святыми, предстоящими Господу, с Божией Матерью, опускающей Свой покров на всех нас и на каждого… Понимаешь, что мы – одна Церковь, созданная Господом. Только в Небесной Церкви искусство уже не важно, потому, что там – настоящая, истинная Красота. А нам, живущим здесь, – можно увидеть ее отблеск через произведения церковного искусства.

…Наверное, восстанавливать (реконструировать) утраченные мозаики храма Покрова в Ореанде не стоит. В том числе для того, чтобы мы понимали, как легко можно потерять имеющееся… А вот сохранять оставшиеся – необходимо. Потому что это ценность – и с духовной, и с эстетической точек зрения.


Оксана Головко

Фотографии взяты с сайта епископа Ялтинского Нестора,
викария Симферопольской и Крымской епархии: http://donenko.ru/ ,
а также из открытого доступа в Интернете

Материалы по теме

Новости

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Памяти митрополита Евлогия (Смирнова)
Преподобноисповедник Леонтий (Стасевич)
Памяти архиепископа Штутгартского Агапита (Горачека)
Памяти митрополита Евлогия (Смирнова)
Преподобноисповедник Леонтий (Стасевич)
Памяти архиепископа Штутгартского Агапита (Горачека)