Вкус Пасхи

Игумен Серафим (Симонов)

В дни Страстной седмицы, наряду с участием в возвышенных и скорбных богослужениях, мы часть своих забот и времени посвящаем приготовлению праздничной трапезы, которая непременно последует за ликованием Пасхальной Литургии. О том, чтобы эти хлопоты не были только преддверием «снятия ограничений», о богословии пасхальной трапезы размышляет игумен Серафим (Симонов), настоятель подворья Новоспасского ставропигиального мужского монастыря в селе Милюково.

– Вкус Пасхи – это не вкус творога. Это вкус Божественного обещания Новой жизни. Пасха – это ведь не про еду… Когда я сажусь за пасхальный стол, мне не важно, что на нем стоит, – я чувствую, что мне обещана новая свобода. Свобода не либерально-демократическая, не та, что описана философами или поэтами. Божественная свобода. Я буду свободен от греха, от рабства, зависимостей, от боли, от страхов, я стану новым человеком. И для меня пасхальная трапеза – это переживание ожидания новой свободы.

Так рассуждает игумен Серафим, настоятель подворья Новоспасского монастыря, что находится рядом с Москвой в селе Милюково. В течение Страстной седмицы на подворье все время между богослужениями занято работой. И большое место в ней традиционно занимает подготовка к пасхальной трапезе – не только для немногочисленной братии, но и для тех, кто нуждается в ее заботе. В пекарне готовят куличи. По своему, особому рецепту делают творожную пасху. По сравнению с крупными монастырями объемы, конечно, невелики, но и не столь малы: около 40 килограммов своего творога. Поэтому здесь приспособились перетирать творог со сливочным маслом… в тестомесе. Отец Серафим вообще ратует за «помощников» на кухне в виде всевозможной техники. При отсутствии тестомесильной машинки советует использовать в домашних условиях мясорубку. Главное – творог, соединенный со сливочным маслом, прокручивать не единожды. Потом к нему в определенных пропорциях добавляют тоже свои, подворские, яйца, сахар и мед.

– Почему мы готовим для пасхального стола именно «огустевшее млеко» – творог? Ведь это не просто так придумали. Откройте Книгу Исхода, третью главу. Господь говорит своему народу: «Я знаю скорби [народа моего] и иду… вывести его из земли сей в землю хорошую и пространную, где течет молоко и мед» (Исх. 3:7–8). Молоко – это символ выживания, особенно для жителей пустыни, какими были евреи. Вот идет Авраам из земли Харран. Кого он ведет помимо своих родственников, жены, детей? Он ведет стада верблюдов, коз, овец. Их можно съесть и насытиться, но тогда у тебя не будет стада. И бедуин, житель пустыни, кочевник, выживает за счет молока. А мед – это символ избытка, богатства. Без него прожить можно. Этот библейский образ – «мед и млеко» – охват, в принципе, всего: как самого необходимого, так и чрезмерного. Земля, где текут мед и молоко, – это земля, где все потребности человека удовлетворены. Этот образ около двадцати раз встречается в Писании Ветхого Завета. И мы в таком именно контексте делаем нашу творожную пасху – как символ того избытка, той полноты, которые будут в грядущем Царствии Христовом…

Форма пасхи тоже имеет смысл. Это в некотором роде гора, Голгофа, на которой мы видим символ страданий Христовых – крест и символ нашей победы: надпись «Христос Воскресе». И одновременно это символ Нового Иерусалима, или Горнего Иерусалима, – того города, который описан у евангелиста Иоанна Богослова. Конечно, мы не можем здесь сделать 12 оснований, 12 врат… – и, тем не менее, сугубо символически мы изображаем чаемый нами новый град Господний. Такой символ, такой посыл у пасхи. И по содержанию внутреннему и по форме – это выражение наших чаяний и веры в то, что Господь утрет всякую слезу, наполнит нашу жизнь новыми смыслами, избавит нас от нужды, от скорби, и уже не будет ни болезней, ни войн… Это будет Царство Новое, о котором мы можем только догадываться. Поэтому мы, чтобы полностью соответствовать библейскому смыслу, в сладкую часть добавим мед…


Рассказывая, отец Серафим продолжает упорно и энергично протирать творог. Добавляет в свою пасху изюм и миндальные орехи. Разговор ведется на монастырской кухне. Отец Серафим не так давно обустроил ее наподобие профессиональной, хотя всё остается предельно простым. Здесь он иногда проводит кулинарные мастер-классы и уроки «кулинаротерапии» среди обитателей кризисного центра «Китеж», который располагается на территории подворья. Убежище для женщин, претерпевших домашнее насилие, существует уже почти десять лет. Они приходят сюда – чаще всего вместе с детьми – чтобы почувствовать твердую почву под ногами и обрести силы самостоятельно жить дальше. Пока этот «ковчег», к сожалению, никогда не пустует…

– Самая вкусная пасха бывает тогда, когда человек прошел весь пост строго. Повторю: совершенно не важно, что будет на столе... Человеческий организм – это в некотором роде загадка. Избалованный и изнеженный не чувствует радости и от фуа-гра с черной икрой. А человек, у которого нет никакого избытка, наслаждается гречневой кашей с лучком – в нем другие вещи пробуждают радость. Самые сильные наши эмоции связаны с «наличием человека», а не с наличием одежды, машины или еды. И, соответственно, когда у человека правильно расставлены ориентиры, ценности, он черпает радость жизни в том, чего другой – «со сбитым духовным прицелом» – даже не заметит. Простая пища приносит радость, когда ее вкушают с благоговением, с благодарностью Богу.

Многие люди приезжают в монастырь и говорят: у вас такая вкусная еда! Нет – это что-то внутри тебя изменилось. Ты вырвался из привычного состояния погруженности в страсти, суету, тревогу, страхи… по-другому начал оценивать этот мир. И вот, даже пища становится вкусней, – не потому что она другая, а потому что ты внутри уже другой. Сама по себе пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем (1 Кор. 8:8). Трапезы наши – это некое воспоминание. Господь говорит: воспоминайте обо Мне каждый раз, когда едите хлеб и пьете вино. То есть свою волю, свои чувства направляйте к осмыслению того, что вас ждет, и как вам пройти этот путь.

Хочется пожелать всем православным христианам в последние дни приготовления к Святому празднику Пасхи человеколюбия, кротости, простоты, взаимовыручки, уважения друг к другу… – тех добродетелей, которые описаны в заповедях блаженства. Для того чтобы стать детьми Божиими и войти в Его Царство, мы должны меняться. Как молоко сквасилось, превратилось в творог, так и мы должны, с Господом Нашим Иисусом Христом, новой закваской быть сквашены в новое тесто, в новых людей…


Материал подготовила Юлия Стихарева

Материалы по теме

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Суздальский Свято-Покровский женский монастырь
Воскресенский Новодевичий монастырь
Богоявленский Кожеезерский мужской монастырь
Иоанновский ставропигиальный женский монастырь
Череменецкий Иоанно-Богословский мужской монастырь
Свято-Троицкая Сергиева Приморская мужская пустынь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Валаамский Спасо-Преображенский ставропигиальный мужской монастырь
Мужская монашеская община прихода храма Тихвинской иконы Божией Матери
Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра