Создание условий для возможности келейной молитвы в монастыре

Игумения Илариона (Феоктистова)

Доклад игумении Иларионы (Феоктистовой), настоятельницы Константино-Еленинского женского монастыря Санкт-Петербургской епархии на круглом столе «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства» (Воскресенский Новодевичий женский монастырь Санкт-Петербурга, 24–25 июля 2019 года)

Досточтимые владыки! Всечестные отцы, матушки, братия и сестры!

Ты же, когда молишися, вниди в клеть твою, и затворив двери твоя, помолися Отцу твоему, иже в тайне (Мф. 6:6). Это общеизвестное слово евангельское указывает на ценность в очах Божиих глубокой сердечной молитвы, совершаемой в уединении, что в применении к общежительному монастырскому уставу обозначает келейную молитву.

Тема келейного пребывания достаточно подробно разработана в Положении о монастырях и монашествующих, неоднократно звучала и на наших игуменских собраниях. В истории русской монашеской традиции мы найдем богатый опыт совершения келейной молитвы и множество старческих советов о практике ее совершения.

В данном докладе будет рассмотрена проблема создания условий для возможности келейной молитвы в современном монастыре. Не имея возможности глубоко изучить исторические источники, литературу и современный опыт, который, конечно, имеют все присутствующие здесь, предложу вашему вниманию попытку системного изложения проблемы.

На практике проблема ощущается так: не хватает времени и сил на келейную молитву. То, что речь идет о распределении времени в суточном распорядке дня монастыря, указывает на уставный характер проблемы. Понятие устава может иметь как общее, так и частное значение. Под монашеским уставом будем понимать общецерковное единое монашеское предание. Под монастырским уставом – конкретные правила и порядки каждого отдельного монастыря.

И прежде чем в отношении условий для келейной молитвы мы сможем ответить на вопрос – как, нам необходимо ответить на вопросы – что и зачем мы должны создавать. Рассмотрим проблему келейной молитвы в современных условиях с двух сторон:

1) В отношении монашеского устава, надо ответить на вопросы: чтó есть келейная молитва, каковы ее смысл и значение? Каковы структура и мера, время и место совершения келейной молитвы? И, следовательно, что относится к условиям келейной молитвы?

2) В отношении монастырского устава: какие практические задачи, действия и меры позволят закрепить в уставе конкретного монастыря ответы на предыдущие вопросы? В том числе, какова роль игумена и насельников в создании условий полноценного совершения келейной молитвы?

1. Келейная молитва в отношении единого монашеского устава

1.1. Определение, смысл и значение келейной молитвы.

Келейная молитва – это личный молитвенный труд монаха, совершаемый в келье.

Монашеский устав проникнут мыслью об изначальном предназначении человека, мыслью о непрестанном богослужении. Литургия в храме (суточный круг церковного богослужения и Евхаристия), литургия на послушаниях (общее дело в трудах, сопровождаемое особыми богослужебными чинами вне храма), «личная» («частная», «келейная») литургия в келье (келейная молитва), – вот триединое содержание монашеского жительства как священнодействия таинства спасения души.

Плоть монастырского устава – внешние формы служения Богу, душа же устава – непрестанная внутренняя молитва. По словам святителя Феофана Затворника, «молитва есть внутреннее дело, а правило молитвенное – внешнее» [1]. «Форма пустая – что есть? Надо душу в нее влагать» [2].

Внутренняя молитва необходима в любое время и в любом месте. Без нее духовный плод трудов послушания и церковных последований остается невоспринятым в сердце человека.

Внутренняя чистая молитва (по словам архимандрита Софрония (Сахарова), «чистая молитва – достояние исключительно монашества») приобретается с особым удобством во время келейной молитвы, которая открывает сердце к восприятию божественной благодати, помогает осознать себя кающимся грешником, подготовиться к исповеди, «пережечь» в сердце впечатления прошедшего дня, проанализировать свои отношения с ближними. Келейная молитва готовит нас к испытаниям грядущего дня и к участию в храмовом богослужении. Все это относится к проявлению в человеке личностного (ипостасного) начала.

Келейная молитва и храмовое богослужение имеют сходства и различия.
Сходство келейной молитвы с церковным богослужением:
– определенное последование («устав»);
– определенное время и место совершения.
Отличие келейной молитвы от церковного богослужения:
– совершение келейной молитвы не требует особой роли священнослужителей;
– мера келейной молитвы индивидуальна.

Келейная молитва и храмовое богослужение взаимодополняют друг друга. «В уединении я испытывал присутствие Бога Живого до забвения о мире… Помню, как призывание Имени Иисуса Христа слилось с пришествием (невидимым) Его Самого… В то время я был уже иереем. Совершение Божественной литургии… приняло иной характер: это было не только акт благочестивой, чистой от колебаний веры, но ощущение всем моим существом ФАКТА присутствия Бога, совершающего Таинство» [3].

Итак, цель келейной молитвы – достижение чистой, свободной от помыслов, внутренней молитвы. Смысл келейной молитвы заключается в личностном проявлении человека в отношении к Богу. Значение келейной молитвы весьма велико вследствие ее особого места в триединстве непрестанного монастырского богослужения. Поэтому келейная молитва не может быть упразднена или заменена другими видами монастырского богослужения.

1.2. Структура и мера келейной молитвы

1.2.1. Структура келейной молитвы

Рассуждая о келейной молитве, допустимо отметить в ней определенное двуединство: молитвенное правило и личная молитва. «Цель правила – доставить душе недостающее ей количество молитвенных мыслей и чувств, притом мыслей и чувств правильных, святых, истинно богоугодных» [4]. Личная молитва использует полученные во время правила мысли и чувства в свободном проявлении молитвенного устремления к Богу.

Объединяющим началом здесь становится Иисусова молитва. Четочное правило Иисусовой молитвы является вершиной молитвенного правила и началом личной молитвы.

Правило Иисусовой молитвы предваряется подготовкой (иерархически по восходящей), включающей поучение в памяти смертной, покаянное самоиспытание и плач о грехах, чтение аскетических творений святых отцов и Священного Писания, молитвословие (молитвы, каноны и акафисты), поклоны. После совершения молитвенного правила начинается личная молитва в форме Иисусовой молитвы, других кратких молитв или молитвословий, а также молитва своими словами. Личная молитва ставит молящегося в присутствие Божие и приводит его к чистой молитве и созерцанию.

Структура келейной молитвы достаточно устойчива. Все ее составляющие крайне важны для истинного духовного делания.

1.2.2. Мера келейной молитвы

Мера келейной молитвы простирается как на количество совершаемых молитв, чтений и поклонов, так и на продолжительность ее во времени. Уставы назначают для келейной молитвы до половины ночного времени. Мера молитвенного правила достаточно определенна: количество и последовательность чтения, молитвословия и поклонов имеет устойчивую традицию. Продолжительность правила во времени в русском благочестии всегда особенно ценилось. Длительность правила в два, три, четыре часа не была редкостью в XIX веке. Примером тому святитель Филарет Киевский (Амфитеатров) († 21.12.1857), ежедневное молитвенное правило которого требовало для исполнения до шести часов времени. Игумен Серафим (Кузнецов) предлагает молитвенное правило продолжительностью около четырех часов, сокрушаясь о слабости современного ему монашества начала ХХ века. Мера личной молитвы индивидуальна, установление ее требует духовного рассуждения и благословения игумена.

1.3. Время и место совершения келейной молитвы

1.3.1. Время совершения келейной молитвы

Временем совершения келейной молитвы устав назначает ночные часы, то есть темное время суток, располагая это время после повечерия, либо в полночь или ранним утром после некоторого отдыха. Например, у игумена Серафима (Кузнецова) в «Женских иноческих уставах» определяется в главе «Распределение суточного времени»: утром «После шестопсалмия сестры… уходят с молитвой Иисусовой в свои келии… По приходе в келии монахини должны положить кроме общих церковных, 50 земных и 50 поясных поклонов, прочитать 200 молитв Иисусовых… и, стоя, по главе Евангелия, Апостола и по одной кафизме. После вечерней трапезы (4 часа) тотчас все сестры идут в церковь на общее монашеское правило… Монашеское правило заканчивается около 7 часов вечера, и все сестры безмолвно, не разговаривая, с молитвой Иисусовой, идут на ночной отдых».

Молитвенное правило занимает срединное положение между церковным богослужением и личной молитвой в келье, поскольку имеет свой порядок, уставное последование. Поэтому в традиции русских монастырских уставов устойчиво присутствует общее монашеское правило, обязательное для всех насельников и совершаемое в храме, либо в другом молитвенном помещении. На монашеском правиле не допускается присутствие мирян (прихожан, паломников) в отличие от общего церковного богослужения. Монашеское правило – это совместная молитва единодушного братства или сестричества, проявляющая такое свойство Церкви, как соборность. Обычно общее монашеское правило совершается утром и вечером (на повечерии или после вечернего богослужения) и состоит из молитв, поклонов, Иисусовой молитвы, с возможным прибавлением чтения аскетических творений и поучения от игумена (игумении).

Примеры молитвенного правила различных русских монастырей XIX века, находящиеся в каноннике (уставы Флорищевой пустыни, Саровской и Оптиной пустынь, Юрьевского Новгородского и Свято-Троицкого Сергиева Рижского монастырей), предлагают различные варианты распределения частей монашеского молитвенного правила в течение суточного времени. Например, святитель Игнатий (Брянчанинов) в Поучении о молитвенном правиле [5] указывает, что молитвенное правило делится на утреннее, вечернее, ежедневное около третьего часа пополудни и отдельное Правило ко Святому Причащению. В отношении совершения келейного правила Рижского монастыря «советовалось: в полночь совершать одну первую сотницу молитв, потом идти к утрени; вторую сотницу творить после утрени, а последние три – вечером, перед сном, или кто как пожелает».

Возможны также различные варианты разделения молитвенного правила для чтения в храме и для исполнения в келье. Например: «Каноны и акафисты, входящие в правило, в монастырях читаются на повечерии, а кафизмы, поклоны и молитвы исполняются в келье».

Таким образом, молитвенное правило может совершаться, в большей или меньшей части своей, и в храме. Причины к этому можно указать следующие: необходимость обучения новоначальных правильному совершению последования и созидание соборного единодушия братии. Соборная молитва, даже малая, велика пред Богом. «Елико бо твориши в келии, аще псалтырь чтеши или обанадесять псламы поеши, все то ни единому Господи помилуй уподобится соборному».

При этом соборная молитва не может заменить личную молитву в келье. Личная молитва в келье продолжает соборное делание монашеского братства и не может быть, так сказать, «единоличной», узко индивидуальной. Личная молитва в келье предназначена для держания «сердечного собора» со всей Церковью.

1.3.2. Место совершения келейной молитвы.

Местом совершения молитвенного правила может быть как келья, так и храм или другое молитвенное помещение.

Местом совершения личной молитвы определена монашеская келья. Келья дает возможность монаху побыть наедине с Богом и со своей совестью. «Келья – основное земное прибежище монаха» [6], и назначение ее многообразно. Келья может быть местом отдыха, может быть и местом трудов по послушанию, но основное ее назначение – быть местом молитвенного делания монаха: совершения правила и личной молитвы, возводящей к безмолвию и созерцанию.

Келья становится той «пещью вавилонской», в которой на душу нисходит роса благодати и угашает пламень греховных страстей. Келья становится тогда и гробом ветхого внутреннего человека, из которого монах выходит духовно воскресшим. «Верую, яко седяй в келии за имя Божие и соблюдаяй свою совесть с послушанием, обретается и той в месте отца (преподобного) Антония (Великого)».

Выводы по первой главе доклада.

1. Келейная молитва – важная и неотъемлемая часть молитвенного делания монаха.

2. Келейная молитва – «личная» литургия в триединстве непрестанного монастырского богослужения.

3. Келейная молитва состоит из молитвенного правила и личной молитвы.

4. Мера келейной молитвы требует духовного рассуждения и благословения.

5. Молитвенное правило может быть общим и частично или полностью совершаться вне кельи.

6. Место личной молитвы – монашеская келья.

7. Время личной молитвы – преимущественно ночные часы (темное время суток).

Следовательно, создавать условия для келейной молитвы необходимо, имея в виду ее укорененность в уставной традиции монашества, ее глубокий смысл и значение личного подвига монаха.

Условиями для келейной молитвы являются:

– истинное целеполагание молитвенного делания;
– полный комплекс средств для достижения цели;
– время, место, мера келейной молитвы.

Первые два условия относятся к монастырю в целом, последние – к каждому насельнику индивидуально.

2. Келейная молитва в отношении устава современного монастыря.

Ответив на вопросы, зачем и что мы должны создавать, мы можем ответить и на вопрос, как создавать условия для действенного совершения келейной молитвы.

1) Цель. Личная чистая молитва, понимаемая как цель монашеского жительства.

2) Средства. Личная молитва, понимаемая как средство покаянного делания в русле непрестанного монастырского богослужения, в котором личная молитва соединяется с соборной.

3) Общий аскетический, молитвенный настрой всего братства, кристаллизующийся в определенные моменты как совершение церковного богослужения и молитвенного правила, как труд с молитвой и личное хождение пред Богом.

4) Безмолвие, сохраняемое внутренним укладом монастыря. Поддержание, насколько это возможно в конкретных условиях тишины, упорядоченности жизни, ограничения контактов с миром (особенно, использования современных средств коммуникации), осуществление деятельности в рамках строгой необходимости и исполнения благословений священноначалия и пр. В каких-то обителях возможно закрывать врата монастыря в определенные дни или часы.

5) Уединение. Место личной молитвы монаха – монашеская келья по своему высшему и прямому назначению. В соответствии с этим назначением, в келье должно быть достаточно места для совершения поклонов, условия для чтения молитвословий и книг, достаточная звукоизоляция для поддержания тишины извне и возможности произносить молитвенные слова вслух, не боясь потревожить соседей. Если есть возможность, келья должна быть на одного человека, но даже если в одной келье живут несколько человек, должно существовать личное пространство. В келье следует иметь минимум вещей, потому что взгляд на любой предмет отвлекает внимание от молитвы к делам, связанным с этой вещью.

6) Время. Для келейной молитвы должно быть выделено определенное время. Это время может быть зафиксировано в общем распорядке дня монастыря, может быть определено для каждого насельника отдельно. Если в течение дня все молитвенные усилия (участие в богослужении, чтение правила, молитва во время послушаний и трапезы) будут устремлены к личной молитве в келье как мерилу духовного преуспеяния, то время келейной молитвы по продолжительности может быть совсем небольшим, и найти его в течение суток всегда можно. Это время можно использовать большей частью для личной молитвы, а для подготовки к ней совершать часть молитвенного правила (четочные сотницы и подготовку к исповеди, например). Другие части молитвенного правила можно исполнять вне кельи, в общем собрании братии или индивидуально в другое время. В наше время практикуется чтение правила и на послушаниях, и в дороге, и при любой возможности. А в XIX веке преподобный Феофил Киевский обличил митрополита Филарета Киевского (Амфитеатрова), который дочитывал свое правило в карете. Блаженный Феофил взобрался на верхушку большого дерева и сидел с молитвословом в руках. На вопрос владыки, что он там делает, отец Феофил ответил: келейное правило дочитываю.

7) Мера келейной молитвы определяется мерой телесных и душевных сил человека. Эта мера индивидуальна, назначается игуменом с учетом духовного устроения насельника и общей слабости и духовного невежества современной эпохи. Со смирением осознаем, что мы должны долго и кропотливо закладывать фундамент духовного делания, прежде чем устремляться к духовным высотам. Бессилие наступает в результате безблагодатных действий: пустых разговоров, ссор, поглощения мирской информации и проч. На любимое же дело силы всегда найдутся. При ясном понимании значимости келейной молитвы и горении духа силы будут распределяться в соответствии с внутренним целеполаганием. К тому же источник физических сил можно почерпнуть в самой молитве. «На молитвенном правиле приутруждать себя надо» [7]. «И тут руководитель – благоразумие; когда, где, сколько стоять на молитве, и какие употреблять молитвы… всякий может определять по своим обстоятельствам, увеличивать, умалять, передвигать время и место… все направлять к тому, чтобы внутренняя молитва совершаема была, как следует. Относительно же внутренней молитвы одно правило: “непрестанно молиться”» [8].

8) После перечисления условий для келейной молитвы необходимо определить, что при создании этих условий зависит от игумена, и что – от насельников.

От игумена зависит:

– организация жизни монастыря как единого молитвенного пространства;
– собственный пример и опыт келейной молитвы;
– постоянное поучение в творениях святых отцов, изучение советов близких к нам по времени и опыту подвижников XIX и XX веков;
– духовное руководство братией: общие и частные беседы о келейной молитве; назначение посильного личного келейного правила (четочные сотницы, молитвословия, поклоны, рекомендации для чтения аскетических творений);
– особенно важен в наше время индивидуальный подход: устанавливать для каждого насельника время и меру келейной молитвы; учитывать духовный возраст и душевное устроение каждого насельника (мера келейной молитвы может возрастать постепенно), тщательно вникать в возможности исполнения молитвенного правила, советовать наиболее приемлемые варианты, распределять послушания, занимающие весь день, в череду и пр.;
– напоминание об обязательности келейной молитвы.

От насельников требуется желание и послушание, а также готовность к отказу от всего лишнего, мешающего молитве. Обычно в монастырь приходят с желанием личного молитвенного делания, но часто оно понимается индивидуалистически и противопоставляется общественному богослужению и общему молитвенному правилу. Со стороны же игумена обычно перевес имеют практические задачи организации богослужебной жизни и исполнения послушаний. Необходимо находить взаимопонимание, основанное на смирении. Невольник не богомольник: понуждать к совершению молитвенного правила возможно и нужно, но в личной молитве человек свободен. Возможно только определить некий минимум по количеству и времени совершения личной молитвы в келье, остальное предоставив произволению, проверяемому постоянным советом с игуменом как духовным руководителем братства, или поставленным от него духовником.

Доверясь промыслу Божию, не будем также забывать, что лучшие условия для молитвы – те, которые существуют в данный момент в данных обстоятельствах. Было бы неверным связывать напрямую достижение внутренней чистой молитвы с идеальными условиями келейного пребывания. Пример тому – новомученики и исповедники Церкви Русской, достигшие вершин личной молитвы в жесточайших условиях тюрем, лагерей и ссылок.

В заключение хочу сказать, что я предложила вниманию досточтимых владык, игуменов и игумений, имеющих свой богатый молитвенный опыт, не рецепты и рекомендации для исполнения, а лишь посильные рассуждения на тему келейной молитвы, исходя из опыта жизни небольшого, недавно образованного женского монастыря.

Благодарю за милостивое внимание и поддержку.

_______________________________________________________________________________

[1] Феофан (Говоров), еп. Собрание писем. Вып. 6. – М.: Типо-Литогр. И. Ефимова, 1899 (репр. переизд.: М.: Правило веры, 2000). Письмо 947.
[2] Указ. изд. Вып. 4. Письмо 719.
[3] Архимандрит Софроний (Сахаров). О молитве. Троице-Сергиева Лавра, издательский отдел, 2010. С. 184.
[4] Игнатий (Брянчанинов), свт. Аскетические опыты. Ч. 2. Гл. 12. Слово о келейном молитвенном правиле.
[5] См. Там же.
[6] Евсевий (Тюхлов), игумен. Внутренний распорядок в монастыре: келейное пребывание монахов. Доклад игумена Евсевия (Тюхлова), наместника Свято-Елисеевского Лавришевского мужского монастыря, на монашеской конференции «Организация внутренней жизни монастырей» в Спасо-Евфросиниевском ставропигиальном женском монастыре г. Полоцка 21–22 июня 2018 года. http://mbrsm.ru/2018/07/22/igumen-evsevij-tyuxlov-vnutrennij-rasporyadok-v-monastyre-kelejnoe-prebyv...
[7] Феофан (Говоров), еп. Указ. изд. Вып. 4. Письмо 719.
[8] Феофан (Говоров), еп. Указ. изд. Вып. 6. Письмо 947.

Материалы по теме

Новости

Публикации

Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»

Доклады