«Все монастыри – Христовы»

Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»

Часть третья

Часть вторую см. по ссылке

Корреспонденты портала «Монастырский вестник» попросили участников круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства», проходившего 24-25 июля 2019 года в Воскресенском Новодевичьем монастыре Санкт-Петербурга, поделиться своими впечатлениями о форуме и ответить на вопрос, насколько такие встречи важны и актуальны для современного монашества. Предлагаем вниманию читателей ответы тех, кто принял участие в работе круглого стола.

Игумен Петр (Мажетов), настоятель Свято-Косьминской пустыни Серовской епархии Екатеринбургской митрополии

На наших встречах я вижу, что у каждого монастыря, образно говоря, свой сад, свои плоды, свои цветы, но все монастыри – Христовы. И когда мы начинаем друг с другом общаться, разговаривать, рассуждать, задавать друг другу вопросы – на мой взгляд, это и есть самое главное в таких мероприятиях. И неважно, в городском монастыре подвизается кто-то из нас или обители, удаленной от каких бы то ни было населенных пунктов. Если человек хочет сблизиться с Богом, хочет, чтобы Господь Иисус Христос был в его сердце, то он обязательно будет искать и найдет свой путь к Нему. Точнее даже сказать, Христос его найдет. Созвучие двух сердец – сердца Христа и сердца человека – начнут создавать этот путь. Главное, чтобы человек сам этого хотел. Причем не стоит подражать кому-то. Надо ориентироваться на образ жизни, который близок тебе по духу, но творить свое. Ведь если кто-то призван служить на приходе, где много прихожан, значит, это богоугодно. Значит, Господь и там может быть вместе с ним. Просто надо найти этот свой путь и не поддаваться, во-первых, малодушию и, во-вторых, какой-то увлеченности. Следует помнить главное: хотя много людей от тебя зависит и много послушаний тебе приходится исполнять, но всё это потеряет силу, если ты потеряешь Христа. Поэтому нужно со Христом жить и утешаться Христом. Есть такое модное слово – выгорание. Профессиональное и эмоциональное. Что в таких случаях советуют специалисты? Чтобы избежать выгорания, бизнесмену, политику или любому другому человеку, который живет напряженной жизнью, надо почаще общаться с семьей. Стремиться как можно больше времени проводить с женой, детьми, вместе выезжать за город, наслаждаться природой... Когда человек насыщается тем, что дорого его сердцу, то, естественно, он приступает к работе с новыми силами. То же самое можно посоветовать и монаху. Только кто его семья? Господь, Божия Матерь и братия. Монаху следует помнить, что выгорание – это внутреннее опустошение, пользуясь которым, демон наполняет сердце монаха своими помыслами и чувствами. А оно должно быть заполнено тем, что иноку действительно дорого. Для себя я вижу огромную пользу в предоставляемой мне возможности говорить на наших встречах о том, чем должен жить монах.

Архимандрит Варлаам (Максаков), игумен Успенского Свято-Георгиевского мужского монастыря в Башкирии

Мне интересно бывать на монашеских форумах, и я с удовлетворением отмечаю, что в последнее время обсуждение практической стороны возрождения монастырей становится их доминантой. Это замечательно, потому что у многих игуменов или игумений уже накопился богатый опыт. Многие из них могут рассказать (и рассказывают), с какими трудностями в устроении монастырской жизни они сталкивались и как они их преодолевали. Все возрождали монастыри в разных условиях, но с одинаковой ревностью и усердием. Когда я в 1998 году пришел в ту местность, где теперь находится наша обитель – в ста километрах от столицы республики Уфы, – то увидел там чистое поле, окруженное лесом. В Уфимской епархии тогда не было ни одного монастыря, а это место намоленное: здесь до 1927 года существовал Георгиевский женский монастырь. Летом я жил в вагончике, зимой – в деревянной бане. Стали появляться помощники, которые на начальном этапе немало сделали. Правда, братией я их назвать не могу – это была, прямо скажем, братва. Многие из них – бывшие заключенные. Но самой большой проблемой оказалось другое. Отсутствие у меня всякого духовного опыта, потому что, даже придя к вере, я о монашестве в то время не слышал, живых монахов не видел. Всё приходило постепенно.

Когда создается монастырь, хочется взять за образец настоящую монашескую традицию, увидеть истинную школу монашества, впитать в себя этот дух. Однако в России обители только начали возрождаться, и немало их руководителей находилось в таком же положении, как я. Читать святых отцов Церкви читали, старались руководствоваться их наставлениями, и все же этого недостаточно. Я своей братии говорю: «Одно дело читать книжки про войну и другое – оказаться на фронте». Также и здесь: смотреть уставы древних монастырей или видеть живую жизнь, которая подчиняется монастырскому уставу, – разные вещи! Поэтому я поехал на Афон. Шесть раз туда ездил и почти всю свою братию, тяготевшую к внутренней монашеской жизни, свозил, чтобы они тоже впитали подвижнический дух афонитов. Думаю, понятно, почему при выборе монастырского устава мы остановились на афонской традиции.

К слову, мне часто задают вопрос: «Сколько у вас братии?» Это все равно, что спросить: «А сколько вы усыновили детей?» Ведь надо не просто взять – надо воспитать! Я за каждого брата отвечаю перед Богом. А чтобы его воспитать духовно, нужно отдать частичку своего сердца. И здоровья – частичку. За всех я, конечно, переживаю, всех люблю, как детей своих… Приведу еще одно сравнение: берешь человека в монастырь словно дикую розу. Делаешь «прививку» и после неустанно обрезаешь «побеги», мешающие духовному росту. Это большая ответственность и чрезвычайно кропотливая работа, требующая времени. Точнее, всю жизнь надо этим заниматься. Сегодня у нас 15 человек братии и 15 трудников. Те, кто по своему образу мысли были далеки от Церкви, тем более от монашества, ушли. Сейчас у нас подвизаются насельники, которых я могу назвать монастырской братией, нашей монашеской семьей. А в трудниках мне видится резерв для пополнения братии.

На второй день работы круглого стола в рамках дискуссии обсуждался вопрос о молитвенном правиле. У меня эта дискуссия вызвала большой интерес, поскольку я, как и некоторые выступающие, придерживаюсь той точки зрения, что к вопросу включения канонов в молитвенное правило нужно подходить индивидуально. Нельзя всех заставлять читать каноны. Особенно новоначальных. Кто-то любит канон – пожалуйста. Кто-то больше любит акафисты, Иисусову молитву, Евангелие – я благословляю на это. Ведь и у святых был разный подход к этому. Надо, чтобы каждый человек, находясь в неустанном поиске, нашел свое русло.

Монахиня Феонилла (Харченко), насельница Иоанно-Предтеченского ставропигиального женского монастыря Москвы

Очень хорошее напутствие дал участникам монашеского форума митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий. Суть его в том, что если вы сталкиваетесь с неразрешимыми проблемами в жизни монастыря или своей монашеской жизни, обращайтесь за советом к более опытным монахам, духовникам, игуменам и игумениям. Они выросли духовно при старцах и исповедниках, они стяжали и свой – уже многолетний – опыт, они с радостью и любовью поделятся им с вами.

Все доклады были по-своему интересны. Некоторые хотелось бы почитать в печатном виде. Особый отклик вызвал доклад-размышление игумена Петра (Мажетова) «О воспитании литургической культуры или о возрастании в познании Литургии как таинства Царства». Виден и глубокий опыт, и его осмысление. У отца Петра образный язык, емкие метафоры. Например, делая акцент на важности для монаха Литургии и келейной молитвы, отец Петр отмечает, что именно монах, как никто, может почувствовать близость Бога к человеку, и есть два момента, где эта встреча наиболее явна. Это Литургия: Бог приносит Себя в Жертву для человека. Это келья монаха, его келейная молитва: там уже монах приносит себя в жертву Богу.

Живой разговор второго дня поднял тему сочетания молитвы и послушания, молитвы и труда в жизни современного монастыря. Итоги дискуссии: монах не должен быть перегружен так, что на молитву у него нет ни времени, ни сил. Главное, всё-таки молитва, а потом труд, но никогда монах не должен быть празден. Умение чередовать молитву, труд, отдых приносит преуспеяние монаху. Молитва и послушание, как известно, два крыла у монаха. Возрождение и становление Иоанно-Предтеченской женской обители в самом центре Москвы, где я подвизаюсь, стало возможным в наши дни во многом благодаря Пюхтицкой традиции, Пюхтицкой схиигумении Варваре (Трофимовой) и, конечно, нашей матушке – игумении Афанасии (Грошевой), которая в январе 2002 года приехала из Пюхтицкого монастыря и за святое послушание возглавила обитель. Наши сестры всегда живо интересовались Пюхтицким монастырским укладом, и первые насельницы ездили туда по приглашению матушки Варвары. Да некоторые новоначальные сестры и сейчас находятся в Пюхтицком монастыре, насыщаются этим живым источником монашеской жизни.

Но для нас и пример жизни нашей матушки-игумении всегда был таким «живым, воплощенным уставом монастыря». Вспоминается ее наставление: «Монашеская жизнь – это постоянный труд». А матушка Варвара говорила: «Молитва – это труд, труд – это молитва». И еще: «Послушание выше правила». Она отмечала, что труд сам по себе является школой молитвы. Когда одна из сестер спросила отца Николая Гурьянова о монашеском правиле, он указал на монахинь Варвару и Георгию, будущих игумений, и сказал: «Вот живое монашеское правило», имея в виду, что они безропотно несли послушания и днем, и ночью. Приводя в пример пюхтицких монахинь, отец Николай Гурьянов говорил о монашеском правиле: «Бывает правило, которое вычитывают, а есть правило – послушание живое». Мне вспоминается такой рассказ. К матушке Варваре приехал молодой монах и пытался узнать у нее тайну монашеской жизни, которая немногим доступна, даже из числа монашествующих. Матушка посмотрела на него, как на малого ребенка, улыбнулась по-матерински с любовью и сказала: «Истинная духовная жизнь по-детски проста, доверчива и чиста…».

Еще одна важная тема была озвучена на форуме – это образование монашествующих. Она отчетливо прозвучала в докладе митрополита Смоленского и Дорогобужского Исидора «О формировании “богослужебного сознания” монашествующих». Приобщение к традиции идет через активное участие, например, в богослужении, но также и через ее изучение. Об этом же говорил и принявший участников круглого стола во время их паломнической поездки настоятель Свято-Троицкой Сергиевой Приморской мужской пустыни архимандрит Николай (Парамонов). Батюшка поделился своим опытом уже почти 30-летнего духовного руководства братией. По его словам, все молодые послушники, которые не отказывались от учебы как послушания, прилежали к учебе, остались в монастыре, приняли постриг и сейчас со смирением служат в сане, преподают... Но есть примеры, когда те, кто отказывался от образования, даже если он много лет прожил в монастыре и вел подвижническую жизнь, спустя десятилетия, всё-таки ушли из него.

Иеромонах Мардарий (Алексеев), насельник Иоанно-Богословского Савво-Крыпецкого мужского монастыря Псковской епархии

Многие материалы конференций и круглых столов мы смотрим на сайте Синодального отдела по монастырям и монашеству. Но многое из услышанного я конспектировал – записывал в тетрадь, подчеркивал основные тезисы, так как по возвращении в монастырь собираюсь, что называется, по свежим следам поделиться с игуменом и братией своими впечатлениями. И, кроме того, мне надо будет оперативно представить отчет на официальном сайте обители, который существует уже десять лет. С основными тезисами, прозвучавшими на монашеских встречах такого формата, мы стараемся ознакомить участников духовных соборов и общих епархиальных собраний.

Один из вопросов, обсуждавшийся ныне на заседании круглого стола, был посвящен насущной для всех монастырей проблеме: как равномерно распределить время между келейным правилом и трудом в монашеской жизни, чтобы эти два крыла помогли монаху взлететь над миром, над пристрастием к миру и облегчить ему путь к Богу. Легли на сердце наставления митрополита Нижегородского и Арзамасского Георгия – конкретные, четкие, ясные, по существу. А по особому полету мыслей, немного отрывающему тебя от земли, запомнился доклад игумена Петра (Мажетова), который заставляет задуматься не только о наших повседневных трудах, но и о смысле монашества. Вообще на круглом столе рассматривались вроде бы простые вопросы: как ты начал день, как закончил его, как в течение дня распределил свое время, – но они чрезвычайно важны, потому что помогают человеку понять смысл его прихода в монастырь. Ведь избравшие монашеский путь обязаны осознавать, что свое призвание они должны осуществлять пошагово. И каждый день надо какой-то шаг делать! Поэтому опыт российских обителей, озвученный на монашеских форумах, приносит большую пользу.

В Иоанно-Богословском Савво-Крыпецком монастыре, братия, слава Богу, постоянно прибавляется. Поток случайных людей уменьшился. Сейчас у нас 40 насельников. По благословению правящего архиерея митрополита Псковского и Порховского Тихона с декабря прошлого года произошло важное изменение в нашей жизни – раз в неделю в монастыре стала совершаться общая братская Литургия. Это, конечно же, помогает сплотить братию, наполнить ее общением и пониманием того, что именно Литургия является центром монашеской жизни. Богослужение, в котором участвует только братия, совершается в ночные часы. Все мы исповедуемся игумену и духовникам, причащаемся Святых Христовых Тайн. Так что тема литургической практики, поднятая в докладах и выступлениях на форуме в Санкт-Петербурге, была актуальна. Я в священном сане уже 22 года, однако многие основополагающие моменты хотелось услышать из уст архиереев и представителей других монастырей – и найти подтверждение своим мыслям и устремлениям.

Актуальна для нас и проблема духовного образования монашествующих, на что наш владыка Тихон тоже обращает самое пристальное внимание. В нынешнем году три насельника обители поступили в духовную семинарию. Кто-то ранее получил духовное образование. Сам я в свое время закончил Псковское духовное училище, Московскую духовную семинарию, Киевскую духовную академию и сейчас продолжаю учебу в Псковском государственном университете на кафедре теологии. По всему видно, что наша братия хочет получать духовные знания, то есть осознанно вести монашескую жизнь. И в этом, думается, есть немалая заслуга монашеских форумов, поднимающих животрепещущие для современного монашеского братства и сестричества темы.

Подготовили Екатерина Орлова и Нина Ставицкая
Фото: Владимир Ходаков


Материалы по теме

Новости

Публикации

Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»

Доклады

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Игумения Иова (Иванова)
Воспоминания участников Рождественских чтений об архимандрите Кирилле (Павлове)
Участники XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений
Участники XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений
Игумения Иова (Иванова)
Воспоминания участников Рождественских чтений об архимандрите Кирилле (Павлове)
Участники XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений
Участники XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений