Гаджеты в монастыре: использование мобильных телефонов, соцсетей и интернета в обители: польза и опасность

Игумения Стефана (Бандура)

Доклад игумении Стефаны (Бандуры), настоятельницы Святогорского Успенского Зимненского ставропигиального женского монастыря на съезде монашествующих Украинской Православной Церкви ( Почаев, 15 июля 2021 года)

Ваши Высокопреосвященства, Преосвященства, всечестные отцы, матушки игуменьи и все боголюбивое собрание!

Современный период истории ставит каждого человека перед, казалось бы, новой духовной проблемой и новым вызовом в духовной жизни. Мы сталкиваемся с влиянием новейших средств коммуникации, которые позволяют передавать огромный объем информации в считанные доли секунды. Последние компьютерные технологии не просто завоевывают весь мир, но и активно попадают в монашеские общины, становясь, порой, неотъемлемой частью жизни инока. И нам, монахам и монахиням XXI века, столкнувшимся с этой проблемой, придется проанализировать ее глубинные духовные причины для того, чтобы понять, как реагировать на нее.

Важным аспектом обсуждаемой темы является вопрос о том, для чего монашествующим необходимы современные средства связи и что двигает ими в поиске новой информации или новых ощущений.

Аксиомой следует признать, что монах или монахиня – это человек, отвергшийся мира, который, по слову апостола, во зле лежит (1 Ин.5:19), человек, отказавшийся от всех мирских связей и привязанностей, стремящийся всем своим существом к теснейшему единству с Богом в молитве и богообщении. И всё, что отвлекает монаха от богообщения и молитвы, в контексте его иноческого подвига следует признать злом.

Именно поэтому святые отцы и основатели монашества убегали от искушения и соблазнов, среди которых особое место занимает страсть уныния. Само наименование этой страсти ἀκηδία(греч.) – нерадение, беспечность, говорит о ее серьезной опасности для иночествующих. Преподобный Иоанн Кассиан в своих письмах Кастору, епископу Аптскому, так описывает состояние монаха, подвергшегося действию духа уныния: он…«неспокойно озирается, вздыхает, что никто из братьев не войдет к нему, часто то выходит, то входит в келью и часто глядит на солнце, как будто оно медленно идет к западу. Таким образом, в таком неразумном смущении духа, как будто земля покрылась мраком, пребывает праздным, не занятым никаким духовным делом, и думает, что ничто не может быть средством против такой напасти, кроме как посещение какого-либо брата или утешение сном».

Эти слова очень ярко и точно характеризуют душевное состояние инока, увлеченного современными гаджетами. И если во времена святого для посещения братий или сестер или для нарушения молитвенной сосредоточенности и келейного молчания необходимо было удаляться от места подвигов и непосредственно встречаться с теми или иными личностями, то такую сейчас возможность без выхода из келии нам предоставляет интернет. Смартфон или компьютер становятся окном, из которого в келию монашествующего врывается весь многоголосый и шумный мир, от которого инок отрекся во время своего пострига. И происходит самое страшное – мир разрушает монашескую цельность. Из «монахоса» – «цельного», «единого», инок или инокиня «раздробляются», распыляя свое внимание на пятнистость мира. Это приводит к потере целомудрия – целостного, единого мудрствования, единой, целостной картины мира, целостного взгляда на вещи. Карусель образов, картин, впечатлений, ворвавшись в душу иночествующего, овладевает его сознанием и делает игралищем страстей. Оскудевает молитва, покаяние, сосредоточенность, появляются скука, нерадение и своеволие.

Болезненная привязанность к интернету и современным средствам коммуникации также сказываются и на других важных для инока и инокини добродетелях. Сестры и братья, привыкшие без внимания к внушениям совести бесцельно слоняться в течение долгого времени по просторам всемирной паутины, начинают очень болезненно реагировать на замечания духовников или старших сестер, забывают про необходимость послушания и смирения. Это приводит к самомнению, эгоизму и своеволию, что, в конечном итоге, без необходимого, часто весьма болезненного лечения, делает невозможным пребывание в обители.

Знаю одну монахиню (с ее же слов), которая долго увлекалась интернетом. Это, конечно, сказалось и на ее телесном самочувствии и на ее духовном состоянии. И, самое печальное, что пребывая в немощи телесной и духовной, она не усилила молитву и не обратилась за помощью к духовнику, а в том же интернете нашла психолога, у которого искала помощи и поддержки, будучи не в состоянии понять, что психологические приемы не могут решить проблемы духовности и молитвенной жизни.

Особое внимание следует уделить увлеченности некоторых насельниц и насельников монастырей современными соцсетями – фейсбуком, твиттероми другими… Безобидное, казалось бы, увлечение, призванное стать отдыхом после тяжелого послушания, превращается в искушение, противостоять которому бывает невозможно даже многоопытным подвижникам. Недаром же среди мирских людей существует шуточная поговорка: «Интернет страна чудес: на час зашел – на день исчез». Бесцельные пролистывания ленты и чтения абсолютно бесполезных текстов отнимают у иночествующих драгоценное время, они начинают опаздывать или вовсе пропускать службы, нерадиво исполнять келейные молитвы, нерадят о чтении Священного Писания или душеполезных книг.

Более того, болезненная и страстная привязанность к гаджетам приводит к тому, что инок не может расстаться с предметом своей страсти даже за богослужением. Страшно, когда священник в алтаре во время службы, отвернувшись от Престола Господнего, утыкается в свой телефон. Точно так же страшно становится за монаха или монахиню, которые на правиле внимают не молитве, а лукавому шепоту искусителя, действующего посредством смартофона.

Очень часто говорят, что смартфоны и планшеты помогают найти нужную информацию. Но тут возникает вопрос – насколько нужной является эта информация, не несет ли она духовную опасность воину Христову, не прячется ли в ней древний змий и человекоубийца искони.

Многие оправдывают себя тем, что современные телефоны помогают им общаться с родными. Действительно, во исполнение пятой заповеди Закона Божия мы должны почитать своих родителей. Но почитание не означает бессмысленную болтовню. Инок или инокиня, особенно новоначальные, должны все общение с родственниками, оставшимися в миру, согласовывать с советом опытных братьев или сестер во Христе и с благословением духовника. Бесконтрольное общение может принести страшный духовный вред или даже послужить поводом для оставления обители и духовной смерти.

Иногда говорят, что интернет и социальные сети помогают миссии, что посредством общения в соцсетях можно многих привести ко Христу. Но, к сожалению, многие из тех, кто использует подобный аргумент, не понимают сути христианской миссии, которая состоит во всецелом и всесовершенном обращении человека к Богу, оставлении греха и нравственном преображении. Этого очень трудно и, наверное, практически невозможно добиться при помощи соцсетей. Ведь там слово о Боге будет соседствовать с рекламой бездуховного образа жизни, соблазнительными картинками и мирской мишурой. Это приведет к тому, что Господь будет низведен на один уровень с новой зубной пастой, а слово о Боге будет профанировано и обезличено. Кроме того, современный человек привык не всегда доверять той информации, которую он получает через соцсети или интернет-сайты. Поэтому говорить об успехе онлайн-проповеди практически невозможно, потому что невозможно «онлайн-крещение» или «онлайн- причастие».

Тут полезно вспомнить миссионерский опыт одного из самых известных старцев ХХ века – архимандрита Ефрема Аризонского, ученика преподобного Иосифа Исихаста. Свое миссионерское служение в Северной Америке он начал с молитвы и организации подлинной монашеской жизни, с многочасовых бдений и напоминания о важности поста. И это дало гораздо более значимые и заметные плоды, нежели все более ранние попытки миссионеров. Вот что пишет об этом известный американский священник Антоний Мосханос: «Мы, американские архиереи и иереи, в течение семидесяти лет хотели привлечь народ в Церковь проведением фестивалей. То есть мы устраивали праздники и гуляния, угощали людей напитками, едой и развлечениями. Мы забыли о молитве, исповеди, постах, чётках – обо всём том, что составляет Предание нашей Церкви. Мы даже препятствовали созданию монастырей, так как полагали, что в них нет необходимости, и они не могут ничего дать нашей Церкви. И вот пришел малюсенький человек, без мирского образования и богословских дипломов, без новаторских и смелых идей (которые в изобилии были у нас) и напомнил нам о самом главном –нашем Православном Предании. Он не звал на танцы и развлечения, а призывал к посту и участию в многочасовых бдениях. И люди откликнулись на его призыв, пришли к старцу и поддержали его. Число приходящих к отцу Ефрему не поддается описанию. Америка, стремившаяся к выходу из тупика культуры потребления и рабства материальным ценностям через различные общественные течения и восточные религии, открыла для себя подлинное неискаженное христианство – Православие».

Именно поэтому монаху и монахине полезнее вспоминать о своем самом главном орудии проповеди и средстве спасения – четках и молитве, и меньше времени тратить на бесцельное пребывание в плену иллюзорного виртуального мира, который прокладывает путь не в Небесные Чертоги Вселюбящего Бога, а в мрачные теснины преисподней бездны.

Конечно же, в данной ситуации следует указать и на возможные исключения. Если монах или монахиня несут административные послушания и пользование телефоном при исполнении таковых обязанностей необходимо для обеспечения жизни монастыря, то, конечно, это допустимо. Но очень важно, во-первых, это делать по послушанию наместника или игумении и только в рамках несения определенного послушания, а не в келье по своей воле. Во-вторых, брату или сестре, которымблагословили пользоваться интернетом для освещения жизнедеятельности монастыря, необходимо очень внимательно следить за собой и, конечно же, как можно чаще очищать свою душу от прилогов врага и искушений посредством исповеди и беседы с духовником. Только в этом случае современные средства коммуникации могут принести обусловленную пользу и не стать поводом для вечной гибели.

Как мне думается, привязанность к интернету – это то, что не приводит к добру, а тем более к благочестию. Это страшная зависимость, как наркомания и игромания: позволительно но не полезно, да еще и губительно. Ибо нужно иметь огромную силу воли для того, чтобы пользоваться только тем, что полезно для души.

Этот вопрос остается открытым и нуждается в глобальном рассмотрении высшим церковным священноначалием.

Материалы по теме