Швейная мастерская

Монастырский журнал «Дивеевская обитель»

Одеяние монашествующих отличается от одежды других людей цветом, длиной, особым покроем. У кого-то это вызывает удивление и интерес, у кого-то благоговение и восхищение. «Как ангелы!» ‒ можно услышать от людей, видящих монахов в мантии, которая развивается, как ангельские крылья. Цвет одежды обычно черный или близкий к темному. Почему именно в черное одеты монашествующии? Черный цвет – отсутствие цвета, цвет совершенного покоя, отсутствие движения страсти, отрешение от суетного. Длинное одеяние является знамением Божией благодати, покрывающей человеческие немощи.

Христиане первых веков как последователи Господа желали быть на Него похожи не только внутренне, но и внешне. Ряса и подрясник являются подобием одежд, в которых ходил в земной жизни Господь. Мантия ‒ длинная накидка, покрывающая подрясник и рясу, берет свое начало от первых христиан. Ее носили все христиане в знак того, что обратившись к вере, они отреклись от званий и чинов в языческой среде. Еще одно отличие монашествующих ‒ это скуфейки черного цвета. Скуфья – мягкая шапочка до бровей, сшитая из четырех частей так, что складки надетой скуфьи на голове образуют знамение креста. Головной убор в виде расширяющегося кверху цилиндра ‒ это клобук, или камилавка. В Дивеево до закрытия монастыря рясофорные сестры ходили не в скуфьях, а в камилавках без наметки. Сейчас клобук с длинной наметкой сестра получает в иноческом постриге. В русской православной традиции частью монашеского облачения является апостольник ‒ плат с округлым вырезом для лица, достигающий пояса, покрывающий шею, грудь и руки, на затылке он удерживается с помощью двух лент, которые обозначают ангельские крылья, послушание и молитву.


Существует несколько ступеней облачения в монашескую одежду, каждая обитель имеет в своем уставе свои особенности. Игумения Таисия Леушинская в своих записках описывает то состояние, которое испытывают монашествующие при надевании монашеской одежды: «С какой искренней чистой радостью приняла я это благословение, считая величайшей честью надеть эту “ангельскую одежду”, хоть бы из самой суровой крашенины или и того суровее». Первой ее послушнической одеждой была ряса. В нашем монастыре при вступлении в число сестер матушка игумения надевает на сестру подрясник и повязывает ее черным платочком так, чтобы был закрыт лоб. Ряса и скуфья даются при одевании в рясофор. При иноческом постриге надевается клобук с наметкой, в монашеском добавляется мантия. При великом постриге в схиму вместо клобука надевается куколь (остроконечная шапочка с крестами) и аналав ‒ особый параман.

О том, как в старом Дивееве было организовано швейное послушание, мы можем судить по фотографиям и немногим воспоминаниям. В воспоминаниях монахини Серафимы (Булгаковой), в частности, сказано: «В рукодельном послушании шили гладью на пяльцах и вообще вышивали. В портной шили одежду для сестер. Портных было несколько. В ризной шили и чинили ризы, делали цветы, убирали иконы и плели русское кружево на коклюшках. В вязальном вязали на машинах. В манатейном пряли из русской овечьей шерсти и ткали манатею, из которой шили ряски и мантии. Специальные сестры шили апостольники и камилавки».


Из книги, выпущенной в монастыре к 25-летию игуменства (Марии Ушаковой), известно, что в 1887 году на портном послушании были заняты 24 сестры. Старшей над ними была монахиня Рахиль. На белошвейном послушании трудились 11 сестер во главе с монахиней Арсенией. Кроме того, были послушания, близкие к швейному, ‒ шапочное, вязальное, чулочное, золотошвейное, чернильное, манатейное.

В старину в Дивееве рясы были широкого покроя, на клобуки нашивали вуальки. Подрясников у сестер не было, они ходили в широких сарафанах и свитках – черных и белых, ‒ которые шили вручную, что видно по стежкам на одежде, которая сохранилась до нашего времени. В «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» описывается, как старица Ксения Михайловна, бывшая старшей над сестрами в Казанской общинке, строго следила, чтобы сестры в одеждах не допускали роскоши. Сестре Евдокии, пришедшей в храм в новой рясе, скроенной в талию, она приказала выпороть четыре клина. На голову сестры повязывали платки и закалывали их под подбородком, так ходили до закрытия монастыря, так и пишут на иконах дивеевских новомучениц.

Когда монастырь открылся вновь, появилась потребность в монашеской одежде. Осенью 1991 года одевали первых сестер в подрясники. Одежду им пошила казначея монахиня Феодосия, прибывшая с матушкой игуменией из Рижского монастыря восстанавливать Дивеевскую обитель.

А зимой по благословению своего духовного отца в Дивеево приехала будущая монахиня Любовь, которая трудилась в швейной мастерской Троице-Сергиевой лавры. На нее и возложила матушка игумения швейное послушание. Но еще задолго до этого, в 70-е годы, когда Любовь Канаткина была в миру и работала медсестрой, она впервые побывала в Дивееве и здесь встретилась с блаженной Анной Васильевной. Блаженная дала кусок материи и сказала Любе: «На, сшей мне юбку». Повторила это несколько раз и заставила девушку тут же начать шитье.

Поначалу, за неимением помещений, приходилось шить в той же келье, где и жили, рабочим местом были кровать и доска. За образец тогда взяли монашескую одежду, в которой ходили в монастыре до разгона. Рясы были широкого покроя, клобуки делали широкими и высокими. Первые сестры ходили в апостольниках с лентами, нашитыми наверх. Такой образец привезла матушка Сергия из Риги, но владыка Николай благословил вшивать ленты с внутренней стороны, как было принято прежду в Дивеевском монастыре.


Со временем стали возвращать монастырские помещения, и швейную оборудовали в ризной Троицкого собора, поставили там первые машинки «Чайки». Сестры в основном были знакомы со швейным делом, некоторые прежде работали в мастерской Троице-Сергиевой лавры. Одной из первых сестер на это послушание в Дивеевский монастырь вслед за матерью Любовью приехала мать Тавифа (Дарий). Имя святой покровительницы швейного дела она получила в Дивееве. Сейчас монахиня Тавифа ‒ старшая на этом послушании. До лавры она работала инженером и была озадачена, когда во сне увидела себя швеей в корпусе с деревянными лестницами, с большой комнатой, в которой стояли швейные машинки. Приехав в Дивеево, она узнала это помещение.


Твердо веря в слова батюшки Серафима о том, что послушание превыше поста и молитвы, перед началом дела сестры-швеи благословлялись у старшей на труды, после общей молитвы приступали к делу, трудились с утра и до ужина. Перед постригами, под большие праздники, перед освящением престолов нередко шили до глубокой ночи. Позже, когда наладилась работа, необходимые для постригов или для освящения престола заготовки стали делаться сестрами заранее. Трудятся в швейной мастерской всегда с молитвой.

Теперь швейная мастерская занимает отдельный двухэтажный корпус. Сюда и приходят при необходимости сестры за подрясниками, рясами и другой монашеской одеждой. Полученную одежду относят на освящение игуменье Сергии. Отношение к монашеской одежде благоговейное, ее нельзя выкидывать, отдавать кому-то другому, небрежно к ней относиться. Монашескую одежду, уже непригодную для надевания, обычно сжигают. Различается одежда для храма и для послушания. Особенно благоговейно сестры хранят постригальные одежды, так как по смерти именно в них облачают монашествующих. Перед постригами вся одежда, которую предстоит получить из рук владыки Георгия новопостриженным сестрам, освящается в алтаре.


Есть в швейной небольшое вышивальное дело, где занимаются вышиванием икон, покровцов на святые мощи. Это кропотливая и тонкая работа, на один образ уходит несколько месяцев. Для примера, обычную нить для вышивания расщепляют надвое, чтобы вышивка была без пробелов. Так как покровцы требуют особого ухода, то следит за ними сестра, которая их и вышивает. Мало вышить рисунок, надо его еще умело проклеить и сохранить после стирок и чисток в первоначальном виде.

Покровительницей швейного дела является сама Богородица, известно из преданий, что она была искусной рукодельницей, также праведный Симеон, который владел швейным ремеслом, и праведная Тавифа, о которой мы знаем из книги Деяний Апостолов, что она неустанно шила рубашки и платья, чтобы помогать бедным.



Материалы по теме

Монашество

Монастырский журнал «Дивеевская обитель»
Монастырский журнал «Дивеевская обитель»
Монастырский журнал «Дивеевская обитель»
Монастырский журнал «Дивеевская обитель»