В Валаамском монастыре отслужили литию по игумену обители архим. Павлину

5 ноября 2015 года исполнилось 80 лет со дня блаженной кончины игумена Спасо-Преображенского Валаамского ставропигиального мужского монастыря архимандрита Павлина  (Мешалкина) (в схиме – схиархимандрита Павла).

В этот день на игуменском кладбище в храме во имя Всех преподобных Отцов, в посте и подвиге просиявших, по благословлению игумена обители епископа Троицкого Панкратия была отслужена заупокойная Литургия по игумену Павлину, почившему в возрасте 70 лет. Это был последний настоятель обители, скончавшийся на Валааме; последующие были захоронены уже в Нововалаамском монастыре в Финляндии.

В своем слове по окончании заупокойной литии у могилы приснопоминаемого настоятеля Валаамской обители иеромонах Амвросий (Стрекачев) сказал, что «необходимо всегда поддерживать духовную связь с предшествующими поколениями монахов, ибо есть другой Валаам – Небесный, и если мы хотим там оказаться, то должны помнить, что то изобилие благодати, которое пребывает на сем святом острове, отнюдь не наша заслуга, а милость Божия к нам, недостойным, и плоды великих трудов и усердных молитв предшествующих поколений валаамских монахов».

Краткая справка

Игумен Павлин (в миру Петр Мешалкин) родился 20 июня 1866 г. (ст. ст.) в Тверской губернии. С 1 января 1887 г. Петр служил в армии нестроевым старшего разряда писарем. После увольнения в запас он отправился в г. Кронштадт для встречи с отцом Иоанном Кронштадтским, так как с юных лет стремился к иноческой жизни. Получив его благословение, 24 мая 1893 г. Петр прибывает в Валаамский монастырь.


По монастырскому уставу в число братства принимали спустя несколько лет искуса на общих послушаниях, но Петр с первых дней жизни в обители так хорошо зарекомендовал себя, что уже через год по прибытии на Валаам был принят в число послушников. После общих послушаний Петра перевели на жительство в отдаленный Сергиевский скит на острове Путсаари. После годичного скитского послушания он был возвращен в монастырь на послушание помощника монастырского эконома. Уже через четыре года, 28 мая 1898 г., Петр был пострижен в монашество с именем Павлин, а 20 сентября этого же года по личному благословению игумена Гавриила (Гаврилова) назначен на ответственное послушание – управляющим монастырской канцелярией. 27 июня 1899 г. монах Павлин был посвящен в священный сан диакона, а 12 марта 1900 г. – во иеромонаха. Уже в священном сане о. Павлин вновь посетил г. Кронштадт и после богослужения в алтаре Андреевского собора вторично беседовал со святым праведным Иоанном Кронштадтским.

В начале XX века при игумене Гаврииле в монастыре велась строительная деятельность: надстраивался третий этаж внешнего братского корпуса и монастырской Зимней гостиницы, возводились три каменных скитских храма, в Москве было построено монастырское подворье.

Молодой иеромонах был самым ближайшим и энергичным сотрудником игумена Гавриила. На управляющем монастырской канцелярией лежало составление всех актов строительных комиссий, ведение отчетности денежных сумм и строительных материалов. В связи с большим числом братии увеличилась общемонастырская и хозяйственная переписка. Дел по канцелярии было так много, что дня не хватало, и зачастую отец Павлин после вечернего монашеского правила, когда братия расходилась по келиям, ночью возвращался в канцелярию для составления монастырских бумаг и отчетов. При этом в исполнении своих обязанностей он был аккуратен, исполнителен и, прежде всего, строг к себе. Такого же отношения к послушанию он требовал и от своих помощников, но растворял это таким добрым и участливым к ним отношением, что оставил по себе добрую память в сердцах тех, кто трудился тогда под его начальством.

В 1904 году иеромонах Павлин был переведен на послушание в Москву на монастырское подворье. Примерная иноческая жизнь, усердное исполнение всех послушаний и удивительно редкая трудоспособность о. Павлина были замечены архиепископом Финляндским и Выборгским Сергием (Старгородским), и в 1907 г. он был назначен экономом Финляндского Архиерейского дома. Спустя всего год отец Павлин был утвержден в должности благочинного Валаамского монастыря, и это послушание он проходил совместно с должностью письмоводителя.

10 мая 1918 г. после смерти схиигумена Маврикия (Баранова) отец Павлин большинством голосов (170 из 270) монастырской братией был избран кандидатом на настоятельскую должность. 3 апреля 1921 года архиепископ Финляндский Серафим (Лукьянов) в Выборгском кафедральном соборе возводит его в сан игумена.

Без преувеличения можно сказать, что новому игумену о. Павлину пришлось нести тяжелое бремя управления Валаамской обителью в один из самых непростых периодов истории России и самого монастыря. Еще в 1917 г. Валаамский монастырь территориально вошел в состав Финляндии. Из России прекратился приток паломников, не стало пожертвований благотворителей. В 1918–1919 гг. в обители из-за недостатка продовольствия начался голод, эпидемия «испанки» и голодного тифа, среди братии участились смертельные случаи. Весной 1918 г. в связи с опасностью нападения на монастырь немецких солдат, финских националистов, а также мародеров и большевиков из Петрограда на Валаамском архипелаге был размещен финский гарнизон из 250 солдат.

В планах финляндского военного командования архипелаг рассматривался приграничным форпостом на Ладожском озере. Беспокойные соседи беспрепятственно устраивали на острове свои «олимпийские игры» (финны очень любят спорт и соревнования) и праздновали лютеранский Иванов день, но при сложившемся положении игумену и братии приходилось смиряться и терпеть подобное приспособление монастырской территории к нуждам финской армии. В июне 1919 г. ввиду отделения Финляндии от России Собор Финляндской Православной Церкви обратился к Патриарху Тихону с ходатайством о полной самостоятельности, которая была ей дарована в 1921 году.

В 1919 г. под давлением финских властей в монастыре был поднят вопрос о принятии финляндского гражданства русскими монахами. Так началось первое разделение монашеского братства: меньшая часть, включая игумена о. Павлина и членов Собора монастыря, приняла финляндское подданство, большая же часть заявила, что сохранит российское. Поступать в монастырь теперь могли только финские граждане, и только они имели право голоса на монастырском собрании.

В 1921 г. в Финляндской Православной Церкви был принудительно введен новый стиль. Часть братии восстала против введения нового стиля, особенно ожесточенные споры возникли о времени празднования Святой Пасхи. Братство разделилось на два лагеря «новостильников» и «старостильников». Игумену Павлину для сохранения обители пришлось подчиниться требованиям Церковного управления – служить по новому стилю, принимать в обители главу Финской Православной Церкви архиепископа Германа (Аава), представителей Константинопольской Церкви, которые служили Пасху по новому стилю. За это отец Павлин со стороны части «старостильников» подвергался осуждению. Доходило до того, что крыльцо игуменских покоев вымазали смолой, а однажды в его отсутствие публично разломали посох.


Но, несмотря на тяжелые испытания, выпавшие на долю обители, в том числе и игумена Павлина, осенью 1931 г. в Воскресенском скиту был открыт приют на 30 мальчиков. Благодаря помощи монастыря с 1926 г. начал регулярно издаваться православный просветительский журнал «Утренняя заря». В это же время Валаамский монастырь пожертвовал в собственность Финляндской Православной Церкви два смежных участка земли в г. Сердоболе под строительство Духовной семинарии и церковного дома. Для прихода, открывшегося в поселке Куркиеки, была передана деревянная церковь Авраамиевского скита с колоколами и иконостасом. В Спасо-Преображенском соборе обители приступили к реставрации живописи. Библиотека монастыря, насчитывавшая до 30 тысяч экземпляров книг, была приведена в полный порядок.

31 мая 1932 г. вышла жесткая «Инструкция о монастырях Финляндии», согласно которой они должны были строго подчиняться местной церковной власти и правительству. Все монастырские финансы ставились под контроль Церковного управления. Весной 1932 г. Церковное управление намеревалось продать монастырские леса ради обеспечения деньгами постройки нового церковного центра в г. Сортавала, что не встретило поддержки со стороны не слишком «деликатного» игумена Павлина. В своем дневнике игумен Харитон (Дунаев), писал, что «не угодивший Церковному Управлению настоятель был чрезмерно прямолинеен в беседах с высшим начальством и, по их мнению, увлекся увеличением монастырского капитала». В связи с этим Церковное Управление возбудило против игумена Павлина судебное дело, по которому он обвинялся «в сокрытии документа и не подписании протокола монастырского собрания, в изъятии из банка неприкосновенного капитала без разрешения Церковного Управления». Игумену Павлину предлагалось подать в почетную отставку с награждением саном архимандрита, в противном же случае его грозили уволить по суду и, возможно, даже гражданскому.

27 марта 1933 г. согласно поданному прошению игумен Павлин был освобожден от должности настоятеля и уволен на покой с возведением в сан архимандрита. Памятуя о часе смертном, после перенесенного инсульта о. Павлин пожелал принять Великий ангельский образ. 4 августа 1935 г. он был пострижен в Великую схиму с именем Павел. Тяжко заболев за три недели до кончины, он ежедневно причащался Святых Христовых Таин. У каждого посещавшего его брата о. Павел смиренно просил прощения, говоря, что не держит ни на кого зла и желает только, чтобы и его все простили. Таким образом, готовясь к переходу в вечный мир, он спокойно ожидал смерти, и в ответ на обычные в таких случаях слова ободрения и надежды на выздоровление, отвечал, смотря на икону: «Нет, нет, мне пора… я хочу туда… домой… впрочем, как Богу угодно…» За несколько дней до кончины над больным было совершено Таинство елеосвящения. Последний настоятель старого Валаама схиархимандрит Павел мирно скончался 5 ноября 1935 года и был похоронен в Назарьевской пустыни (ныне игуменское кладбище).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ