Созданный чаяниями святого благоверного Димитрия Донского

Николо-Угрешский монастырь

По преданию, Николо-Угрешский монастырь появился на том месте, где внуку Ивана Калиты – святому великому князю Московскому Димитрию Донскому – во время краткого отдыха перед сражением на поле Куликовом с татарским полководцем Мамаем явился образ святителя Николая Чудотворца. Великий князь при виде святой иконы, сошедшей с высоты к нему в руки, воскликнул: «Сия вся угреша сердце мое!» («Это все согрело сердце мое»). Старинное предание объясняет название обители так: Никольским монастырь назван в честь святителя Николая Чудотворца, а именование «Угреша» родилось от слов, сказанных святым Димитрием Донским.

На протяжении шести с лишним веков монастырь был одним из важнейших центров духовной жизни и средоточением русской святости. Прославленную обитель, возведенную в память о ратных подвигах русских воинов, посещали многие царственные особы и патриархи. В годы правления первых русских царей из династии Романовых Николо-Угрешский монастырь вступил в пору необычайно яркого расцвета. Время от времени знавал он и тяжелые времена – времена притеснений и бедности. Словом, все было в его истории, богатой на важные эпохальные события и прочно связанной с именами крупнейших церковных деятелей, стремившихся помочь подняться Угрешской обители как в духовном, так и в экономическом плане. Два великих святителя – московские митрополиты Филарет и Иннокентий – сыграли в ее последующем возрождении великую роль. Освящен монастырь присутствием еще двух святителей – митрополита Макария и Патриарха Тихона.

Нынче, в третьем тысячелетии, обитель выглядит благолепно, что не раз подчеркивал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, живо помнящий ее первое посещение, когда здесь царило запустение. «Из руин и праха восстала не просто красота – святыня», – сказал Предстоятель Русской Православной Церкви. И особенно важны его следующие слова: «Рядом с такой святыней и такой красотой не может быть некрасивой жизни». Каково здесь сегодня течение жизни? Кто помогает его направлять в нужное русло? Об этом мы говорили с наместником Николо-Угрешского ставропигиального мужского монастыря игуменом ВАРФОЛОМЕЕМ (ПЕТРОВЫМ) и ректором Николо-Угрешской православной духовной семинарии игуменом ИОАННОМ (РУБИНЫМ).

– Отец Варфоломей, давайте наш разговор начнем все-таки с того момента почти двадцатилетней давности, когда Вы, молодой офицер, впервые приехали в Николо-Угрешский монастырь. Причем не как паломник, а как человек, твердо решивший избрать монашеский путь и подвизаться здесь. Какие чувства Вы испытали, попав в столь древнюю обитель?

monasterium.ru 2014-05-27 17– Из родной Астрахани я прибыл сюда, преисполненный особой ревности, потому что первые мои познания и какой-то духовный опыт основывались на тех книгах, которые у нас тогда начали издавать. Это «Душеполезные поучения» аввы Дорофея, ученика преподобного Иоанна Пророка. Это – пятитомное «Добротолюбие». По моему убеждению, названные мною труды святых отцов должен читать каждый христианин. А я их в то время как-то на себя приложил: именно по ним мне хотелось выстраивать свою жизнь.

В Астрахани было подворье Николо-Угрешского монастыря, и постепенно через него дорожка привела меня в прославленный монастырь на подмосковной земле. Правда, в моем воображении он виделся мне пещерным, где можно будет, полагал я, жить аскетом, вести подвижнический образ жизни, как и подобает монаху. Пещер, однако, не оказалось. А ситуация, в которую я попал, на первых порах вызывала некоторое недоумение. Бурное возрождение монастыря, лежавшего в руинах, встречи и диалоги с общественностью города, представителями власти, военными структурами (что, конечно же, требовалось для восстановления обители и возрождения Православия) – это заставило меня быть в достаточно тесном общении с миром. Даже более тесном, чем когда я был курсантом мореходного училища или учился в институте инженеров речного транспорта! То есть, почувствовав призывающую благодать Божию и решив посвятить себя служению Господу, я собирался уйти из мира, а мир не отпустил меня... Теперь-то хорошо понимаю, что сокрушаться по этому поводу не стоит: ведь каждая эпоха ставит перед христианином, перед Святой Церковью свои задачи, и все мы – будь ты монах или мирянин – не должны отказываться от их решения лишь потому, что рассчитывали что-то делать так, а жизнь заставила подойти к выполнению этих задач по-другому.

– Нужно было не только возрождать монастырь. Нужно было готовить добрых пастырей для Русской Православной Церкви. Духовная семинария создавалась на Ваших глазах, когда Вы уже были духовником Николо-Угрешского монастыря. Можете поделиться воспоминаниями, с чего все начиналось, а также сказать, какого, по Вашему мнению, духовно-образовательного уровня достигли в семинарии сегодня?

– Мысль о создании православной духовной семинарии пришла в голову наместнику монастыря архимандриту Вениамину (Зарицкому), нынешнему митрополиту Рязанскому и Михайловскому. Причем это был непростой период: как раз шла усиленная подготовка к освящению Спасо-Преображенского собора, вмещающего в себя до семи тысяч богомольцев. И русские, и иностранные специалисты, приезжавшие в обитель, в один голос твердили, что этот процесс займет лет двадцать пять. А в лучшем случае – ну никак не меньше двух десятилетий. В принципе я был согласен с их утверждением о долгосрочности тех масштабных восстановительных работ, что велись в обезображенном при советской власти соборе. И в этот момент, когда все ресурсы – и человеческие, и материальные – были направлены, что называется, в одну точку, у отца-наместника возникает идея о создании духовной семинарии. Признаться, я в то время расценил ее как фантазию отца Вениамина, хотя и видел, что все его «фантазии» находили свое воплощение в жизни. Но даже сегодня создание Николо-Угрешской духовной семинарии в то время я расцениваю как чудо. Нужно было иметь большую веру и какое-то совершенно удивительное масштабное видение, чтобы высказать подобную идею и тут же взяться за ее воплощение в жизнь.

Став ректором созданной им семинарии, архимандрит Вениамин сумел привлечь к преподаванию в ней высококвалифицированных специалистов-богословов. А нынешний ректор семинарии игумен Иоанн (Рубин), который был в те годы ближайшим помощником отца Вениамина, продолжает укреплять преподавательский состав, приглашая вести занятия для студентов людей ярких, самоотверженных. Как совместителей, имеющих и основную работу, так и штатных сотрудников. Но об этом пускай он сам расскажет.

– Хорошо, отче. Только позвольте еще один вопрос. Несмотря на свою предельную занятость в качестве наместника монастыря, Вы, тем не менее, преподаете студентам Ветхий Завет. Наверное, подготовка к лекциям тоже требует времени?

– И немалого! Каждый раз мне приходится подолгу сидеть и выстраивать в голове план лекции, обдумывать ее интересную живую подачу. Честно говоря, я прежде-то не представлял себя в роли преподавателя, но послушание есть послушание. Было все так: я поехал поступать в Московскую духовную академию и... не поступил. Не смог ответить на какие-то вопросы по истории. Возвращаюсь в обитель: отец-наместник поздравляет меня с поступлением, а я, преодолевая стыд, сообщаю ему правду. Он был поражен, но сказал, что поставил меня преподавателем в семинарии. И вот уже пять лет я в ней преподаю. Трудно? Да. Из-за катастрофической нехватки времени. Интересно? Очень! Я чувствую, что лично мне это много дает. Во-первых, преподаваемый мною предмет требует углубления, осознания, и чтобы донести что-то до других, надо самому серьезно поработать. Во-вторых, общение со студентами (а это уже подготовленные четверокурсники) считаю для себя важным, потому что есть возможность поделиться с ними своим духовным опытом – поведать им, с чем непосредственно они могут встретиться в будущей пастырской деятельности. Так что выгода получается обоюдная. Но все же считаю, что самые лучшие преподаватели – это те преподаватели, которые, как говорится, от Бога. У кого есть дар слова, дар убеждения. Для любого учебного заведения такие люди – всегда находка. А у нас, к счастью, профессорско-преподавательский коллектив в основном из таких «находок» и состоит.

В семинарию мы с фотокорреспондентом попали как раз в тот момент, когда полным ходом шли экзамены. Многие студенты заметно волновались. Кто-то выходил из аудитории оживленно-радостный, кто-то – погрустневший. Выкроив время, ректор семинарии игумен Иоанн (Рубин) продолжил рассказ наместника обители:

ректор– Одним из главных достоинств нашей духовной школы я считаю коллектив специалистов, старающихся воплотить в жизнь высокие цели, и то благословение, которое мы имеем от Священноначалия в деле подготовки будущих пастырей Церкви. Мне бы хотелось высказать следующее свое наблюдение: сейчас в России появилось много достойных учебных заведений, которые вносят свой вклад в развитие церковной науки, общественной и культурной жизни. Однако значение православной семинарии остается непреходящим, потому что в ней традиционно происходит не только процесс образовательный, но и воспитательный. А современная молодежь требует к себе особого внимания. Молодым людям, чаще всего приходящим сюда из другой среды, нужно помочь погрузиться в атмосферу церковности – церковного быта, жизни в соответствии с церковным календарем, церковным Уставом.

– Благодаря тому, что Николо-Угрешская семинария располагается в стенах древней иноческой обители – уникального памятника истории и архитектуры, – это погружение в атмосферу церковности, в богослужебный круг, наверное, с полным правом можно назвать глубоким погружением?

– Да. Воспитанники семинарии, живя здесь, буквально впитывают в себя замечательное наследие наших предков. Само пребывание в стенах обители дает им возможность сосредоточиться на духовном образовании в широком смысле этого слова. Не просто на восприятии информации, а на раскрытии в себе образа доброго пастыря – наследника многовековой духовной традиции. Наши студенты очень активно участвуют в монастырской жизни: они постоянно бывают на службе. И это, пожалуй, самое важное: чему может научиться студент духовной школы, он получает во время богослужения. Мы всячески способствуем тому, чтобы семинаристы воспринимали дух церковности на богослужениях. В будни они ежедневно – утром и вечером – присутствуют на службах в монастыре. В воскресные и праздничные дни мы, имея свое семинарское духовенство, организовываем самостоятельные богослужения. А пребывание в духовном общении с братией обители имеет для развития личности каждого нашего воспитанника огромное значение...

У нас в семинарии есть замечательный духовник. Это игумен Анастасий (Каюк) – человек с большим опытом служения Церкви. Он несет послушание эконома монастыря, и хлопот у него, понятное дело, хватает. Однако отец Анастасий не жалеет ни сил, ни времени на семинаристов: относится к ним с большим вниманием и заботой. Я рад, что у ребят есть такая опора в лице духовника. Вообще мы стараемся быть с ними предельно честными и говорим, что путь служения священненика непростой, и что чем глубже они воспримут дух жертвенной любви к своему жребию, тем легче им будет приступить к этому начинанию. А когда перед глазами есть пример такого маститого пастыря, как игумен Анастасий, то и слова о жертвенности воспринимаются молодежью не как абстрактные.

monasterium.ru 2014-05-27 21Каково еще участие семинарии в жизни монастыря? Мы проводим серьезную исследовательскую деятельность – изучаем наследие Николо-Угрешской обители. Уже состоялись четыре научно-практические конференции, посвященные историко-культурному наследию нашего монастыря, причем каждая была приурочена к определенным историческим событиям. Например, в прошлом году главной темой конференции стало 400-летие Дома Романовых, поскольку обитель в свое время была связана с первыми государями из династии Романовых. (А последней из представительниц царствующего дома, посетивших Угрешскую обитель, была набожная императрица Елизавета Петровна, причастившаяся здесь Святых Христовых Таин).

– Батюшка, если вернуться из глубины веков в день сегодняшний, к сегодняшним преподавателям семинарии, которых наместник монастыря игумен Варфоломей назвал настоящими находками: судя по всему, трудно кого-то из них выделить, но все же не могли бы Вы назвать несколько фамилий?

– Выделить кого-то действительно трудно. И все же назову две такие яркие личности священнослужителей, как протоиерей Валентин Тимаков и протоиерей Валентин Радугин. Отец Валентин Тимаков преподает основное богословие. (В студенческой среде бытует такая шутка: «Сдав основное богословие, семинарист может жениться!» Это все равно, как в техническом светском вузе сдать сопромат!). Отец Валентин Радугин, который преподает у нас догматическое богословие, является одним из старейших и уважаемых клириков Московской епархии. Он настоятель храма преподобного Сергия Радонежского, что в Рогожской слободе, более 40 лет служит в священническом сане и имеет преподавательский опыт около 50 лет. Преподает батюшка самоотверженно, и буквально всем – педагогам и студентам – видно, что он жить без этого не может. Из светских преподавателей хочу назвать преподавателя риторики доктора филологических наук, профессора Владимира Ивановича Аннушкина. К великому сожалению, у современной молодежи культура речи почти отсутствует. И Владимир Иванович даже на такой эмоциональной основе, на эмоциональном уровне общения старается развить у студентов-второкурсников эту важнейшую способность. Я, например, преподаю гомилетику, и в этой науке о христианской церковной проповеди речевые способности имеют принципиальное значение. Так вот, во многом благодаря профессору Аннушкину, студенты приходят на мои занятия уже в значительной мере подготовленными.

– Если есть замечательные преподаватели, то должны быть и хорошие выпускники?!

– Для нас чрезвычайно важно, что среди выпускников семинарии практически нет таких, кто бы ушел из Церкви. Важно и то, что сегодня Угрешская духовная школа приобрела известность в самых отдаленных уголках нашей страны и ближнего зарубежья, дав путевку в жизнь примерно 130 выпускникам. Питомцы семинарии трудятся более чем в 35 епархиях Русской Православной Церкви: от Брестских, Белорусских и Западноукраинских земель до Приволжья, Уральских, Западносибирских пределов, от Сыктывкарской и Воркутинской епархии до Екатеринодарской, Краснодарской. Они поддерживают с нами связь, по возможности бывая в родной alma mater на Пасхальной неделе, на каких-то юбилеях и праздниках. Так, один из наших выпускников – клирик Каменец-Подольской епархии священник Алексий Зощук – старается посещать Угрешу несколько раз в год. В последний свой приезд в мае этого года отец Алексий рассказывал, в какой напряженной обстановке приходится теперь совершать богослужения и осуществлять проповедь Православия на Украине. Если раньше, по его словам, храм был полон народа, то сейчас людей на богослужениях мало. Приходят только самые стойкие, самые верные... Но, несмотря на наисложнейшую ситуацию в своей стране, отец Алексий продолжает вести миссионерскую работу: он возглавляет Духовно-просветительский миссионерский центр во имя равноапостольного Николая Японского, выпускает журнал «Православный взгляд», проводит телепередачи. Кроме того, является руководителем православного детского лагеря, созданного в 2008 году и продолжающего функционировать в новых сложных условиях.

А если говорить о радостных событиях, то совсем недавно состоялась хиротония выпускника семинарии и бывшего ее преподавателя архимандрита Нестора (Люберанского) во епископа Кузнецкого и Никольского Пензенской митрополии. Придя в семинарию, он уже имел высшее образование, полученное в Московском государственном педагогическом университете. У него был достаточно большой опыт церковной жизни, и в студенческой среде будущий епископ стал лидером. После окончания семинарии один из лучших наших выпускников остался в монастыре, где с усердием нес послушание, связанное с издательской деятельностью. А то, что такой человек стал архипастырем, можно назвать закономерным итогом напряженного духовного пути, который он прошел.

monasterium.ru 2014-05-27 02

– Мы с Вами говорили о выпускниках. Интересно, как вкратце Вы могли бы охарактеризовать абитуриентов? Что отличает их от тех ребят, юношей, которые приходили поступать в семинарию в первые годы ее существования?

– В целом современная молодежь более спокойная, ее меньше тянет к шалостям, часто свойственным юности. Это я отношу к плюсам. Из минусов следует назвать то обстоятельство, что уровень культуры становится ниже, потому что в плачевном состоянии находится наше школьное образование. Ребята меньше читают, меньше напрягают свои мыслительные способности. В школах перестали писать сочинения, и это настоящая беда. О музыкальной культуре нынешних абитуриентов говорить совсем грустно, поскольку она на чрезвычайно низком уровне. Удается ли по мере учебы в семинарии эту ситуацию как-то выправить? Скажу так: если есть у человека сильное желание учиться, он справится со всеми трудностями. У нас был один студент, воспитывавшийся в детском доме. Он не получил то, что получает ребенок в семье, окруженный любовью и заботой. Полагаю, что именно по этой причине у него была достаточно слабая успеваемость. Пришлось даже ставить вопрос об его отчислении. Но слабенький студент очень хотел учиться! И в конце концов он смог достичь хороших результатов, став примером для других в прилежании к учебе, в усердии. Он написал прекрасную дипломную работу, что, конечно, сильно порадовало и взбодрило преподавателей. Теперь он подвизается в Николо-Угрешском монастыре. Вообще-то половину насельников обители составляют как раз наши выпускники! Подытоживая разговор, замечу: о серьезном потенциале духовной семинарии, об учебных практиках на разных курсах и о том, как недавно ею был обретен новый небесный покровитель – святой равноапостольный Николай, архиепископ Японский, – можно было бы рассказать много интересного. Как и об истории монастыря, издательской деятельности. Но, думается, это уже темы для последующих публикаций.

Беседовала Нина СТАВИЦКАЯ

Фотограф Владимир ХОДАКОВ


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Марфо-Мариинская обитель милосердия
Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра
Свято-Богородице-Казанский Жадовский мужской монастырь.
Николо-Вяжищский ставропигиальный женский монастырь
Сурский Иоанновский женский монастырь
Иоанновский ставропигиальный женский монастырь
Сретенский ставропигиальный мужской монастырь
Воскресенский Ново-Иерусалимский ставропигиальный мужской монастырь
Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь
Свято-Троицкая Сергиева Приморская мужская пустынь