Пустынь Святого Духа Параклита: второе рождение

Архимандрит Лука (Ионов)

Параклит по-гречески: Дух-утешитель. Знаменитая в прошлом своими насельниками и безмолвным уединением Параклитова пустынь – подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры – переживает сегодня свое второе рождение. Особая благодатная тишина сохраняется в этом уголке и в наши дни. Безмолвный в советское время скит Святого Духа Параклита сегодня наполняется прихожанами. Об этом рассказывает настоятель скита архимандрит Лука (Ионов).

— Батюшка, расскажите, пожалуйста, что сегодня представляет собой скит Параклит?

— Сегодня скит Параклит – это в первую очередь ее главный храм, посвященный Святому Духу Параклиту, в котором насельники скита ежедневно совершают Божественную литургию. Великое счастье преклонить колени в храме, в котором молились Святейший Патриарх Пимен и новомученик Радонежский Иларион Троицкий, принявшие здесь монашеский постриг перед самым закрытием скита. По этой земле ходили многие великие подвижники православия, нашедшие здесь покой и уединение, необходимые для стяжания благодатной молитвы. Главное в Параклите – это молитвенная уединенная жизнь и она здесь сохраняется. Дыхание Духа Святого особенно чувствуется в храме, когда мы по благословению Наместника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архиепископа Феогноста стали служить литургию каждый день. Дух Святой Сам творит себе форму. Никакой коммерческой деятельностью не занимаемся вообще. В храме ничего не продается: ни свечи, ни книги, ни иконы. Живем на пожертвования. Что люди в копилочку положат – то и есть.

— Батюшка, в вашем храме красивый иконостас, старинные оклады на иконах. Это все новое, или сохранилось с прежних времен?

— Все новое. Единственная старинная икона – Казанской Божией Матери. И в алтаре на стене сохранились изображения Божией Матери, Спасителя и Бога-Отца с Ангелами. Эти росписи позднего периода, но они Параклитовские. Их удалось найти под слоем штукатурки, они были замазаны. Все остальное было сбито. Скитские здания после закрытия в 1927 году передали коммуне. До середины 60-х годов в верхнем храме был клуб со сценой в алтаре, а в нижнем – скотный двор. Все, что смогли сломать, сломали. Ограду растащили. Сохранилась колокольня в разрушенном виде и сгоревшее здание угловой башни. И еще вокруг храма – деревянные дома – это бывшие монашеские кельи. В них сейчас живут граждане, потомки тех, кто выгонял монахов из скита и некоторые до сих пор гордятся этим.

— А их нельзя переселить в другое место, ведь государство вернуло Параклиту его имущество?

— Они там прописаны, дома приватизированы. И нам надо как-то выстраивать с этими людьми отношения. Многие из них просто воинствующие безбожники. Но есть и радостные моменты. У нас рядом с поселком есть святой источник. И на Крещенье каждый год мы там совершаем Великое Освящение воды. В этом году из поселка приходили на молебен человек 50. И на Рождество приходили. Причастников только около 150 человек на Рождество и на Крещенье было. В основном, люди приезжие. Но и местных было много. Так, со временем, может, кто-то и приживется в скиту, останется насовсем. Обычно в воскресные дни, в двунадесятые праздники к нам приезжает на службу не меньше 40 человек. Недавно открыли воскресную школу для детей. По воскресеньям после службы на занятия остаются 10-12 ребятишек. Все они – местные. Может быть, это наши будущие прихожане.

— У скита совсем небольшой внутренний двор сейчас, даже не двор, а дворик, огороженный забором, а раньше, до революции, как рассказывает в своих воспоминаниях старец Алексий Зосимовский, здесь были огороды, сенокосы, конный двор и он, приехав в Параклит, внутри скита не увидел ни одного монаха, все были в поле на послушаниях...

— Земля монастырская простирается дальше огороженного двора, до самой дороги. Она принадлежит скиту, документы на нее оформлены, есть кадастровый план. Вдоль дороги – бывшие монастырские корпуса, которые раньше заменяли угловые башни кирпичной ограды, сегодня уже несуществующей. Может быть нам, Бог даст, удастся когда-нибудь их восстановить. Эти здания были построены еще в XIX – начале XX века на средства жертвователей по проекту архитектора А.А.Латкова. Параклитова пустынь – плод молитв и трудов архимандрита Антония (Медведева), наместника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, недавно прославленного в сонме Радонежских святых. Начало общежительной пустыни святого Параклита было положено в 1858 году. По случаю рождения великого князя Сергея Александровича император Александр Второй пожаловал Лавре значительные лесные угодья и среди них вблизи Гефсиманского скита. В этот лес и направились летом 1858 года наместник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Антоний со старцами-пустынниками "ревнителями отшельнической жизни" иеросхимонахами Иларионом и Феодотом и иеромонахом Агапитом.

Место, которое они выбрали для пустыни, находилось в самой глубине леса. Никаких строений, вплоть до Гефсиманского скита, не было поблизости. Не было и проезжих дорог. Только безлюдная дорога из Лавры в Тарбеевское подворье была проложена впоследствии неподалеку от пустыни. Она же соединила ее с Лаврой.

Вначале архимандрит Антоний останавливался пожить в палатке, посещая пустынь, где жили старцы. Затем были построены кельи для старцев и деревянная часовня, где старцы собирались по воскресным дням и двунадесятым праздникам. Братство пустыни постепенно умножалось. К упомянутым старцам присоединились иеромонах Никандр, монахи Феодор и Никон. Спустя некоторое время в одной из келий пустыни поселился иеросхимонах Илья. На территорию пустыни не допускались женщины. Здесь опасались молвы и нарушения безмолвия. И в дожди и в зимнюю стужу для участия в совершении литургии старцы ходили в Гефсиманский скит, где и причащались Святых Тайн. Это продолжалось до 1860 года, когда московский купец Иван Кириллович Королев выразил желание построить каменную церковь для пустыни за свой счет. Посвятить церковь он просил во имя Святого Духа Параклита.

Каменный храм в пустыни строился в 1860-1862 годах. Всеми подробностями строительства храма интересовался свт. Филарет. 2 июля 1861 года сам митрополит Московский и Коломенский Филарет в сослужении наместника Лавры архимандрита Антония и старцев совершил освящение верхнего престола во имя Святого Духа Параклита. Прошло меньше года, и 24 апреля 1862 года освятили нижний престол во имя Иоанна Предтечи в память третьего обретения его честной главы. Скромному облику двухъярусного храма с одним куполом посередине соответствовала простота внутреннего убранства. Храм построен на том самом месте, где когда-то ставил свою палатку прп. Антоний Радонежский. После строительства колокольни облик пустыни окончательно сложился: храм и колокольня были в центре окружающих его низких деревянных изб-келий, колокольня и сейчас возвышается над лесом и видна издали.

— Батюшка, сколько в скиту насельников сейчас, раньше было 12 по Уставу и столько же послушников по числу Двенадцати Апостолов... Какие у вас послушания? Расскажите, пожалуйста, о распорядке дня в скиту.

— Судя по заупокойному синодику и по числу домиков вокруг храма, составлявших некогда центр Параклита, здесь могло жить до 50 человек. Домики частично сгорели во время пожара, их было больше. А те дома, которые остались, и сейчас могут вместить 20 насельников. Из постоянно проживающих у нас сейчас 3 человека вместе со мной, но есть еще сменный коллектив – трудники, рабочие на строительных работах, потому что мы не все можем сделать сами, тут и специалисты нужны. Всего человек 15 набирается.

Устав у нас простой. Богослужения начинаются с полунощницы в 7 часов утра, потом утреня, литургия, перед литургией бывает исповедь, поскольку люди приезжают издалека. Заканчивается служба в 11:00 или в 12:00 часов. А вечером в 17:00 часов – вечерня, повечерие, примерно в 18:30 служба заканчивается. У нас ведь есть же еще и другие заботы по устройству обители, они занимают все остальное время.

— У вас весь двор в стройматериалах: пескобетон, глина, гравий... Видимо, по весне тут закипит работа... Вам не нужна будет дополнительная рабочая сила? Кто помогает сегодня монахам восстанавливать скит?

— Работа у нас и сейчас ведется, делаем дренажную систему на первом этаже храма. Храм стоит на болоте, под полом в нижнем храме стоит вода, даже сейчас, зимой. Когда-то там была дренажная система, по кирпичным трубочкам вода стекала в пруд, но со временем она разрушилась. Здание храма было возвращено Церкви в 1992 году. Это были сплошные руины. Наши предшественники многое сделали, восстанавливая храм, мы сейчас продолжаем начатое ими. Весной и летом нам нужно крышу отремонтировать, фундамент сделать, чтобы не протекал. Трудники, конечно, будут нужны... Милости просим, если кто-то захочет поработать.

За последний год мы довольно много сделали: восстановили отопительную систему, сделали душевые, туалеты хорошие, проложили дорогу в храму от главной магистрали, чтобы можно было к нам проехать на машине, построили крестильню на берегу речки. Конечно, нам помогают. Одни мы бы ничего здесь не сделали. Помогают люди, с которыми познакомился в Москве, в Донском монастыре, куда меня посылали в командировку. Я нес там послушание от Лавры. Посылали на непродолжительное время, а командировка растянулась на 18 лет. Там тоже вначале многое было разрушено. В храме было холодно, ноги примерзали к полу. Наконец, когда все было построено и последний больничный корпус был сдан в эксплуатацию, меня отозвали обратно и направили сюда, в скит Параклит.

— Ну, наверное, для того, чтобы и здесь все было построено... Батюшка, а Вам помогают духовные чада? Ведь Вы являетесь духовником многих российских предпринимателей. Они приезжают сюда, в скит?

— Да, и приезжают, и помогают во всем. Без них ничего бы здесь не было сделано. Святой Дух-утешитель, чем больше мы здесь делаем, тем больше нам помогает, и силы дает, и средства. Небольшие денежные вложения нужны, конечно, чтобы жизнь в скиту окончательно наладилась.

Здесь сама обстановка помогает молиться, отрешиться от всего суетного. К нам приезжает автобус из Москвы раз в две недели, привозит студентов вузов, семинаристов. Все они участвуют в богослужении.

— У людей сейчас появился интерес к православной вере, и у молодых тоже. Что нужно для того, чтобы стать монахом? Каким должен быть истинный монах на Ваш взгляд? И есть ли у вас нужда в тех, кто хочет отречься от мира сего?

— Наверное, для того, чтобы стать монахом, надо верить, что Бог есть. И человек просто должен хотеть быть с Богом в жизни вечной. Когда мы говорим о жизни вечной, то многие думают, что она там, после смерти начнется. Жизнь вечная потому и называется так, что она и здесь, и там, она не обрывается.

Скиты Лавры непременно пополнятся. Поток туристов, который все нарастает и нарастает, вынудит братию искать более уединенного места для молитвы. Желающие строгой жизни могут придти к нам, мы будем рады. У нас уютнее будет лаврским монахам. Здесь Божественная тишина...С дореволюционных времен сохранилась во дворе липовая аллея, она называется "липовая аллея для одного монаха", потому что деревья посажены так, чтобы удобно было пройти одному человеку и никакой беседы не совершалось во время прогулки. А на противоположной стороне от храма, за речкой, есть лес, выросший по обетованию. Когда монахи уходили из скита после его закрытия в 1927 году, то посадили лес на капустном поле, еловый и березовый. И сказано было: когда лес вырастет, монашеская жизнь в скиту возродится. Так и произошло. Лес уже большой сейчас. И монашеская жизнь вернулась в скит. Если мы будем жить внимательно, то благословение тех, кто жил здесь раньше, будет с нами.

— Что Вас сегодня волнует больше всего, какая проблема или задача является наиважнейшей?

— Для меня самое главное – сохранить духовное равновесие, мир в душе, все остальное к этому подтянется. Эта задача самая главная для любого монаха.

— Храни Вас Господь, Батюшка.

Беседовала Людмила Ковригина

P.S. Пустынь в честь Святого Духа Параклита расположена в 6 км от Троице-Сергиевой Лавры и в 4 км от Гефсиманского скита. Сюда можно добраться от вокзальной площади Сергиева Посада, доехав на 38-м автобусе до поворота, не заезжая в поселок Смена. Затем пройти пешком по дороге между гаражами и далее не более километра. Скит видно издалека.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ