Духовный фундамент заложили и укрепили необыкновенные люди

Игумения Рафаила (Позигунова)

17 марта (4 марта по старому стилю) – день памяти преподобномученика Иоасафа Снетогорского, первого игумена древнего Рождества Богородицы Снетогорского мужского монастыря на Псковской земле. (Возможно, он также был и его основателем). Святой упоминается в Псковских летописях в связи с нападением на Псков 4 марта 1299 года рыцарей католического Ливонского ордена. Стоявший вне крепостных стен, монастырь был сожжен. Во время пожара в храме вместе с другими иноками мученически погиб игумен Иоасаф. Еще одна трагедия случилась на противоположном конце Пскова, в Спасо-Преображенском Мирожском мужском монастыре, где ливонцами был убит игумен Василий, тоже впоследствии прославленный Церковью как преподобномученик. Много в тот страшный кровавый день людей пострадало в городе... И вот минуло более семи столетий. Столько всего переживший Снетогорский монастырь возродился. Прежде мужская обитель стала женской, и летом прошлого года она отметила 30-летие возрождения в ней монашеской жизни. Что особенно памятным было за те три десятилетия и как сегодня живут здесь сестры – об этом порталу «Монастырский вестник» рассказала настоятельница монастыря игумения Рафаила (Позигунова).

Пребывая в молитве

Матушка, Вы можете сказать, почему в вашем монастыре такое значительное число сестер? Ведь 75 человек – для современной российской обители цифра немаленькая...

Что в свое время притянуло и крепко держит здесь тех, кто в монастыре сейчас подвизается?.. Хочется верить, что монастырский дух, который зиждется на духовном фундаменте, заложенном в наше время необыкновенными людьми. Вроде бы и простыми, и в то же время необыкновенными. Взять хотя бы схиигумению Людмилу (Ванину), нашу первую настоятельницу, которая общалась со старцами, с пастырями высокой духовной жизни и сама была усердной молитвенницей. Приведу один из фактов ее биографии: с девяти лет она с мамой ходила в обитель Тихона Задонского за 40 километров от родного дома. Матушка вспоминала, что в день памяти святителя только число причастников доходило до трех тысяч человек. Матушкиным духовным отцом стал архимандрит Исаакий (Виноградов), в чьей жизни были и участие в Белом движении, и принятие монашества в эмиграции, и Карагандинский лагерь НКВД СССР. Но после тяжелейших испытаний Господь привел его в старинный русский город Елец, где батюшка двадцать три года прослужил настоятелем кафедрального собора до самой своей кончины. Он-то и постригал матушку, совершив сразу монашеский (тайный) постриг в 1980-м году. И уже в 1993 году монахиня Людмила приехала на Псковскую землю. Позвал ее возрождать разрушенную древнюю обитель тоже уроженец Липецкой земли владыка Евсевий (в ту пору архиепископ Псковский и Великолукский). Так всё начиналось.

Какой была наша матушка? Сестры вспоминают такой эпизод: одна наша сестра поехала в город по своим делам без благословения. По сути дела, ушла в самоволку. Возвращается – игумения стоит на территории обители и не попасться ей на глаза никак не получится. Сестра походит к матушке, а та говорит: «Ну, иди сюда, хоть сейчас тебя благословлю!» Перекрестила и ушла. И это на сестру подействовало сильнее, чем если бы она услышала слова возмущения, обличения. О матушке, на которую мы всегда смотрели с благоговением, можно рассказывать и рассказывать, но надо сказать и о нашем многолетнем духовнике, архимандрите Ермогене (Муртазове; в схиме Тихоне), который своим молитвенным подвигом и живым примером настолько укрепил нашу монашескую общину, что прочность духовного фундамента ощущает каждая из нас.

Ваши сестры вспоминают, что батюшка не собирал их для отдельных бесед – он разъяснял, что правильно, что неправильно, через исповедь и проповедь. А протоиерей Александр Савельев, старший священник, духовник обители, и клирик монастыря иеромонах Александр (Анисимов) рассказывают, что отец Ермоген жил Духом, непрестанно пребывая в молитве. И по ночам молился, свет подолгу горел в его келье, и никто не знал, когда он спал.

Отец Ермоген двадцать семь лет прослужил в Пюхтицком Успенском ставропигиальном женском монастыре: был духовником обители и являлся благочинным, имел двенадцать приходов. Затем, по его признанию, когда стали отделяться прибалтийские республики, он не захотел жить в чужой стране и принимать чужое гражданство. Старец Иоанн (Крестьянкин) и Святейший Патриарх Алексий II благословили его переехать в Печоры. Там он служил в городской церкви, затем правящий архиерей владыка Евсевий предложил ему перейти в Снетогорский монастырь для окормления сестер. Это было зимой 1994 года. Прослужил у нас батюшка до самой своей кончины, последовавшей 9 июня 2018 года, накануне дня памяти Всех святых, в земле Русской просиявших. Получается, без малого четверть века созидал старец нашу монашескую общину, развивая в боголюбивых сестрах любовь к послушанию.

И вот пошел шестой год как Вы с сестрами без старца-духовника. Не возникает ли с отцом Александром, пришедшим на смену архимандриту Ермогену, какое-то недопонимание, несогласие по поводу распределения обязанностей, на что сетуют некоторые игумении из других монастырей?

У нас такого, слава Богу, нет. Батюшка – человек тонкий, деликатный, и потом он уже тридцать лет здесь, знает все особенности монастырской жизни, все ее грани хорошо чувствует. И что не может не радовать – несмотря на то, что у него глубокое богословское образование, его проповеди всем доступны для понимания.

Особенная духовная азбука отца Николая Гурьянова

Матушка, вероятно, еще один любимый нашими современниками старец определенным образом повлиял на духовную атмосферу в Снетогорском монастыре? Вы ведь ездили к протоиерею Николаю Гурьянову на остров Залит?

Отец Николай Гурьянов был моим духовником. Я к батюшке ездила еще до открытия монастыря, а когда монастырь открыли, матушка Людмила на первых порах нас часто к нему отпускала. На всю жизнь мне запомнился один поучительный урок от батюшки, о чем хочу сейчас рассказать. Пожалуй, произошло это где-то на пятый год моего пребывания в обители, когда меня уже в иночество одели. Помню, матушка-настоятельница подводит ко мне незнакомую женщину (как я вскоре узнала – Людмилу из Малой Вишеры Новгородской области) и говорит, что та хочет поехать на остров Залит, а я ей должна рассказать, каким образом туда можно добраться. Я предложила матушке: мол, я тоже поеду в качестве сопровождающей и заодно с батюшкой повидаюсь. Игумения разрешила. Я тогда запоем читала «Аскетические опыты» святителя Игнатия (Брянчанинова) и так была загружена этими мыслями, стараясь по совету святителя соединять молящийся ум с сердцем и правильно при этом дышать – удерживать дыхание, дышать очень тихо! Моя спутница по пути говорит: «Ой, вы знаете, у меня же муж парализован. Кто-то его напоит, кто-то накормит, судно вынесет, но я так переживаю!» А я ей строго на это отвечаю: «Вы понимаете, что вы к старцу едете? Нужно сосредоточиться сугубо на молитве, давайте непрерывно читать Богородицу. Батюшка всё слышит на Залите. Нельзя всю дорогу только о плотском думать!» Мне было двадцать с небольшим, Людмила намного старше меня была, и вот как я с ней разговаривала!

Приехали мы к батюшке (народу тогда еще немного к нему ездило), зашли в его келью, он на стульчике сидит, я рядом села – вся такая важная, что в апостольнике приехала и всю дорогу читала Богородицу, словом, настоящая монахиня-подвижница! А Людмила так скромно села... Каково же было мое удивление, когда я увидела, с какой любовью встретил мою спутницу батюшка! А меня словно и не замечает... Позже стала всё вспоминать, анализировать и поняла, почему. Людмила проявляла искреннее участие к тем, кто в ней нуждался. Даже в дороге – несмотря на мою резкость, она то зонтиком меня прикроет, то приобнимет, то в лодку первой пропустит. Что говорить, в пути много встречается разных моментов, когда человек может показать свое внутреннее расположение... И я вдруг поняла, насколько отец Николай обличал меня своим «невниманием»! Он был духоносным старцем и имел свою особенную духовную азбуку. В тот раз отец Николай всё с Людмилой разговаривал, а меня будто бы в келье не было. Так больно от этого было! Ведь знал он меня давно, и это по его благословению я столько лет находилась тут, рядом, в монастыре на Псковской земле.

Вы сказали о батюшкиной духовной азбуке. Интересно о ней услышать.

Допустим, человек мог его посетить на острове Залит на Псковском озере, но поскольку думал только о себе, был зациклен на своих проблемах, батюшка мог впоследствии сказать: «Он ко мне не приезжал». Хотя, может быть, тот человек задавал старцу какие-то вопросы, всё равно: «Он ко мне не приезжал». Так он сказал, к примеру, об одной игумении, ныне покойной. То есть они не встретились духом! С азами его особенной «азбуки» меня позже познакомили люди, которые к нему ездили постоянно. А в тот раз батюшка показал молодой горделивой инокине из Снетогорского монастыря, что Господу не важна «бухгалтерия», сколько ты молитв прочитала. Ему важно твое внутреннее состояние, с каким ты к нему приехала. Да и приехала ли ты вообще?!

Наверное, получив тот удивительный и, как Вы заметили, поучительный урок, в следующую свою поездку к старцу Вы на многое уже по-другому смотрели?

А в следующий раз по приезде на остров Залит я в какие-то минуты испытала сильную мысленную брань. Ну, это обычный батюшка – подумалось мне перед тем, как войти в старческую келью. Видно, для того вражеские помыслы обуревают в особо ответственные минуты, чтобы испытать человека. Однако я тут же себя осадила: дескать, кто ты такая вообще? Тут такой старец – а ты кто? И помню, с какой любовью меня батюшка встретил, я просто была потрясена! Он смотрел на меня и понимал, что я его особенную духовную азбуку усвоила. То есть это еще один убедительный пример того, насколько важно не зацикливаться на исполнении каких-то внешних правил, а сопереживать людям. Иными словами, чтобы под мантией было живое бьющееся сердце, и не было какого-то начетничества.

Сестры в монастыре радостные

Сопереживание, искреннее участие – это ведь важно для всех сестер...

Это очень важно. Люди, бывает, много лет в монастыре проводят, и после тяжелых трудов появляется некое такое выгорание. Равнодушие. Я стараюсь всё время напоминать сестрам: «Сестры, вы представьте себе, как сейчас тяжело нашим воинам в зоне боевых действий, они там кровь проливают!» И это действительно помогает стряхнуть с себя начетничество и подвигает на искреннюю молитву. Читая записки о здравии воинов, мы понимаем, что за каждым именем стоит живой человек, которого ждут родные и близкие.

В продолжение разговора по поводу того, почему в нашем монастыре немалое число насельниц, назову и такой фактор: у нас здесь как бы домашняя обстановка. Это поначалу были тяжелейшие труды, а теперь появилась возможность тяжелые работы оплачивать – и сестры это ценят. Многие из них немощные, слабенькие, стараемся их поддерживать. Кого-то в санаторий направляем, кого-то обследоваться, кого-то – подлечить. Скажу и о том, что можно назвать основой нашей монашеской жизни. Владыка ввел в монастыре дополнительную ночную Литургию, куда благословлены приходить только сестры и причащаться Святых Христовых Таин. И это нас еще больше сплотило.

Нельзя не заметить, что сестры в монастыре радостные. А какие в монастыре послушания?

Как и во многих других монастырях ­– общие послушания, огород, кухня. Еще мы делаем медвежаток из шерстяных помпончиков. Сейчас в магазинах для детей можно встретить игрушки неестественных форм, цветов, размеров, покемонов там всяких, а у нас посмотришь на медвежонка в шапочке, возьмешь его в руки – приятно подержать!

Матушка, мы узнали о несколько необычном послушании для игумении – на кухне. Это чья, говоря мирским языком, инициатива?

Я сама сестер прошу: «Ой, ставьте меня на кухню!» Сама предлагаю свою помощь на этом послушании. Почему? Во-первых, много, как я говорила, сестер стареньких, а если взять молодых – у кого-то с позвоночником проблемы, у кого-то что-то еще такое, связанное с телесной немощью. Ну, и вторая причина: просто я люблю готовить. У меня есть маленькая кухонька – на ней я, к примеру, делаю всякую выпечку для монастырской чайной, где в ассортименте пахлава, штрудель, халва собственного изготовления.

В небольшой чайной уютно, красиво, привлекательно. Недавно по первому каналу ТВ в программе «Поехали. (Путешествия по России)» показали Псковскую область, и ваш монастырь показали. Приезжает к вам народ?

Да. И когда собору Рождества Богородицы ансамбля Снетогорского монастыря присвоили (июль 2019 года) статус Всемирного наследия ЮНЕСКО, народ особенно к нам потянулся. Но больше всего людей бывает не в зимний период, а в весенне-летний.

Паломники и туристы к вам ездят. А Вы с сестрами паломничаете?

Постоянно куда-то выезжаем, но я заметила, что такие поездки хотя и объединяют сестер, однако частые паломничества для них не полезны: возникает какое-то потребительское восприятие... Конечно, душа тянется к святыням в разных уголках нашей Русской земли. Так, приснопамятная матушка Людмила небольшими группами возила сестер на свою духовную родину к святыням Воронежской и Липецкой земли, а мне с помощью Божией удалось познакомить сестер со святынями Псковского края.

Еще один – теперь уже неотъемлемый элемент современной монашеской жизни – учеба монашествующих. Как было воспринято в монастыре распоряжение свыше об обучении насельников обителей на курсах базовой подготовки в области богословия для монашествующих Русской Православной Церкви?

С радостью. Польза от учебы огромная, в чем мы за время учебы сами смогли убедиться. К слову, к нам в монастырь в феврале приезжала аккредитационная группа Межведомственной комиссии по вопросам образования монашествующих, состоялся зачет по дисциплине «Православное вероучение и основы Социальной концепции Русской Православной Церкви». И все тринадцать слушательниц курсов успешно его сдали. Еще большим плюсом к учебе идет то, что в нашей епархии владыка стал проводить аттестацию новопостриженников. Мы подаем списки, собирается священство – высокообразованные священнослужители спрашивают новопостриженных насельников и насельниц о каких-то духовных моментах в жизни Церкви, об отдельных эпизодах из Евангелия. Эта аттестация крайне важна, потому как были случаи (я о них знаю не понаслышке), когда, увидев в монастыре человека в монашеской одежде, миряне начинали его расспрашивать о Православии, а человек тот был настолько безграмотен, что только вред приносил своими ответами.

Матушка Рафаила, а что Вы можете пожелать тем, кто уже определился с выбором монашеского пути, кто делает первые шаги на этом поприще?

Искренне желаю им иметь живую веру в нашего Господа Иисуса Христа и помнить, что Он никогда Своих людей не оставит. Вот, к примеру, мне, игумении, видно, как сестры трудятся, как они стараются себя в чем-то ущемить ради блага ближнего, побороть гордость, тщеславие, самолюбие; я вижу, если можно так выразиться, чувство товарищества (особенно на клиросе), и так радостно становится от этого на сердце – оно переполняется благодарностью. Хочется сестер как-то утешить, отблагодарить. И в такие минуты я думаю: насколько же Господь их отблагодарит, если они, идя по избранному пути, не свернут с него и дойдут до конца! Поэтому я желаю тем, кто принял иноческий постриг, постриг монашеский, не сомневаться, что Господь их обязательно наградит, обязательно утешит в вечной жизни.

***

Почему монастырь называется Снетогорским? Посмотрим на две части этого названия. Первая происходит от слова «снеток» (это маленькая рыбка, озерная разновидность корюшки). Вторая – гора. Снетная (она же Снятная) гора. На вершине горы – монастырь, а саму гору с трех сторон огибает река Великая. Летопись гласит, что снетка можно было черпать из реки решетом... И еще немного о том, что удивительным образом соединило далекое прошлое и сегодняшний день. В монастырском соборе Рождества Богородицы сохранились самые древние (из известных) фрески Псковской школы монументальной живописи. Только представить: в 2013 году они отметили свое 700-летие! Это еще одно из бесценных сокровищ Псковской земли, которую по количеству святых и святынь называют Северной Палестиной. Паломники, видевшие эти фрески, свидетельствуют: в первые минуты душа замирает, а потом воспаряет в восторге, оттого что грозные эпохи хотя и нанесли большой урон великому Псковскому чуду, но уничтожить его не смогли.

Подготовили Екатерина Орлова и Нина Ставицкая 
Фото: Владимир Ходаков. Также снимки предоставлены Рождества Богородицы Снетогорским женским монастырем

Материалы по теме

Новости

Публикации

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Покровский Хотьков ставропигиальный женский монастырь
Тихвинский скит Спасо-Преображенского мужского монастыря города Пензы
Свято-Троицкий Стефано-Махрищский ставропигиальный женский монастырь
Богородицкий Пятогорский женский монастырь
Пензенский Спасо-Преображенский мужской монастырь
Сретенский ставропигиальный мужской монастырь
Мужская монашеская община прихода храма Тихвинской иконы Божией Матери
Мужской монастырь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость»
Крестовоздвиженский Иерусалимский ставропигиальный женский монастырь
Казанская Амвросиевская женская пустынь