«Душевная болезнь как путь к Богу»

25 января, в день памяти мученицы Татианы, в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата в рамках XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений состоялся круглый стол на тему «Попечение Церкви о душевнобольных».

Можно сказать, что это мероприятие стало уже традиционным: не первый год на территории Данилова ставропигиального монастыря, где размещается Отдел внешних церковных связей Московского Патриархата, собираются священники, врачи, ученые, чтобы обсудить насущные и конкретные проблемы в сфере душевного здоровья.

Открывая работу круглого стола, митрополит Воронежский и Лискинский Сергий в своем вступительном слове отметил, что на протяжении столетий отношения между медициной и христианством были очень непростыми и долгое время в вопросе лечения душевных болезней врачи и священнослужители находились как бы по разные стороны баррикад. Такая ситуация была вызвана тем, что психиатрия пребывала под влиянием упрощенных натуралистических представлений о душе, внутреннем мире человека и не хотела рассматривать Церковь как равного себе партнера в лечении болезней души.

«Отношение психиатрического сообщества к религии значительно изменилось к концу прошлого столетия, – подчеркнул владыка Сергий. – В настоящее время опубликованы многочисленные научные работы, в которых отмечается улучшение состояния пациентов под влиянием религиозной жизни. Значимость религии отмечена в психотерапии и психиатрии в смягчении депрессии и стрессов, снижении тревоги, показана положительная роль религии при реабилитации пациентов, имеющих наркотическую зависимость».


Митрополит Воронежский и Лискинский также сказал, что диалог между психиатрией и религией в России в последние десятилетия был организован благодаря усилиям специалистов Научного центра психического здоровья РАН, которые два года назад организовали первую уникальную международную конференцию «Религиозность и клиническая психиатрия» с привлечением врачей-психиатров, ученых и священнослужителей из многих стран мира.

«Болезнь может стать особым состоянием, позволяющим человеку приблизиться к Богу и почувствовать Его любовь, – продолжил владыка Сергий. – Это наблюдение, хорошо известное при телесных болезнях, справедливо и в отношении психиатрических заболеваний. История Православной Церкви и пастырская практика свидетельствуют о том, что есть множество больных, которые имеют мало физических и душевных сил. Тем не менее им хватает силы воли для того, чтобы исполнять Божественное произволение. Неверно думать, что только с хорошим здоровьем можно делать достойные дела перед Богом. Болезни и страдания, всегда присутствующие в человеческой жизни, таинственным образом включены в план Божественного спасения… Конечно, здоровье – это благое состояние, которое надлежит сохранять и преумножать для поддержания качества человеческой жизни, служения Богу и людям. Однако на пути к святости, к которой призван человек, важным является не приобрести здоровье, а отказаться от всего, что мешает дарам Святого Духа проявиться в нас».

Владыка заметил, что религиозная жизнь может и должна стать помощью человеку, страдающему психическими болезнями. «Православие – это не просто отвлеченная система рассуждений или норм поведения – это способ проживания жизни, – отметил Его Высокопреосвященство. – Православие не является религией, индифферентной к психическому здоровью, потому что радикально определяет форму бытия человека… Православная традиция содержит несколько оснований, которые благоприятствуют душевному здоровью, среди них – любовь и надежда... Они способствуют гармонии психической деятельности человека и являются факторами, способствующими психическому здоровью».

После своей вступительной речи владыка Сергий передал слово клирику больничного храма в честь иконы Божией Матери «Целительница» при Научном центре психического здоровья РАН протоиерею Виктору Гусеву, который рассказал о своем опыте работы в клинике.

По его словам, пациенты клиники уже через полторы недели пребывания в стационаре начинают посещать больничный храм и принимают участие в церковных таинствах. При этом священники поддерживают постоянный контакт с лечащими врачами. Правда, согласно наблюдениям отца Виктора, далеко не все врачи стремятся сотрудничать со священниками, некоторые даже не отпускают своих пациентов в храм. Но в большинстве случаев психиатры рассматривают веру как дополнительный ресурс, который помогает пациенту справиться с болезнью.


Главный акцент в своем докладе протоиерей Виктор Гусев сделал на основных формах окормления душевнобольных, перечислив их в следующем порядке: организация и совершение богослужений и таинств как возможность для больного участвовать в жизни Церкви; проведение катехизических бесед как помощь в осознании веры и значения таинств, к которым прибегает больной; устройство паломнических поездок как возможность реабилитации и установления социальных связей в период ремиссии; проведение театрализованных представлений и праздников как средство поддержки и миссионерства. При этом, подчеркнул отец Виктор, в работе с пациентами «мы учитываем состояние больного и режим, установленный в клинике».

Говоря об основном подходе к психически больному пациенту, священник заметил: «Мы исходим из того, что условием здоровья можно считать состояние, когда все три сферы человека – дух, душа и тело – находятся в гармонии друг с другом. При этом из перечисленных трех сфер ведущей является сфера духовная. Главная наша задача – помочь человеку в состоянии болезни в его сознательном возрастании к Богу». 

Говоря о конкретных направления пастырской работы, протоиерей Виктор Гусев выделил несколько главных моментов, которыми решил поделиться: прежде всего, важно помочь пациенту осмыслить свою болезнь, осознать, что она не является проявлением того, что Бог его оставил, что болезнь вовсе не отрывает человека от Бога в той мере, как отрывает его грех. Необходимо объяснить человеку, заметил священник, что болезнь является особым путем креста, который возводит человека к Богу: «Пациенту важно осознать, что болезнь – это путь возрастания к Богу, путь, который он должен пройти теперь, и что на этот путь его поставил Бог. А путь духовного возрастания – это всегда соработничество Бога и человека».

«Мы стараемся помочь больным осознать, что болезнь является путем к Богу, трудным и специфическим, но посильным и спасительным», – заметил он. Как отметил отец Виктор, важно донести до больного два главных момента. Первый: человек сам может что-то сделать в противовес своей болезни. И второй: важно, чтобы человек понимал, что именно он может сделать.

В заключение, рассказывая о специфических ситуациях, с которыми приходится сталкиваться священнику в больничном храме, протоиерей Виктор Гусев описал следующее. В некоторых случаях больной отказывается откровенно говорить с врачом по целому ряду вопросов: «Почему я должен говорить ему то, что говорю священнику на исповеди?» И тогда священнику приходится искать, как помочь больному найти правильное отношение ко врачу.

Другой непростой момент, с которым приходится сталкиваться священникам храма, это необходимость так построить свою беседу с врачом, чтобы указать на проблемы в состоянии конкретного пациента, но при этом не раскрыть тайну исповеди. И третий сложный момент – удержать тех больных, которые решили, не ставя в известность своего врача, прекратить прием лекарств.

Если священнослужители, выступая на круглом столе, в основном, говорили о душевном настрое больного, то врачи и ученые акцент делали на медицинских аспектах.

Поскольку заместитель директора Научного центра психического здоровья РАН Григорий Иванович Копейко не смог присутствовать на мероприятии, его доклад прочитала научный сотрудник Центра, кандидат медицинских наук Екатерина Гедевани. Доклад был посвящен теме психического состояния с бредовыми идеями религиозного содержания.


Екатерина Владимировна с самого начала подчеркнула, что религиозный фактор способствует лечению психических заболеваний, но его не надо путать с ситуациями, когда психическая болезнь основывается на религиозном содержании. Чтобы слушателям было понятно, о чем идет речь, доктор Гедевани описала ряд клинических случаев. Так, она рассказала историю одного ученика 11 класса, который часто ходил в храм и уделял чтению молитвенного правила 6–7 часов в день. Если он не успевал полностью вычитывать молитвенное правило, то отказывался от еды. При этом он холодно относился к своим близким, требуя от них, чтобы они, как и он, исполняли монашеский устав, а если они этого не делали, мог запустить в них тарелкой.

Другой похожий пациент пришел к выводу, что службы в храмах проводятся недостаточно полно. Постепенно он перестал слушаться священников и в конце концов пришел к выводу, что только он один сохраняет истинное православие, и разработал собственную религиозную систему.

Постепенно у таких людей, как заметила доктор Гедевани, формируется сильное бредовое состояние. При этом зачастую родные не замечают, что их близкие нуждаются в скорой помощи врачей-психиатров, и болезнь переходит в патологию. Приводя примеры тяжелых форм проявления психических болезней, доктор Гедевани описала участникам конференции несколько случаев, когда люди вдруг начинали слышать голоса, которые они принимали за голос Бога или ангелов, и такие больные шли на страшные преступления, считая, что выполняют волю Божию. Так, один мужчина, прочитав в Ветхом Завете историю Авраама и его сына, убил ножом свою маленькую дочь, а потом сообщил другим членам своей общины, что сделал это по велению Божию и что дочь его воскреснет через три дня.

По сути дела, как подчеркнула доктор Гедевани, подобные клинические случаи являются проявлением религиозного сумасшествия. Екатерина Владимировна рассказала историю пациентки, которая под влиянием психического расстройства стала считать себя близкой родственницей царя Николая II. Когда у пациентки наступила ремиссия, ее выписали из Центра под наблюдение районного психиатра. Девушка вместе с матерью отправилась в паломничество в монастырь и уже в обители решила, что вылечилась, и сама отменила все назначенные препараты. В результате у пациентки уже в монастыре обострился бредовый психоз. Она поссорилась с другой паломницей, которая не хотела верить, что девушка является родственницей Николая II. В результате больная сначала убила эту паломницу, а потом во время конфликта с матерью на ту же тему уже убила и мать.

Поэтому, подчеркнула доктор Гедевани, очень важно не смешивать истинную религиозность с религиозным бредом и психозом, при котором происходит полный распад человеческой личности, сопровождающийся агрессивными и антисоциальными поступками.

Пространный и содержательный доклад, посвященный теме психического расстройства в подростково-юношеском возрасте, представил заместитель директора Научного центра психического здоровья, руководитель отдела юношеской психиатрии профессор Василий Глебович Каледа.


Он, в частности, отметил, что подростковый период нередко протекает очень бурно, с эмоциональными всплесками, и потому бывает непросто отличить подростковую экзальтацию от начала психического заболевания. Василий Глебович отметил, что юноши обычно не признают никаких авторитетов и при этом стремятся найти рядом с собой авторитет, которому они могли бы подражать. И хорошо, если таким авторитетом для юношей в подростковом периоде станет священник, который сможет направить молодого человека в верном направлении.

Профессор Каледа особо отметил, что, согласно научным данным, около 25% всех юношей переживают в подростково-юношеский период тяжелую депрессию. Причем состояние депрессии может быть незаметно окружающим и даже близким молодого человека, и никто о его состоянии не догадывается, пока юноша вдруг неожиданно для всех не выпрыгивает из окна.

Василий Глебович сделал акцент на том, что в юношеском периоде, когда могут только выявляться первые признаки психических болезней, можно, если вовремя заметить, успеть смягчить течение болезни. Профессор Каледа подчеркнул, что в нашей стране очень высок процент самоубийств среди детей и подростков. Потому что в этом возрасте они очень болезненно всё переживают, и нередко неудачно сказанное слово может подтолкнуть человека к крайним мерам. Но бывает, что и первые проявления шизофрении могут подтолкнуть юношу к самоубийству. Поэтому, по мнению Василия Глебовича, священникам, которые общаются в церкви с подростками, надо говорить очень осторожно и внимательно приглядываться к поведению молодого человека, его словам, рассуждениям о смысле жизни, обидах и помнить, что люди подростково-юношеского периода, с одной стороны, требуют большого внимания, а с другой стороны, им нужны четкие ориентиры в жизни.

Клирик больничного храма в честь иконы Божией Матери «Целительница» при Научном центре психического здоровья РАН протоиерей Илия Одяков представил свой доклад на тему «Таинство Покаяния и депрессивный бред». Отец Илия, говоря о важности исповеди и покаяния, призвал к тому, что очень важно отличать истинное желание человека покаяться в своих грехах перед Богом от депрессивного бреда, который говорит не о стремлении человека к покаянию, а о проявлениях психического заболевания. Поэтому для священника очень важны знания и понимание психических расстройств.


Говоря о различных проявлениях психических болезней, протоиерей Илия заметил, что священнику чаще всего приходится сталкиваться с бредом греховности, когда больной считает себя виновным во всех грехах. При этом он стремится к тому, чтобы его наказали. Нередко такой больной и на исповеди, и в общении с людьми сам себя оговаривает. Разновидностью депрессивного бреда, по словам отца Илии, является ипохондрический бред, когда человека постоянно беспокоят какие-то мнимые заболевания. Из своего опыта священник упомянул одну прихожанку, которая каждую неделю приходила к нему и брала благословение на посещение разных врачей и проведение всё новых и новых обследований и анализов, потому что считала, что больна какой-то смертельной болезнью, которую пока еще врачи не сумели выявить. Ее остановил только настойчивый совет пройти обследование у психиатра.

В заключение своего выступления протоиерей Илия Одяков отметил, что священник, общаясь с прихожанами на исповеди и понимая, что имеет дело с проявлением психической болезни, должен руководствоваться рядом правил. «Прежде всего, священник не должен соглашаться с теми бредовыми идеями, о которых говорит ему больной человек, – заметил отец Илия. – Не поддерживать идею самообвинения, чувство виновности и неотвратимости наказания. Нельзя также спорить с больным или что-то ему доказывать. Это не только бесполезно, но может и усугубить ситуацию. Надо спокойно и внимательно выслушать такого исповедника. Вместе с тем надо привлечь близких больного и объяснить им, что ему необходимо стационарное лечение. В противном случае никто не сможет сказать, к чему приведет болезнь».

В работе круглого стола, проходившего в рамках Международных Рождественских образовательных чтений, впервые приняли участие представители Минобороны РФ, в частности заведующий кафедрой психиатрии главный психиатр Министерства обороны РФ Владислав Казимирович Шамрей. Его доклад назывался «Преподавание основ православия студентам медицинских вузов».

Рассказывая об истории Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, о храмах, которые находились на ее территории, он подчеркнул, что эта академия была единственным военно-образовательным учреждением, где имелась кафедра богословия и где всегда сохранялись духовно-нравственные традиции. И такая ситуация сложилась во многом благодаря тому, что большинство сотрудников было либо из семей священнослужителей, либо имело духовное образование.

По мнению Владислава Казимировича, в учебных учреждениях очень важно формировать духовную среду. Именно поэтому, в частности, в Академии им. С.М. Кирова есть должность помощника руководителя по работе с верующими военнослужащими. Рассказывая о том, что уже делается для укрепления веры в Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, профессор Шамрей отметил, что курсантам академии регулярно преподаются основы православия, им рассказывают о воинских православных традициях. Кроме того, для учащихся академии организованы курсы хорового пения, звонарного искусства, уроки чтецов, паломнические поездки для военнослужащих.

Интересным и познавательным было также выступление доцента кафедры психиатрии Воронежского государственного медицинского университета им. Н.Н. Бурденко кандидата медицинских наук Максима Пальчикова, которое называлось «Особенности взаимодействия врача-психиатра и священнослужителя при диагностике и терапии психических расстройств». Доктор особо отметил значение того, что происходит активное движение навстречу друг другу как со стороны врачей-психиатров, так и священнослужителей. Максим Александрович подчеркнул, что сегодняшние врачи-психиатры понимают, что такое пост, воцерковленность, грех.

Доктор Пальчиков заметил, что сегодня, когда у человека возникают какие-то душевные переживания или проблемы, он не идет к врачу – он сначала идет в храм, чтобы поведать о них священнику, и зачастую именно священнослужитель первым встречается с людьми, у которых обнаруживается психическая патология. Самая большая проблема, которая связана с психическими заболеваниями, заключается в том, что они могут приводить к суициду. И очень важно и священникам, и врачам-психиатрам удержать человека от этой беды. Именно поэтому, как подчеркнул доктор Пальчиков, в их университете разработаны специальные методики. «Мы знакомим священнослужителей на наших курсах пастырской психиатрии с различными инструментами выявления суицидальных намерений и наклонностей, которые позволяют измерить глубину суицидальной наклонности. В Воронеже на этих курсах мы обучаем священнослужителей пониманию депрессии».

Говоря о депрессии, Максим Александрович поставил знак равенства между этим состоянием и грехом уныния и подчеркнул, что священники могут оказать неоценимую помощь врачам-психиатрам: «Одних таблеток недостаточно, – отметил доктор Пальчиков. – Кроме того, нет таблетки от греха. Поэтому после курса фармакотерапии больному нужна психотерапевтическая помощь, и никто лучше священника не сможет пациенту ее оказать».

…Как заметил один из участников круглого стола, подобные встречи, а также большая работа, которая проходит под эгидой профильной Комиссии Межсоборного присутствия под председательством митрополита Воронежского и Лискинского Сергия, помогают углубить диалог между Церковью и медициной, способствуют установлению взаимопонимания и сотрудничества между священнослужителями и врачами и показывают пример необходимости такого сотрудничества.

Во время перерыва я попросил митрополита Сергия оценить значение круглого стола и высказать свое мнение по поводу того, насколько сближаются в ходе подобных встреч врачи и духовенство.


«Вопрос взаимодействия психиатров и священников очень актуален как для Москвы и Санкт-Петербурга, так и для периферии, – сказал владыка Сергий. – Дело в том, что в советский период, в период атеизма, в нашей стране бытовала точка зрения Дарвина на развитие мира. Очень многие люди воспринимали ее как научную истину, хотя на самом деле это была всего лишь гипотеза. Я думаю, в этом причина того, что медицину на государственном уровне хотели отторгнуть от Церкви, от веры. 

И до сих пор в практике нашей медицины еще сохраняется подобное отношение к Церкви, а от этого во многом страдают психически больные люди. Служителям Церкви, в свою очередь, порой кажется, что люди от медицины их просто не поймут. Хотя, с другой стороны, психически больные люди для духовенства – это своего рода terra incognita – "неизвестная земля", плохо изученная сфера. Поэтому зачастую священник, общаясь с душевнобольным человеком, может сказать, что перед ним находится бесноватый. В то время как беснование и психическая болезнь – это совсем разные вещи. И даже в этой аудитории можно услышать, что и верующие психиатры не до конца понимают роль и значение Церкви, священников в лечении душевнобольных людей. 

Мы устраиваем международные конференции, куда приглашаем врачей и ученых из разных стран, священнослужителей других конфессий. Они нередко рассказывают вещи, которые для нас являются новыми. Почему так происходит? Потому что, как я уже говорил, в свое время в Советском Союзе атеистическая платформа отделила сферу душевных недугов от Церкви и целиком передала ее психиатрии. Подобный процесс сейчас идет во многих странах. К сожалению, это общая тенденция в ситуации, когда люди отходят от Бога и ищут иные ложные ценности, ложных богов, ложное понимание смысла жизни.

Я убежден, что подобные встречи очень важны. И мы радуемся, когда с периферии приезжают священники и психиатры, чтобы услышать замечательные доклады врачей, ученых и тех наших священнослужителей, которые участвуют в этой пастырской работе. Тогда снимается этот обоюдный страх врачей и духовенства, повышается доверие между психиатром и священником. Надо помнить, что за этим доверием стоит здоровье психически больных людей, и активнее развивать процесс взаимодействия врачей и священников. Конечно, можно ждать, что это сделают сами врачи, но все-таки лучше священникам стремиться к тому, чтобы выйти на контакт с психиатрами. Надо вести с ними диалог, говорить с врачами, взаимодействовать с Департаментами здравоохранения на местах. Важно донести до врачей, что у Церкви и медицины одна цель и что священнослужители не будут делать ничего, что пойдет вразрез с психиатрией. Надо объяснять врачам, что священники будут только помогать врачам в их непростой работе и при этом не будут огульно приписывать всем душевнобольным бесоодержимость. 

А священники будут понимать, что, если к ним на исповедь пришел больной человек, их долг направить его к психиатру, а самим помогать врачам лечить этого больного». 

Петр Селинов


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ